home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 18



Проснулась уже ближе к обеду и ещё долго нежилась в постели, не желая вставать. Стоило сну развеять свои чары, как на меня обрушилось смущение. Прямо-таки целая тонна смущения! Это надо же! Он меня поцеловал! А потом извинился...

М-да... Удивительные дела, честное слово.

Почувствовав, как лицо и шею обжигает волна жара, накрыла голову одеялом. Только я могу попасть в такую комичную ситуацию.

С трудом заставила себя встать и с удивлением обнаружила на столе контейнер с едой. Каша, булочки и чай. Всё горячее, благодаря магической печати. И записка поверх стопки книг:

«Пришлось взять запасные ключи у сторожа. Прости за взлом твоей комнаты, но доктор Аттэ сказал, что тебе нужно хорошо питаться. Встретимся позже».

И подпись «В.Р.»

Глупую улыбку подавить не смогла, так же как и тихий смех - надо же, а забота, пусть и от посторонних людей, очень приятна.

Я ещё постояла у стола, потом буквально вытолкала себя в душ. Сегодня в зеркале отражалась совсем другая девушка. Незнакомка. Несмотря на бледный цвет лица и наметившиеся темные круги под глазами, эти самые глаза блестели. В них горел какой-то странный огонь, отражался блеск счастливой улыбки. И что самое странное, эта девушка нравилась мне куда больше той, что я привыкла видеть на зеркальной глади.

Такого вкусного завтрака я не пробовала уже очень давно. Или тому виной моё настроение? Впрочем, не важно. Мне впервые за долгое время было по-настоящему хорошо. Тревоги и волнения остались где-то там, позади, даже обида за тихое мужское «извини, я не должен был» улеглась, и стала казаться глупой и ненужной. Ведь он действительно мог испугаться моей реакции, да и своей тоже.

Обеда я ждала, краснея и бледнея попеременно. Предвкушение настолько захватило меня, что когда раздался тихий стук в дверь, я чуть ли не подпрыгнула на стуле. Стараясь успокоить колотящееся сердце, несколько раз глубоко вздохнула и только после этого сделала пару шагов, повернула ручку и... Столкнулась лицом к лицо с одной из близняшек.

Вот кого я не думала увидеть, так это её.

- Я Тиана, - глухим голосом пояснила девушка, так и не дождавшись от меня внятной реакции. - Можно войти?

Не зная, что сказать, просто кивнула и отстранилась, позволяя ей переступить порог.

Девушка остановилась у стола, мазнула равнодушным взглядом по комнате и посмотрела на меня:

- Ты уже знаешь? - бросила тихо, сложив губы в тонкую линию, словно пыталась сдержать кривую ухмылку.

- Что именно? - поинтересовалась спокойно.

Странное дело, но я больше не чувствовала себя неловко рядом с ней. Ни дрожи, ни страха я не испытывала, разве что жалость, да и это сложно назвать эмоцией - так, какое-то подобие.

- О решении ректора, - Тиана всё же скривилась.

А я замерла. Неужели он согласился? Хотя... В противном случае, она бы не пришла сюда, и не смотрела бы так, будто её жизнь вот-вот оборвётся.

- Не знаю, - ответила осторожно, - но догадываюсь.

Девушка хмыкнула, подошла к окну и прислонилась лбом к прохладному стеклу. Куда-то испарилась и гордость, и надменность, и презрение. Она выглядела так, будто постарела за эту ночь на пару лет, как минимум.

- Догадываешься, - тихо прошелестела профессор. - Значит, ты догадываешься и о том, что ждёт меня в столичной академии.

И это тоже. Но вслух я об этом не сказала.

- Возможно, - вновь заговорила девушка, - я не лучший преподаватель для ребят. Но сколько себя помню, столько мать и пророчила мне место декана целительского факультета.

Это признание она выдавила из себя с трудом, даже голос осип, скатившись до невнятного шёпота.

- А я не противилась. Да и кто в здравом уме будет отказываться от такого? Вот ты бы отказалась?

Тиана резко обернулась, впившись в меня внимательным взглядом. А я не нашлась, что ей ответить.

- Не знаю, никогда не была в такой ситуации.

И это правда - мне никто и никогда не сулил такое. Мои родители занимали весьма скромные должности. Мать преподавала родную речь в младших классах, а отец трудился в бригаде строителей. Какие уж тут обещания заоблачных высот. Да и никогда не хотелось мне идти в профессию, вот так, по чьей-то указке.

Бабушка всегда говорила, что у каждого из нас свой путь и выбирать его лучше без чужого вмешательства.

Не скажу, что мой выбор стать целителем встретили овациями. Мама схватилась за сердце и принялась отговаривать, отец веско стукнул кулаком по столу, выражая свой протест. Но именно бабушка тогда сказала, что «если девочке нравится этим заниматься, и это у неё получается, - что тоже немаловажно, - то пусть учится».

После смерти родителей я хотела бросить всё, к чему стремилась. Потому что в одночасье поняла, что каким бы не был целитель умелым, всегда присутствует фактор риска и пациент может скончаться на операционном столе. Это горько, это больно, это ответственность, которую я испугалась. Но... Мудрая женщина, бабушка, и тогда нашла правильные слова, что стали для меня путеводной звездой:

«Мы не боги, Дели, но если ты можешь помочь хоть чем-то, то обязана использовать этот шанс».

- Не была, - пренебрежительно фыркнула Тиана. - А я всю жизнь была той, кого во мне видела мать. Ты хотя бы представляешь, каково это?!

В её глазах полыхнула злость и застаревшая боль. Тяжело вздохнув, поджала губы. Я понимаю, о чём она говорит, но пожалеть её не получается. Всегда можно найти слова, чтобы доказать всем, какое именно занятие для тебя. Всегда. Только если захотеть и сделать этот шаг.

Возможно, мои взгляды слишком идеализированы, но лучше я буду витать в розовых облаках, чем упаду на землю и поползу туда, куда мне скажут.

- Тиана, - заговорила тихо, пытаясь подобрать нужные слова, - не пойми меня неправильно. Просто... Мы говорим о целительстве. Об ответственности за чужие жизни. Если бы ты работала в пекарне, то я бы слова ни сказала - испорченный кекс никого не убьёт. Да много таких профессий, где от тебя не будут зависеть человеческие жизни. В общем, чего ты от меня хочешь?

Наверное, это жестоко, вот так обрывать её откровения, но если быть честной, девушка тоже не особо церемонилась с моими чувствами, когда разносила слухи по академии.

- Я хочу, - её голос стал глуше, - чтобы ты исправила то, что я успела натворить.

Вот так просто. И ей даже в голову не приходит, о чём именно она просит. Исправить?

- Я не ослышалась? - всё же переспросила, мало ли.

- Нет, - девушка вновь отвернулась, вцепившись руками в несчастный подоконник, от чего тот жалобно скрипнул. - Мне хочется верить, что ещё не всё потеряно.

- То есть? - не совсем поняла, что она имела в виду.

- Не важно, - отмахнулась девушка, вновь блеснув надменным взглядом. Будто и не она несколько мгновений назад изливала душу и ждала сочувствия. - Вообще, забудь, что я тебе сказала. Вот ключи, - она выудила из кармана поношенного платья позвякивающую связку ключей и протянула мне.

- Тут всё - и от лаборатории, и от аудитории, и от шкафа с личными делами студентов. Что не найдёшь - спросишь у Нианы, она подскажет.

Ключи я забрала, немного поколебалась, но всё же спросила:

- Что будешь делать... там?

Девушка прошла мимо меня, одарив холодной улыбкой:

- Что-нибудь, - а заметив моё удивление, добавила, - ничего, справлюсь, - и мне, почему-то, почудился в её словах совершенно другой смысл.

Тиана ушла, а я ещё долго смотрела на закрытую дверь, не зная, что именно так гложет меня. То ли тот факт, что девушка сама пришла ко мне, то ли её просьба, что не вяжется с надменным образом гордячки, то ли всё это вместе.

Безрадостно усмехнувшись, отошла к окну, любуясь снежным покровом, который за ночь ощутимо подрос. Ветви деревьев сильнее склонились к земле, будто жалуясь ей на тяжёлую ношу. А на дорожке, которая вела к учебному корпусу, отчётливо виднелись следы.

Единственное, что омрачало картину, это серые низкие тучи. Они спускались с гор и проползали так низко, что мне казалось, стоит протянуть руку - достанешь до сизой дымки.

Вдалеке показалась знакомая фигура, и сердце встрепенулось от радости. Винс шёл к преподавательскому корпусу размашистым шагом, при этом умудрялся нести несколько коробок и пакет, что заслонял ему обзор. Улыбка коснулась губ, и она так и не пропала, когда я открыла дверь мужчине, пропуская его вперёд.

- Светлого дня, - бросила тихо, смущаясь от своей собственной радости, что искрами вспыхивала в груди.

- Светлого, - Винс сгрузил коробки на стол и окинул меня внимательным взглядом, - ты выглядишь гораздо лучше, чем вчера.

Кивнула, с любопытством ожидая, что же ещё он скажет.

- Я... - запнулся. - Не знал, что ты предпочитаешь на обед и набрал всего по чуть-чуть.

Хотелось сказать «какой обед, я же только позавтракала!», но от восклицания воздержалась - и так видно, что Райту неловко находится в такой ситуации. Поэтому ободряюще улыбнулась:

- Всё хорошо, в еде я вовсе не привередлива.

И это чистая правда. В основном во время обучения я питалась в столовой, а столовая... Да, она приучает к разного рода неожиданностям. Так что я давно привыкла есть то, что дают. В противном случае, мне приходилось бы тратить стипендию на еду, в то время как я спускала её лишь на книги и всякие лабораторные мелочи.

- Надо же, - хмыкнул он на моё заявление и вернулся к пакетам. - Есть суп, доктор Аттэ сказал, что тебе обязательно нужно поесть горячее. Ещё овощное рагу, куриные отбивные, маринованные грибы, компот, пироги с ягодами.

Чем больше он говорил, тем шире становилась моя улыбка. Как бы Винс не сопротивлялся матушкиной опеке, сам же унаследовал от неё эту же черту, и желание кого-нибудь накормить.

Сдерживая смех, прокашлялась:

- Раз доктор Аттэ сказал про горячее, значит, начнём с супа.

Мужчина покосился на меня, и я заметила, что уголки его губ подрагивают. Выходит, он и сам считает эту ситуацию забавной, но, тем не менее, окружает меня заботой. Усадил на стул, поставил передо мной контейнер с супом, а сам встал рядом, словно надзиратель, внимательно наблюдая за тем, чтобы я съела всё.

- В меня столько не поместится, - простонала умоляюще, - может быть, составишь компанию?

Винс подозрительно прищурился, но тут же сдался, правда это прозвучало, будто я очень долго его перед этим уговаривала:

- Ну-у-у... хорошо, не откажусь.

На некоторое время между нами повисло молчание, потом я призналась:

- Ко мне приходила Тиана.

Мужчина замер, кажется, даже затаил дыханием. Потом поднял на меня взгляд и серьёзно поинтересовался:

- Что-то требовала?

Не удивилась его вопросу. Сама была уверена, что именно за этим девушка и придёт ко мне, но вышло совсем по-другому.

- Нет, совсем нет, - вяло улыбнулась. - Наоборот, просила подтянуть ребят.

Винс закашлялся, потом сипло переспросил:

- Что?

- Я сама удивилась, но... Да, она попросила именно это.

- Надо же, - протянул он, задумавшись о чём-то. - Впрочем, это даже к лучшему. Ректор принял правильное решение, как я и думал.

Потом пододвинул ко мне суп и строго приказал:

- А теперь ешь, пока не остыло.

Обед мы разделили поровну. От второго блюда я отказала наотрез, аргументировав тем, что на плечи Райта ляжет вина, если я перестану вмещаться в собственную одежду. Он обвинением проникся и щедрым жестом избавил меня от избыточного веса. Хотя, подозреваю, не так уж и сложно ему это далось.

- Как профессор Диам? - сделав первый глоток компота, посмотрела на Винса из-под опущенных ресниц.

 Профессор смотрел в окно, хмуря тёмные брови. После моего вопроса он будто очнулся ото сна, посмотрел на меня и вымученно улыбнулся:

- Я узнавал, с ней всё хорошо, чувствует себя гораздо лучше, только слабость осталась после отравления...

Райт запнулся, поставил чашку с компотом на стол, и как-то нервно обронил:

- Не возражаешь, если я отлучусь?

Конечно же, я бы не стала возражать, если бы...

- Винсент, что с тобой? - его аура полыхнула чёрным. Вся без остатка. Так что я зажмурилась на мгновение, чтобы потом открыть глаза и убедиться - нет, не показалось.

Мужчина вымученно улыбнулся и сделал шаг к двери:

- Ничего страшного, сейчас вернусь, - и прежде чем я успела возразить, скрылся за дверью.

Возможно, его действительно стоит оставить одного, но беспокойство ворочалось в груди, подталкивая вперёд, за ним.

Я выскочила в коридор, так и не поставив чашку на стол. Возвращаться из-за этого не стала. Успела увидеть только руку Винса, которой он с грохотом прикрыл дверь за собой.

Быстрым шагом сократила расстояние и замерла перед комнатой. Ему ведь плохо, он болен, но почему сбежал? Что за глупости?

Вошла я спустя несколько секунд, и застыла на пороге от страха. Винс стоял на коленях, опираясь руками о стол. Плечи мелко вздрагивали, и тяжёлое дыхание вырывалась хрипами.

Чашку я поставила на ближайший стул, ничего не видя перед собой, - только склонённую фигуру и пульсирующую чёрным ауру. Она разрасталась и сжималась, то полыхала ярче, то становилась почти бесцветной.

- Давай помогу лечь, - я говорила тихо, боясь потревожить его своими словами и причинить ещё больше боли. Хоть это и глупая предосторожность, но я не могла с собой ничего поделать.

Он обернулся. Привычно ясные глаза заволокло туманной дымкой, и мне показалось, что он вовсе не услышал меня. Или не понял. Хотя, нет, кивнул, пытаясь успокоить дыхание. Вышло так себе, но подняться с пола он смог почти сам, я его только слегка придерживала. Потом кое-как дошёл в соседнюю комнату и рухнул на кровать, отчётливо скрипнув зубами.

- Ты принимал какие-то лекарства? - спросила первое, что пришло на ум. Мало ли. Профессор Диам едва не умерла из-за халатности Тианы, тут тоже нужно быть уверенной, что дело не в настоях и зельях.

Винс через силу усмехнулся:

- Ну нет, Дели, я не настолько глуп, чтобы доверять ей своё здоровье.

Я лишь покачала головой. Такое ощущение, что он может мои мысли подслушивать.

- Хорошо, чем я могу помочь? Ты позволишь посмотреть?

Почему я спрашиваю? Можно же ведь самой... Но мне показалось важным спросить его разрешение.

- Не бери в голову, сейчас пройдёт.

Хотелось возмущённо воскликнуть, что это ещё значит, не бери в голову, но промолчала. Дыхание и вправду стало ровнее, и он больше так не кривился от боли.

Мельком осмотрелась. Обстановка практически ничем не отличалась от той, что была в моей «квартирке». Всё такое же однотипное и мрачное. Только если я пыталась привнести яркие детали, Винсента это совершенно не заботило.

Обернулась к нему и тяжело вздохнула:

- Не хочешь рассказать, что это за приступ?

Кривая улыбка исказила лицо, и он отрицательно покачал головой:

- Не хочу.

И стоило ему это произнести, как догадка мелькнула в мыслях:

- Это из-за... потери магии?

Я долго и тошнотворно изучала этот вопрос. От потери магии не застрахован никто. И причины могут быть совершенно разные. От дурости, которой профессор Хрит учила студентов, до серьёзного вмешательства в магические потоки, которые попросту закупориваются и больше не снабжают организм силой. Будто связующие нити перерезали, и они повисли безвольными шнурками.

Те, кто терял магию, обычно, не испытывали боли. По крайней мере, физической, но морально пережить эту трагедию тяжело. Но было одно исследование, с помощью которого учёные пытались вернуть магию в тело человека, где главную роль играли амулеты-наполнители. Их напитывали магией и вешали на шею испытуемому. Только в этом случае, чем чаще подопытные применяли чужую, по сути, магию, тем больше страдали от сильнейшей боли.

Исследование свернули, а амулеты-наполнители были официально запрещены. Хотя, видимо, официальный запрет ничто.

- Зачем тебе амулет? - так и не дождавшись ответа, спросила его сама.

Мужчина устало прикрыл глаза и слабо улыбнулся:

- А ты думала, декану силового факультета магия не нужна? Как я, по-твоему, должен учить студентов боевым и защитным заклинаниям?

Я растерялась. На самом деле растерялась. Да что там говорить! Я мало смыслила в боевой магии и в том, что ребята проходят на силовом факультете. Но почему-то была уверена, что всё, касающееся магии им преподаёт не Винс, ведь это же самоубийство, вот так истязать себя изо дня в день.

- Я думала, - бросила, отводя взгляд, - что ты учишь их боевым искусствам, ну... драться там, избегать ударов противника...

К концу речи голос стал совсем тихим, и я почувствовала, как лицо опалил жар. Глупости! Какие же глупости я несу. Конечно же, декану силового факультета нужна магия.

Винс всё-таки расхохотался, а потом застонал, так что мне вновь пришлось извиняться.

- Ничего, не страшно, - он отмахнулся от моих слов и попытался сесть. На шее показался тонкий чёрный шнурок.

- Можно? - показала на амулет.

Мужчина нахмурился, но вытащил небольшой овальный камень в грубой железной оправе и протянул мне. Взяла я его с опаской, всё же чужая магия - это отнюдь не шутки.

Камень на ощупь показался мне прохладным, а ещё от него пахло гнилью, если не почудилось, конечно же.

- Давно ты его носишь? - спросила, не поднимая глаз.

- Давно, - глухо отозвался Винс, и ещё тише добавил, - почти сразу после несчастного случая.

Я прикрыла глаза и осторожно прикоснулась к пленённой магии. Она билась внутри камня - зло, с остервенением. Пытаясь выбраться на волю из заточения. И она мстила. Именно поэтому профессор Райт испытывает такую боль.

Магия, она ведь живая. Она часть человека. Она рождается вместе с ребёнком, растёт и крепнет вместе с ним. И она любит свободу...

Я так отчётливо «слышала» её эмоции, что с трудом проталкивала воздух в лёгкие.

- Аделия? - тишину разорвал обеспокоенный голос Винса и я открыла глаза, захлёбываясь собственным дыханием.

- Всё хорошо, - поспешила успокоить его.

Видение было настолько ярким, что отпустило не сразу. Пришлось мысленно считать до десяти, попутно успокаивая колотящееся сердце.

- Винс, - произнесла наконец. Пока я справлялась с непонятным и, в общем-то, невесть с чего взявшимся приступом, он молчал. Всматривался в мои глаза, скользил взглядом по лицу. - Это небезопасно, использовать чужую магию. Она не подчиняется тебе и... - мне было жаль это говорить, но я не видела смысла утаивать от него правду, - ты никогда не подчинишь её.

Мужчина от моих слов не расстроился, только в глубине ясных глаз промелькнула застаревшая боль. Боль, которая не покидает его никогда.

- Я знаю, - признался легко, пожимая плечами.

- Тогда стоит отказаться...

- Нет, - тут он не выдержал, рывком сел на кровати, - я не могу отказаться, как же ты не поймёшь? Не существует способа вернуть магию, так я хотя бы так... Чувствую себя полноценным.

Окончание фразы он договорил едва слышно, впиваясь длинными пальцами в тёмные волосы.

Он готов ради имитации прошлой жизни терпеть приступы. Готов на всё, лишь бы глотнуть свободы. Почувствовать мощь магии, что течёт по жилам. Я могу понять его желания с человеческой точки зрения, но как целитель... Нет, здесь я понимать его не готова.

Зажмурилась, вдыхая глубоко, и выпалила, боясь взглянуть на него:

- Если твоё предложение ещё в силе, то... Я возьмусь за твоё лечение.

Сказанного не вернуть. У меня больше не останется путей для отступления. Придётся идти только вперёд. Но я же могу просто попробовать доработать формулу и... Да, я хотя бы попытаюсь.

- Аделия? - он позвал тихо, и я с осторожностью открыла один глаз.

Винс смотрел на меня внимательно, между бровей залегла вертикальная складка. Недоволен? Ведь он сам предлагал мне...

- Я не хочу, чтобы ты из-за меня возвращалась в прошлое.

Его признание дорогого стоило. И я ответила ему тоже тихо, почти не слышно:

- Возможно, это шанс доказать самой себе, что я чего-то всё же стою?

Повисло молчание. Каждый из нас думал о своём. Но держа в руках прохладный камень, я с каждым мгновением все больше начинала верить в собственные слова. Я же могу доказать? Ведь так? Признание мирового сообщества, это мечта. Но, что если не столь великая, какой я себе её представляла?

Это же так просто - жить ради помощи людям, а не ожидая одобрение ученых мужей и таких же дам. По всей видимости, я увлеклась своей работой, так что сама забыла, с какой целью подходила к этому исследованию. Чего хотела и к чему стремилась. Или... Изначально цель была неправильной?

С силой сжала камень в руке и вмиг осипшим голосом выдавила:

- Если решишься испытать на себе мои наработки, то на время лечения откажешься от этого амулета.

- Хорошо, - Винс тут же согласился, без колебаний и размышлений на тему «а нужно ли ему это».

- Я, - быстрый взгляд на профессора, - заберу его. На всякий случай. И, пожалуй, пойду.

Слова выходили рваными, с паузами и какой-то странной интонацией. Деловой? Да, очень похоже.

- Хорошо, - повторил вновь, и я заметила в его глазах странный блеск. Будто мужчина сам до конца не верит, что происходящее не плод его фантазии.

Я кивнула ему, развернулась и направилась к двери. Потом спохватилась, и обернулась:

- Мне нужно будет оборудование, чтобы провести полное обследование. Ты сможешь как-то устроить это через городскую лечебницу?

В уме я уже прикидывала, что нужно будет приобрести для своего личного пользования, чтобы проработать формулу и усовершенствовать её. Ведь, несмотря на громкое открытие профессора Шинару, моя разработка не была доведена до блеска. Оставались вопросы, которые я планировала изучить уже под чутким руководством в центральной лаборатории. Но раз не сложилось, буду выкручиваться сама.

- Устрою. Когда нужно? - Винс говорил ровно, спокойно, будто и не испытывал пару минут назад боль и не обнажал передо мной душу.

- Чем быстрее, тем лучше.

На этом мы распрощались и я ушла. А в комнате, отложив амулет в ящик и завернув его в полотенце, чтобы он как можно слабее отзывался на человеческое присутствие, вернулась к изучению своих записей.

Только на этот раз я не намерена сбегать при гадких воспоминаниях. Мне нужно во что бы то ни стало пересилить себя и дойти до конца.

***

Выделенный выходной я провела с пользой. Конечно не с той, на которой настаивал доктор Аттэ, но тоже ничего.

Ужином меня вновь снабдил Винс, только на этот раз он задерживаться не стал, сославшись на срочные дела. Впрочем, я его и не останавливала. Всё равно из меня сейчас собеседник плохой - мыслями я была очень далеко, в расчётах и формулах, если быть точной.

По мере того, как изучала собственные наработки, я записывала ингредиенты и приборы, которые нужно купить или одолжить у доктора Аттэ. Список оказался внушительным, хотя это только начало.

И надо бы оборудовать себе место. Убрать всё лишнее и оставить только необходимой.

В тот вечер спать я так и не легла - всю ночь просидела за столом. А утром, едва стрелка часов доползла до семи часов, поспешила к Винсу. Должен же он проснуться уже? Конечно, должен!

Райт открыл мне только после четвёртого удара. Распахнул дверь и посмотрел на меня сонным взглядом. Мне стало чуточку неловко, но только чуточку.

- Светлого утра! Можешь уделить мне пару минут?

Судя по ошарашенному взгляду, уделять он ничего не планировал, но вопрос мой был скорее риторическим, потому что я вошла в комнату без приглашения и разложила на столе несколько листов, исписанных мелким корявым почерком.

- Здесь перечислены процедуры, которые нужно провести в лечебнице, - кивнула на первый список. - Узнай, если ли у них необходимая аппаратура.

Следующий список взяла в руку:

- А это список трав и настоек - я куплю их сама, тебе нужно только подсказать мне, где у вас проверенная лавка травника есть.

Я открыла рот, чтобы продолжить свою вдохновляющую, хотя скорее всё же вдохновлённую речь, как меня прервал хриплый голос Винса:

- Стоп-стоп-стоп, что значит я куплю сама? Все расходы я беру на себя!

Честно сказать, я даже растерялась от тона, которым он это сказал. Жёсткий и недовольный. Такой, с каким не очень хочется спорить, но я всё же рискнула:

- Подожди, тебе незачем тратить на это деньги, я могу...

- Не можешь. И если я сказал, что расходы беру на себя, значит, это не обсуждается.

Открыла рот, закрыла. Набрала в лёгкие воздуха и тут же сдулась, под его выразительным взглядом.

- Ты представляешь, на что подписываешься? - всё же уточнила. Он же не понимает, сколько стоит инвентарь, без которого просто напросто не обойтись. А ещё колбы, пробирки и мензурки имеют свойство ломаться в большом количестве. Одно неосторожное движение и вместо аккуратного сосуда горка разбитого стекла.

- Аделия, я не изменю своего решения, даже если понадобиться тратить в день месячное жалованье.

Я поджала губы и покачала головой:

- Мне... неудобно, - призналась всё же в том, что беспокоило по-настоящему.

- Дели, мне не сложно, - мягко произнёс Винс, вновь сократив моё имя.

Из его уст оно звучало мило и непривычно. И только от этого смущение накрывало меня с головой. Нет, он не первый, кто называет меня так - родители и бабушка опередили его задолго до этого, но никто из посторонних почему-то не решился сокращаться имя.

Девочки с курса мало обращали внимания на молчаливую замкнутую заучку, а парни... Да, они избегали меня по той же причине. Исключением всегда было время зачётов и экзаменов. Тогда я становилась чуть ли не объектом всеобщей любви, правда фальшивой и потребительской. Но даже тогда я неизменно оставалась Аделией.

- Хорошо, - вымученно выдохнула и решилась посмотреть на него, - тогда тебе придётся сопровождать меня в город.

Я не надеялась найти в здешних лавках оригинальные ёмкости, что-то придётся выписывать из столицы. Но на первое время можно использовать что-то из подручных материалов, что отыщутся в хозяйственной и лекарской лавке.

- И ещё, прости за наглость, но ты смог бы организовать доставку из столицы? Боюсь, некоторые препараты и ингредиенты для них можно приобрести только там.

После моих слов он устало вздохнул:

- Это не наглость, - и с улыбкой добавил, - всё, что необходимо, заказывай.

Это прозвучало с непоколебимой уверенностью, так что я лишь покорно кивнула.

- Тогда мне нужно всё по этому списку, - развернулась свёрнутый втрое лист и показала ему.

Здесь я перечислила то, что точно не найдётся на прилавках обычных магазинчиков. Да и в столице таким товаром располагают всего несколько лавок.

Кивнул, забрав из моих рук лист. Потом зябко переступил с ноги на ногу, и только сейчас я поняла, что буквально ворвалась к нему в комнату с утра пораньше, да к тому же на мужчине, помимо пижамных штанов, ничего и не было. Запоздалое смущение накрыло с головой, а Винс довольно хмыкнул, будто догадался о ходе моих мыслей.

- Я пойду, - пропищала тихо, втянув голову в плечи и отводя взгляд, который как нарочно возвращался к профессорскому телу.

Да и внутренний голос, выбрав сторону Винса, услужливо поддакнул:

«Скоро ты на него не только смотреть будешь».

От понимания этого запылали даже уши, и я всё же выскочила в коридор, расслышав тихий мужской смех.

***

Усталости я не чувствовала, правда, сомневаюсь, что такое состояние продлиться долго. Сейчас пока нервы натянуты до предела и спать совсем не хочется. Но что будет ближе к полудню, неизвестно.

Мысли о том, что мне придётся замещать Тиану, казались какими-то ненастоящими. Будто я сейчас приду в кабинет, а меня «обрадуют» тем, что девушка передумала и осталась здесь. Уж слишком просто, как мне подумалось, она согласилась уехать, прислушавшись к разумным доводам. Возможно, я ошибаюсь, но...

Скоро всё узнаем.

Ещё меня разрывали противоречивые чувства. С одной стороны возвращение к исследованиям - это своеобразная точка невозврата, и первые робкие шаги вперёд, но в то же время обвинение никуда не исчезло. Оно так и висит надо мной, и даже если я доведу до ума собственные наработки, для мира науки это ничего не изменит.

Тем более, если об этом узнают в столице (что я продолжаю работать над «чужим» проектом), простой отповедью и ссылкой уже не отделаюсь.

Я хочу помочь Винсу, по-настоящему, а не исписывая корявым почерком тетради и блокноты и не просиживая в лаборатории над неживым испытуемым. Но что из этого выйдет? И как ударит по нему, в первую очередь?

Пришлось тряхнуть головой, прогоняя тревожные мысли.

Но стоило войти в кабинет, как я столкнулась с Нианой. Девушка посмотрела на меня исподлобья, едва не скрипя зубами, и молча сверлила во мне дыру.

В комнате больше никого не оказалось. А вот пустующий стол профессора Диам был завален букетами цветов и коробками конфет. На ярких обёртках красовались трогательные пожелания:

«Поправляйтесь скорее!», «Мы Вас очень ждём!», «Здоровья!»

Студенты правового факультета ценили своего декана. А я, в очередной раз, ошиблась в человеке. Ведь по тому, как профессор Диам преподавала общие предметы, я была уверена, что и к своему курсу она относиться кое-как. Возможно, дело в том, что ей просто было тяжело совмещать две должности...

-Добилась своего? - наконец, прошипела девушка, пока я рассматривала букеты за её спиной.

- Что, прости? - от удивления даже усмехнулась.

- Не прикидывайся, будто ничего не понимаешь! - сделала шаг ко мне, подходя вплотную. - Из-за тебя она уехала! Тиана отличный целитель, и если бы ты не лезла, куда тебя не просят, то...

- То - что? - во мне вскипела злость, и обида, что она стоит сейчас и отчитывает меня, как маленькую девочку, забыв о том, какие плоды принесла её сестра со своим отличным целительством.

Нужно уметь признавать свои ошибки, тогда, возможно, люди вокруг нас будут страдать чуточку меньше.

- Ниана, - выдохнула, успокаиваясь, - если бы я не лезла не в своё дело, то профессор Диам, - кивок на стол с цветами, - умерла бы. И твою сестру обвинили бы в её смерти. Ты этого хотела бы?

- Ты... - девушка покраснела и поджала губы, а потом разочарованно махнула рукой, - много ли ты понимаешь, столичная штучка!

И больше не говоря ни слова, обошла меня и скрылась за дверью, так что я осталась одна.

Выходит, Тиана всё же уехала...

Я достала из кармана связку ключей, покрутила их задумчиво и прошла к стенду с расписанием. Получается, что целителей всё же скинули на меня, и, судя по тому, что первая лекция у шестого курса, а ректор так и не появился, мне придётся самой себя представлять им. И заодно объяснять, куда подевался их прежний преподаватель.

Удивительно, но мне даже не было страшно. Возможно, дело в том, что за последние дни я и так пережила слишком много потрясений, а может быть, из-за того, что, наконец-то, научилась относиться ко всему по-другому. Не мучая себя сомнениями и неуверенностью.

В шкафу нашлись планы лекций, а в журнале были отмечены последние пройденные темы. Ну, что же, нужно идти вперёд, к очередным свершениям.

Вот только выйти из кабинета не успела, как дверь открылась, и я увидела Тильду. Девушка покрутила головой, выискивая кого-то, а когда увидела меня, приветливо махнула рукой.

- Светлого утра, Аделия, - искренняя улыбка озарила её лицо, - мне поручили проводить тебя на лекцию к шестому курсу, идём?

Значит, представлять меня всё же будут.

- Идём, - согласно кивнула.

Подхватила журнал и тонкую папку с говорящим названием «6 курс», и поспешила выйти в коридор, вслед за девушкой.

Первые несколько шагов между нами висела тишина. Всё же слухи сделали своё дело, но меня почему-то это больше не трогало. Какая разница, что она думает обо мне? Да и не настолько мы близки, чтобы переживать из-за этого.

- Ты молодец, - на ходу бросила девушка, одарив меня ещё одной улыбкой, - после вчерашнего ребята считают тебя настоящим героем. Особенно студенты Диам.

Я оглянулась. Когда шла в учебный корпус, ребят было мало, но и они учтиво кланялись, приветствуя меня. Впрочем, я не придала этому значения, витая где-то в своих мыслях. А сейчас посмотрела на всё иначе.

Студенты и правда провожали нас взглядами. И со всех сторон летели робкие голоса.

- Да? - всё ещё не веря, переспросила Тильду, на что девушка усмехнулась:

- Конечно. Ты знаешь, иногда слухи разбиваются о поступки. А ты вчера спасла человека на глазах студентов, так что в это им поверить теперь куда проще, чем в столичные сплетни.

Я посмотрела на неё, сбившись с шага. Если бы всё было так просто, как говорит Тильда, но... Мне хотелось в это верить.

- Наверное, - ответила уклончиво, не желая признаваться в своих тайных надеждах.

У двери аудитории девушка замерла, посмотрела на меня внимательно и ободряюще коснулась плеча:

- Не бойся, я думаю, целители рады твоему назначению.

На это я тоже надеюсь.

- Тиана уехала? - всё же спросила, пока мы не вошли.

Тильда скривилась, будто лимон проглотила, и пожаловалась:

- Уехала, ещё вчера вечером. Я бы тоже хотела побывать в столице, - последнюю фразу она выдохнула обиженным тоном, так что пришёл мой черёд усмехаться.

Так вот почему она не довольна. Хотя чему я удивляюсь? С её тягой к моде и всему столичному, Тильда с удовольствием бы поменялась местами с Тианой.

За дверью аудитории было тихо, будто там и не было никого, но когда мы вошли, то я увидела ребят. Они собрались в углу, сгрудившись над столом и что-то внимательно рассматривали. На скрипнувшую дверь никто из них даже не обратил внимания.

- Кхе-кхе, - демонстративно прокашлялась Матильда, а я невольно приподнялась на носочках, пытаясь увидеть, что такого интересного они там нашли.

Но за спинами ребят, конечно же, ничего не разобрала.

На покашливания Тильды обернулось несколько студентов, а потом, словно цепная реакция, каждый из учащихся оборачивался, округлял удивлённо глаза и быстро пробирался к своему месту.

Когда все расселись, девушка просто представила меня:

- Как вы уже знаете, это профессор Лоусон, теперь она будет вести у вас целительство.

После её слов в аудитории воцарилась тишина, такая, что к ней можно было бы прикоснуться руками. Густой, обволакивающий туман волнения подкрался ко мне и вопреки собственным заверениям, что я совсем-совсем ничего не боюсь, руки предательски дрогнули.

Первой заговорила высокая девушка с длинной русой косой, что вилась по плечу и спускалась под стол:

- Всегда или только на время отсутствия профессора Хрит?

- На время отсутствия, - подтвердила её слова Тильда, ещё и кивнула, чтобы ни у кого не осталось сомнения, что их прежняя преподавательница вернётся.

Вот только ребята отреагировали совсем не так, как ожидалось.

Девушка пожала плечами, опустив взгляд к тетради:

- Жаль.

И по аудитории пронёсся вздох разочарования.

Я едва не открыла рот от удивления, а Тильда, напротив, посмотрела на меня и в её взгляде горело: «Я же тебе говорила!»

На этом представление и помощь секретаря ректора завершилась, она распрощалась, оставив меня один на один с ребятами. Стоило двери закрыться, как на меня вновь накатила неуверенность, но я с ней справилась довольно быстро.

- Итак, дорогие студенты! - заговорила первой, лишь бы разорвать неприятную тишину. - Я не успела ознакомиться с тем, что вы проходили последним с профессором Хрит. Никто не желает рассказать предыдущие темы?

Пока говорила, прошла к преподавательскому столу и положила на него журнал и папку. А когда обернулась, увидела, что со своего места поднялась всё та же девушка:

- Можно? - спокойно поинтересовалась она.

Кивнула.

- Я Мариса Шойт, - представилась девушка, выйдя в центр аудитории. - Последние темы, что мы проходили, касались цвета ауры, и как по нему определить то или иное заболевание.

- Практика?

- Нет, проходили только в теории.

- Хорошо, - кивнула задумчиво, и только хотела сказать Марисе, чтобы она садилась на своё место, как девушка произнесла:

- Можно спросить?

Посмотрела на неё, и кивнула.

- Вы спасли профессора Диам, забрав яд из её организма. Разве это правильно? - тут Мариса замешкалась и добавила: - Я имею в виду, что это опасно, и вы могли пострадать.

Украдкой оглянулась на аудиторию - ребята замерли, сверля меня взглядами, и ожидая ответа с таким же интересом, каким горели глаза студентки, что стояла передо мной. Тяжело вздохнула:

- Садись, Мариса, я сейчас расскажу.

Уголки её губ дрогнули, будто она попыталась подавить довольную улыбку, и только потом она заняла своё место, вооружившись ручкой, готовясь делать записи.

Что же - вот и расплата за моё геройство. Теперь нужно донести до ребят, что мой поступок был обусловлен и критической ситуацией, и умением контролировать потоки магии.

- Раз вам интересна эта тема, - я подошла к доске, вооружившись мелом, - то слушайте внимательно.

За спиной зашуршали листы, заскрипели скамьи.

- Разберём конкретный пример, - я начертила табличку, подписав несколько столбцов. - Профессор Диам, не молодая женщина. Соответственно, её организм уже не настолько силён и вынослив, чтобы сопротивляться даже небольшой дозе яда. В нашем случае, яд в её крови пробыл слишком долго, я думаю, не меньше получаса, что привело к сильной интоксикации. И без того больное сердце вряд ли бы справилось с такой нагрузкой. Если бы времени после приёма лекарства прошло меньше, то не пришлось бы прибегать к таким решительным мерам. Поэтому я вытянула яд из её организма, но при этом была уверена, что у доктора Аттэ будет, как минимум пятнадцать минут, чтобы очистить мою кровь.

На самом деле, в этом я не была уверена, точнее об этом с доктором мы точно не договаривались, и мне не было известно, есть ли у него необходимое зелье. Хотя об этом ребятам знать совсем не обязательно.

- Целитель должен сделать всё возможное, чтобы спасти пациента, но так же вы должны трезво оценивать свои силы и умения. Мы с вами обязательно подробно разберём несколько случаев, и я покажу вам, как нужно направлять магические потоки, чтобы ни в коем случае не навредить больному и себе тоже.

- Её отравила профессор Хрит? - невысокий парень поднялся со своего места и посмотрел на меня исподлобья.

Я замерла с поднятой рукой, оглянувшись на студента через плечо. А потом обернулась, и спокойным тоном пояснила:

- Профессор Хрит ошиблась. Точно так же, как может ошибиться каждый из нас, ведь от ошибок никто не застрахован.

Я не оправдываю Тиану, но и обвинять не имею права. Последнее дело самоутверждаться за счёт чужих ошибок, тем более, перед учащимися.

 - Мне бы не хотелось так ошибаться, - не вставая с места, произнесла черноволосая девушка. В её глазах горела настороженность и сомнение, а ещё, кажется, сожаление.

Махнула рукой, призывая молодого человека сесть, сама же обошла кафедру и остановилась у первого ряда столов.

- Ребята, я понимаю ваши чувства, - перевела дыхание, пытаясь не выдать собственного волнения, - но ошибки случаются. Невозможно предвидеть всё. И, я уверена, профессор Хрит сожалеет о случившимся, гораздо больше, чем вы думаете.

Студенты молчали, по упрямо сжатым губам было понятно, что они мне не верят, гл я говорила искренне. Во время практики в центральной столичной лечебнице я видела всякое. И то, как доктора пытались помочь безнадёжно больным, и как хоронили своих пациентов. К сожалению, целители не боги, нам неподвластно всё на свете. Конечно, это не относиться к Тиане, её проступок следствие халатности. Впрочем, мне хочется верить, что этот случай станет для девушки своеобразным толчком к исправлению.

- Я предлагаю нам больше не возвращаться к этой теме, осуждать человека за спиной самое гнусное дело. Мне бы хотелось услышать от вас, как часто вы посещаете лечебницу для практических занятий?

Эта тема куда безопаснее вопросов об ошибках.

Ребята переглянулись между собой и неуверенно ответили, путаясь в словах:

- Пару раз в месяц.

- Нет, наверное, один раз.

- В этом месяце ещё ни разу не были.

А вот это плохо. На шестом курсе практика должна быть не меньше двух раз в неделю, а лучше три.

- Хорошо. Давайте начнём с того, что на следующей лекции я устрою вам тест по темам, и постараюсь обговорить с ректором график практических занятий.

Студенты согласились. Оставшуюся часть занятия, мы решили посвятить знакомству друг с другом. По сравнению с начальными курсами, с целителями мне было куда комфортнее. Ребята не пытались задеть меня или унизить. Кажется, им было интересно всё - и сколько часов в столичной академии уделяют целительству, и какие темы для диссертации самые востребованные, и возможно ли устроиться на работу где-то в окрестностях Олаты, после обучения здесь.

Группа оказалась дружной, так что я не могла сдержать счастливую улыбку. Всё же приятно, когда общение не напоминает поле боя. Правда, счастье длилось совсем не долго. После приятного шестого курса, меня ожидал третий, с Микой во главе.


Глава 17 | Стажировка в Северной Академии | Глава 19







Loading...