home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

12

Русский солдат должен снимать седло за десять секунд, юбку с дамы за две и часового с первого удара.

Приписывается неведнику светлейшему князю Суворову

Собрание мастеров воинских наук, ежегодно устраиваемое на Стрелецком поле, в этом году стало красочным зрелищем для многих тысяч горожан и гостей столицы.

Групповые и парные бои, индивидуальные упражнения и показательные выступления витязей русского войска, а также учителей воинских наук, было поистине ярким и запоминающимся праздником.

По традиции бои шли по парной системе, когда проигравший выбывает из состязаний. Поединки позволили выявить очередного победителя, которым стал Кузьма Прохоров, командир первого батальона Отдельной пластунской бригады специального назначения.

Победитель, как и заведено, получил титул боярина и именной булатный меч из рук государя-императора, а его имя занесено на стену Кремля.

Второе место занял чемпион Южного войска подполковник Аскер Булатов, также получивший из рук царя награду – титул дворянина и именной золочёный шлем, а третье – капитан Лао Ши, воин из ханьцев на русской службе, получивший от государя золотой кубок. Кроме того, все три призёра получили боевого коня из царских конюшен и комплект доспехов чрезвычайной прочности и небывалой лёгкости, а также деньги в размере десяти, семи и пяти тысяч.

«Московское время». 20 ревуна 7362 года

Очнулся Горыня резко и сразу, словно внутри включили свет, и первое, что он увидел – потолок, расписанный цветами и орнаментом в китайском стиле с красивой резьбой по дереву. А повернув голову набок, встретился взглядом с седым бородатым мужчиной в плотном халате и со смешной круглой шапочкой на голове.

– Во зай нали?

– О, мой господин, можете говорить по-русски, – произнёс старик без малейшего акцента и улыбнулся.

– Что, мой китайский так плох? – Горыня улыбнулся в ответ.

– Честно говоря, он ужасен. – Старик с едва заметной улыбкой покачал головой. – Вы говорите, словно дикий маньчжур, хотя и без русского акцента. – Он сделал жест рукой, и девушка в ярком платье поднесла маленькую чашку на золотом подносе. – А теперь я попрошу вас выпить этот эликсир. Он придаст силы вашему ци и гармонизирует потоки в теле.

Напиток оказался чуть кисловатым, но приятным и хорошо утолил жажду.

– Вы находитесь во дворце Цяньцингун, который вашими трудами освобождён от захватчиков, как и весь Запретный город, и Бейлинг. Захватчики здесь потерпели полное поражение и большей частью уничтожены и взяты в плен. Я, придворный лекарь, Ченг Гуанг божественной императрицы Шоуэнь, назначенный её личным приказом наблюдать за вашим выздоровлением, и, как врач, могу свидетельствовать, что вы полностью здоровы.

– А?.. – Горыня откинул лёгкое, но тёплое одеяло и посмотрел на грудь, ожидая увидеть как минимум шрам от меча, но в этом месте была лишь чёрточка светлой кожи.

– Мы залечили внутренние органы и убрали шрам. И здесь, и на спине. У господина очень сильное тело, и мне оставалось лишь немного помочь ему в лечении. Думаю, вы и сами бы излечились, если бы сумели вынуть меч из тела.

– А как вообще обстановка? – Горыня сел на кровати и потянулся, проверяя тело.

– Враги Поднебесной в основном перебиты, а остатки окружены в Гуйчжоу. Сейчас Высочайшая и божественная Шоуэнь, что заняла трон империи, собирает армию, чтобы полностью уничтожить врага и вновь принести мир и процветание на землю Поднебесной империи.

– И много их там?

– По сведениям вашего небесного капитана господина Орлова, около ста тысяч. – Врач поклонился.

– Сто тысяч – это прилично. – Горыня посмотрел на себя и, поняв, что полностью обнажён, вопросительно посмотрел на Ченга.

– Ваша одежда полностью пришла в негодность, и небесный капитан Орлов, в бесконечной доброте и мудрости своей, прислал вам новую. – Три девушки, вошедшие в зал с деталями от парадного мундира, синхронно поклонились.

– А оружие? – уточнил Горыня, подзывая служанок жестом.

– Всё, что было при вас – здесь, и только ваш меч мы не смогли поднять. Каждый, кто приближался к небесному оружию, получал удар молнией и терял сознание. Так что мы выставили караул и оградили его от людей. – Видя замешательство Горыни, Ченг снова поклонился. – Позволит ли Небесный Воин, чтобы недостойные дочери Чжун-Го помогли ему принять вид достойный встречи с Божественной?

– Почему недостойные? – Горыня улыбнулся, смотря на пригожие лица китайских красоток. – Девчонки чудо как хороши, но только я привык одеваться сам.

– Возможно, вам понравится? – с хитрой улыбкой предположил лекарь, сделал короткий жест пальцами. Девицы в бодром темпе накинули на Горыню рубашку и, склонившись до земли, аккуратно, словно на стеклянного, надели трусы, а затем и брюки.

От такого сервиса мужское естество начало интересоваться окружающим миром, а целитель, заметив это, тут же предложил «урегулировать ци» с помощью имеющихся здесь же девиц. В ответ Горыня медленно вздохнул, беря под контроль организм, и одинокий боец тут же погрузился в спячку, на что Ченг разразился целой лекцией о дисбалансе токов Инь и Янь в организме и общей вредности сего процесса.

«Коновал», – внятно подумал князь и так посмотрел на целителя, от чего тот сразу заткнулся и, тяжело вздохнув, уставился куда-то вдаль. Но хватило его ненадолго. Как только Горыня оделся, Ченг тут же разразился потоком цветистых фраз, рассказывая князю, какой он красавец, и как будет счастлива его жена, понеся дитя от такого славного воина.

Теперь вздохнул Горыня и, пристально посмотрев на лекаря, попросил его проводить к месту отдыха меча.

Накрытый куполообразной конструкцией из бамбука и шёлка и охраняемый сразу пятью воинами дворцовой стражи, Святогоров меч лежал там, где и был оставлен. Дыру на полу, продранную ногой нарха, уже зашили, да так, что и следа не видать, а всё, что осталось от покойного, собрали в большой медный чан, включая меч, лежавший сверху.

Стоило Горыне взять Святогоров меч в руки, как по телу разошлась тёплая волна, словно тот радовался встрече. Князь с благодарностью коснулся губами лезвия и, вложив его за пояс, подошёл к чану.

Меч нарха не впечатлял. Обычный прямой меч, который в Европе называли «бастард» за то, что тот был меньше двуручника, но больше одноручного оружия. Лезвие плоское с широким основанием, гарда прямая, без изысков… Понятно, что сделано было оружие из высокотехнологичных материалов, но это было просто оружие, в отличие от Святогорова меча. А вот браслеты и пояс заинтересовали Горыню, так как были явно из мира высоких технологий. Мерцающий зелёный столбик был размером почти во весь индикатор, что недвусмысленно говорило о полных батареях, и, помедлив полминуты, Горыня надел на себя все детали.

«Такая корова нужна самому», – подумал он, когда жара вдруг отступила и стало значительно прохладнее, а когда он попытался взять в руки шлем нарха, то почувствовал, будто рука в толстой перчатке. Между пальцами и металлом шлема была прослойка в пару миллиметров, не мешавшая тактильному контакту.

«Занятно. – Горыня ещё раз внимательно посмотрел на браслеты. – Какой-то скаф или защитная оболочка». Но учитывая, что ему наверняка предстояло участие в окончательном решении вопроса с пришельцами, то такая защита была совсем не лишней.

Поскольку шлем тоже был просто горшком из металла и пластика, Горыня решил в качестве подарка императрице оставить меч нарха и шлем, полагая, что в качестве реликвий те будут смотреться куда эффектнее, чем невнятные браслеты.


Шоуэнь стояла за одной из драпировок и внимательно рассматривала Небесного Воина, который, по словам уцелевших наложниц ацтекских правителей, уничтожил двух из них, и не понимала причин своей медлительности. Она хотела войти в зал в сиянии богатых одежд и украшений, поразив северянина совершенством своей красоты, но чуть задержалась, чтобы внимательно его рассмотреть, и неожиданно для себя стояла уже несколько минут, не сводя взгляд с высокого и широкоплечего воина. Когда тот подошёл к месту боя с Шолотлем, он, конечно, первым делом поднял свой клинок и даже поцеловал его, коснувшись губами стали, но вот потом… Рассмотрев меч своего врага, отложил его в сторону, явно не заинтересовавшись, а серые, переливающиеся огоньками браслеты и пояс, изучив, надел на себя, и снова удивил императрицу, отложив в сторону богато украшенный шлем. Глубоко вдохнув воздух, она жестом оставила свиту и, откинув в сторону занавесь, решительно вошла в зал.

Как ни тихо двигалась Шоуэнь, Горыня сразу услышал шорох ткани и повернулся к ней. Поняв, кто перед ним, глубоко поклонился и, с трудом припоминая все титулы правителей Поднебесной, уже собирал из слов предложение, но императрица успела раньше.

– Приветствую тебя, Воин Небес. – Шоуэнь изящно взмахнула рукой, показав на возникший словно по волшебству столик и пару кресел. Она получила прекрасное воспитание и знала кроме русского ещё пять языков, а также была осведомлена о правилах европейского этикета.

Вот и сейчас она предпочла отказаться от придворных правил Поднебесной и предложить дорогому гостю более привычный для него формат общения.

А гость был действительно дорогой.

Империя, получив удар десанта двухсот тысяч воинов, уже трещала по всем швам, и неожиданное его появление хоть и было обещано небесным заступником Чжен Го – Гуань Юем, резко изменило расклад сил, но вот такого никто не ожидал. Ворваться в одиночку во внутренний дворец, уничтожить полторы тысячи отборных воинов и двух вражеских богов… Да, от них осталась только пыль, но придворные маги точно установили, что это всё, что осталось от Уицилопочтли и Шолотля. Да, оставался ещё Кецалькоатль, но вокруг него всего половина армии, а те, что остались в столице, как-то разом потеряв свой боевой дух, были перебиты или взяты в плен и не представляли угрозы.

Так что проблема в целом была решена, и даже стотысячное войско в провинции Гуйчжоу не могло изменить ситуации. Уже подходили полки с границ империи, формировались новые, и командовавший войсками Сангэ Ринчен обещал, что уже через месяц соберёт армию в полмиллиона и уничтожит захватчиков. Но всё началось с безумного прорыва этого северянина в Запретный город.

– Хорошо ли себя чувствует Воин Неба? – Шоуэнь, отогнав одним движением пальцев служанку, сама налила драгоценный горный чай в чашку гостя и пододвинула к нему.

– Просто превосходно, Божественная. – Горыня не вставая поклонился. – У вас прекрасные лекари, и они совершили настоящее чудо, вылечив меня.

– Это было несложно. – Шоуэнь рассмеялась негромким серебряным смехом. – Для такого героя было не жалко потратить самые лучшие эликсиры.

– Боюсь, они ещё понадобятся. – Горыня вдохнул аромат и глотнул из чашки. – Дело ещё не окончено. Армия в сто тысяч отборных воинов-орлов и воинов-ягуаров прольёт много крови.

– Самое главное уже сделано. – Юная императрица налила себе чай и тоже пригубила ароматный напиток. – Как говорят у вас, хребет этому зверю мы переломили, а дальше будет проще.

– Что-то мне не верится. – Горыня покачал головой. – То, что началось так просто, не может закончиться легко.

Императрица удивлённо приподняла тонкие брови.

– Вас обнаружили практически при смерти, и это вы называете «просто»?

– Ну, так не умер же. – Князь улыбнулся. – А тут сто тысяч воинов. Да ещё не просто же они забрались туда. Значит, что-то делают там, и не хижины строят.

– У нас это называлось «Поле цветов крови», – спокойно пояснила Шоуэнь. – Все детали обряда, конечно, утеряны, но общий смысл понятен. Демон крови, вызванный из-за Кромки, сначала пожрёт всех воинов, которых они привезли с собой, а потом и армию, что блокирует их вокруг. Может, захватит и соседние города, и посёлки. И тут беда не только в том, что погибнет огромное количество людей, но и в том, что на огромной территории в течение нескольких сотен лет не будет расти ничего, кроме сорной травы, а у нас не так много земли, где можно возделывать рис и другие культуры.

– Есть план? – спросил Горыня, глядя в красивые миндалевидные глаза китайской императрицы.

– Это всё в руках Сангэ Ринчена – моего лучшего полководца. Но насколько я знаю, он собирался сначала обстрелять центр фигуры вызова из пушек, а после ударить тяжёлой пехотой.

– Не лучший вариант. – Горыня покачал головой. – Думаю, для начала можно сбросить в центр пентаграммы бомбы, что есть на борту нашего воздухолёта, а когда они там перемешают всё, ударить из пушек и пулемётов. Ну и напоследок, чтобы всё там до конца зачистить, можно и кавалерию, и пехоту, и вообще всё, что нужно. Я так понимаю, что из всех троих последний самый сильный колдун?

– Да, это так. – Шоуэнь тяжко вздохнула. – Сангэ Ринчен говорил, что вождь иноземцев может сжечь сотню солдат одним взмахом руки.

– Ну, что он там может, мы ещё посмотрим. Предметно. – Горыня усмехнулся. – Кстати, а вот такой длинный цилиндр из прозрачного камня вы куда дели? Это не моя вещь, и её надо бы вернуть. Да и в предстоящей схватке не помешает.

Императрица сделала какой-то знак, и через несколько минут пожилой слуга внёс на подносе медный пенал.

– Твой амулет гасил всю магию во дворце, и нам пришлось его не только спрятать в футляр, но и убрать в ящик, где мы держим опасные артефакты. А ты собираешься принять участие в битве? – Она чуть приподняла пушистые бровки в удивлении.

– А как же. – Горыня кивнул. – Иначе кровью умоемся. А этого ему и надо. Да и купол магический из пушек не пробить.

Шоуэнь как-то странно посмотрела на князя и кивнула, но не словам Горыни, а скорее собственным мыслям.

– Скажи, а зачем это всё тебе? – Несмотря на странную форму вопроса, Горыня понял его смысл и улыбнулся.

– Китай – страна большая, шумная и не всегда добрая к своим соседям. Можно, конечно, было предоставить вам возможность разбираться самим, но, во-первых, была вероятность, что в результате пострадает вообще вся планета, а во-вторых, я предпочту, чтобы у нас под боком была сильная процветающая держава, с сытым народом и благополучным государственным устройством, чем дикое поле с кровавыми скачками. Ну и очень важно то, что Китай в перспективе будет очень значимым и сильным игроком на политической карте. Да, мы будем соперничать, возможно. где-то ссориться, но вы не британцы, в языке которых просто нет слова совесть и долг, как ответственность перед страной и людьми. И если покопаться, мы не сильно-то отличаемся от вас. Семья, дети, честный труд и долг перед страной – всё это составляет суть и русских людей, и жителей Поднебесной. И у вас, и у нас много народов, соединившихся под одной крышей и вынужденных договариваться, чтобы жить в мире. И эта способность договариваться, принимать общие правила и следовать им, она очень важна, и то, что отличает страны разрушительные от стран созидательных.


Утром третьего дня в столицу прискакал гонец от Сангэ Ринчена, с сообщением о том, что все войска заняли позицию для атаки.

«Рарог», уже готовый к вылету, прогревал моторы на площади перед дворцом, когда на борт в окружении крошечной свиты взошла принцесса Шоуэнь, одетая в лёгкое платье из белого шёлка с узорчатым поясом, на котором висел прямой меч цзянь в потёртых деревянных ножнах. Сопровождавшие её девушки были тоже вооружены, а на одной – широкоплечей и высокой уйгурке – была даже стальная кираса.

– Надеюсь, вы не будете возражать против нашего присутствия на борту? – Императрица лукаво улыбнулась и чуть склонила голову набок.

– Ну что вы, благословенная. Я счастлив видеть вас на борту нашего воздушного корабля, – соврал не поморщившись Горыня, хотя на языке крутились совсем другие слова. – Вам покажут каюту, а через час пришлю матроса с тёплыми вещами и кислородными масками. На высоте холодно и тяжело дышать.

– И что нам с ними делать? – спокойно поинтересовался капитан «Рарога», рассматривая землю в мощную стереотрубу.

– Менять весь план атаки, конечно. – Горыня вздохнул. – Если эта вздорная девчонка погибнет, то очень многое развалится здесь в Китае. И её-то императорство было под очень большим вопросом. А не приведи чего случится, так и вовсе усобица начнётся. А нам этого совсем не нужно. Так что, Борис Львович, вступать в бой только в крайнем случае и с величайшим бережением. – Он завис над развёрнутой картой уезда и снова вздохнул. – Давайте потихоньку подниматься на две тысячи, а через час будем забираться на пять. Кто его знает, что там происходит и как далеко эти гады пуляются.

– Так я же позавчера летал на разведку? – удивился Орлов. – Вроде всё тихо.

– Так вы и не стреляли.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

Двойной горизонт