home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава восемь: Под дождем

Отведя первого пленного за угол, я скомандовал Саргосу стоять и смотреть, а сам приступил к допросу, подробно комментируя каждое свое действие, где что стоит применять — где можно спокойно резать, а где категорически запрещено, потому что пленный просто умрет от потери крови. При этом очень внимательно, краем глаза наблюдая за реакцией Саргоса, очень надеясь, что я в нем не ошибся.

Пришлось, правда, задавать пленнику вопросы, попеременно с объяснениями для Саргоса. К сожалению, этот водила почти ничего не знал, только место, где они получали товар и то, что периодически к ним на точку приезжал какой-то мужик в плаще и шлеме с маской, который, отведя в сторону их дилера, о чем-то с ним разговаривал, а потом удалялся по своим делам.

Возможно, водитель бы принял его за одного из клиентов, если бы не красный уровень у того над головой и замеченного момента, что Джони ни разу ему не передавал товар. Мой допрос прервал голос Кастры, раздавшийся за спиной, на который я резко обернулся, а пленный при этом истошно заорал. Ну а кто бы не заорал, если я с разворотом так и не выпустил из рук нож, который до этого торчал в теле водителя.


— Что…


Она оборвала начавшийся было вопрос и расширившимися от ужаса глазами смотрела то на меня, то на пленного, который был хорошо зафиксирован. За ее спиной маячил Кварц, который, увидев такую картину, немного опустил голову и отвел взгляд в сторону.


— Убери ее отсюда! — скрипнув зубами, прорычал я. — Не надо ей это видеть!


Вскинув голову, Кварц бросил быстрый взгляд на меня и, коротко кивнув, сгреб Кастру в охапку, потащив ее обратно за угол. Обернувшись обратно, я посмотрел на Саргоса, в глазах которого стояли слезы. Сглотнув тяжелый комок, подобравшийся к горлу, я, как будто ничего такого не произошло, почесал шею тыльной стороной лезвия, примериваясь к пленнику.


— Нет! Нет! Не надо! – захрипел он, увидев мой оценивающий взгляд.


Саргос от этого аж вздрогнул и отвел взгляд в сторону. Но я был сейчас непоколебим в своем решении и, оставив пленника на пару секунд в покое, шагнул к Саргосу, и ухватив его свободной рукой за подбородок, развернул снова лицом к пленнику и зло зашипел на Саргоса:


– Смотри! Ты же этого хотел? Наказать таких, как те, из-за кого ты стал таким.

— Но не так же… – вяло попробовал он возразить.

– А ты что думал, пиф-паф и все? — все сильнее я стискивал зубы, переходя на шипение. — Ну да, конечно, легко взять, стрельнуть в непися, который при этом возродится через двенадцать часов, да почесать тем самым свои комплексы. Но вот хрен там, тут нет единорогов, блюющих радугой, и принцесс, какающих алмазами, тут, едрить тебя за ногу, реальность. Хватит летать в своем цифровом мареве. Если до твоей черепушки еще не дошло, то я тебе объясню. В действительности ты сейчас в огромной куче говна, которую называют Альфарим, и то же самое они с легкостью могли бы делать с тобой, Кварцем или, не дай бог, с Кастрой. Это ты, твою мать, понимаешь?


По его щекам не переставая текли слезы и он, несколько раз судорожно глотнув, едва заметно кивнул головой. Отпустив его подбородок, на котором от моих пальцев образовалось два красных пятна, я, активировав отображение достижения «Палач», снова повернулся к пленному, который, увидев значок моего достижения, хрипло завыл на одной ноте.


– Саргос, нельзя копошиться в говне и остаться чистеньким при этом, и поверь, это достижение я заработал не вышиванием крестиком.


Я даже не смотрел на Саргоса, когда это говорил, приближаясь к пленнику и приступая к дальнейшей экзекуции. Я и так знал, что сейчас он не отведет взгляда, и либо все решится сейчас, либо я в нем ошибся. Прошло секунд пятнадцать, и я уже почти поверил, что ошибся, когда, при очередном вытаскивании клинка для очередной болевой стимуляции клиента, меня схватили за руку, останавливая движение.


– Хватит Волпер… Хватит! Прошу тебя, остановись, я все понял, действительно понял… — затараторил Саргос, схвативший меня за руку, даже без своих остановок, которые рубят фразы, хоть и говорил он сквозь давящие его слезы. — …Но я не могу так, одно дело в бою, но вот так кромсать… – сглотнул он подкативший комок к горлу. – Я был не прав, требуя мести. Они не виноваты в том, что произошло там.

– Хорошо, – высвободив руку из пальцев Саргоса, я резким движением вспорол горло пленному. А оторопевшему Саргосу объяснил. – Чтоб не мучился.


Отрезав не запачканный еще кусок штанины с новоиспеченного трупа, вытер сначала хорошенько клинок и, загнав его в ножны, начал оттирать руки от крови, направившись при этом к ближайшему углу, за которым открывался вид на перекресток, где собралась остальная группа вокруг связанных пленников.

Саргос тяжело шаркал за моей спиной. Да, это было жестоко по отношению к парню, и я очень сильно боялся увидеть при всем при этом на его губах улыбку, но нужно было выбить эту заглушку из его мозгов, иначе потом этот комплект психологических проблем нам доставит очень много незабываемых ощущений в самый неподходящий момент.

Еще и оросительная система включилась, создавая потоки воды с потолка, так похожие на дождь. Смывая со зданий и тротуара огромные объемы пыли, накопившиеся с прошлого раза, и унося в местную канализацию. Мдааа… Считай, погодка образовалась под стать настроению, – настолько же хреновая; спасибо, что хоть грозы тут не может быть.

Увидев меня, Кастра вздрогнула и спряталась в объятиях Кварца, а Тилорн тем временем хмуро из-под бровей смотрел на меня. Одна только Ирала спокойно перебирала трофейное оружие, примериваясь к чем-то понравившемуся ей пистолету. Еще один я заметил на поясе у Кастры. Молча подойдя к пленникам, я ухватил за шкирку Джони и потащил все за тот же угол.


– Волпер, – окликнул меня Тилорн. – Может, хватит?


Он кивком головы сначала указал на Кастру, а потом на Саргоса, усевшегося возле стены и обхватившего руками голову. Отрицательно мотнув головой, я молча повернулся и потащил дальше упирающегося пленника.


– Волпер! – с давлением в голосе снова остановил меня Тилорн.


Я остановился и, тяжело вздохнув, помассировал двумя пальцами переносицу. Бросив связанного пленника с кляпом во рту прям в лужу, успевшую накопиться в ямке. И обернувшись, посмотрел на Тилорна, ожидая, что он скажет. Тот от моего взгляда сначала немного стушевался, но потом, взяв себя в руки, попытался на меня немного надавить голосом.


– Может, хватит?

– Нет, Тилорн, не хватит! У них есть необходимая нам информация, которую нужно добыть, вот когда я узнаю все, что нужно, тогда и остановлюсь.

– Но, может быть, есть другой способ? – немного пошел он на попятную.

– Да, есть, – начал я с сарказмом. – Аж целых два варианта. Первый: мы ждем, когда сюда прискачет их крыша и распустит нас всех на тоненькие ремешки. Пару раз изнасилуют Кастру, переломают все кости Кварцу, потом медленно живьем снимут шкуру с Саргоса. И это все детально зафиксируют на видео, чтобы другим было неповадно, – я так и плевался сарказмом. – Ну и естественно, другой вариант: мы просто бросаем их и уходим. А потом, через десяток-другой лет, если у кого-то из вас появятся дети, можно будет приходить сюда и на коленях упрашивать этих гнид, чтобы они перестали торговать всей этой дрянью. В связи с тем, что дорого любимый ребенок подсел на эту дрянь, и единственный способ его снять с этой фигни – это полностью лишить его доступа к нему. Какой тебе вариант больше нравится?


В ответ я получил только легкую дробь падающих капель и заинтересованный взгляд Иралы, которая, похоже, снова получила какую-то новую для себя информацию с моего практически монолога. Нагнувшись и снова подцепив за воротник связанного дилера, я, распрямившись, обвел взглядом остальных соратников, которые упорно старались на меня не смотреть.


– Если вы считали меня добрым, белым и пушистым рыцарем на коне без страха и упрека, то я вас огорчу – такой я только для своих. А для всех остальных – злой черный и лысый мясник, у которого руки в крови по самые уши. Всю жизнь моей задачей было защищать невинных людей, но для этого приходится становиться вот таким кровавым мясником для всех, кто хоть подумает о том, чтобы обидеть тех, кого я защищаю.


Не дожидаясь ответа, я потащил дилера дальше, к тому месту, где допрашивал предыдущего. Напоследок бросив команду мужскому составу оттащить все препараты куда подальше и подорвать к такой-то матери. Поняли они меня или нет, я даже не поинтересовался. Как и тем, будут ли они после всего этого вообще выполнять мои команды. Но хватит с ними сюсюкаться! Пока мы исходили из того, что это игра, можно было повозиться и понянчиться. Но все поменялось, и теперь пора выгрызать себе светлое будущее в этой банке пауков.

Блин, меня вся эта ситуация прям зацепила за живое. Раньше я бы просто абстрагировался от этого всего – далеко не одно десятилетие всякие пацифисты обзывали нас мясниками, маньяками и другими «ласковыми» эпитетами. Абсолютно при этом не понимая, что для обеспечения их спокойной жизни кому-то приходится брать на себя грязную работу и, стиснув зубы, продолжать выполнять свои кровавые обязанности, даже несмотря на то, что нас ненавидит большая часть тех, для кого мы стараемся.

Я со злости пнул брошенного себе под ноги Джони, отчего тот усиленно замычал и попытался, как червяк, отползти в сторону. Я занес ногу для очередного удара, но вовремя взял себя в руки. Злость в этом деле только мешает, хотя я бы с удовольствием устроил бы сейчас тотальный геноцид некоторых личностей.

Отойдя на пару шагов, уткнулся лбом в холодную и мокрую стену, пытаясь успокоить свои расшалившиеся нервы. Как же я устал! Столько лет занимался этим говном, думал, уже всё, не увижу больше такого, и вот снова попадаю в подобную клоаку, а ведь зашел просто поразвлечься. Так, все, Волпер, соберись, не время расклеиваться, вот разберусь со своими ближайшими задачами, потом можно будет на недельку забиться куда-нибудь в уголок и поплакаться самому себе на тяжелую жизнь. А пока наматываем на кулак все свои сопли и, стиснув зубы, делаю то, что должен, не отвлекаясь на рефлексии сознания.


– Ну что, будем говорить по-хорошему? – поинтересовался я у Джони, отлипнув от стены. – Или попробуем плохой вариант, как вон с этим парнем? – кивнул я на останки водителя.


В его глазах плескался страх, перерастающий в ужас, и он очень быстро кивал головой, видно, соглашаясь на вариант «по-хорошему». Ну что же, тогда нужно доставать кляп и внимательно слушать, что мне эта птичка будет петь.

Как оказалось, Джони, а точнее самый обычный Максим, уже лет двадцать промышлял на этом самом месте, и все давно было налажено. Определенные личности в ОСА получали свои ежемесячные отчисления, проходившие как дотации на усиление патрулирования определенных районов, чтобы Серверу было не к чему придраться. Ну и естественно, усиленное патрулирование, на котором были заняты почти все патрульные, проводилось на максимальном удалении от той точки, где торговали психотропной дрянью.

Почти по той же схеме переводились деньги за своевременное оповещение о неожиданных рейдах, когда кому-то из высокого начальства влезала вдруг в голову мысль устроить облаву. Меня даже не удивила причина перевода финансов за это «Оповещение законопослушного гражданского населения о потенциальной угрозе для их жизни из-за возможного сопротивления со стороны преступников».

Естественно, все проводилось через целую цепочку подставных лиц, в разной степени замешанных в данном бизнесе, но при обязательном условии, что как минимум один из людей в самом конце цепочки обязательно стопроцентно законопослушный человек. В общем, как обычно: наличие определенных ограничений стимулирует на умственную работу по поиску способа обхода правил.

С местными криминальными представителями у них было все налажено намного проще – раз в неделю приходил определенный человек, который, убедившись, что все в порядке, получал перевод и сразу же удалялся, иногда даже заказывал партию того или иного товара, но это было достаточно редко.

А вот товар парню поставляли откуда-то с нижних уровней, где, как он понял, имеется оборудованная лаборатория по синтезу всех этих препаратов. Причем сопровождали посылку каждый раз минимум десяток хорошо экипированных бойцов, иногда достаточно потрепанных. Что только подтверждает версию того, что они приходят откуда-то снизу.

К сожалению, он не знал, где находится эта лаборатория, даже парочка болевых стимуляций не помогла. Да и до ближайшей передачи товара еще четыре дня, поэтому вариант с отловом поставщика тоже не годился. В пару быстрых движений ножа я добил парня и задумался. У меня, конечно, есть возможность для дальнейшего обнаружения этой подпольной лаборатории, вот только времени для этого ну никак не наскрести.

Ладно, пора закругляться, тем более в списке квестов уже отобразилась добытая информация и появилась возможность в любой момент отправить служебным каналом в ОСА. А учитывая, сколько имен и фамилий должностных лиц было упомянуто в этом квестовом отчете, а также логику местных порядков, Сервер не даст этим личностям просто отмазаться. А значит, полетит много голов, как минимум в местном отделении сектора полосатых.


– Волпер!


Донесся до меня крик Иралы, хоть он и был достаточно спокойный, без всяких тревожных или панических интонаций, но, блин, это же Ирала, а она редко проявляет эмоции в голосе, даже если вокруг идет бойня. Закинув нож в его чехол и на ходу скидывая из-за спины автомат, я подскочил к углу здания и быстро, но осторожно, выглянул за угол.

Оросительная система, которая сейчас успешно имитировала обыкновенный дождь, слегка размывала видимость, но, несмотря на это, я прекрасно увидел спину противника. На его поясе крепились непонятные баллоны, от которых отходили по несколько трубок или проводков, – при такой видимости не разобрать.

Противник стоял, чуть разведя руки в разные стороны, держа в каждой по пистолету, один из которых смотрел на Иралу, другой на Кастру. Девочки тоже не сплоховали и, немного разойдясь, каждая держала на мушке этого индивидуума, причем между всей троицей была буквально пара метров. Все бы ничего, вот только у этого красавца, спину которого я наблюдал, был красный уровень, причем набедокурить он успел немало, если судить по тому, что красным у него был аж сорок второй уровень.

/

/Иллюстрац/ия: Под дождем/


Справа мелькнуло лицо Кварца, который попытался рвануть вперед на выручку девчонкам, но высунувшийся из тени Тилорн быстро схватил его за плечо и затянул обратно. Умный мужик, хоть иногда и подтормаживает, но сейчас он правильно понял: любое резкое движение с нашей стороны – и девчонки могут получить пулю.

Ну, для Иралы это не страшно, да и для Кастры тоже, но в первом случае ремонт нам очень дорого обойдется, а во втором – нам придется двенадцать часов мучатся ожиданием, а потом бегать искать, где она восстановилась, и не дай бог туда раньше нас заявятся друзья этого кадра, которые тут ориентируются намного лучше нас.

Опустив автомат дулом к земле и расправив плечи, я вышел из-за угла и спокойным шагом направился к этому патовому треугольнику, на ходу прикидывая, а не то ли это тело, которое приходило регулярно за своей долей от местного криминалитета.


– В чем проблемы?


Обратился я к напряженной спине незваного гостя практически сразу, как только вышел из-за поворота, но при этом, не снимая пальца со спускового крючка, готовый в любой момент вскинуть автомат. Увидев меня, выдвинулись из своего укрытия и Тилорн с остальными. Где они, кстати, лазили, пока непонятное чудо домогалось наших девушек? Ай, блин, я же сам их послал отнести подальше весь товар дилера и уничтожить! А раз я взрыва не слышал, то либо они придумали другой способ, либо возвращаются за второй партией груза.

Красный, увидев в насколько офигитительном он меньшинстве, к моему удовольствию, резких движений делать не стал, а просто опустил руки, совершенно не обращая внимание на два наставленных на него пистолета. Обведя нас взглядом, он замер уставившись на меня.


– Мда… – протянул он, не сводя с меня взгляда. – Скурфайфер, да еще и палач. Похоже, у меня тут вариантов порешать вопросы ну просто никаких, – вернув пистолеты в специальные зажимы, продолжил свою неспешную речь. – Насколько понимаю, Джони я уже не увижу?

– Увы, Джони решил завязать с бизнесом, – пожал я плечами.

– Понятно, – еще раз обведя всех взглядом, он решил уточнить. – Уйти дадите? Или можно сразу суицидом заниматься?

– Хм… – я реально прям задумался, оценивая его экипировку и сколько мы сможем, если что, за нее выручить, но почти сразу мысленно одернул себя. – Да никто тебя не держит, иди куда шел.

– Кхм… Ну, я тогда пошел, – сделал он осторожный шаг назад.

– Иди, – я кивнул головой, подтверждая свои слова.


Он сделал еще пару шагов назад, а потом, развернувшись, уже более смелым шагом отправился в один из переулков, попутно пробурчав что-то очень сильно напоминающее «О времена, о нравы!». Как только он скрылся из виду, все синхронно перевели взгляд на меня.


– Что?

– Эмм… А почему мы его отпустили? – вот только было подумал, что у Тилорна на плечах голова находится, как он сразу же пытается меня в этом переубедить.

– Секундочку, а кто буквально минут двадцать назад пытался остановить меня от чрезмерной кровожадности? А теперь требуете убить невинного человека?

– Невинного? Да у него красный уровень почти в полтора раза выше, чем у меня обычный, – возмутилась, видно, пришедшая в себя, Кастра.

– И что? Чем именно он, по-твоему, заработал себе красный уровень?

– Эм… Не знаю.

– Вот и я не знаю, – пожал я плечами, возвращая автомат на свое место. – А последнее время я как-то не очень сильно доверяю маркировке Сервера. Не все у него, как оказалось, однозначно…


Наступила тягучая пауза, во время которой остальные переминались с ноги на ногу и, похоже, хотели что-то сказать, но не знали с чего начать. Почесав в затылке, я решил поинтересоваться:


– Ну так что, и дальше будете меня упрекать в кровожадности, или вы наконец-то разобрались, что к чему?

– Да нет, наверно… – начал было Кварц, но запнулся, увидев мою поднятую бровь. – В смысле да… То есть нет… Блин! Короче, мы и так знаем, что в действительности ты очень добрый, просто для нас было неожиданно увидеть тебя, так сказать, с темной стороны. Да и сами как-то не очень были готовы к таким реалиям жизни, плюс это… ну, то есть то…в общем, ты понял, – замялся он к концу.

– Добрый? – у меня вторая бровь поползла вверх.

– Да! – резко вскинулась Кастра. – И не смей отрицать!

– Особенно если спит зубами к стенке и крепко зафиксирован, – буркнул сразу же Тилорн, но при этом как-то мягко и беззлобно.

– Понятно, – усмехнулся я. – общее собрание постановило, что я еще не совсем пропал для общества и меня можно попробовать исправить.

– Что-то вроде того, – согласился Тилорн.

– У меня от вас скоро процессор перегорит, – неожиданно вмешалась в разговор Ирала. – Все эти игры словами, психологические точки давления, говорите одно – делаете другое, непонятные шутки… Да я свои вычислительные мощности за жизнь так не напрягала, как в последнее время, общаясь с вами. Вот стоите, болтаете, вроде бы даже шутите, а при этом поглядываете на Саргоса, – показала она пальцем на отошедшего в сторонку и присевшего возле стены парня, который уставился пустым взглядом куда-то вверх, – волнуетесь за него, я же вашу малейшую моторику считываю, так что вижу прекрасно, но почему-то к нему не подходите… Блин, люди! Я с вами с ума сойду и буду первым андроидом, у которого бинарный код за шестеренки зашел.

– Ирала, психология человека настолько странная, что те, кто полноценно пытался в ней разобраться, сами становились сумасшедшими. Парню просто нужно самому разобраться в себе, вот и все.

– Ну да, ты ему очень жестко по психике потоптался, – согласился со мной Тилорн.

– Ну, по крайней мере, он не стал кровожадным мстителем, у которого на уме только разделывание тушек всевозможных дилеров…

– Эм… А мог? – сделал круглые глаза Тилорн.

– Не знаю… – честно признался я. – Но шанс был большой. Кстати, а что вы сделали с препаратами?

– В канализацию слили.

– Эм… Похоже, мутанты ближайшие пару дней будут ловить конкретный приход. Ладно, собираемся.


Сняв автомат и переведя его на автоматический режим, подошел к оставшимся пленным и короткими очередями добил каждого. Развернувшись, опять натолкнулся на непонимающий взгляд.


– Ну а что, мне их надо было отпустить, по-вашему?


На меня просто махнули рукой и стали собирать вещи, стараясь их упаковать максимально компактно, а оросительная система тем временем снова отключилась. Теперь в этом секторе в ближайший месяц она включаться не будет, так как вся жидкость хоть и фильтруется по кругу, но все равно ее стараются не сильно разбазаривать понапрасну.

Через двадцать минут петляний по улочкам мы наконец-то подошли к воротам нашего Ангара. Можно сказать, закончили первый этап нашего возвращения на форпост. Еще каких-то шесть часов, и у меня появится возможность возродиться после смерти, и мы сможем начать наш спуск. Кварц, быстро набрав код открытия ворот, чуть ли не пританцовывал, ожидая, пока откроются ворота. Вот только за их створками нас ждала резко выпрямившаяся махина, которая начала раскручивать стволы крупнокалиберного пулемета, а у меня сердце упало в пятки от понимания, что я ничего не успеваю сделать, слишком расслабился перед воротами.


Глава семь: Почти дошли | Нулевой Горизонт | Глава девять: Саргос







Loading...