home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

13

Что может быть лучше яркого приключения с запоминающимися встречами и необыкновенными событиями? Приключение, в котором вы выжили.

Тайной Канцелярии старший советник Николай Николаевич Миклухо-Маклай

Пограничная стража сообщает, что при попытке провезти запрещённый груз на территорию империи задержаны трое злоумышленников, среди которых колдун италийский Джузеппе Бальсамо, также именуемый Джакомо Калиостро, с двумя ассистентами. Обнаружен при них огромный запас склянок «эликсира бессмертия», каковой был предназначен к продаже через сеть аптек и светских салонов губернских городов и столицы империи.

Стража также сообщила, что уже задерживала шарлатана в 5630 и 6022 годах, а более ранних записей не имеет.

После проверки груза оказалось, что во всех склянках, и в тех, что сделаны были с большим искусством из дорогого цветного стекла и золота, содержится обыкновенная вода, каковую предполагалось продавать по десять гривен за порцию.

Как инициатор мошенничества Джузеппе Бальсамо был приговорён к тридцати ударам плетью, а его ассистенты по двадцать, каковые и были приведены в исполнение, после чего мошенники были выдворены с территории империи, а товар подвергнут уничтожению.

«Имперские вести». 21 грудня 7361 года

Гонки на бронеходах на приз Военного приказа состоятся на ратном поле близ села Кубинка, в час пополудни двадцать пятого ревуна. Места под навесом заказывать в конторе купца Калашникова и братьев Копытиных. Места же стоячие возле финишных врат бесплатные.

«Московская правда». 22 грудня 7361 года

Горыня лично проверил, как надели маски императрица и её свита, поскольку цена ошибки была очень велика, и ушёл в рубку. А воздухолёт все забирался и забирался вверх. «Рарог» мог подняться до восьми тысяч метров, но столько и не требовалось. Остановив подъём на семи тысячах, небесный корабль завис над центром выжженной площадки, где тысячи воинов копали землю, размечая узлы огромной, в десять километров, фигуры вызова. В центре фигуры находилась небольшая, всего метр высотой, пирамида, сверкавшая гранями, словно была сделана из стекла. А чуть вдали от фигуры, буквально в паре десятков километров, уже стояли шатры армии Сангэ Ринчена, и были видны флаги подходящих полков. На первый взгляд, воинов в армии китайского полководца уже было вдвое больше, чем захватчиков, но люди всё шли и шли.

Как и было договорено с командующим армией, войска к утру третьего дня уже были готовы к штурму. Пушки распределены по батареям, а части прорыва заняли свои места в колоннах. Но и тем, кто прибывал в последний момент, тоже находилась работа. Их сразу сбивали в части резерва, распределяя вокруг площади.

С земли тоже заметили воздухолёт, и если воины армии Сангэ Ринчена махали флагами и трясли оружием, то весь центр фигуры вызова мгновенно накрыл силовой купол.

– Борис Львович, похоже, пушки уже на позициях?

– Да, – отозвался капитан, тоже рассматривавший землю через мощную оптику. – На позициях, и обслуга уже рядом с пушками.

– Ну, тогда и нам начинать.

– Слушаюсь, господин адмирал. – Орлов кивнул и, подтянув к себе трубку переговорного устройства, отдал короткую команду: – Бомбовая палуба, десять на десять, сброс.

Десяток вытянутых оперённых снарядов – полная загрузка элеватора – устремились к земле. Бомбы, спроектированные специально для пробивания магических щитов, весили около десяти килограммов и были снаряжены довольно злой смесью взрывчатых веществ фугасного действия.


Берш – мастер-навигатор эскадры, принявший в этом мире лик кровавого бога Кецалькоатля, – узнал о смерти своих соратников в тот же момент, когда они превратились в пыль. И то, что они лишились посмертного воплощения, было куда серьёзнее, чем их гибель. Всегда была возможность выдернуть души из-за Кромки, восстановив тело и вернув таким образом погибших. Но не сейчас. Кто-то или что-то, убившее его экипаж, лишило их этой возможности, и вот это было самое неприятное. А ещё он самым примитивным образом не успевал закончить сложную фигуру вызова, хотя его воины трудились уже пятые сутки подряд, копая канавы линий будущей фигуры вызова. Плохие предчувствия заставили его резко уменьшить размеры будущей гетакомбы и сократить уровень вызова на две ступени. Пять тысяч тел его воинов уже выложили своими телами дно канав, образуя внешний круг, но внутренний всё ещё не был закончен. Да, армия, которая собиралась его штурмовать, была плохо вооружена и ещё хуже подготовлена, но их было так много, что его могли просто завалить телами. На небо он не смотрел, и лишь когда поверхность защитного купола начала сотрясаться от мощных взрывов, поднял голову. Где-то в вышине висел примитивный, но от того не менее смертоносный летательный аппарат, просаживающий защитный купол каждым попаданием.

– Ав ишин!

Новая порция снарядов устремилась вниз, и купол просел ещё наполовину. Берш влил в защиту энергию из резерва, но заряженных концентраторов было совсем немного. Он рассчитывал пополнить их за счёт магического обряда и взял с собой лишь пару штук. Остальные были пусты и ждали потока в узловых точках пентаграммы. Кроме того, воины, работавшие уже пятый день без сна и отдыха, требовали постоянной подпитки.


– Третий пост, десять на сто, – подал команду командир корабля, и десять стокилограммовых бомб, укреплённых на внешних пилонах, сорвались в свой первый и последний полёт.

Тяжёлые бомбы врубались в купол на предельную глубину и отдавали всю энергию взрыва на разрушение оболочки, и уже четвёртая взорвалась, прогнув защиту на десяток метров.

Нарх не успел ничего сделать, как от следующего взрыва с громким хрустом защитный купол распался на быстро тающие сгустки энергии, а упавшие на центр пентаграммы бомбы перемешали с грязью и песком не только амулет активации, но и отборных воинов-ягуаров, стоявших вокруг своего повелителя.

Сам Кецалькоатль после близкого разрыва полсотни килограммов гексогена превратился в облако туманной взвеси, размазанное по воздуху, и откат удерживающих заклинаний резко, до потери сознания ударил по воинам.


Когда Сангэ Ринчен увидел, что магическая защита рухнула и в самую гущу вражеских войск упали несколько мощнейших бомб, он поднял руку и уже готов был отдать команду на штурм, как что-то его остановило. Буддист по вероисповеданию и гениальный полководец по призванию, он тем не менее не отягощал карму бессмысленным кровопролитием, предпочитая брать в плен, а не уничтожать врагов. Но сейчас, видя, как валятся на землю ацтекские воины, устилая землю своими телами, он оторвался от подзорной трубы и оглянулся на сигнальщика.

– Погасить фитили, разрядить пушки. Передовым отрядам дойти до позиций врага и начать сбор оружия.


Когда «Рарог» опустился возле ставки главнокомандующего, почти все воины, которых привёл покойный нарх, были не только разоружены, но и накрепко связаны, но всё равно продолжали лежать.

Как галантный кавалер, Горыня помог императрице спуститься, но вместо того чтобы отпустить руку, она сжала её крепче, и князю пришлось идти рядом.

Когда перед Шоуэнь поставили одного из солдат – высокого широкоплечего мужчину в пятнистом одеянии воина-ягуара, императрица подошла ближе и внимательно посмотрела на лицо, исчерченное линиями татуировок. Глаза ягуара были закрыты, а сам он стоял лишь потому, что был подпёрт с боков парой крепких бойцов.

– Что с ним?

– Спит, блистательная хуаньди. – Придворный лекарь низко поклонился.

– Спит?!!

– Видимо, они несколько дней жили на магической подпитке, и когда воины неба убили их мага, то поток энергии прекратился, и они уснули. Теперь будут спать ещё сутки-двое, а кое-кто уже и не проснётся. Среди воинов было много ослабленных и раненых. Но минимум две трети очнётся.

– Семьдесят тысяч? – Шоуэнь покачала головой. – Зачем нам столько пленных?

– Позволено ли мне будет сказать, дочь неба… – Горыня поклонился.

– Говори, Воин Неба. – Шоуэнь улыбнулась. – Благодаря тебе победа наша не омрачена кровью моих воинов.

– Посмотри на этих воинов. – Горыня кивнул на воина-ягуара, которому не давали упасть. – Они высокие, сильные и ловкие. Только лучшие из лучших могли стать воинами-ягуарами и воинами орлами. Можно заставить их рыть канавы, можно продать их в Индию, где весьма ценят сильных рабов, но лучше всего оставить их в Поднебесной. Пусть работают над улучшением породы. Кроме того, из них получатся прекрасные учителя воинских искусств, да и просто солдаты. Деваться им некуда. Их корабли сожжены в порту, а путь до их родины – неблизкий.

– Что скажешь, сын мудрости Гуань? – Шоуэнь посмотрела на мага-лекаря, и тот едва заметно улыбнулся.

– Это хорошее решение, сиятельная хуаньди. Я сам хотел его предложить, но боялся, что справедливый гнев на пришельцев не позволит тебе проявить милосердие.


Горыня всё ждал, откуда же придёт проблема, уж больно всё просто прошло, особенно если учесть, что покойные были если не боги, то уж очень близко к этому, но проблема подошла, откуда он совсем не ждал.

Пленных ацтекских воинов начали быстро растаскивать по провинциям Китая, и в скором времени можно было ожидать появления смешанного потомства, а в столице Поднебесной затевался огромный праздник. С фейерверками, раздачами вина и всякими прочими увеселениями.

Горыня, капитан Орлов и прочие члены экипажа «Рарога» были на этом празднике главными гостями, и каждому досталось от щедрот империи. Дорогими подарками, всеобщим вниманием и конечно же острыми, словно метательные иглы бяо, взглядами ханьских красавиц, от которых не могло устоять ни одно мужское сердце.

А самого Горыню взяла в такой оборот императрица Шоуэнь, что утро второго дня он встречал на её широком ложе, отдыхая от трудов ночных и заодно слушая пространную лекцию о сложностях юной императрицы с выбором будущего мужа и отца для детей, а также о способе хитро обойти все эти проблемы с помощью Спасителя Поднебесной империи и Небесного Воина, посланного самой Гуаньинь.

Князю вся эта скачка была совершенно не нужна, но посол России в Поднебесной не только разъяснил все сложности молодой императрицы с выбором будущего консорта, но и передал послание от российского императора, где ему прямо приказывали не отвергать Шоуэнь, так как отказ создавал массу проблем между соседними государствами. Но переживал Горыня недолго. Секунд пятнадцать, а может и того меньше, а затем постарался извлечь максимум удовольствия из ситуации, тем более что гибкая, подвижная и очень красивая Шоуэнь была ненасытна и не оставляла времени на самокопания и рефлексии.


В обратный путь отправлялись в сверкании фейерверков, шелесте флагов, которыми была увешана вся столица Поднебесной империи, и сиянии огромной радуги, которую придворные маги подвесили в небе над всей столицей… И вновь, словно дежавю, на широкой ковровой дорожке стояла императрица, довольно поглаживая свой животик.

С собой на родину увозили не только богатые подарки, но и дары императору России, а также нового посла Поднебесной в Российской империи, и торгового представителя, который должен был заключить соглашение о поставках в Китай современного вооружения и другой техники.


– А вы, Горыня Григорьевич, тоже времени зря не теряли, как я вижу. – Орлов, тоже заметивший движение руки хуаньди, усмехнулся.

– Что значит «тоже»? – Горыня повернулся в сторону капитана.

– Так наших офицеров и матросов, можно сказать, расхватали по рукам. Никто не спал в одиночестве. Народ-то у нас в экипаже, один в один, широкоплечие да рослые. Не в пример ханьцам. Так что улучшали породу как могли. – Он рассмеялся. – Непонятно только, что супруге говорить, если эта история всплывёт.

– Рескрипт государя. – Горыня пожал плечами. – Можете даже сослаться на мой прямой приказ. Конечно, выглядит история не очень красиво, но куда хуже было бы, начни мы бегать от китайских женщин. Вот уж позора было бы…

– Это да. – Капитан кивнул и посмотрел на часы. – Хорошо, что с утра вышли. К ночи будем в Чите и заправимся. Заодно движки посмотрим. Что-то мне шум первого и третьего не нравится.

– А там что, ремонтная база? – удивился Горыня.

– Так с полгода уже. – Орлов подошёл к планшету, над которым трудился навигатор. – Осенью открывают первый маршрут на Дальний Восток, и на расстоянии дневного перехода сделали опорные станции. Топливо, запасные части и даже члены экипажа, которыми можно подменить своих. Ну мало ли кто с болезнью слёг, или ещё что. Но теперь, наверное, будут делать станцию и в Бэйцзине. На лошадях-то сюда добираться с полгода, а может, и больше.

– Как сказал мессир Артуа, «русские специально придумали воздушные корабли, чтобы дороги не строить». – Горыня рассмеялся.

– Да как их тут построишь? – Капитан пожал плечами. – Тысячи вёрст между городами. Никаких денег не хватит. Ну, может, в будущем, когда машины такие сделают.

– Обязательно сделаем, Борис Львович. Сношения между губерниями, да от мелких городов и весей, с губернскими городами. Не все могут себе позволить летать по воздуху. Так что дороги всё равно строить. Воздухолёты это лишь частичное решение проблемы. А для массового движения грузов нужны будут и обычные и железные дороги, и вообще много чего. Но это дело будущего, а грузы и людей нужно доставлять прямо сейчас. Так что сейчас мы с князем Кропоткиным будем закладывать новую фабрику под воздухолёты малого и среднего класса. Максимально простые, дешёвые, надёжные как молоток, и большими сериями. Хочу, чтобы в каждой губернии был свой воздухолётный парк. У нас огромная страна, Борис Львович, и от транспорта очень многое зависит. Транспорт для страны – это как артерии для человеческого тела.

– Да меня-то уговаривать не надо. – Капитан усмехнулся. – Только вот старые семьи недовольны. Они-то раньше были для людей светом в окошке. Государь далеко, а они вот тут, рядом. А теперь и в техническую школу можно уйти, и в волхвы, и вообще много оказий разных появилось. И кому они теперь нужны? Эти вот выступления, что недавно были, можно сказать, только цветочки.

– А не будет ягодок. – Горыня встал перед панорамным стеклом и опёрся на поручень, провожая взглядом город, тающий в дымке. – Кто не впряжётся в общеимперскую телегу, того просто уничтожим, ну или выкинем из страны. Опоздали они свои порядки устраивать. Дёргаться, конечно, будут, но без толку. Только добьются того, что их вырежут под корень. Очень много людей почувствовали новые возможности и просто так их не отдадут. Вот представьте, что какой-нибудь замшелый боярин начнёт вами командовать? Пошлёте же, и будете правы. А тут целая страна. Так что ничего им не светит. В школах боевых волхвов детей общинников да городских работников больше двух третей. А в армии, на офицерских постах и того больше.

– А как же старые фамилии? – не сдавался Орлов.

– Да так и будут. Вот Гагарины. И в чести, и богаты. А кто не захочет верно служить отечеству – пожалте в холодную. Там в Тайной Канцелярии им голову быстро на место поставят. Или совсем снимут.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

Двойной горизонт