home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5

Давид спускался в бассейн под восхищенными девичьими взглядами. И…. надо отдать парню должное, на фоне «колобков» он выглядел очень даже…

Фигура равнобедренным треугольником, кубики бицепсов, узкие бедра… и поразительно мало растительности на теле.

На ногах, немного на животе и на груди.

Не заросли, а так… аккуратная плантация.

— Мотя!

— Малечка, ты лучше смотри. А то останешься в первую брачную ночь с мужем и под кровать с воплем полезешь? Я вам свечку держать не буду, и так за тебя с Лораном целовалась. Бэээ…

— Неприлично так разглядывать мужчину!

— А если он в одних трусах?

— Эммм…

Мир Малены таких ситуаций не предполагал. А Матильда не видела в красивых мужчинах ничего плохого. Она и на Давида смотрела, как на произведение искусства. Но как не поиздеваться над сестренкой? Чуть-чуть, беззлобно…

— Могу утопиться…

— Не надо.

— Тогда вообрази, что это — античная статуя. Они и без трусов ходили, климат позволял.

Малена, уже ознакомленная с античным искусством, фыркнула.

— Как нам быть? Я плавать не умею.

— А я… м-да, поплыли к стене бассейна, буду контроль передавать. А то ведь утоплю гада.

— Давай…

Малена прочно заякорилась к поручню. И вовремя — Давид продемонстрировал себя всем и подплыл, словно Нептун.

— Малена, здравствуйте.

— Добрый день, господин Асатиани.

Фамилию явно услышали «русалки». Отлично.

— Минут пять — и они атакуют. Продержимся?

— Должны.

— Давай тогда двигаться по поручню к выходу?

— Давай…

— Малена, нам надо бы поговорить, — Давид не обращал внимания на окружающих. Что они ему?

Это же ОН! Сам Асатиани!

— Говорите, — вежливо разрешила Малена.

— Я… Антон мне все рассказал.

Давид явственно подбирал слова, чтобы не обидеть девушку, и выглядело это очень забавно. Но смеяться Малена не спешила. Только поощрила мужчину наклонением головы, мол, продолжайте, любезнейший, не стесняйтесь.

— Мы действительно разговаривали о тебе с Антоном. И наверное…

Малена молчала. И постепенно продвигалась к лесенке.

— Я бы хотел…

На этом печальном и ответственном месте Давид был основательно протаранен боевой пловчихой. Которая так вписалась в него грудью, что Матильда даже присвистнула.

— Крепкий у нас силикон выпускать стали!

— Что?

— Потом покажу…

Действительно, девушки были венцом косметологии.

Полные губы, груди, попки… при узкой талии и костлявых тельцах явно не обошлось без торжества химии. Но это их проблемы…

Малене все это было безразлично, равно как и Матильде.

— Ой! Простите, я такая неловкая, — защебетала «русалка», намертво вцепляясь в Давида.

Малена бы так не сказала.

Девушка умудрилась вклиниться как раз между ними, намертво вцепиться в Давила, прижаться к нему грудью, да еще и поглядеть на Матильду этак… предупреждающе-злобно. Вали отсюда, мол, пока не притопили!

Занято!

Малена и спорить не стала. Наоборот, послала девушке благодарный взгляд, отчего та даже рот открыла и хлебнула водички. И помахала Давиду одной рукой.

— Ничего страшного, господин Асатиани, не смею вас отвлекать от важных дел.

И рванула по лесенке наверх.

Жаль, далеко уйти не удалось, она наткнулась на Антона.

Великий и Тщеславный шествовал к бассейну в окружении еще трех девушек.

— Додик, плыви сюда! Тут такие… Малена?

«Такие» тут же зашипели, но Малене было не до них.

— Антон Владимирович, приятно было повидаться. Всего наилучшего.

— Малена!

— До свидания.

Если Антон и хотел что-то сказать, то девушки ему такого шанса не дали. Вцепились намертво.

— Что-то мне подсказывает, что мы сюда ходить не будем, — подвела итог Матильда.

— А у вас в городе есть места, где можно просто поплавать? Без… этого?

— Ванная.

— А бассейн?

— Будем поискать.

Одевалась Матильда, как солдат-срочник, за время горения спички. И вылетела из раздевалки.

Поздно!

— Черрррт!

— Матильда!

— Лови контроль!

Девушка выпрямилась, расправила плечи и спокойно пошла к стойке.

Спина прямая, голова поднята, ноги ступают легко и уверенно. И совсем не важно, что на ее пути стоят и Давид и Антон. Оба в одних плавках.

Кстати, очень симпатичные мужчины.

У Давида плечи пошире и шерсти побольше.

У Антона кубики на прессе лучше проработаны, а ноги покороче.

— Мотя, ты о чем думаешь?

— А плечи у Давида пошире.

— А у Антона руки изящнее… МОТЯ!!!

Малена повелась в очередной раз, но какое там стеснение? Какие комплексы?

Помилуйте, о чем вы?

Девушка улыбнулась.

Она бы прошла мимо, не останови ее Антон.

— Малена, уделишь нам пару минут?

— Как прикажете, Антон Владимирович.

— Пошли, посидим в баре.

Вслух Малена ничего не сказала, но взгляд у нее был очень выразительным, потому что Давид фыркнул.

— Кто платит, тот и танцует. Хоть голым приди…

Малена промолчала. И каких же трудов ей стоило заткнуть Матильду. Но взгляд ее был очень выразительным. И направлен он был в сторону девушек, уже шести штук, которые кучковались неподалеку и злобно косились на девушку.

Вот что в ней нашли парни?

Есть же ОНИ! Красивые, умные, на все готовые, раскованные… а тут мышь серая? И все ей? За что такая несправедливость?!

Малена думала примерно так же. Но ее уже вели под руки к бару. С двух сторон, чтобы не сбежала.

«Марсельеза» вспомнилась как нельзя более кстати, жаль, никто не оценил шутки, когда Матильда принялась ее насвистывать себе под нос. Ее просто взгромоздили на барный стул.

— Что будешь?

— Ничего. Спасибо.

— Малена, — надавил голосом Антон.

— Минеральной воды. Без газа, — озвучила слова Матильды герцогесса, которая и не знала, что можно заказать в таких ситуациях.

— Мне грейпфрутовый фреш, Додик, а тебе?

— Гранатовый сок.

Стаканы материализовались на стойке словно по волшебству. Бармен смотрел заинтересованно, видимо, ему такая ситуация тоже была в новинку.

Малена покрутила стакан. Красивый, тяжелый…

— Хрусталь. Не дешевка.

— Ты в этом разбираешься?

— Так, немного… — Матильда не то, чтобы разбиралась, просто по весу это было не обычное стекло.

Первым слово взял Антон.

— Малена, извини. Мы были неправы.

Девушка едва не навернулась с табурета.

Они?

Неправы?

Точно, где-то сдох последний динозавр.

— Мы не хотели тебя обидеть, — вставил свои пять копеек Давид.

Малена смотрела спокойно. Парни ждали. Чего?

Прощения?

Разрешения вести себя дальше так же?

Ну уж — нет.

— Я могу идти, господа?

— Малена, давай это забудем? — Антон смотрел, как чеширский кот.

— Я уже забыла, Антон Владимирович.

— Ты сюда тренироваться пришла? — а это уже Давид.

— Да.

— Оставайся. Составишь нам компанию?

— Простите, господин Асатиани, этот вечер у меня занят.

Равно как и все остальные. Фраза повисла в воздухе.

— Кем? — уточнил Антон.

— С двух сторон атакуют, гады, — Матильда занервничала. Для Малены в этом ничего странного или страшного не было, в монастыре и похуже бывало.

— Я могу идти, Антон Владимирович?

— Малена, я бы хотел, чтобы ты осталась.

— Простите, Антон Владимирович, этот вечер у меня занят.

Девушка мило улыбнулась, намереваясь покинуть компанию. Давид перехватил ее руку, явно начиная терять терпение.

— Малена, хватит. Мы перегнули палку, конечно…

— Простите!

И на Матильду опрокинулся стакан вишневого сока.

Девушка вскочила с визгом. Специально взяла ноту повыше…

— Ой! Простите!

Извинялась одна из «русалок» очень искренне. И почему ей никто не поверил?

Матильда оглядела себя. На майке вишневое пятно, напоминающее очертаниями Австралию. И на джинсы немножко попало. М-да…

Очень хотелось удрать куда подальше, но воспитание не пропьешь. И не прольешь.

— Простите, господа. Мне надо привести себя в порядок. Надеюсь, вы не будете скучать?

Милая улыбка всем троим, включая девушку. И старт за угол.

В гостеприимные объятия «пловчих».

— Ты! — Включила режим наезда самая грудастая. — Ты вообще кто такая?

Малена сориентировалась мгновенно.

— Где тут запасной выход?

Девушки растерялись.

— Девочки, еще раз — где тут запасной выход, пока эти два героя не опомнились? — потребовала Малена.

— Туда, — указала одна из девушек. — А ты что…

Малена поманила ее пальцем.

— Я — его сестра. Только меня в младенчестве потеряли.

— Чего?

Все настолько опешили, что Малена прекрасно и вырвалась из окружения и нырнула в запасной выход. Аккурат за минуту до появления в коридоре Давида.

Парни догадались, что их покинут, не прощаясь, но изменить уже ничего не могли.

Девушки сдвинули ряды плотнее, выпятили губки, округлились грудями и пошли на штурм. Давид аж попятился, но было поздно. Его профессионально взяли в окружение.


* * * | Зеркала. Дилогия | * * *