home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Матильда Домашкина

День начался вполне обычно.

Антон, кофе, болтовня с Маленой, отправка писем, прием почты, посетители…

До обеда все было нормально. А в обед…

Увидев в окно тот самый джип, Матильда малодушно застонала.

— Малечка, ЗА ЧТО?!

— Вестимо, за грехи твои тяжкие, — язвительно отозвалась подруга.

— Малечка!!!

— Передавай управление, — Малена беззлобно подсмеивалась над подругой. Да, не с Матильдиным характером вежливые переговоры вести. У нее метод один… два. Либо в нос, либо по печени. А как там дальше пойдет — врачу виднее. Боевая у нее сестренка.

Матильда радостно отдала весь контроль над телом в руки Малены, а сама расслабилась. И приготовилась наслаждаться представлением.

Малена автоматически поправила волосы, улыбнулась своему отражению в зеркале и принялась печатать. А нечего время терять…

Такой ее и увидел Давид.

Светлая прядь падает на щеку, лицо спокойное и сосредоточенное, пальцы легко бегают по клавиатуре, голубое платье подчеркивает летний загар…

Не красавица. Но есть в ней нечто такое, выше красоты. Порода, воспитание…

— Добрый день, — чуть кашлянул Давид.

Малена оторвалась от компьютера и одарила его нечитаемым взглядом больших серых глаз.

— Добрый день, господин Асатиани.

— Малена…

— Антон Владимирович у себя. Я доложу о вашем приходе?

— Не надо. Я к тебе.

Малена не стала изображать изумление. Аристократки не гримасничают нелепыми обезьянами в попытке показать то, чего не чувствуют. Это нелепо и глупо, они не комедиантки.

Они либо выказывают эмоции, которые испытывают в данный момент, либо держат на лице вежливую маску. Малена сейчас поступала именно так.

— Я хотел извиниться.

— В нашем мире сдох последний мамонт, — прокомментировала Матильда.

— Может, у него совесть проснулась?

— Ты в это веришь?

— Нет. Но вдруг?

Вслух комментировать Малена ничего не собиралась, вот еще. Она молча смотрела на Давида, заставляя того нервничать.

И — продолжать.

— Мы с Антоном действительно поступили недостойно. Ты не давала нам никакого повода, и обсуждать тебя при посторонних людях, да еще в таком ключе, было непорядочно с нашей стороны.

— Фигасе! А мальчик-то небезнадежен? — от души изумилась Матильда.

— Придется прощать, — согласилась Малена.

Давид правильно понял, что покоробило девушку, а это уже заслуживало внимания.

Малена чуть улыбнулась.

— Господин Асатиани, ваши извинения приняты. Я не держу на вас обиды.

Давид расцвел в ответной улыбке. По мнению Матильды — непропорциональной.

— Тогда… ты позволишь?

Малена вскинула бровь.

Матильда в очередной раз позавидовала этой гримаске. Вот у подруги она получалась совершенно органично, а когда то же самое попробовала изобразить перед зеркалом Матильда — вышла удивленная обезьянка. А вот не гримасничай, если не умеешь!

— Позволю — что?

На стол опустились два небольших листочка.

— Это билеты на концерт органной музыки. К нам приезжает Филип Новак, знаменитый органист, и сегодня вечером будет концерт.

— Где?

— В костеле на Садовнической.

— ГДЕ?! — искренне удивилась Малена. — В храме?

Удивление было ненаигранным, но все же, все же…

Костел в городе был не один. Было их три штуки, центральный, на Садовнической, еще один на окраине города, маленький, и второй такой же маленький вообще в пригороде, но орган, хороший, настоящий, большой, был только в одном из них. И раз в месяц там проводились концерты органной музыки.

Приглашались музыканты, два-три часа играли, потом уезжали.

Доступ на концерт был открыт для всех желающих. В конце концов, к Богу приходят и через музыку.

Матильда туда не ходила, и конечно, ни о чем таком не знала. Вот Малена и удивлялась вместе с подругой.[35]

Давид развел руками.

Да, в храме, и что такого?

— Приглашаю тебя посетить концерт в знак примирения.

Малена даже растерялась.

— Тильда?

Матильда вздохнула. Она знала, если она сейчас запретит Малене идти, та не пойдет. Но ведь…

Не в Давиде Асатиани дело, в концерте! А запретить сейчас Малене, это как показать ребенку конфетку и отнять ее. Напрочь…

Можно сходить в другом месяце, но это еще когда будет! А с их режимом жизни, с их нервами, с их проблемами…

Может, Малена уже будет в столице, какой тут концерт?

— Надо идти, — вынесла вердикт Матильда.

Малена чуть склонила голову.

— Господин Асатиани, я с благодарностью принимаю ваше приглашение.

Давид улыбнулся еще шире.

— Я за тобой заеду после работы?

Малена посмотрела на билеты.

— Концерт начинается в шесть вечера?

— Да.

— Что ж…

С работы она уходила где-то полшестого. Как раз будет…

— Надеюсь, моя одежда подойдет?

Давид улыбнулся еще раз.

— Это же костел. Строгих правил там нет, не стоит ходить с вырезом до пупа, или в джинсах, а так… не погонят.

Малена оглядела себя.

Простое платье чуть ниже колен, крой — футляр, рукава три четверти, из украшений цепочка с кулоном в виде жемчужины, волосы заплетены в «колосок»…

Нормально.

Давид, кажется, тоже так думал.

— Пусть билеты остаются у тебя?

— Зачем? — удивилась Малена.

— Если передумаешь и решишь пойти без меня, я не стану тебя осуждать.

Малена впервые взглянула на парня без раздражения. И даже мысленно поставила ему плюсик. Но…

— Господин Асатиани, я уже дала вам слово.

Давид поднялся со стула и изобразил легкий поклон.

— Тогда вынужден откланяться. Пойду, зайду к Антохе…

— Одну минуту, — рефлексы никуда не делись. Малена коснулась селектора. — Антон Владимирович, к вам господин Асатиани.

— Пусть заходит, — отозвался шеф, и Давид скрылся за дверью.

Матильда коснулась ладонью билетов на концерт.

— Так странно…

— У товарища развито творческое воображение.

— Орган… никогда не слышала.

— У вас их пока нет?

— Наверное, нет…

Матильда нашла ссылку в компьютере и щелкнула мышкой. Наушники заполнила «Аве Мария» под орган.

Малена слушала. Пока не закончилась музыка, а потом медленно положила наушники на стол. Покачала головой.

— Нет. Этого у нас нет. Но… я хочу!

Матильда вздохнула.

— Рехнешься строить.

— Все равно!

— И кто на нем играть будет?

— Эмммм…

— Малена, давай так — посмотрим все в интернете, если срастется, попробуем чертежи скопировать, или что там, ну и у вас построить. Если у вас клавесины делают, то и орган смастерят. А вот ноты и игра… отдельный вопрос.

— Но решаемый?

— Попытка — не пытка, — Матильда пожала плечами. — Попробуем, потом посмотрим.

— Спасибо…

— Не за что, сестренка. Не за что…


Шарлиз Ролейнская, дочь е.в. Самдия | Зеркала. Дилогия | * * *