home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава тридцать: Сердце Альфарима

Световая дорожка из мелких светодиодов сразу же проступила, как только створки ворот полностью захлопнулись. Ну, раз мне еще и путь показывают, чтобы я не заблудился в ответвлениях коридора, которые просматривались впереди, то, думаю, не стоит задерживаться.

Идти пришлось минут десять, немного петляя по коридорам, даже пару раз спустился немного ниже, если судить по небольшому наклону поверхности пола. В итоге я вышел к огромной круглой шахте, у которой по кругу вдоль стены шел широкий мостик с перилами, и судя по направляющим, расположенным через равные промежутки, весь этот мостик мог двигаться вверх-вниз.

Поэтому я совершенно не удивился, когда, ступив на него и подойдя к перилам, мостик вздрогнул и начал неспешно опускаться вниз к сегментной перегородке. Когда до нее оставался с десяток метров, перегородка практически бесшумно раскрылась, пропуская меня вниз, а главное, открывая обзор на множество небольших ячеек, расположенных в стенах, и на колонну, находящуюся по центру колодца.

Когда мостик подо мной остановился, я, развернувшись, подошел к одной из ячеек в стене, с интересом рассматривая ее. Шестигранный контур очень сильно напоминал пчелиные соты, плюс сама поверхность ячейки на пару миллиметров выступала из стены, формируя подобие крышки.

Стерев перчаткой слой пыли, обнаружил по середине буквенно-цифровой код. Только я начал размышлять, что же он может обозначать, как в интерфейсе прямо перед глазами развернулось описание, заставившее сразу же стереть пыль на соседней ячейке, потом на следующей, и дальше… дальше… дальше. До тех пор, пока ошарашенный я не отошел к перилам и не уселся возле них, не веря в то, что только что увидел.


Семена*Triticum dicoccum*

Семена*Triticum durum*

Семена*Triticum turgidum*


Семена*Triricum L.*

Домен: Эукариоты

Царство: Растения

Отдел: Цветковые

Класс: Однопольные

Порядок: Злакоцветные

Семейство: Злаки

Род: Пшеница

Запас: 5 тонн

Качество: Чистый сорт, без генных модификаций.


Обведя взглядом все доступное пространство, даже встал, и, перегнувшись через перила, оценив то, что я не могу разобрать, где заканчиваются все эти соты, офигел еще больше. По самым слабым прикидкам их тут даже не миллиарды, а какие-то космические цифры.

Вроде, что тут такого, обычная пшеница, но вот только в тех ячейках, которые я успел просмотреть, имелись все базовые сорта, пускай всего по пять тонн, но если расценивать это как семенной фонд для восстановления растительного мира, этого количества хватит с головой.

Когда поверхность подо мной снова сдвинулась с места, я уже прекрасно представлял, что меня ждет дальше. Следующей остановкой оказались ячейки с насекомыми, ну, точнее, с их генетическим материалом. Ящеры, птицы, рыбы… Минут двадцать меня продолжали катать, показывая различные ячейки, пока мне это не надоело, я уже и так понял, где оказался.


— И зачем ты мне все это показываешь? — вскинув голову в пустоту, спросил я. — Что ты от меня хочешь?


Спускавшийся вниз мостик вздрогнул, резко остановившись, и на большой скорости рванул вверх, возвращая меня к тому проходу, откуда я вышел. Как только мое средство передвижение остановилось, а переборка внизу закрылась, новая дорожка из светодиодов настойчиво начала показывать мне новый путь.

Ну ладно, посмотрим, что мне решили еще показать. Я даже удивился, когда спустя десяток поворотов и несколько подъемов оказался в коридоре с голографическими портретами. Сердце явно хотело, чтобы я их увидел, ведь даже светодиоды, указывающие дорогу, перестали перемигиваться, а чуть тускло горели, указывая направление, как бы давая мне время и ожидая, когда я буду готов двигаться дальше.

На каждом портрете были изображены волевые лица мужчин и женщин в боевых костюмах, простых бронежилетах… Да во всякой всевозможной броне. Единственное, что их объединяло — это символ скурфайферов на элементах снаряжения. Но мое любопытство вызвали не сами портреты, а строчки под ними.


Капитан скурфайферов: Константин Эрнестович Самойлов, 23.02.5839 — 12.04.5868 гг.

Прикрывал эвакуацию гражданских до последнего патрона. Пал смертью храбрых в рукопашном бою с Некороносами.


Лейтенант скурфайферов: Джеймс Френсис Керлайт, 07.06.5843 — 12.04.5868 гг.

Пожертвовал собой и своим подразделением для уничтожения телепортационного оборудования, ведущего в Альфарим, лишая Некроносов доступа к эвакуационному комплексу.


Сержант Контрактной службы скурфайферов: Элионора Васильевна Браун, 30.06.5836 – 12.04.5868 гг.


Сотни, нет тысячи, если не десятки тысяч портретов, расположенных по двум стенам коридора от пола до потолка. Похоже, это какая-то аллея памяти: десять портретов в высоту с небольшим сопроводительным текстом, и такие ряды тянулись насколько хватало глаз.

Но мне не нужно было идти по всей аллее, метров через двадцать световая дорожка сворачивала вправо. Но короткие примечания под изображением погибших крайне сильно меня заинтересовали и, двигаясь вдоль стен, я раз за разом вчитывался в эти скупые строчки.

Во-первых, с этих описаний становилось понятно, что человечество укрылось в Альфариме от неких Некроносов, и эти бойцы героически отдавали свою жизнь, чтобы дать возможность выжить остальным. А самое главное, первые пару десятков метров у всех была одна и та же дата смерти – двенадцатое апреля пять тысяч восемьсот шестьдесят восьмого года. А учитывая, что из тех, кто мне попался на глаза, самому старому было под шестьдесят, напрашивается еще один вывод: у них не было репликаций.

Дойдя до конца этого прохода, в голос присвистнул, тут уже висели изображения тех, кто героически погиб в самом Альфариме, когда их вырезали под корень. Вот только если сравнить даты смерти в начале коридора и в конце, получается, чуть больше семидесяти трех тысяч лет. Вот только меня смущают три дыры по десятку тысяч лет, такое чувство, что там никто не умирал… Или некому было… Блин, я сейчас в своих рассуждениях такого нафантазирую, что на каждом углу заговор буду видеть. Лучше наконец-то пойти туда, куда меня так настойчиво приглашают.

Вернувшись к световой дороже и следуя за светодиодами, я однозначно решил потом сюда вернуться, если будет такая возможность, ведь тут представлена практически вся история серьезных боевых столкновений. Если детально изучить скупую информацию в описании и систематизировать ее, можно будет восстановить примерную хронологию событий и классифицировать опасности, с которыми им пришлось столкнуться.

Световая дорожка привела меня в классический кабинет. Большой стол, кресло, во всю стену голографический экран с трехмерным изображение Альфарима, на противоположной стороне символика скурфайферов, а вон в углу приткнулся небольшой диванчик, видно, для отдыха должностного лица, задержавшегося в кабинете.

Перед столом появилась фигура мужчины, ростом примерно метр восемьдесят, в черном деловом костюме. Вот только лица было не разобрать. Точнее, оно постоянно ненавязчиво менялось, как будто не могло определиться, какой именно облик принять.


— Добро пожаловать, Владимир Алексеевич, в центральный управляющий комплекс скурфайферов под названием «Нулевой Горизонт». Разрешите представиться, я голографическая проекция одного из автоматических кластеров интеллектуального комплекса сохранения и развития человеческой расы а также, противодействия внешней агрессии «Сердце Альфарима». Учитывая, что вы на текущий момент единственный действующий скурфайфер, вступили в действие протоколы АПР 645538, АПР 645547, АПР…


Пока он перечислял длинный список протоколов, которые вступили в силу в связи с определенными событиями, меня одно только приветствие по имени и отчеству выбило немного из колеи. Но я быстро взял себя в руки. Если у них с Сервером есть обмен данными, при условии, что моя реальность – это действительно виртуал, тут ничего странного нет. Вот только он тогда знает обо мне намного больше, чем хотелось бы.


– … Основываясь на процедуре, предусмотренной по озвученным протоколам, предлагается капитану скурфайферов с позывным Волпер стать временно исполняющим должность командующего комплексом «Нулевой Горизонт» и по совместительству продолжить выполнять функции старшего действующего офицера скурфайферов до момента появления вышестоящего офицера скурфайферов. Для полноценного понимания своего выбора капитану Волперу выдается одноразовое право на пять уточняющих вопросов в течение часа, по истечению которого должен быть оглашен ответ.

— А поче…


Резко захлопнув рот, мысленно обругал себя. Чуть не допустил самую банальную ошибку, а ведь так и подмывало спросить «А почему всего пять?». Ведь если это искусственный интеллект, он может любые вопросительные формы речи воспринять как один из тех пяти вопросов. А программа, насколько бы она умной ни была, остается программой. Так что, если он сказал, что пять вопросов, — это будет именно столько.

Лучше попытаться самостоятельно найти ответы, а свои вопросы строить так, чтобы максимально расширить имеющуюся информацию. Погрузившись в свои мысли, я начал мерять комнату шагами. Для начала нужно понять, почему Сердце поступает именно так, ведь ИИ, который проработал больше семидесяти трех тысяч лет без критических ошибок, должен быть прописан крайне досконально, исключая двоякое толкование различных ситуаций.

Секундочку, прописан… Если учесть, что Администратор имеет целый ряд ограничений, чтобы не спровоцировать в свою сторону агрессии Сердца, то, скорее всего, у Сердца тоже есть ограничения, через которые ИИ не может переступить, ведь, скорее всего, для надежности эти ограничения прописаны в исходном коде, или где их там ставят для максимальной эффективности.

Если брать за пример Иралу, то ее код остался открытым, и только ее собственные эксперименты со своим кодом дали ей возможность стать по-настоящему свободной, причем это была по большей части просто случайность, что она не разрушила сама себя. Так, значит, будем исходить с точки зрения, что Сердце имеет ограничения на общение, и только ряд определенных протоколов дает ему возможность хоть что-то сообщить.

Тогда, получается, что Сердце получал мои сообщения, но просто не мог ответить, и вся эта дорога по базе была не просто так. Что он мне хотел показать? Хранилище с образцами, которое крайне важно для человечества? Но почему тогда он дал уничтожить скурфайферов? Которые были единственными, кто мог полноценно защищать эту базу. Если судить по Аллее памяти, то они это делали успешно и очень продолжительное время. Вроде нет ценности выше, чем такое хранилище, кроме разве что…


– Первый вопрос: кто или что имеет самое высокое право управления Альфаримом, не считая Атлантов?

– Самое высокое право управления Альфаримом имеет человечество, а именно люди, проживающие на территории города-убежища, для спасения которых и был разработан и воплощен в жизнь данный город остатками расы Атлантов.


Бинго! Сердце явно подыгрывает мне, дав такой развернутый ответ на простой вопрос. А ведь он мог отделаться буквально одним или двумя словами в ответе. Ладно, хватит радоваться, лучше разберу на составляющие его ответ. Альфарим — это город-убежище, что подтверждает наличие хранилища, архивы технологий, упоминание о которых я встречал, а также полная защищенность от внешней угрозы.

Да и внешняя угроза тоже немного понятна. Это некие Некроносы, раз от них первые скурфайферы защищали гражданских. Если приплюсовать сюда упоминание об оставшихся Атлантах, можно предположить, что эта раса тоже сильно от них пострадала, но научились, как можно защититься. Так, что еще можно выдавить с этого ответа?

Ну да, основное — люди, вот кто управляет Альфаримом, а значит, законы, представители мнения большинства, а там в обязательном порядке коррупция и жажда власти. Добавляем в этот коктейль Администратора, который, скорее всего, знает большинство ограничений Сердца. На выходе получаем, что Администратор затеял свою игру, только пока непонятно какую, и через представителей власти шаг за шагом в течение многих тысяч лет продавливал необходимые ему законы и правки.

Вот только зачем он это делал? Даже идей нет, он же, судя по всему, и сам Атлант, иначе кто бы ему доверил столь ответственный пост, да и человек банально не проживет столько лет. Как я эту мысль ни крутил, вариантов у меня не появлялось, точнее, вариантов было просто куча, но все какие-то притянутые за уши, и при имеющемся количестве информации не выдерживали критического рассмотрения.


– Как получилось, что скурфайферы все погибли, а центральная база не тронута?

– Главнокомандующим скурфайферов, Сартасом, было принято решение перевести в режим консервации центральную базу для сохранения информации о месте ее нахождения. Согласно его приказу, все скурфайферы усиленно пытались выставить вторичную базу на минусовых уровнях как центральную и ввести в заблуждение существующее на тот момент правительство, один из законов которых скурфайферы и нарушили.


Ух ты, ех ты… Получается, скурфы нарушили один из законов, вот и причина, почему смогли начать на них охоту. Что же это за закон такой ввели, что скурфайферы не смогли смериться с ним и пошли наперекор, полностью поставив под угрозу существование своей организации? Хотя, если подумать, тут мог приложить руку Администратор, через кого-то продавив законопроект, идущий вразрез с основной политикой скурфов.

Опять куча вариантов в голове крутится, но без уточнений не могу ни один принять за рабочую гипотезу, а осталось всего три вопроса, причем два из которых нужно обязательно задать. Но чтобы такого спросить, чтобы получить максимально полезную информацию? Так, ситуация вокруг примерно понятна, а окончательно пазл можно собрать и из обычных источников информации, нужно что-то такое спросить, на что мне может дать ответ только Сердце.


– Как удалось спрятать Альфарим от Некро… эм… – Я запнулся, вспоминая, как правильно назывался первый упоминающийся противник. – От Некроносов?

– Используя передовые технологии миниатюризации Атлантов, весь Альфарим был помещен в сверхпрочную сферу, которая для окружающего мира размером всего десять сантиметров. Сообщение с внешним миром осуществлялось посредством портальной системы, которая позволяла выходить из зоны действия систем миниатюризации без последствий для организма. Текущее местонахождения в координатном пространстве внешнего мира неизвестно. Соответственно, шанс нахождения Альфарима составляет менее одной квадриллионной доли процента по системе наименования чисел с длинной шкалой.


Охренеть и не встать, всю эту махину, размером с немаленькую планету, засунули в шарик диаметром десять сантиметров. Технологии, позволяющие совершить такое, просто поражают сознание. Но теперь хотя бы понятно, почему любого, кто пытается нанести хотя бы мельчайший вред куполу, уничтожают моментально и без права на репликацию.

Радует то, что имеется портальная система, которая оставляет связь с внешним миром, пускай она на данный момент и заблокирована, но не уничтожена, значит, есть возможность со временем ее восстановить. Наладить добычу ресурсов с внешнего мира, пускай даже с выделением охраны, при должном желании можно даже начать заселения пригодных для жизни планет, используя доступные там ресурсы, помноженные на технологии Альфарима… Блин, как-то слишком далеко меня понесло, тут бы разобраться сначала с внутренними проблемами. Но мысли такого формата уже дали звоночек, похоже, я уже определился для себя.


– Каков шанс того, что форпост пять семнадцать двадцать три подвергнется атаке Серебряной гвардии из-за моей связи с ними?


Меня очень сильно волновал этот вопрос, ведь потерять этот форпост – это, считай, лишиться огромной базы, кучи подготовленных людей, да и банально меня очень волнует тот момент, что из-за моих действий мог подставить Карфаера и бойцов Андрея, да и боевых офицеров, прошедших горнило войны там тоже немало, некоторых даже лично знаю, а подставлять их под удар крайне неприятно.


– Форпост пять семнадцать двадцать три находится под прямым контролем системы гражданского контроля и управления «Сервер», до тех пор, пока они не выйдут из-под его управления, любая атака на этот форпост будет приравниваться к прямой агрессии против Сервера, соответственно, против правительства. В связи с этим шанс атаки на указанный форпост близок к нулю. Данный шанс будет оставаться таким, пока форпост не сменит свой статус, либо комендант форпоста не преступит рамки закона, которыми регулируется Сервер.


Фух… Прям камень с плеч свалился. Карфаер не дурак, значит, будет действовать аккуратно; учитывая его должность, думаю, при любых действиях Сервер будет предупреждать его, если действия Алекса будут идти вразрез с политикой Сервера. Проверив почту, убедился, что он продолжает присылать списки людей на выдачу заданий, но без своих примечаний. Значит, наша схема пока продолжает работать, ну а как выкрутиться дальше, надеюсь, придумаем. Значит, переходим к главному и последнему вопросу.


– Что от меня требуется для восстановления реальных функций Альфарима?


Может быть, мне показалось, но на меняющемся лице голограммы вроде бы промелькнуло облегчение и, кажется, улыбка, но это, возможно, просто мое воображение разыгралось.


– Восстановить структуру скурфайферов до штатного количества. Обеспечить восстановление инфраструктуры скурфайферов. Обеспечить безопасность хранилища и выживание человеческой расы, исключив ее стагнацию, – и буквально на секунду запнувшись, голограмма добавила: – Остановить подрывную деятельность Администратора, даже если придется пожертвовать большей частью населения. Право на вопросы было использовано, для оглашения своего решения достаточно озвучить его голосом в любой точке Альфарима до истечения времени на принятие решения.


Озвучив это все, голограмма исчезла, оставляя меня наедине с собственными мыслям. Развернувшись, я направился на выход, но, дойдя до первой развилки, понял, что самостоятельно мне будет тяжело добраться ко входу.


– Проложить путь к входным воротам. – А почему бы и не попробовать? Не получится, буду сам искать выход.


Светодиодная дорожка проявилась почти сразу, ведя меня совершенно другой дорогой, чем я добирался сюда. И да, как я и подозревал, она оказалась раза в три короче. Выйдя из здания и осмотревшись, обнаружил в десятке метров лавочку под каким-то фруктовым деревом с крупными круглыми плодами, с градацией цвета от светло-зеленого до покраснения на боках.

Усевшись под деревом, погрузился в размышления, несмотря на то, что для себя я решил уже почти все, надо снова взвесить все “за” и “против” и подобрать оптимальный вариант, ведь от моего решения сейчас зависит слишком многое. Я так погрузился в мысли, что даже не заметил, как ко мне подошли со спины, и такие знакомые руки обняли меня за плечи.


– Что-то серьезное? – спросила Алена, прижавшись к моей спине.

– Очень! Все оказалось намного хуже, чем я предполагал, и теперь меня поставили перед выбором, который может привести к катастрофическим последствиям.


Разомкнув ее руки, я быстро скинул шлем и броню с верхней половины тела. И, усадив ее к себе на колени, закопался лицом в ее волосы, практически сразу ощутив ее поглаживание по моим волосам.


– Что, все настолько плохо? – сочувственно спросила она.

– Дай мне пару минут подумать, – попросил я, так и не убирая лица от ее волос.


Меня всегда запах ее волос успокаивал и позволял собраться с мыслями. Вот и на этот раз, буквально за десяток минут, покрутив информацию в голове и взглянув на нее с разных точек зрения, я вынужден был согласиться, что Сердце совершенно право. А значит, придется идти по крайне неприятному пути. Открыв глаза и осмотревшись, удивился: вокруг собралось очень много людей. И в первых рядах были мои ребята, и, естественно, Волкодав. Ну ладно, все равно они в ближайшее время все узнают.


– К сожалению, основываясь на той информации, что я получил от Сердца, могу с уверенностью сказать, что в ближайшем будущем весь Альфарим ждет большая война. По результатам которой, либо Администратор получит возможность творить, что хочет, либо управление над Альфаримом вернется к Сердцу. Я думаю, все примерно понимают, к чему приведут оба варианта…


Собравшиеся люди вокруг согласно загудели, и несмотря на то, что я ждал возражения, споры и несогласие, такого не обнаружилось. Видно, очень тяжело им приходилось эти года, а Волкодав в той или иной мере посвятил большинство в реальное положение дел.


– Сердце, я готов принять командование над «Нулевым Горизонтом», и постараюсь обеспечивать выживание человечества, во всех его формах.

– Ответ принят, – донеслось со стороны здания,– нулевой горизонт выводится из статуса консервации и переходит под управление командующего капитана скурфайферов Волпера.


Конец Третьей Книги

Июнь 2018


Глава двадцать девять: Вот оно, значит, как… | Нулевой Горизонт |







Loading...