home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11



Разбирать покупки не стала - смотрела на коробку и свёртки, испытывая глухое раздражение. Простая прогулка обернулась сущей катастрофой. Зачем я приняла приглашение на ужин? О чём я могу рассказать? О том, сколько капель необходимо для одного из экспериментальных зелий? Как нужно хранить реактивы? Или как вывести яд из организма с помощью магии?! О чём?

Опрометчиво и несказанно глупо.

Ещё и Райт со своими издевательскими речами. Будто девушка в принципе ничего не может знать, помимо модных тенденций этого сезона! Что за чушь?

Сама теряюсь, что меня больше рассердило - маячивший на горизонте ужин или подначивания профессора. Хотя, если подумать, второе задевает сильнее.

Шумно выдохнула, нехотя поднялась и направилась к шкафу.

***

Вечер я всё же провела за чтением книги. Правда до этого сходила в столовую, набрала с собой разной снеди, и только потом, заперлась в комнате, не желая больше никого видеть.

А на утро, оставив все переживания и плохое настроение в прошлом дне, взялась за обустройство собственного гнёздышка.

Коврик занял полагающееся ему место у двери, полотенца и постельное белье - полки в шкафу, и в ванной, чашки - тумбочку у стола, туда же поставила вазочку для сахара. Заменила потрёпанные пододеяльник, простыню и наволочку, а сверху постелила светло-зелёное покрывало, которое тоже приобрела вчера.

Развернула последний свёрток и нахмурилась. Там лежали шторы для спальни, и если в кабинете их повесить не составило труда, то, как тут дотянутся до карниза - загадка. Со стула мой рост не позволит, да и с подоконника тоже. А подвинуть стол самостоятельно просто не хватит сил.

Вот ведь незадача. И к кому обратиться за помощью? Кроме Райта на ум никто не приходит, ну не профессора Проса же просить, в самом-то деле!

И что делать? Дилемма.

А так хорошо начиналось... Остался последний штрих и моя квартирка перестала бы выглядеть как пустотелый аквариум.

Коротко выдохнула, чётким шагом меряя свободное пространство. В любом случае, даже если бы очень захотела обратиться к моему якобы куратору, я не знаю, в какой комнате он живёт. Не буду же я ломиться в каждую дверь? Боюсь, за вопрос - «Где живёт Винс?», близняшки мне этого не простят.

Вышла в кабинет, поправила и без того идеально составленные колбы, банки, и штатив. Переложила стопку конспектов с места на место. Принялась перекладывать книги, как услышала в коридоре уверенные гулкие шаги - и принадлежать они могли только Райту.

Позабыв обо всём на свете (и о вчерашней обиде, и о том, что вроде как просьба прозвучит неудобно), рванула к двери и, распахнув её настежь, столкнулась почти лицом к лицу с профессором.

- Аделия? - первым пришёл в себя.

Задохнулась, попыталась взять себя в руки, несмотря на то, что лицо обдало жаром смущения:

- Светлого утра, Винсент, не мог бы ты мне помочь? - протараторила быстро, пока остатки смелости не покинули меня, испарившись в неведомом направлении.

Удивился, да ещё как - брови взлетели вверх, а глаза стали похожи на два огромных блюдца. Но, тем не менее, совершенно спокойно, деловым тоном, осведомился:

- Конечно, что нужно сделать?

Стараясь держаться так же по-деловому, пояснила:

- Шторы в спальне повесить хотела, - запнулась, - а до карниза достать не могу, - закончила тихо, с трудом выдерживая прямой взгляд и улыбку, что дрожала в уголках его губ.

Кивнул, сделал шаг в мою сторону. Застыл. И я застыла, боясь сделать лишний вздох. Как же сложно, оказывается, просить у кого-то помощи, особенно если этот кто-то не самого приятного о тебе мнения.

- Можно пройти? - всё же усмехнулся, заметив мою растерянность.

Покраснев ещё больше, отошла, пропуская его в комнату.

К смущению добавилась неловкость - совершенно чужой человек рассматривает аккуратные стопки книг на краю стола, шаль, брошенную на стуле, покосившуюся дверцу шкафа из-за которой было видно край полотенца. Моё личное пространство пошатнулось от его вмешательства.

- Скучаешь? - уточнил участливо, но я не поняла вопроса.

Нахмурилась, пытаясь сообразить, что он имеет в виду.

- По зелени, - пояснил тут же, обводя рукой коврик у двери, шторы и чайный сервиз.

Недоумённо моргнула, медленно осмысливая сказанное.

Шторы насыщенного зелёного цвета, края чашек увитые зелёной каймой, да даже коврик для ног, и тот красовался болотной темнотой. А ведь действительно, я неосознанно выбрала цвет, которого мне так не хватало в окружающей природе.

Столица располагалась ближе к югу, зимние месяца не баловали жителей обилием снега, поэтому столько белого, ничем не разбавленного искристого оттенка для меня в новинку.

Усмехнулась собственным мыслям и неопределённо пожала плечами:

- По всей видимости, да.

Винс как-то странно на меня посмотрел, но тут же перевёл тему:

- Где вешать?

Рост профессора с лёгкостью позволил ему достать до металлических крючков со стула, так что ничего двигать не пришлось. А стоило расправить ткань аккуратными воланами, как между нами повисла неловкость.

- Спасибо за помощь, - наконец пробормотала, разрывая настороженную тишину.

Обернулся ко мне в пол оборота, рассматривая незамысловатое убранство комнаты. И этот взгляд почему-то вызвал нервную дрожь, а не привычное раздражение. Никогда не любила, чтобы кто-то так откровенно оценивал МОИ вещи.

- Обращайся, всегда рад помочь, - насмешливый ответ немного разрядил обстановку. - Я пойду?

Кивнула. Проводила до двери, и только оказавшись одна, шумно выдохнула. Несколько долгих мгновений так и стояла на месте, оглушённая стуком собственного сердца.

Вот так... утро. Под стать всем прошлым дням - своевольное и шокирующее.

***

На следующий день у меня были запланированы боевые действия. При том воевать я буду с третьим курсом, где предводитель вражеского лагеря неугомонная Мика. Благо мне удалось вчера разработать стратегию.

После помощи Винсента, долго корила себя за глупое стеснение, что никак не желало покидать моих мыслей. То и дело чувствовала, как щёки обдаёт жаром, стоило вспомнить о насмешливом взгляде мужчины.

Только после прогулки до столовой и лёгкого завтрака смогла отбросить ненужное, и приступить к составлению конспектов.

Аудитория встретила тишиной - псервая и вторая лекция по расписанию обтсутствовали, и только третья и четвёртая будут в мчоём безоговорочном распоряжении. Пока не явились хдитроумные студенты, прошла вдоль рядом столов и разложила на край каждого по листу с моей подписью. Затем вернулась к преподавательскому месту, опустила на стул, испытывая нетерпение и волнение. Не думаю, что мою идею встретят восторженными криками, особенно одна ядовитая блондинка, но отказываться от неё я не намерена.

Трель звонка заставила вздрогнуть, судорожно вздохнуть и отпустить эмоции. Оставить лишь собранность, спокойствие и целеустремлённость.

Дверь распахнулась,   впуская  первых  студентов  -   на  меня  они  смотрели  настороженно,  так   же   настороженно   проблеяли   приветствие   и   заняли  свои   места.  На   листы  покосились   подозрительно, но больше ничем свою заинтересованность не выдали. Впрочем, тут же забыв о моём существовании, принялись о чём-то шушукаться. Следом за ними вошла Одри. Девушка выглядела расстроенной, рассеянно скользнула по мне взглядом, изобразила что-то вроде дружелюбной улыбки. Усевшись за стол, уткнулась в книгу по зельеваренью, судорожными движениями перелистывая страницы. На девушку было жалко смотреть - и без того худая и невысокая, она будто сжалась, стала ещё меньше.

Почему-то захотелось подойти и спросить, что с ней произошло, но как раз в этот момент в аудиторию вплыла Мика, а за ней её верная свита.

Девушка, да и её подруги, точно копируя выходки своей предводительницы, одарили меня надменными взглядами, и многообещающими улыбками. Вот только я сделала вид, что совершенно ничего не понимаю и точно так, многообещающе, улыбнулась в ответ.

Мы ещё посмотрим, кто будет смеяться последним.

Мика фыркнула, не громко, но я расслышала, и, откинув назад распущенные волосы, прошла к самому дальнему столу.

- Это ещё что? - брезгливо сморщив нос, девушка ткнула пальцем на лист бумаги.

Опустила взгляд в журнал и сделала вид, что она вовсе не ко мне обращается.

Студентка зарычала, нервно прокашлялась и спросила ещё раз, повысив голос:

- Что. Это. Такое?

Она явно решила, что имеет право так разговаривать со мной. Придётся разочаровать. Отвечать не стала.

Разговоры стихли, кажется все, кто находился в аудитории стали следить за развитием событий. Мику такой расклад вовсе не устроил - как же, её посмели проигнорировать. Потому она прошипела, запнувшись:

- Профессор... Лоусон, для чего эти листы?

Победно улыбнулась, правда только мысленно, и как ни в чём не бывало, посмотрела на девушку:

- Во время лекции я всё вам объясню.

Багровое лицо студентки пошло белыми пятнами. Она едва сдерживалась, чтобы не швырнуть несчастным листом в мою сторону. А потом как-то внезапно успокоилась и покорно произнесла:

- Хорошо, благодарю.

Моя маленькая победа обещает обернуться чем-то выдающимся.

Только Одри, вчитываясь в строки книги, совсем не заметила перепалку.

После звонка, когда все уселись на свои места, прошла перед чистой доской и озвучила:

- Сегодня мы будем писать небольшой тест по пройденному материалу.

Ребята замерли, кажется, затаили дыхание.

- А как же традиции приветствий? - задала вопрос одна из девушек.

Высокая, темноволосая, она сидела рядом с Одри и сжимала в руках исписанный мелким почерком лист.

Одобрительно кивнула:

- А в оставшееся после теста время с удовольствием послушаю ваши варианты.

Но на смену невинному вопросу пришло вполне ожидаемое раздражение:

- Какой ещё тест? Вы не забыли, что ваши предметы не имеют никакого отношения к экзаменам и зачётам?

Мика. Кто бы сомневался. Девушка победно улыбнулась, демонстративно взяла лист в руки, готовясь разорвать его пополам. Но я опередила её спокойным:

- Это пока что, вскоре я исправлю это недоразумение, - неодобрительный шёпот прокатился по рядам, а я продолжила: - Если вы ещё не знаете, то в столичной Академии общие предметы вот уже пару лет включены в обязательную программу зачётов и экзаменов.

Ребята улыбаться перестали, но блондинка сдаваться не собиралась:

- Так это в столице, - усмехнулась, правда, несколько неуверенно и нервно посмотрела мне за спину, будто сейчас из-под кафедры появится ректор и подтвердит её догадку. - Спуститесь с небес на землю, вы в Монтайне, - всё же закончила, стараясь держаться непринуждённо.

Ни чем не выдав обиду от её слов, кивнула:

- Вот и проверим.

Отвернулась к доске, быстро написав первый вопрос.

«Перечислите все известные вам народности нашего королевства и ближайших государств».

Пожалуй, это самая простая тема предмета «Справочника по расам». И студенты должны были получить эти знания ещё на первом курсе.

Посмотрела на ребят - кто-то взял в руки ручку и старательно выводил буквы, а кто-то (в том числе и Мика с подругами), так и смотрели недоверчиво на доску.

- Что-то не так? - уточнила на всякий случай, но ответа так и не дождалась. Они нехотя подтянули ближе лист с моей подписью и принялись выполнять первое задание.

Не дожидаясь, написала следующий вопрос:

«У скольких из них традиции кардинально отличаются от тех, к которым мы привыкли?»

«Какие это традиции?»

И так ещё семь вопросов - основы, которые должен знать любой студент. Возможно, кому-то покажется этот предмет блажью и сущей глупостью, но я всегда считала иначе. Во-первых, знание чужих традиций заставляет невольно сравнивать их со своими ценностями. А во-вторых, - меньше шансов угодить в неловкую ситуацию.

У нас «Справочник по расам» вела изумительная профессор Лирит Жами. Женщина никогда не повышала на нас голос и каким-то совсем немыслимым способом поймала в свои сети. Всё началось с того, что она на первой же лекции взялась восхвалять жизнь и быт чужестранцев, а ругать при этом - наше собственные традиции.

Удивительно, но мы почти всем курсом бросились на защиту родины, выискивая в библиотеке, что можно было бы противопоставить Лирит. Каждая лекция напоминала поле боя - горячие споры, исписанные мелким почерком листы с доказательной базой, наглядная демонстрация, чем одна лучше другого. Ни мы, ни профессор сдаваться не собирались, но когда подошла пора прощаться с предметом - испытали настоящее чувство потери.

Пожалуй, стоит взять на вооружение метод профессора. Главное, понять, что именно ребята знают, где пробелы, и на какие темы сделать особый акцент.

На тест, довольно простой, должна заметить, у студентов ушло чуть больше половины лекции, а в оставшееся время, как и обещала, дала слово тем, кто приготовил доклады на тему приветствий. Даже не удивительно - Мика и её подруги остались в стороне, не делая попыток блеснуть умом.

Только четыре девушки, среди них и Одри, порадовали интересными фактами, остальные же сделали вид, что ни о чём подобном на прошлой лекции речи вообще не шло.

- Всё? Больше никто не хочет высказаться? - спросила на всякий случай, прежде чем подкинуть им для размышления ещё одну тему.

Промолчали. Взяла в руки журнал, записала пройденную тему и вышла из-за стола, оказавшись перед первым рядом столов, когда со скамьи поднялся парень - тот самый, кого так рьяно бросалась защищать Одри.

- Я тоже кое-что прочитал, - сказал низким голосом, смотря исподлобья на задержавших дыхание однокурсников.

Признаться честно, такого поворота я никак не ожидала. Растерянно переводила взгляд со студента на остальных ребят и выдавила, кашлянув:Да? Буду рада послушать.

Искоса заметила открывшую от удивления рот Мику.

Парень передёрнул плечами, склонил голову набок:

- Меня больше всего впечатлило приветствие народов Аговы. Гость, приходя в дом аговца, должен съесть предложенное блюдо, не поморщившись.

Замолчал, перевёл дыхание, будто для него говорить такие длинные речи довольно сложная задача.

- Я сначала подумал, что тут особенного? Съел и съел, кривиться-то зачем? А там вот в чём фишка - блюдо очень специфическое и с непривычки не то, что морщиться, выплюнуть хочется вовсе.

Я всё же улыбнулась - открыто и счастливо.

- Верно. А знаешь для чего такая своеобразная проверка, Барри? - поначалу растерялась и не сразу вспомнила его имя, но сейчас исправила оплошность.

- Нет, я искал в справочнике, там нет этого, - буркнул недовольно, было видно, что ему и самому хотелось выяснить к чему столь странная традиция.

- Садись, спасибо за работу. А про корни этой традиции я сейчас расскажу.

Парень опустился на скамью.

- Дело в том, что жители Аговы так как и многие другие народы не любят распространяться об истинных причинах своих странностей. А суть, - чуть не обмолвилась «фишка», на студенческий манер, - вот в чём: горная долина, где находится государство аговцев усеяно ядовитыми цветами, а блюдо это своего рода противоядие. Правда вот этот пункт «съесть и не поморщиться» можно отнести к их своеобразному чувству юмора.

- А что это за цветы такие? И зачем аговцы живут там? Ведь это опасно! - возмутилась одна из девушек.

Усмехнулась:

- Опасно, но они приспособились, и самое главное - на их земли никто не претендует.

Как раз в этот прозвенел звонок, но ребята не торопились вскакивать с мест, кроме, конечно же, Мики и её подруг.

- Благодарю за лекцию. На следующей было бы интересно услышать что-то о самых «чудных» традициях нашей страны.

Я намеренно не стала называть это обязательным заданием - пока попробуем так.

Студенты покинули аудитории, а вот Одри вновь не спешила уходить.

- Профессор, а можно я задам вам вопрос о целительстве? - обычно бледное лицо покрылось нежным румянцем.

Хоть меня такой поворот и удивил, постаралась ничем не выдать себя:

- Можно, - а вспомнив то, какой растерянной она пришла на лекцию, уточнила: - У тебя что-то случилось?

- Нет, - поспешно ответила, - то есть да.

Покраснела ещё больше. Я промолчала, дав ей возможность собраться с мыслями.

- Просто меня немного смущает одна тема, что мы сегодня проходили с профессором Хрит. Точнее мне кажется, что такой тип магического вмешательства в организм совсем обоснован, но профессор считает иначе, а я читала...

- Подожди-подожди, - перебила её, взмахнув рукой, - давай по порядку. Какую тему вы проходили, и что такого сказала вам профессор Хрит?

То, что речь идёт об одной из близняшек, догадалась сразу. Они делили между собой факультеты целительства и зельеваренья, и ни с кем спутать их просто невозможно.

Девушка оглянулась на дверь. На смену третьему курсу стал подтягиваться первый. А обсуждать при всех щекотливую тему мне вовсе не хотелось.

- Можно я позже подойду? - поняв всё без слов, Одри смущённо улыбнулась.

Кивнула.

- Конечно.

Студентка вышла. Несколько минут смотрела на дверь, пытаясь понять, правильно я сделала, согласившись выслушать, по сути, жалобу на другого преподавателя? Это не этично, в конце концов. Но целительство... Такой предмет, где малейшая ошибка может стоить человеческой жизни. Так что выбор очевиден.

С первым курсом дела обстояли куда проще. Я не успела обзавестись здесь личным врагом, так что лекция проходила без пререканий и ядовитых высказываний. Только староста краснел, мялся, а когда выходил из кабинета не выдержал и вновь принялся извиняться за прошлую выходку.

Если честно, я с лёгкостью понимала тех, кто не мог отказать местной звезде, но мотивы Мики вызывали недоумение. Что она пытается добиться таким поведением - настоящая догадка. А уж если мне удастся уговорить ректора и ввести общие предметы в обязательную программу зачётом и экзаменов, то вовсе ничем хорошим это противостояние для дочери главы совета не закончится. Или она настолько уверена в своей безнаказанности, или же слишком наивна и глупа.

«Топить» её я, естественно, не собираюсь, но и делать поблажки? Увольте! Я буду оценивать знания, а если они отсутствуют, то это уже не моя беда.

Правда, до «оценки» нужно им эти самые знания дать. Беглый осмотр самостоятельной работы нарисовал очень печальную картину.

Аудитория опустела. Я собралась конспекты, листки с тестом и журнал вместе, ожидая Одри. Девушка вошла, спустя несколько минут.

- Можно? - поправив сползающие на нос очки, она нерешительно замерла у двери.

- Проходи, - кивнула за стол. - Рассказывай, - спросила, когда она опустилась на скамью, напротив меня.

- Мы сегодня изучали тему, как правильно срастить кости при помощи магии, - упомянув про кости, девушка неосознанно посмотрела на свою руку. - Так вот, профессор Хрит сказала, что для этого нужно ввести человека в состояние транса, тогда он не будет ничего чувствовать и процедура пройдет для него совершенно безболезненно. Но ведь вы не стали меня усыплять и вводить в транс, а всего лишь дали обезболивающее зелье. Почему?

С каждым произнесённым словом моё недоумение росло всё больше и больше. Хотя внешне я старалась казаться спокойной.

Перевела взгляд на окно, стараясь собраться с мыслями и настроиться на деловой тон:

- Видишь ли, Одри, если ввести пациента в транс или усыпить, то его магические потоки будут заблокированы. А чужое воздействие на организм во время транса чревато выгоранием магии у больного в будущем, - замолчала ненадолго.

В мыслях билось только одно - как Хрит может этого не знать? Такая практика применяет уже многие годы и не только в столице. Поймав выжидающий взгляд притихшей Одри, продолжила:

- Обычно после серьёзных повреждений применяют обезболивающие препараты - без магической составляющей - и уже тогда приступают к лечению. Знаешь, способ, о котором вам говорила профессор, действительно существовал, но это было давно, во время войны, когда под рукой не было никаких сильнодействующих препаратов, а на кону стоял выбор - либо жизнь, либо магия.

Девушка задумчиво кивнула. Открыла рот, чтобы что-то сказать, но вновь закрыла его, видимо так и не подобрав нужные слова.

Я и сама, если бы не было необходимости «держать» лицо, уже во всю бы возмущалась такой халатности преподавателей. И она этому учит студентов? Будущих целителей?

- И что делать? - робко уточнила Одри, пребывая в растерянности.

- Не знаю, - призналась честно.

На несколько минут, показавшихся вечностью, между нами повисло молчание. Тягостное и унылое. Мысли сменяли друг друга.

Оставить всё как есть? Да я же не смогу...

- Послушай, давай поступим так. Спорить с профессором не стоит, и доказывать свою правоту тоже, - она хотела возмутиться, но я пресекла её порыв, - я сама с ней поговорю. Думаю, это просто досадное недоразумение.

Одри хмыкнула, и тихо произнесла:

- Что-то мне не верится, что это недоразумение.

Мне тоже, но... Об этом лучше промолчать.

На этом мы распрощались. Девушка пообещала, что не будет лезть не в своё дело, а я, проводив её, ещё долго сидела в пустой аудитории, пытаясь понять и осмыслить. Вот только почему-то ничего, кроме ругательств на ум не приходило.


Глава 10 | Стажировка в Северной Академии | Глава 12







Loading...