home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement





Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

16

В своей обители, в возрасте ста шестидесяти пяти лет, почил в бозе великий магистр ордена Песочных Часов Жоффре д’Артуа, герцог Бургундский.

Великий конклав ордена Песочных Часов своим единодушным решением выбрал магистра Луи д’Альбера своим великим магистром. Церемония введения в достоинство будет проведена январём месяцем, по окончании траурных и праздничных обрядов, в замке ордена в Альгамбре.

Благие вести от ордена Песочных Часов. 30 августа 1854 года

Общее число мануфактур, делающих части воздухолётов, в Европе увеличилось до сорока трёх. Также значительно выросло количество сталелитейных фабрик и оружейных производств. Таким образом, перевооружение европейских армий, начатое год назад, завершено наполовину.

В основном формируются стрелковые полки и полки тяжёлой пехоты, имеющие на вооружении прочные стальные кирасы и шлемы, для защиты от ружейного огня. Также, кроме формирования новых подразделений, существенно усиливаются старые и изменяются их суть и назначение, как, например, сапёрные части, получившие на вооружение паровые бронированные повозки, для растаскивания защитных сооружений и засыпания рвов непосредственно под огнём на поле боя. Следует упомянуть и гренадёров, получивших как новые гранаты, куда более мощные и лёгкие, так и скорострельное оружие – магазинную винтовку Джексона, и личное оружие – многозарядные пистолеты системы Вулканик.

Кроме этого ассигнованы значительные средства на инженерные разработки бронеходов в Германской (1 миллион 120 тысяч золотых марок) Британии (девятьсот тысяч фунтов) и Франции (2 миллиона 500 тысяч франков).

Наибольших успехов достигли британские инженеры в строительстве двигателей повышенной мощности и уменьшенной массы, а германцы – в создании пушек с ускоренной перезарядкой и новых снарядов.

Британские бронеходы «Георг» успешно испытаны на полях Атлантидской войны с Советом Племён и показали своё преимущество перед тактикой кавалерийской атаки.

Германские же бронеходы испытывались в Мавритании, и тоже показали себя с самой лучшей стороны.

У всех моделей есть определённые недостатки в проходимости и большом потреблении воды, но уже сейчас их можно считать изделиями, готовыми для ведения боевых действий.

1 первоцвета 7364 года Стрелково-артиллерийской части советник по особым поручениям, полковник Рытхэу

Традицию ежедневного доклада королю завёл ещё Вильгельм Четвёртый, а Виктория, ставшая королевой после гибели почти всей императорской фамилии, только упрочила этот обычай, введя ещё и еженедельный доклад, подробно раскрывавший все тонкости проходивших в мире процессов. Теперь на отчёт к королеве приходил не только премьер-министр, но и министр иностранных дел, руководитель разведки, первый лорд адмиралтейства и другие сановники, с полным отчётом о текущих делах.

А дела у Британской империи шли не очень хорошо. Так успешно начавшаяся война с аборигенами в Северной Атлантиде переросла в войну с Племенным Советом, в который объединились все народы Северной Атлантиды, и к настоящему времени постоянно отнимала людей и ресурсы, не давая ничего взамен. Многолетняя деятельность по захвату полуострова Индостан тоже продвигалась не очень хорошо. Сотни мелких индийских княжеств с удовольствием резались между собой за горстку золотых монет, но даже полностью перекупленный раджа мог быть убит в очередной войне, а его родственники, как правило, требовали пересмотра соглашения и новых денег.

Как-то ещё шли дела в Австралии, но там не было золота и вообще ценного сырья, и огромный остров приходилось использовать как тюрьму для нежелательных граждан.

Но великой торговой империи требовались деньги для контроля над транзитными путями, для того чтобы получать ещё большие деньги. Схватка за строящийся канал между Африкой и Евразией ещё только предстоит, а пока речь идёт о влиянии в портах на морском пути из Азии в Европу и судоходстве в Средиземноморье. Впрочем, Средиземное море уже, можно сказать, потеряно для Короны.

Королева прикрыла глаза, чтобы не выдать своего настроения перед подданными. Проклятые русские всё же захватили проливы, отжав турецкое население в Анатолию, а большую часть европейского наследия Турции отдав Болгарии, которая с такой силой ринулась наводить свои порядки, что этнических турков там, можно сказать, и не осталось вовсе.

Генри Джон Темпл, лорд Пальмерстон, увидев, что королева потеряла нить беседы, чуть прибавил громкости:

– Кроме того, на рынках тканей, в особенности простых плетений и шерстяных, наблюдается некоторый переизбыток предложения, связанный с тем, что Россия наладила машинную выделку тканей таким образом, что их себестоимость намного ниже нашей.

Королева подняла руку, останавливая доклад премьер-министра.

– За последние полгода это уже пятая область, откуда нас изгоняют русские.

– Шестая, ваше величество. – Пальмерстон поклонился. – Сначала они выбросили на рынок листовой металл дешевле на двадцать процентов, а сейчас предлагают крупногабаритные отливки для станочных фундаментов и других промышленных целей.

– И что же, нас, по всей видимости, совсем оставят без штанов? – Круглое лицо королевы скривилось, словно она глотнула уксуса.

– Осмелюсь заметить, моя королева, но нет. Русские не захватывают все области подряд. Для этого у них нет ни людей, ни ресурсов. Да и они не загоняют своих противников в угол, всегда оставляя приемлемый выход. Они с самого начала взяли курс на самые технологически ёмкие производства. Средства связи, оружие, двигательные установки и так далее. Уже сейчас их двигатели лучше наших как минимум на целое поколение, а разрыв только растёт.

– Неужели ничего нельзя сделать? Ну, купите этот мотор. Украдите наконец…

– Мы так и сделали, ваше величество. – Пальмерстон кивнул. – Но даже повторенный до мельчайших подробностей, он работал в сотню раз хуже. Воровать один двигатель бессмысленно. Нужно знать, какие сплавы были использованы в каждом конкретном случае и как обрабатывались. Даже стоящие рядом две детали, вроде одинаковые до мельчайших тонкостей, сделаны из разных сплавов, и это конечно же не просто так. Их научный отрыв на многие десятилетия, а может, и больше. Пока мы испытывали первый нефтяной двигатель, они уже ставили на свои дирижабли лёгкие бензиновые моторы. И в результате их летающие корабли быстрее, манёвреннее, несут больше оружия и в целом намного более смертоносны. Наши надводные корабли пока лучше, но от воздушных стервятников не укрыться. Один штурмовой дирижабль может с высоты в три мили растерзать целую эскадру просто по пути к месту сражения. А их воздушные носители лёгких летательных аппаратов – авиаматки, это настоящий кошмар любой армии. На воде, на земле и в воздухе.

Королева молча смотрела невидящим взором куда-то в пространство, и все присутствующие сановники не решались прервать эту паузу.

– А что наши друзья? – Виктория голосом выделила это слово, чтобы Пальмерстон сразу понял, о ком идёт речь. Тесный и сплочённый коллектив глав семей Барди, Кавендиш, Медичи, Стюарт и других, всегда помогал Британскому королевскому дому, конечно же не забывая о своих интересах.

– Я боюсь, что они сделают попытку договориться. – Глава кабинета вновь поклонился. – Не могу ничего сказать о том, насколько успешна будет эта попытка, но они обязательно попробуют. Уже сейчас многие страны оглядываются на Россию как на гаранта границ и мира, а история в Чайне только подлила масла в этот огонь.

– Рассказывают что-то совсем невероятное… – Королева позволила себе улыбнуться, показывая, как низко она ценит откровения подобного рода.

– И почти всё это было подтверждено рядом независимых наблюдателей. – Лорд протянул руку за спину, и один из помощников, стоявших рядом, вложил в неё папку серого цвета. – На основании писем торгового посольства Ганзы и других дипломатических представителей мы собрали достоверную картину, и она… пугает. Получается, что князь Стародубский вступил в бой с двумя богами и их пятитысячной охраной и вышел победителем. Во всяком случае, когда узкоглазые ворвались в свой Запретный город, то в живых было лишь пара сотен едва двигающихся воинов и собственно сам князь, которого проткнули мечом насквозь. Что не помешало ему уже через три дня вовсю радоваться жизни с императрицей Шоуэнь, а ещё через два дня добить последнего бога ацтеков и полностью лишить воли к сопротивлению стотысячного войска. Даже покушение, которое устроили на него германцы с помощью ордена Странствующих, принесло больше вопросов, чем ответов. Никакой амулет не может спасти от залпа из пяти картечниц в упор. А князь после этого растерзал опытных воинов в долю секунды и упал, лишь получив две пули в грудь, что уложило его в постель на десять дней, хотя должно было уложить в могилу. Есть мнение, что Горыня Стародубский не вполне человек, а значит, пытаться его убить – лишь навлекать на свою голову дополнительные беды.

– Но всё-таки две пули уложили его? – уточнила королева.

– Я хорошо знаю человека, который стрелял в князя, ваше величество. – Круглое лицо Пальмерстона, обрамлённое пышными бакенбардами, вытянулось, словно у лошади, жующей лимон. – Он не мог промахнуться. Если князя не убили две пули, разворотившие ему грудь, то там вместо сердца просто кусок стали. – И предваряя следующий вопрос Виктории, добавил: – Мы совершили больше десяти попыток как-то выяснить предпочтения князя. Девицы юных и зрелых лет, мальчики и мужчины, вино, азартные игры, деньги и собирание редкостей, но всё было бесполезным. Конечно, у него, как и у всех, есть слабые места, но выяснить их характер нам не удалось.

– Может, на него повлиять через жён? – Королева пристально посмотрела на лорда, придавая особый смысл своим словам. – Говорят, они настоящие красавицы?

– Возможно, но я бы не советовал, ваше величество. – Лорд поклонился ниже обычного, показывая, что он, конечно, выполнит этот приказ, если он поступит, но последствия предоставит расхлёбывать самой королеве. – На простое покушение русские ответили проклятием всего королевского дома Хоэнцоллернов и полностью распотрошили замковые кладовые Странствующих. Мы оцениваем взятое в миллиард золотых цехинов, что просто зубодробительный удар и по репутации ордена, и по финансовым делам. Конечно, не смертельный, но восстанавливать силы они будут столетия и вряд ли восстановятся. Но я даже не берусь представить, что сделают русские, если удар будет направлен на одну из берегинь. Так они называют тех, кто сохраняет силу Русской земли. Не берусь представить и надеюсь, что мне никогда не придётся этого делать. Если и наносить удар по русским, то для начала собрать коалицию, из всех ценных в военном отношении стран, и обеспечить отвлекающие удары с юга и востока. Тогда, скорее всего, мы сможем переломить хребет этому медведю. Но действовать нужно быстро и собранно. Никакой вольницы в войсках. Никаких долгих советов и выяснения диспозиций. Мгновенные кинжальные удары тяжёлой кавалерии, новейших панцирных мобилей и дирижаблей. Так, чтобы количество компенсировало их качество. По моим примерным наброскам, нам нужно около десяти миллионов солдат.

– Это огромная армия. – Королева Виктория покачала головой. – Даже прокормить её будет непросто.

– Значит, нападать нужно летом, когда дороги сухие, а в деревнях полно еды, и закончить войну до зимы. Взять под контроль всё побережье и столицу, а там империя сама развалится по границам княжеств.

– Это… план? – Королева вопросительно посмотрела на Пальмерстона.

– Да, ваше величество. – Лорд кивнул. – Кроме того, я взял на себя смелость ознакомить с черновыми набросками представителя наших друзей и получил в целом положительную оценку. Они готовы нас поддержать финансовыми и политическими ресурсами, для реализации замысла. Мало того, вчера срочной депешей я получил шифровку, где мне рекомендовалось ускорить работу над планом, так как время в данном случае работает не на нас. Русские постепенно уходят в отрыв, и уже через двадцать лет нам и пятидесяти миллионов будет мало. Но даже если сейчас мы на одного убитого русского отдадим трёх или даже четырёх человек, то считаю размен выгодным. Восстанавливать численность населения они будут не меньше пятидесяти лет, а то и больше. Тогда как нам для этого хватит и двадцати. Если бы этот спесивый индюк Наполеон Бонапарт взял с собой в поход на Россию ещё пару миллионов солдат, пусть даже выбрав гарнизоны крепостей по всей Европе, у нас бы сейчас не было и тени этих проблем. А угрозу из России мы бы оценивали с применением прилагательных: «сомнительный, маловероятный и бессмысленный».


Воевать в Европе не хотели. Чуть больше полугода назад отгремела совершенно провальная попытка захватить у России хотя бы маленький полуостров, в ходе которой погибло почти два миллиона солдат, и воспоминания эти были живы и в среде простых обывателей, и дворянства. Но мысль о том, что уже через десять лет ситуация может быть упущена навсегда, пугала ещё больше.

Россия, огромная, сильная и независимая от мнения перенаселённой Европы, не принимающая никаких «общих ценностей», список которых всё время изменялся, да ещё и так обидно богатая ресурсами, вызывала желание среднее между пойти пограбить и спрятаться поглубже в подвал. Как правило, второе следовало за первым и продолжалось до тех пор, пока не сотрутся воспоминания о грохоте русских подков по мостовым европейских столиц. Затем страх постепенно уходил, а жадность потихоньку возвращалась, и всё повторялось вновь.


И со страшным скрипом и метаниями военная машина европейских стран начала потихоньку разгоняться. Теперь к военному союзу пристегнули всех, даже тех, кто не хотел и не имел возможности воевать. Мелкие страны, с преимущественно крестьянским населением, страны, которые всегда «с краю», да и просто не желавшие ввязываться в очередную авантюру, испытали на себе такое давление со всех сторон, что отказавшихся не было. И начали европейские генералы с того, что собрали невиданную ранее армию из ста тысяч офицеров, для того, чтобы привести всех к единому стандарту командования и управления.

Изначально большие войсковые формирования воевали по полковому принципу, когда каждый полк выполнял отдельную задачу, поставленную в русле общей цели. Даже армии, бригады и дивизии в итоге состояли из тех же полков, действовавших довольно автономно, и даже снабжались точно так же.

Но пример русской армии, когда полк был не более самостоятельным подразделением, чем, к примеру, батальон, сильно возбудил европейский генералитет и заставил полностью пересмотреть принципы управления войсками, отказавшись в том числе от плотных построений и маршировке по полю боя. Скорострельные картечницы были очень убедительны для тех, кто сумел пережить близкое знакомство с ними.

Основой воздушного флота стали стометровые дирижабли с тройным рунным щитом, выдерживавшим многократное попадание пули винтовочного калибра и имевшим на борту пару скорострельных картечниц калибра пять линий.

Такие корабли строились по всей Европе, и к моменту начала боевых действий воздушная армада должна была насчитывать шестьсот вымпелов.

А ещё ударными темпами строился флот, в том числе и десантные корабли, причём в основном малого класса, и вовсю экспериментировали с зенитным вооружением, собираясь если не сбивать, то как минимум отгонять вражеские воздушные силы.


А в России словно не замечали лихорадочных приготовлений к войне. Построили и запустили в работу большой тракторный завод, выпускавший первое в этом мире универсальное тракторное шасси, на которое можно было поставить любую кабину и любое оборудование. Заводы, фабрики и крупные производственные комбинаты, заложенные несколько лет назад, начинали выходить на проектную мощность, делая тысячи нужных вещей, которые расходились по стране и всему миру, возвращаясь другими товарами и ценным сырьём.

Можно сказать, что изменения, произведённые князем Кропоткиным, наконец перешли в качественные, и промышленность совершила принципиальный скачок как в объёме, так и в надёжности выпускаемой техники.

Но и вопрос кадров решался на самом высоком уровне.

Фабрично-заводские училища, технические школы и прочие учебные заведения успешно выпускали механиков-водителей, мотористов и прочих технических специалистов. А была ещё и юношеская организация «Сварожич» под патронатом государя-императора, где занимались военным делом, и филиалы «Сварожича» были по всей стране, включая совсем уже далёкие посёлки и города, а раз в год лучших учеников и лучшие команды собирали в бывшем имении князей Потёмкиных «Артек», для отдыха, соревнований и награждения. Крепости Охотничья, Воздухолётная и Пластунская, Электрический Утёс, Китежград и Бухта Спокойствия принимали детей и подростков с ранней весны до поздней осени, и этот проект Горыня считал самым важным в своей жизни. Место, где не было ни социальных, ни финансовых различий, где дети бояр, ремесленников и общинников различались только по степени владения избранной специальностью и отметкам по общеобразовательным предметам.

Сословное общество не разрушалось одномоментно, а просто сословия теряли всякий смысл, так как права и обязанности каждого были равны, и каждый мог выбрать себе занятие по душе, не оглядываясь на предков и замшелые обычаи.

И это тоже было очень важным, потому что количество занятых в сельском хозяйстве постоянно уменьшалось, благодаря тракторам и механизации, а вот рабочие на заводы требовались постоянно. И речь тут не шла об уничтожении общин. Те же общины успешно пересоздавались на местах в виде фабричных комитетов и заводских обществ. А просто изменялась структура занятости. Но происходило всё не под палкой приказов, а вполне естественным путём, когда более удачливые общинники приезжали на побывку в родные деревни и наглядно показывали селянам, что в городе можно зарабатывать куда больше. Конечно, были и те, кто ратовал за «дедовские законы» и вообще жизнь старым укладом, но никто никого не тащил в город силой, не агитировал и вообще не звал.

Обезличенные листовки просто сообщали о том, какие условия проживания и оплаты труда есть на том или ином производстве, а клеили те листовки на «Указном столбе», а вот за срыв бумаги со столба уже полагались вполне конкретные наказания, от штрафа до плетей.


В положенное время Анечка, Катя и Лиза, а чуть позже Любава разродились крепкими и крикливыми малышами, а Анфиса даже двойней мальчишек, сразу превратив крыло дворца, где жил Горыня, в ясли с постоянным мельтешением мамок, нянек и запахом пелёнок.

К счастью, от Горыни не требовалось ни присутствие, ни участие в уходе, и почти сразу после рождения первенца – сына Петра – его выселили в гостевые покои, куда не доносился даже шум, поднимаемый шестью младенцами и их окружением.

К счастью, жёны рожали не разом, и когда все «отстрелялись», Горыня уже спокойно и с юмором воспринимал свой статус многодетного папаши.

Неожиданно дипломатической почтой из Бэйцзина от императрицы Шоуэнь прислали подарки для детей и их мам – яркие шёлковые одежды, украшения и искусно выполненные игрушки. Посол в империи Хань уже доложил, что императрица беременна и тоже ожидает появления наследника.

Мысленно наградив себя большой медалью «Осеменитель элитных тёлок», Горыня, как положено, отметил появление наследников и наследниц грандиозной пьянкой, на которой упоил весь состав Большого Государственного Совета и Личную Канцелярию Его Величества, включая выкаченные охранным и канцелярским сотням стоведёрные бочки вина.



Initiatory fragment only
access is limited at the request of the right holder
Купить книгу "Двойной горизонт"

Двойной горизонт