home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

Свежий ветерок в полуоткрытое окно звучит романтично, но на деле ощущается как намек на то, что пора нащупать одеяло. Что я в полусне и попыталась сделать. Цепляясь за остатки сна, пощупала рукой вокруг, похлопала по соседней подушке… замерла, потом похлопала чуть сильнее.

– Мырк!

Я приподняла голову, сдувая волосы с лица. Так, один вопрос, который тянет за собой второй: что диара делает на кровати и куда делся Хам? Я точно помнила, что он выставил зверюгу, названную мной сокращённо Ди, за дверь. Когда она проснулась и активно попыталась понаблюдать за нами в разгар узнавания друг друга. Вроде бы мелочи, но когда на тебя смотрит любопытным взором лобастая голова и от нетерпения поводит ушами… нервы не выдержали даже у высшего.

– Где он? – шепотом спросила у Ди.

Та лежала на второй половине кровати, демонстрируя пушистый живот. И разглядывала меня сузившимися глазами.

«Зачем тебе демон? – таки прочитала я во взгляде диары. – Я лучше. У меня хвост есть!»

– У него тоже… хвост.

Села и потянула к себе уползшее к ногам одеяло. Закуталась, понимая, что одной в спальне под утро весьма прохладно. Особенно если вспомнить как было жарко ночью. Память тут же услужливо разложила все картинки с подробностями. А мне пришлось сидеть, вспоминать и чувствовать, как краснеют не только щеки, но и все остальное. И вот куда Хама понесло после такого?

Хватит уже этих пряток. Я в них с детства ненавижу играть. Всегда чувствовала себя идиоткой, когда бродила среди фигурно подстриженных кустов и искала подруг.

– Ди, ты можешь найти хозяина?

«Ты моя хозяйка».

Вот же маленькая вредина! Я глубоко вздохнула и погладила Ди по голове. В ответ меня ткнули лбом в ладонь и снова сообщили:

– Мырк.

– Ты не мыркай, ты покажи где спрятался тот, кому в ботинки писать нельзя.

«Там всем нельзя, – пожаловалась взглядом Ди, – трое огромных существ и никого нельзя пометить».

Она еще пару секунд лежала, как бы предлагая послать все к наррам и спать дальше. Но я сидела и терпеливо ждала. Наконец, Ди со вздохом перевернулась на живот и встала. После чего с независимым видом спрыгнула, направилась к двери. Пушистый хвост посверкивал мягкими искрами. Конечно, ждать пока я оденусь, она не собиралась. Еще и по дороге, якобы случайно, подцепила лапой стоявшую на краю столика вазу. Хорошо хоть в спальне Хама сохранился ковер. И ваза не разбилась, но угрожающе крякнула.

– Засранка! – шепотом сообщила я, выбираясь из комнаты и надеясь, что все еще спят. Небо за окно только-только окрашивалось в бледно-розовый цвет. Самое время для крепкого сна. Только одна из эльфиек бродит по дому, закутавшись в одеяло.

На цыпочках, мы с Ди спустились по лестнице. В доме стояла сонная тишина. Просто кожей ощущалось, что все сейчас отдыхают после неприятных событий накануне. Вот и я бы могла лежать в кроватке, если бы кое-кто опять не удрал.

Муж он мне или нет?

Ди довела меня коридорами до тяжелой двери. Я знала только, что за ней находится кабинет, но внутрь не заходила. Как-то не до того было пока. Теперь же диара крутилась возле нее и красноречиво поглядывала на меня. Мол, давай, открывай! А потом вдруг замерла и молнией шмыгнула за угол. Я ее примеру последовать не успела: дверь распахнулась и передо мной возник Хам собственной высшей персоной. С красными глазами, в халате и – тут я аж моргнула – небритый. Последнее меня явно потрясло больше всего. Высший всегда выглядел образцово, словно минуту назад вырвался из лап стилиста.

– Ты что здесь делаешь?

Вопрос прозвучал от нас двоих одновременно.

– Дэрин, тебе не спится?

– Как сказать? – прищурилась я, потом сделала шаг и уткнулась носом в Хама. – Что ты там делаешь?

– Ничего, – уперся муж, – немного позанимался делами. Марш в спальню.

– Не командуй! – усилила я нажим.

Но Хам стоял непоколебимо. Я же быстро запыхалась и вынуждена была к нему прислониться. Жалобно проныла, понимая, что если силой не вышло, надо брать хитростью.

– Я там сплю совсем одна-а-а-а. А ты опять прячешься! Тут гарем, да?

Над головой раздался звук, будто подавились. А затем сдавленное:

– Дэрин?!

Я же воспользовалась его замешательством и таки ухитрилась проскользнуть под руку Хама. Эльфы не только хитрые, мы еще и увертливые. Так что пальцы мужа в итоге схватили пустоту, а я одним прыжком оказалась перед столом. Обычным столом из красного дерева, на котором лежала подозрительно знакомая книга. Взгляд зацепился за строчки: «…после чего следует приподнять ночную рубашку на тридцать сантиметров. Внимание! Следует учитывать высоту своей избранницы и регулировать приподнимание ткани до необходимого уровня».

Нарры! Это что за кошмар и ужас на столе у Хама?

– Это что?!

– Дэрин, какого нарра!

Хам встал между мной и столом, но уже поздно. Я увидела все, что хотела и даже немного больше. Узнала книгу и теперь всерьез не понимала, что она забыла в кабинете у высшего.

– Хамсферженвальд, это я у тебя хотела спросить, какого нарра ты опять исчез?

– Дэрин, ты просила ухаживаний по-эльфийски. А это самое лучшее пособие, чтобы понять, как действовать правильно.

С этими словами Хам чут скривился, а я заподозрила, что трактат не внушает ему любви.

– Так ты ночами его читал?!

То есть, пока я себе придумывала страшилки, мой муж сидел тут в обнимку с книгой?

– Я тебе обещал ухаживания, – коротко ответил Хам.

Так, теперь главное не расхохотаться. Для этого пришлось укусить себя за губу, но хохот все равно зарождался в груди. Потому и голос вышел немного сдавленным.

– Кто тебе эту книгу предложил?

– Виланд, а ему в свое время о ней рассказала твоя подруга.

Убью Фиору. Замучаю с особым зверством.

– У тебя только один фолиант? – поинтересовалась осторожно.

– А ты как думаешь, милая? – вкрадчиво спросил Хам в ответ. – Я ничего наполовину не делаю. Жена хотела ухаживаний как у своей расы? Значит обеспечим и все сделаем идеально. Но я не понимаю, как вы не вымерли с такими правилами.

Он повел рукой в сторону, и я увидела поблескивающие корешки остальных фолиантов, сложенных друг на друга, прямо на полу.

– И как тебе? – голос вышел еще сдавленнее, потому что одна только мысль, что Хам сидел и все это читал…

Я кашлянула, чтобы заглушить смешок, но высший на то и высший, чтобы сразу ощутить неладное.

– Что такое?

– Ничего! Ты такой… милый.

– Дэрин, судя по-твоему лицу, ты находишь происходящее крайне забавным.

В его голосе послышались раскаты грома. Но я уже не боялась, точнее боялась, но не за себя. И вообще, если не расскажу, то он точно начнет выяснять сам.

– Если ты не скажешь, то я сам докопаюсь до правды.

Ага, сказала же! И тогда хана всем, кто участвовал, пусть и невольно. Я вздохнула, поковыряла концом туфельки мягкий ковер и попросила:

– Пообещай, что никто не пострадает.

– Смотря…

– Нет, нет, пообещай! – я подумала и подлила меду. – Ну же, ми-и-илый!

– Пощажу, если это не повредит нашей семье.

– Ни в коем разе. Просто, понимаешь… эти книги. Они были написаны очень давно, очень. И подобные фолианты хранятся в каждой эльфийской семье, как дань традициям. Но соблюдают их, скажем так, почти никто не соблюдает. Да, мы ухаживаем годами, да у нас принято вздыхать при луне и дарить избраннице море цветов. Но, дорогой, уже очень давно никто не высчитывает градусы для правильного поклона.

В кабинете наступила тишина. И в ней лицо Хама приняло просто неописуемое выражение. Кажется, теперь я знаю, как выглядит озадаченный и одновременно взбешенный высший.

– Хамсферженвальд, – проговорила торопливо, – я уверена, что Виланд был не в курсе! Он же тоже читал?

– Читал. – медленно произнес высший, – плакал, звал маму, но читал. Та-а-а-ак…

– Фиора точно не могла подумать, что он тебе предложит это изучить, – продолжила я еще торопливее. – скорее всего хотела пошутить над мужем. Пожалуйста, не делай с моей подругой ничего… нехорошего.

Мы оба замолчали, так как за дверью послышались тяжелые шаги, а затем обиженное «мырк» от Ди. Так, и это боевой зверь?

– Да здесь они, здесь. Эй ты, пушистая, дуй сюда.

Сначала в открывшийся проем проскользнула диара и немедленно изобразила восторг при виде меня. Следом вошел несколько сонный, но весьма благодушный Артан. Темно-бордовый халат с бархатной оторочкой, встрепанные волосы и синие глаза на небритом лице. Плюс огромная чашка с крепким кофе. Судя по запаху, очень крепким. У меня даже глаза заслезились.

– Вы хотя бы животное заняли, – укоризненно произнес Артан, – Племянник, тебе ли не знать, что молодые диары дурнее нарров в период гона. Поздравляю, всю обувь можно смело выкидывать. А вам лучше нанять тренера. Месяц – будет как шелковая.

– Я сам ее натренирую, – медленно проговорил Хам.

При этом так посмотрел на Ди, что та перестала поддеть кусок моего одеяла, а легла на спину и смиренно прикрыла глаза. Трусиха! Или это правда, что они тонко чувствуют демонов и их эмоции? Мало ли, может, Хам ей мысленно пригрозил голову отвернуть.

– Как Тарриэль? – спросила у Артана.

Хам стоял рядом, а его рука незаметно очутилась на моей талии, поверх одеяла. И даже так ухитрялась обжигать до окрашивания щек в красный. Нарры бы побрали нежную эльфийскую кожу, которая мигом реагирует на любое смятение чувств.

– Она спит, – ответил Артан, – спала беспокойно, но сейчас все хорошо. Дэрин, дорогая, а ее родителей поставили в известность?

– Они уже направляются сюда, – ответил за меня Хам, – с ними связались ночью, ее мать упала в обморок. А я убедил, что лучше всего прибыть утром, так как их дочери необходимо прийти в себя.

– Отлично, – пробормотал Артан, – тогда мне лучше привести себя в порядок.

– Тарриэль и вы… – я осеклась, так как язык дальше произносить не хотел.

Нет ну правда. Она же совсем молодая, а ему сколько лет? Дело не в возрасте, просто, как им притираться друг к другу? Сходу и замуж?

– Я обсужу это с ее родителями, – спокойно ответил Артан, – я прекрасно понимаю, что могут столкнуться интересы двух рас. Но думаю придем ко взаимному согласию.

«Вот видишь, как делают нормальные мужчины?» – мысленно съехидничала я, переводя взгляд на Хама. Тот хмыкнул, а потом сделал то, о чем я долго вспоминала и начинала хохотать.

Он повернулся к столу, а затем протянул Артану фолиант эльфийского этикета. И с абсолютно серьезным выражением лица произнес:

– Тебе это пригодится.

Артан не менее серьезно посмотрел на предлагаемое и щелкнул пальцами. Миг, и фолиант вспыхнул синеватым огнем, осыпался пеплом.

– Не пригодится, – отрезал дядя Хама и вышел из кабинета, ворча что-то на незнакомом языке.

– Коротко, – прокомментировала я, – но ясно.

А потом поняла, что надо сказать мужу. Как-то раз и щелкнуло в голове.

– Спасибо.

Ну а Хам на то он и Хам, чтобы сразу понять.

– У нас было несколько бурное знакомство.

Хриплый голос и более сильное прикосновение заставили меня задрожать и сглотнуть. Вот прямо сейчас что-то медленно и неукротимо менялось вокруг нас. И в нас.

– Есть немного…

– И я вел себя несколько несдержанно.

– Взаимно.

– Потому и решил, что лучший способ завоевать тебя – следовать вашему этикету. Эй, Цветочек!

Меня развернули, обхватили лицо руками и нежно так произнесли. Нарры, не думала, что высший может быть таким…

– Цветочек, я все сделаю, чтобы ты меня полюбила.

Мне что-то подсказывало – и правда сделает. С присущей высшим демонам упертостью и упорством.


Глава 29 | Пикантная особенность | Эпилог