home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Рид, маркиз Торнейский

— Ваша светлость, проблема.

Рид посмотрел на дядюшку Стива.

Тот бы серьезен и чем-то сильно обеспокоен.

— Случилось что?

— А то ж. Этот болван, Ифринский…

Согласно теории вероятности, на сто человек всегда найдется пара идиотов.

Не просто найдутся, но и вляпаются. Вот и…

Молодой барон Ифринский принадлежал к этим самым. Которые — идиоты.

Нет, дураком он не был, ничуть, но вляпаться мог. Весело и с брызгами.

И ведь не скажешь, что дурак, что руки из задницы растут, что вояка плохой… в тренировочных схватках Ифринский и у Рида выигрывал, случалось. Но…

— Что на этот раз?

Слушая дядюшку Стива, Рид время от времени морщился. Где б, чего ни говорили, все равно все зло от баб. А от кого ж еще?

Если девушка идет в лес, понятно, что идет она не с подругой, за ягодами, а с желанием найти на свою голову приключений. Это же всем понятно!

Дочка старосты из деревеньки Лиснявки отправилась в лес именно за голубикой. Но…

Кой шервуль вынес туда же Романа Ифринского? Да случайно. Поохотиться мальчик решил, свежатинки в рацион добавить. Но гвардия — это не арбалетчики. Хоть у них и есть арбалеты на вооружении, но гвардейцы больше мечники, пикинеры, маршировать красиво они могут, а вот меткая стрельба — это другое. Да и вообще, арбалет — неблагородное оружие, которым рыцарю еще лет сто назад пользоваться было зазорно. И косуля, подраненная невезучим арбалетчиком, удрала от него в лес.

Ифринский, вместе с двумя приятелями, помчался вдогонку.

Гнался за оленем, наткнулся на девушек.

Одна оказалась поумнее, и тоже рванулась в чащу так, что только ветки затрещали. Естественно, ее не догнали.

А вот вторая, как раз дочка старосты, оцепенела от страха. И оказалась весьма легкой добычей.

Распаленные погоней охотники не стали церемониться с крестьянкой.

Девчонку изнасиловали и бросили в лесу. То есть, конечно, все было по добровольному согласию, и даже пару серебряных господа охотнички ей оставили…

Как оказалось, вторая девчонка далеко не убежала. Переждала погоню, вернулась и видела, как насилуют подругу, а потом помогла ей встать, оправиться и добраться до деревни. И теперь стояла перед маркизом, и дрожа от страха, отвечала на вопросы.

Да, гербы видела.

Вон тот, тот и тот.

Особые приметы?

Уж простите, господин маркиз, а только как их разглядишь, вжимаясь личиком в сосновые иголки? Не хотелось ей оказаться второй на веселой пирушке.

Рид скрипнул зубами и повернулся к Ифринскому.

— Правду говорит?

Выглядел он так, что соплячье не стало отпираться. А стало бы…

Рид не задумываясь, спустил бы штаны с мальчишек при всем честном народе, и приказал позвать лекаря или повитуху, чтобы осмотреть. Девчонку они насиловали втроем, наверняка какие-то следы остались. Не на теле, так на белье. Кровь, к примеру.

Роман врать не стал.

— Было. И что?

А действительно, что?

Ситуация вполне житейская, другой командир и не почесался бы, разве что приказал еще пару монет дать. Или плетями прогнать наглых селян. В зависимости от командира и настроения.

Только не Рид.

Потому что была Мелисса Тарен, которая с риском для жизни спасла малыша, которая все сделала, чтобы ее сын… да, шервуль всех сожри, ее сын, она искренне считала несчастную Меган Торнейскую своей сестрой, а Рида почти своим сыном и любила малыша, как мать! И плевать, что была она не аристократкой!

Крестьянкой, такой же, как лежащая сейчас в доме старосты изнасилованная девушка.

Рид глубоко вздохнул, собрался с мыслями.

— Значит так. Деньги у тебя с собой есть?

Роман кивнул, отдавая маркизу кошель.

Рид принял его и так же тяжело посмотрел на двоих дружков Романа.

— Чего ждем?

Теперь в руке Рида оказалось три приятно тяжелых кошеля. И он, не заглядывая, протянул их старосте, чтобы услышать секундой позже три возмущенных вопля. То есть вопль и два булька. Видимо, кто-то понял и заткнул сопляков, которые возмущались по поводу ТАКИХ ДЕНЕГ, да крестьянке. И тех, что уже дали, хватило бы!

Оно и правильно.

Староста кошельки принял, но смотрел недовольно.

Рид спешился.

Посмотрел в глаза крестьянину, потом стоящим за его спиной парням. Судя по злым глазам и семейному сходству, один точно сын. Второй, может быть, еще какой родственник, а может и жених девчонки.

И что-то подсказывало Риду, что если не уладить ситуацию добром, то разные возможны проблемы.

Стрела — она не разбирает. Прилетит из чащи, и поминай потом по храмам.

— Все я понимаю, уважаемый… тебя зовут-то как?

— Вестенем кличут, ваша светлость.

— Знаешь, кто я.

— Кто ж маркиза Торнейского не знает в наших краях.

— Тогда сам понимать должен, казнить я их не смогу. И женить на твоей дочери — тоже.

— Можно подумать, ей такое в радость будет, — староста смотрел зло, глаз не прятал.

— То-то и оно. Я с них только деньги могу взять, авось, хватит на приданое? Или добавить еще?

Вестень прикинул мешочки на руке, вздохнул.

— Тут на доброе хозяйство хватит. С таким и мужа найти можно, который на дитя глаза закроет, если случится несчастье.

— Найди девушке такого? А коли ребенок будет, не губи невинную душу. Я еще не раз здесь проеду, заберу мальца.

Рид говорил достаточно тихо, чтобы никто не разобрал. И был серьезен в своем намерении. Бастард — это тоже интересно… в некоторых раскладах.

— Коли ребенок будет, вырастим, не изверги ж мы, ваша светлость.

— Так разное бывает.

— Слово даю, ваша светлость.

А взгляд был такой же, нехороший.

Кто-то другой мог бы и вытянуть крестьянина плетью, но… к другому крестьяне и не вышли бы. А Рид старался подобных вольностей не допускать.

Восьмилапый!

Да будь он здесь со своим отрядом, и не дернулся бы никто к девчонке, знали, что маркиз грозен. Но эти-то…

Гвардия!

Ар-ристократия!

Увидели, захотели… и мозги тут рядом не стояли!

Рид посмотрел на дядюшку Стива.

— Ты уж позаботься, чтобы эта троица жизни радовалась?

Мужчина молча кивнул.

Рид поглядел на старосту.

— Доволен, уважаемый?

Не доволен. Но понимает, что и того мог бы не получить.

— Благодарствую, ваша светлость.

И все же, все же…

Когда крестьяне, кланяясь, ушли, Рид посмотрел на парней.

— Вы… и!..

Маркиз в паре энергичных выражений охарактеризовал всю родню как Ифринского, так и его друзей, сплюнул и махнул рукой.

И напутствовал напоследок.

— Лучше вам даже до ветру втроем ходить. А то прилетит стрела, да куда не надо.

— Я дворянин! — взвился Ифринский.

— Вернусь в столицу — лебедями из гвардии полетите, — пообещал Рид. — И даже ждать не стану. В Равеле развернетесь, да и проваливайте. Жалуйтесь, сколько захотите…

Роман дернулся. Друзья удержали, а то Рид бы его с удовольствием проткнул насквозь. Эх, жалость какая…

Маркиз махнул рукой и отвернулся от сопляков.

Скоро уж Равель будет, прогнать их там, к Восьмилапому и всем его слугам, пусть убираются обратно. Доедут — их счастье.

Не доедут…

И не жалко.

Дуракам, которые в своей стране ведут себя, как в завоеванной, в гвардии делать нечего.

— Не круто ты взял? — тихо осведомился дядюшка Стив.

Рид покачал головой.

— Ты в столице крутишься. А я вот на границе…

— И? Люди-то везде одинаковы…

— Поверь, лучше б этим соплякам из Равеля по реке уплыть. Или еще как, но этой дорогой не возвращаться. Сам знаешь, земли здесь бывшим воякам дают… видел, как староста смотрел?

— Не поднимут же они руку на благородного?

— Стреле — все равно.

Рид даже не сомневался в этом.

Когда под смертью живешь, когда степняки налететь могут, когда то сам отбиваешься, то соседям на помощь летишь… тут себя крепко уважать начинаешь.

— Крестьянка…

— Будь она твоей дочерью?

Стив махнул рукой и замолчал. Так и ехали, не подозревая, что их ждет впереди, не обращая внимания ни на взгляды, ни на перешептывания…

День, может, два, и Равель будет…


* * * | Зеркала. Дилогия | Город Равель. Градоправитель, его сиятельство граф Равельский