home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Квартира на Петроградской стороне

Квартира была изумительная. Сто с лишним лет назад предкам нынешней хозяйки наверняка принадлежал весь этаж, а то и весь дом, но потом победители оставили им одну комнату. Впрочем, победители были снисходительны, и комнату побежденным выделили большую, парадную. В два окна, с высоченными потолками, со штучным паркетом, не особенно и испортившимся за сто лет. Предки оказались рукастыми и неунывающими, выгородили себе хвостик коридора, соорудили отдельный вход с лестницы, сотворили из единственной комнаты то, что теперь зовется студией. Стащили мебель и безделушки со всей бывшей господской квартиры. Громадный резной буфет соседствовал с изящной горкой-шинуазри и комодом в стиле кого-то из Людовиков, под окном стоял двухтумбовый письменный стол черного дерева, а на нем – малахитовый письменный прибор и парные лампы из расписного фарфора, на ломберном столике, крытом вытертым сукном, лежал тяжелый фотоальбом в не менее вытертой обложке. Теснились козетки, огромные покойные кресла, громоздились книги, не вмещающиеся в уделенный им шкаф, лежали вышитые салфетки… Под спальными антресолями, прямо по центру стены, тикали часы – узкий корпус из красного дерева, кружево бронзового циферблата, тяжелый маятник.

Хозяйка была под стать квартире. Понятно, что если на дворе две тысячи восемнадцатый год, то в Смольном институте училась разве что ее бабушка, но бабушка наверняка провела последние годы жизни, безжалостно гоняя внучку. Осанка у хозяйки была балетная при небалетно высоком росте. Голова чуть откинута назад под весом тяжелого узла белых в голубизну волос. Профиль можно было бы чеканить на монетах какой-нибудь несуществующей индейской империи. Покрытые коричневыми пятнами тонкие руки украшал ярко-алый лак, а на одном из пальцев сиял зеленый камень невероятного размера. Одета – или облачена? – хозяйка, представившаяся Натальей Николаевной, была в черное платье с белым кружевным воротничком.

Катя остро ощутила собственную неуместность. Джинсы – драные, в кеды вдеты разноцветные шнурки, в волосах видны ярко-синие пряди, маникюр и тот пятицветный. Хорошо еще, представилась паспортной Екатериной, а не какой-нибудь из прилипших кличек.

Поразительную Наталью Николаевну внешний вид потенциальной жилички, кажется, не пугал.

– Берите печенье, Катенька.

Печенье было домашнее, с орехами, чай крепчайший, и уж, конечно, не в плебейских кружках, а в тонких чашках, которые никак не обхватить ладонями, обожжешься.

– Если вас все устраивает, давайте обсудим условия.

Конечно, ее все устраивало. Отдельная полноценная квартира на одной из тихих улочек Петроградки за сумму, которую и вслух-то назвать стыдно, не поверит никто. Катя готова была услышать фразу: «Обратитесь к моему поверенному», но Наталья Николаевна просто вытащила из сумочки распечатанный на принтере договор – стандартный, из интернета.

– Вы понимаете, что большую часть вещей я никуда убрать не могу… – утвердительно сказала хозяйка.

– Конечно-конечно, – торопливо согласилась Катя.

– …и поэтому назначила цену ниже средней, – закончила Наталья Николаевна и укоризненно посмотрела на вмиг покрасневшую Катю.

– Простите, – пискнула та.

Наталья Николаевна царственно кивнула.

– То-то. По счетчикам платите сами, за интернет – тоже, гости – сколько угодно, домашние животные нежелательны, особенно кошки.

Катя представила себе кошку среди всех этих старых тарелок и бесконечной мебели и понимающе кивнула.

– Вы курите?

Катя помотала головой.

– Впрочем, если хотите, курите в доме, – Наталья Николаевна махнула рукой. – Здесь курили последние лет сто. Если что-то разобьете или сломаете, мне хотелось бы об этом узнать. Впрочем, ничего ценного здесь все равно нет, так что бейте посуду на здоровье, – она улыбнулась, чуть приподняв уголки губ, – сейчас я ожидаю от вас плату за первый и за последний месяц, а также залог. В дальнейшем вносите плату до пятнадцатого числа месяца и не забывайте показать мне все квитанции. По договору у вас вопросов нет?

Когда переезжаешь в среднем два раза в год – не по своей воле, так уж получается – этот чертов стандартный договор, выпадающий в гугле первой ссылкой, давно уже знаешь наизусть. Все как всегда, срок действия договора – год минус день, паспортные данные, свидетельство о собственности, оплата наличными, возврат залога… Вчитываться Катя не стала.

– Спасибо, все ясно.

– Тогда будем подписывать? У вас наличные или переведете на карточку?

– Наличные.

Катя расписалась на обоих экземплярах договора, отсчитала солидную кучку денег и попрощалась с Натальей Николаевной. Еще минут десять ходила по своей новой квартире, трогала резные завитушки на мебели и гладила книжные обложки. Потом уехала за вещами. Посуду мыть не стала – кто же моет чайные чашки чаще раза в день, сколько бы чая из них не пили?


Сделка | Хроники Домового. 2019 | * * *







Loading...