home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Сделка

– О, разумеется, оно там есть. Другой вопрос, покажется ли оно вам. – Степан Аркадьевич поскрипел кухонной дверью, постучал по тонкой щитовой стене. – Дом, конечно, довольно хлипкий. Ну а что вы хотите, раньше строили из чего придется.

– Но мы хотели что-то старинное, аристократическое. Пусть, конечно, и не замок, но особнячок хотя бы, – несколько разочарованно протянула девушка.

Она была какой-то аморфной и тусклой. Худая, с длинными каштановыми волосами и десятком пластмассовых браслетов на обеих руках. В то время как ее парень, коренастый здоровяк, выглядел на редкость приветливо и жизнерадостно.

– В риелторских конторах такие объекты есть, – сказал Степан Аркадьевич, обращаясь к парню. – Я узнавал. Но там дорого, очень дорого. Особенно много предлагают городские квартиры. Кого в них только нет: утопленные младенцы, растерзанные девушки, старики с проломленным черепом, отравленные мужья и жены с перерезанным горлом. Есть даже довольно раритетные экземпляры дворянского происхождения. Но, молодые люди, дачный вариант гораздо эффектнее и дешевле квартирного. С точки зрения подхода «цена-качество» дачи, несомненно, лучшее, что можно себе вообразить. Вы только оглядитесь: старый обветшалый домишко, унылый заросший участок, а вокруг лес и полоумные соседи… Более подходящую атмосферу для дома с привидением сложно себе представить.

– Да нет, все нормально, – сказал парень, выходя в переднюю и принюхиваясь. – Воняет тоже атмосферно. Все зависит от того, будет ли оно к нам являться. Я не хочу заплатить кучу денег за обычные прогнившие доски и нафталиновый хлам.

– Это можно было бы проверить. Мы заключили бы с вами договор на несколько дней. Вы бы пожили, посмотрели… Но дело в том, что я вынужден спешно продать этот дом. Завтра меня уже не будет в городе. Поэтому для вас – это прекрасный доступный вариант.

– Как оно хоть выглядит? – капризно спросила девушка, заглядывая поочередно в полумрак малюсеньких комнат.

– Это женщина. Пожилая и вредная. Она долго умирала прямо в этом доме. Упала с лестницы и не могла никого позвать на помощь. Мобильников-то раньше не было. Впрочем, даже сейчас здесь со связью проблема.

Парень с интересом уставился на крутую деревянную лесенку, ведущую на второй этаж.

– Однако весь смак истории в том, – воодушевленно продолжал Степан Аркадьевич, – что у бабки этой трое детей и пятеро внуков было, но никто за целых две недели так и не удосужился выбраться к ней проведать. Старушенция доползла до кухни и какое-то время кормилась тем, до чего могла дотянуться в холодильнике. Но потом из-за открытого перелома у нее началась гангрена. Короче, смерть ее была долгой, мучительной и одинокой. Берите, берите, не прогадаете. Очень выгодное предложение.

– Заманчиво звучит, – согласился парень. – Старушка как-то поприятнее, чем расчлененка. Правда, малыш?

– Мучительная смерть – верный признак привидения, – охотно отозвалась девушка. – Именно при таких обстоятельствах возникает ментально-энергетический коллапс, и исходящий дух никак не может покинуть пространство своего ареола.

– Мучилась, мучилась, не сомневайтесь, – заверил девушку Степан Аркадьевич. – Она даже руки все себе искусала, превозмогая боль.

– Откуда вы знаете такие подробности? – удивился парень.

– Ну как не знать. – Степан Аркадьевич немного смутился, но быстро взял себя в руки. – То ж моя родная бабуся была. Вредная старушенция, тиранша. Нас с братом обычно на лето к ней отправляли. Вот она и измывалась над нами как хотела. Диктанты заставляла писать, смородину собирать и колорадских жуков ловить на картошке. Вот только и закончились наши страдания, когда она тут с лестницы навернулась. Видать, за банками своими для варенья полезла, потому что весь пол в осколках был.

– Ясно, – сказал парень деловито, – и все же хотелось бы каких-то гарантий. Вы же понимаете, что предлагаете нам кота в мешке.

– Увы, гарантии дать не могу, – Степан Аркадьевич развел руками. – Есть свидетели из местных, которые ее неоднократно в окне и на крыльце видели, но сейчас уже осень, и дачники почти все разъехались. Сам я видел ее всего два раза. Один раз приехал дом проверить да и заночевал. Просыпаюсь в ночи – стоит. Вся белая такая и прозрачная, как из марли сделанная. Стоит, а в руках Розенталя держит. Просклоняй, говорит, мне слово «мразь» по падежам. В другой раз – этим летом. Мы с братом за прабабкиным раритетным комодом приехали. Пытаемся отодвинуть его от стены, а он ни в какую. Стоит намертво, точно его гвоздями к полу приколотили. Маялись, маялись, потом решили ящики из него вытащить, чтоб полегче было. И вот выдвигаем нижний-то ящик, а там она. Клубочком свернулась, лежит, исподлобья зырит. Брат от испуга как из дома выскочит, как припустит к машине. Пообещал больше сюда не возвращаться. Так мы комод этот здесь и оставили. Кстати, довольно дорогая вещь, но я за нее наценки не делаю. Хотите посмотреть?

– Да нет. Дом и так замечательный, – сказала девушка, – жуткий. Одни дохлые мухи чего стоят.

Парень посмотрел под ноги:

– А я сразу и не понял, чего так хрустит. Ну хорошо. Мы его берем.

– Вот и чудесно, – Степан Аркадьевич тут же выудил из чемоданчика документы. – Давайте уладим формальности.

Когда все бумаги были подписаны и Степан Аркадьевич обзавелся кругленькой суммой, парочка как-то замешкалась. Они многозначительно переглядывались, точно собирались сказать еще что-то.

– А подвал здесь есть? – наконец спросила девушка.

– Ах да, – спохватился Степан Аркадьевич, – про него я что-то и забыл. Отличный бетонный подвал. Бабуся его тайком построила. Раньше же нельзя было. Строительные нормы запрещали.

– Так давайте глянем, – обрадовался парень.

Подвал оказался низеньким и глухим, со стойками деревянных полок вдоль стен.

– Вот и гарантии нашлись! – девушку точно подменили. – А я уж было расстроилась, что все хуже обернется.

Парень быстро осмотрелся и поспешно вышел:

– Тут на двери отличный чугунный засов. Лучше не придумаешь. Иди ко мне, малыш.

Девушка опрометью выскочила из подвала. Степан Аркадьевич было подался за ними, но металлическая дверь с грохотом захлопнулась у него прямо перед носом. Тяжелый запор мерзко заскрипел, и Степана Аркадьевича окутала беспроглядная темнота.

– Молодые люди! – закричал он. – Что вы делаете? Зачем?

– Не взыщите строго, – послышался приглушенный голос парня. – Нам нужны гарантии, а из вас наверняка выйдет отличный гаденький призрак.

Степан Аркадьевич исступленно забарабанил в дверь. Шаги вскоре стихли, и из холодной черной пустоты деревянных полок потянулись к нему белые изуродованные руки его же собственной фантазии.


Ида Мартин


* * * | Хроники Домового. 2019 | Квартира на Петроградской стороне







Loading...