home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Я заметила, как глаза мужа стали стремительно краснеть и торопливо присела, прикрывая диару руками, всем телом.

– Эй, она маленькая!

– Судя по луже вполне даже большая! – ответили рычанием, от которого у диары дыбом встала шерсть, а у меня приподнялись волосы.

– Дорогой!

– О как ты меня называешь! – деланно умилился Хам.

При этом он поднял нас обеих и разделил. В итоге, диару оставил висеть, держа за шкирку, а меня опустил на пол. И поинтересовался:

– Теперь каждый раз, когда этот половик будет хулиганить, ты будешь называть меня ласковыми эпитетами?

– Ну просто имя… – я заколебалась, столкнулась со взглядом Хама и решила, что лучше договорить, – Ну оно у тебя необычное да, красивое. Но выговаривается…

– Ты отлично его выговариваешь, – сообщили мне, – извини, дорогая, но мне надо срочно сменить обувь. И прислать сюда слугу для уборки.

Хам поднес диару на уровень глаз, встряхнул так, что у зверя клацнули клыки и внушительно произнес:

– Еще раз подобное повториться, и твоя шкура украсит мой пол.

Диара обвисла и тихо рыкнула. В ответ Хам уставился на нее так, что даже я испугалась. И торопливо проговорила:

– Она же ребе…

– Мырк! – сообщила диара, а ее длинный пушистый хвост завилял.

– Так-то лучше.

С этими словами Хам опустил ее на пол и вышел как-то чересчур торопливо. Наверное, и правда в мокрых ботинках чувствовал себя неуютно. Я же опустилась на пол и погладила нового питомца по голове. На ощупь диара казалась очень горячей.

Ну прямо как Хам. У меня кончики пальцев закололи от воспоминаний, как они скользили по его напряженным мышцам. Сглотнула и закрыла лицо руками. Эй, благородная эльфийка, что там у вас за мысли, а?

«Я же ничего про диар не знаю!» – мелькнула мысль.

Точно! Подарил мне питомца, а что к чему не объяснил! Я вскочила и пробежалась пару раз по комнате, прежде чем заставила себя встать и успокоиться. Диара следила за мной и явно собиралась присоединиться к пробежке.

– Сидеть! – строго сказала, метнувшись к двери в смежную спальню.

Ага, так меня и послушали! Диара тут же радостно подпрыгнула и лапой зацепила край рубашки. Вот именно сегодня мне захотелось надеть новую светлую рубашку, которую следовало носить навыпуск, с ремнем. Раздался тихий треск и подол превратился в длинные полосочки. А диара припала к остаткам ковра и снова сказала «мырк».

– Ты не диара. – печально сказала я, глядя на разодранную ткань, – ты – нарра.

Не идти же к мужу в таком виде. Еще раз посмотрев на испорченную одежду, я сделала себе пометку приказать сделать замок в гардеробную, чтобы запирать на время своего отсутствия. Не хочется по возвращению домой увидеть вместо платьев – ленточки.

– А, может, ты и права, – протянула задумчиво диаре.

Та снова издала этот странный звук, села и начала вылизывать лапу. И это боевая машина? Да я страшнее выгляжу, когда на адептов злюсь.

В итоге, пришлось идти переодеваться, предварительно плотно закрыв дверь в гардеробную. Можно было просто сменить рубашку. Но я почему-то решила переодеться совсем. Причем сначала долго стояла под душем, благо о был смежным с гардеробной. Потом зачем-то натерлась дорогущим кремом с нежным ароматом и надела один из наборов, при виде которого краска сама собой приливала к щекам. Нечто прозрачное, невесомое и льнущее к телу. Мне пришлось даже сделать пару глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Потому что волнение внутри подкидывало образы, от которых начинали трястись руки, а в животе как-то начинало потягивать.

Платье я выбрала бледно-голубое, с многослойной юбкой из тончайших тканей и открытыми плечами. Волосы сначала подняла, глядя на себя в зеркало, потом распустила, потом заплела, потом плюнула и поняла, что как их не причесывая, на лице все равно останется странный румянец и бешеный взгляд.

Что со мной?

«Я иду поговорить о диаре», – напомнила себе. Вдох-выдох, чтобы утихомирить пульс.

Степенно вышла из гардеробной. Диара устала меня ждать и облюбовала себе место на кровати, сделав из покрывала гнездо и улёгшись посередине. Спор с животным о праве спать на постели я решила отложить на потом и на цыпочках подкралась к смежной двери. Диара даже ухом не повела.

Взялась за ручку, но замерла. Наверное, не хорошо без спросу врываться, пусть и к мужу. А вдруг он не одет? Подняла руку постучать, да так и замерла, услышав голоса на повышенных тонах. Забыв о воспитании, тихонько приоткрыла дверь, так как голос второго говорившего показался мне знакомым.

– Дэрин никогда не полюбит вас! Наша с ней любовь расцветала с детства.

Что меня поразило, так это горячность всегда спокойного Иррилия. Зачем он позвонил высшему? Что хочет доказать?

А вот ответ Хама был холоден и высокомерен:

– Чувства моей жены не должны вас тревожить.

– Вы не имели права! Мы обручены, я оспорю ваш брак!

– Не советую. Никаких объявлений о вашей помолвке не было, а за любую тень, брошенную на наш брак и имя моей жены, я потребую ответа кровью.

– Я сам потребую от вас ответа за принуждение! Как только мы сделаем остановку в городе, ждите вызова!

– Меня никто не принуждал! – не выдержав, я вмешалась, пока он не натворил бед, и ворвалась в комнату.

Чем он думает?! Жить надоело? Где он и где высший. Его же одной левой размажут! Стоило только вспомнить боевую трансформацию демона, как сразу становилось ясно, за кем будет победа.

– Ирр, ты почему мне не позвонил?

Друг детства окинул меня взглядом, в котором царили горечь и тоска.

– Мои вызовы блокируются.

Я перевела вопросительный взгляд на Хама, а тот лишь пожал плечами:

– Ты моя жена, а он не является твоим родственником.

Мне оставалось лишь стиснуть зубы и не показать наших разногласий. Наедине поговорим! Стараясь не показать бушевавших чувств, я встала рядом с мужем и посмотрела на друга детства. Сейчас, сравнивая двух мужчин, я могла себе признаться, что до сих пор люблю Иррилия, но как друга. Восхищаюсь им, испытываю нежность, но он не вызывает в груди ту бурю чувств, которую удалось разбудить во мне высшему. С Иррилием я спокойна, а вот рядом с мужем горю.

– Ирр, прости. Меня никто не принуждал. Мне жаль, что так получилось. Мы поспешили. Я всегда восхищалась тобой, ты дорог и близок мне, но я… – хотела сказать «люблю тебя как друга», но остереглась провоцировать демона. – Ты для меня друг. Я только недавно разобралась в своих чувствах и поняла разницу.

Ага, как замуж вышла, так сразу и ощутила разницу между эльфами и демонами. Последние стремительно берут тебя в плен, кружат голову и называют своей. Я и сама не заметила, как приняла наш брак и стала считать мужа своим. Хам? Каких поискать! Невыносимый? Да. Со скверным характером? Ещё каким! Но он мой. И наш брак я готова отстаивать хоть перед родителями, хоть перед друзьями. Фиора вообще чуть в обморок не упала, когда услышала о нашей свадьбе и тут же предложила мне убежище у них дома.

Странно, я хоть вначале и бесилась из-за того, что он на мне стремительно женился, и продумывала планы страшной мести, но убежать не хотела ни разу, а это о чём-то да говорит.

– Дэрин, не бойся за меня. Я могу за себя постоять. И я тебя спасу!

– Себя спаси! – процедил демон.

– Не надо никого спасать! – воскликнула я. – Ирр, услышь меня! Я замужем, а всё что было между нами – ошибка. Мы перепутали дружбу с любовью. Когда ты полюбишь, сам это поймёшь.

– Хочешь сказать, что ты любишь его? – с вызовом спросил он.

Я как будто получила удар под дых и замялась с ответом. Слишком остро ощущала напряжение рядом стоящего демона в ожидании ответа. Мы с ним не говорили о чувствах. Да, он называл меня своей парой, но ни разу не сказал, что любит. Признаваться в этом первой было страшно… Я же сама только недавно смогла разобраться в себе. Испытывала к нему клубок противоречивых чувств, из которых родилось новое и светлое, и говорить об этом вслух, сейчас… я не могла. Это глубоко личное, чтобы обсуждать при Иррилии и у меня как будто язык к нёбу прилип.

Он же воспринял это по-своему. Удовлетворённая улыбка скользнула по его губам, и он заявил:

– Через неделю мы прибудем в Газбо и я перенесусь в столицу. Посмотрим, что ты скажешь, глядя мне в глаза.

– Ты и близко не подойдёшь к моей жене! Иначе я вырву тебе сердце, – с угрозой пообещал Хам.

– Ты уже его вырвал, похитив её, – ответил Ирр и прервал связь, бросив на меня прощальный, но решительный взгляд.

– Скажи, что это была шутка насчёт сердца, – потребовала я.

– Я его предупредил! – мрачно ответил демон.

– Ты не можешь с ним так поступить! Если по справедливости, он имеет все основания гневаться. Я ответила согласием на его предложение, и формально ты действительно женился на его невесте.

– Разве? – скривил губы высший. – Но объявления о помолвке не было.

– Да при чём здесь это! Если бы ты дал мне возможность с ним объясниться, этого бы разговора вообще не было, – воскликнула я, но мои слова вывели его из себя.

– Забудь о нём! Ты моя жена и я запрещаю тебе с ним любые контакты, иначе он умоется кровью.

– Ты ведёшь себя как тиран! – не выдержала я.

– Я высший, милая, – неприятно оскалился он. – А если он не перестанет лезь к моей жене, то лишится жизни, и это не обсуждается.

– Гр-р-р, – зарычала я и как ошпаренная выскочила из его спальни, иначе бы кинулась на него. Нарры подери его твердолобость! Да и вообще всех мужчин. Один бросается спасать и отказывается верить, что этого не требуется, а второй упёрся и не даёт объясниться.

Злющая как стая нарров, я кружила по своим покоям, не зная, как выйти из этой ситуации и образумить мужчин. Одна диара безмятежно дрыхла, и даже ухом не повела на метания хозяйки. Но именно её безмятежность меня и успокоила. Я села на кровать, зарывшись рукой в густую шерсть питомца и выдохнула.

«Почему, как только между нами начинает всё налаживаться, так обязательно что-то случается?» – задала я риторический вопрос.

К тому же чувствовала, что даже продолжи я настаивать на своём, всё равно ничего не добьюсь. Может, стоит пойти другим путём? На ум приходило лишь одно. В детстве, если мы ссорились с Иррилием или за что-то обижались друг на друга, то для примирения стаскивали из кухни что-то сладкое. Ведь сложно сердиться, если к тебе приходят с десертом. Попробуешь его, и все обиды проходят. Пусть я уже давно не ребёнок, но может стоит попробовать накормить моего демона сладким?

Окрылённая идеей, я оставила дрыхнущую диару, и выскользнула из покоев. Коридор был пуст, но вот на лестнице столкнулась со свёкром.

– У вас всё в порядке? – прямо спросил он.

Я так понимаю, они наши крики и на первом этаже услышали. Знала, что у высших слух отменный, но чтобы до такой степени… На миг стало неудобно, но с другой стороны он и так уже в курсе.

– Нет, – ответила честно и нажаловалась: – Он собирается вырвать сердце моему другу детства.

– Пойдём, поговорим, дочка, – предложил мне руку демон, и мы спустились вниз, в гостиную.

Свёкор подождал, пока я сяду на софу, а сам опустился в кресло. Признаться, я уже готовилась услышать нечто вроде лекции о том, что мы демоны и у нас такие традиции, сердца вырывать, но он заговорил о другом.

– У тебя замечательные родители. Мы сегодня хорошо пообщались.

– Извините, мама…

– Как и всякая мать переживает за дочь, я понимаю. Она пояснила, в каком затруднительном положении оказалась, когда руки просил у них твой друг детства, а замуж дочь вышла за другого. Тут непонятно что предполагать будешь. Но что поделать, у нас такие традиции – не тянуть с ухаживаниями, а сразу делать женой свою женщину. Ты же приняла сердцем ваш брак? – бросил он на меня острый взгляд.

– Да, – ответила я, не понимая, к чему он ведёт.

– А Хамсферженвальд об этом знает?

– Да, – уже несколько неуверенно произнесла я. Должен же знать? Я ведь не прошу меня от него спасать.

– Точно? – лукаво уточнил свекор. – К своим женщинам мы относимся трепетно и особенно остро реагируем на всё, если боимся их потерять.

Хам боится?! Одно это предположение звучало дико. Но с другой стороны его отец не просто же так мне это говорит.

– Не знаю, рассказывал ли тебе сын, как мы покидал наш родной мир?

– Я знаю о том, что тогда погибли женщины и дети.

Взгляд высшего демона изменился, став задумчивым, а в глубине его глаз затаилась печаль и чувство вины.

– Тогда я потерял жену. Она с той стороны контролировала отправку беженцев и отказывалась уходить. Успела только сына переправить с другими детьми и подростками. Та трагедия потрясла нас обоих, Он закрылся и мне кажется, в глубине души винит за смерть матери.

– Но в чём ваша вина?!

– Что не настоял на своём, не забрал силой. Он такой же ответственный, какой была она.

– Что вы хотите этим сказать?

– Это касаемо работы в Академии. Из разговоров с твоей матерью я понял, как важно для тебя сделать карьеру. Сейчас близятся экзамены, преподаватель необходим. Но потом… Он может поступить по собственному усмотрению, желая обезопасить тебя.

– И что делать?! – не на шутку разволновалась я. Это же катастрофа!

– Могу поделиться нашей психологией. Свою женщину мы стараемся завоевать всеми разнообразными способами, не подпуская к ней любых возможных соперников. И лишь убедившись, что властвуем в её сердце, становимся мягче и не такими непримиримыми. Нам важно, чтобы она была счастлива.

«Ясно. Если что, и после экзаменов муж не разрешит вернуться в Академию, скандал не закатывать. Более действенный способ – делать печальный вид», – перевела его слова я. Хороший совет! Я уже поняла, что скандалом от супруга ничего не добиться. Мой взгляд на свёкра был полон благодарности.

Захотелось пойти и испробовать совет. Объясню Хаму, что мне иного мужа не надо, у меня и так самый лучший супруг. Но если он убьёт Ирра, это разобьёт мне сердце, и чувство вины не даст радоваться жизни и быть счастливой.

– Спасибо! Я всё поняла, – поблагодарила свёкра, едва усиживая на месте.

– Беги, егоза, – с улыбкой, отпустил меня он. Как ребёнка, честное слово. Впрочем, если вспомнить нашу разницу в возрасте, так и есть.

– Спасибо! – ещё раз поблагодарила я, вскакивая с места.

Перед тем, как подняться наверх, я всё же заглянула на кухню и выбрала нам десерт. Кухарка чуть за сердце не схватилась, увидев в моих руках поднос. Предлагала сама отнести, или элементаля позвать, в конце концов, но мне было важно сделать это самой.

Окрылённая, прошла прямо в покои мужа, но опять его не застала.

– Да что ж такое! – воскликнула я, и в сердцах пнула книжный шкаф. Стеклянные дверцы возмущённо звякнули, грозясь разбиться, как и мои мечты помириться. Оставила поднос на столике, и оглядела комнату. Везде идеальный порядок. Сунула нос в гардеробную, но и там тоже. Хам не переодевался, и куда-то опять ушёл. Мне что, бегать за ним?!

Разочарованная, через смежные двери ушла к себе, думая, как теперь быть. Диара всё ещё дрыхла. Вот что значит крепкий детский сон! Я же села в кресло, горестно подперев ладонью щёку. Нет, определённо, как он вернётся, его ждёт серьёзный разговор! Жена я или не жена? По статусу имею право знать, где носит моего супруга. Вот если я уйду непонятно куда? Он как реагировать будет? Так хотелось проучить некоторых, чтобы дошло, что я чувствую.

Меня как будто кто-то услышал. Зазвенел кристалл связи. Родители? Идея отправиться к ним показалась мне привлекательной, чтобы немного проучить Хама.

– Леди Дэрин… – тихо зашептал адепт, стоило мне ответить.

– Декст?! Откуда у тебя мой номер? – в шоке спросила у него.

– У меня тётка работает в архиве. Нашла в вашем деле. Вы только её не выдавайте!

Конечно, не буду. За распространение личной информации можно вылететь с работы без рекомендаций.

– Что у вас стряслось? – спросила у него. Ведь не пожелать хорошего вечера он мне звонит.

– Он здесь!

– Кто он?

– Эктарион! В «Акации». Внутрь нам пробраться не удалось. Туда пропускают только парочки. Нам женщина нужна.

– Ты мне предлагаешь?!

– Леди Дэрин, а кто ещё? Вы же единственная в курсе, что происходит. Если использовать наших знакомых, так дольше будем объяснять и уговаривать. Вы только маску захватите, – попросил Декст, убеждённый, что я не откажусь.

Тут я подумала… В конце концов, а почему нет? И из дома под важным предлогом уйду. Это же я втянула адептов в расследование, и как их преподаватель обязана проследить, чтобы они не натворили дел.

– Ладно. Только без меня ничего не предпринимайте! Скоро буду.

Я отключилась и оглядела себя. Можно и не переодеваться. Забавно, собиралась к мужу, а побегу на свидание к адепту. Липовому свиданию! Нужно будет это до сознания моего ревнивца донести, чтобы чего себе не надумал. Заодно потребую отчёта, где он сам пропадает.

Маска у меня где-то была. Чёрная, круженная, от бального платья для маскарада. Хорошо, что взяла с собой этот наряд. Помню, как собирала вещи и ещё колебалась насчёт него, но вспомнила, что в Академии принято устраивать бал-маскарад после экзаменов, и голова не будет болеть, что надеть. Я нашла костюм в гардеробной среди перевезённых из Академии вещей. Их уже развесили, что облегчило поиски.

Диара лишь сонно мурлыкнула, когда я потрепала её по холке и попросила вести себя хорошо. Двери в гардеробную всё же плотно закрыла и, уходя, оглядела комнату, чтобы она не добралась ни до чего важного. Когти у этого создания острые, как я успела убедиться.


Из дома удалось ускользнуть незамеченной. Район у нас хороший, но по нашей улице экипажи, не принадлежащие хозяевам домов, не ездят. Проживающие здесь ценят свой покой. Я влилась в поток гуляющих горожан, дошла до парка и уже там наняла карету, приказав везти в «Акацию».

Своих адептов увидела издалека. Они заняли наблюдательную позицию на углу улицы, чтобы не светиться у заведения. Попросив остановиться, я отпустила карету.

– Ничего себе! – выдохнули адепты, а гном даже присвистнул. Моё бледно-голубое платье, с многослойной юбкой из тончайших тканей и открытыми плечами, произвело на них впечатление.

– Леди Дэрин, шикарно выглядите!

– Спасибо, Декст. Так что у вас?

– Эктавиона в маске мы узнали. С ним девушка, по возрасту – адептка. Жаль Хатиба с нами нет, он бы точно сказал. Но очень рыженькую Гертруду со второго курса напоминает. Она к нему на дополнительные занятия ходит. Они уже там около часа сидят.

Преподаватель решил обучение расширить и провести его в «Акации»? После разговора с Анастейшей я бы уже ничему не удивилась, но это ещё не делает его похитителем. Мерзавцем – да, не спорю.

– Ладно. Декст, ты со мной. Заходим и осторожно проверяем, чем они там занимаются. Ты ни во что не вмешивайся. Если он надумает вести её в номера – я сама с ним поговорю, – распорядилась я.

Декст согласно кивнул, а я надела маску и взяла его под руку. Мы неспешно пошли, изображая из себя парочку.

– Только я не шучу, постарайся не выделяться. Не хочу, чтобы у тебя были проблемы. Ещё учиться, а Эктавион не простит вмешательства в его дела.

– Если это он – его посадят.

– Пока у нас только подозрение на соблазнение адептки. И то это надо доказать. Станет ясно, если он поведёт её наверх в номера. Раньше вмешиваться нет смысла.

Мы уже подходили, и я давала последние наставления, когда дверь заведения распахнулась, и из него выбежала девушка. На секунду она замерла, а потом приподняла подол платья и понеслась бегом по улице.

– Да это же Гертруда! – воскликнул Дэкст.

Услышав своё имя, девушка припустилась быстрее ветра.

– Стой! – бросился он за ней.

Я побежала за ними, но юбка льнула к ногам и чуть не упала. В голове билась единственная мысль: неужели мы опоздали?! Что же делать?

Я оглянулась, увидев приближающуюся закрытую карету.

– Стой! – замахала руками вознице. Он остановился. – За ними. Быстро! – махнула рукой в сторону бегущих, и сама открыла дверцу, забираясь в карету.

Не сразу увидела, что в ней не одна.

– Вы?! – удивилась я.

– Леди Дэрин, позднее время вы выбрали для прогулки.

– У меня важное дело. Можно побыстрее? – выглянула я в окно.

– Как скажете, – услышала я, а потом мир померк.


* * * | Пикантная особенность | Глава 27