home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


«Измена» ПОВ в Советской России

В тот момент, когда польские войска заняли Киев, когда под прикрытием польских орудий въехал туда знаменитый Петлюра, когда под влиянием нового нападения извне заново ожили надежды русской контрреволюции, когда еще раз ясно и отчетливо стали явными позор и угроза очередной попытки удушить единственное в мире революционное государство и его народ, тогда представители ПОВ — польские разведчики на территории Советской России, решительно и добровольно перешли на сторону коммунистической революции.

Тов. Добжиньский, бывший начальник разведывательной организации, в своем открытом письме, адресованном солдатам и офицерам польской армии и членам ПОВ, тут же после «перехода» сообщил вкратце польским властям и товарищам о причине и принципах, которыми он руководствовался при совершении этого шага.

Ясно, что только незначительному кругу товарищей удалось прочесть это письмо, что власти сделали все, чтобы оно не попало туда «куда не следует», чтобы оно не дошло до разума и сердец тех, которые бы его поняли и почувствовали содержащуюся в нем правду.

Поэтому сейчас от имени всех членов ПОВ из лагеря революции (а нас здесь находится довольно много) мы решили еще раз послать вам несколько слов с тем, чтобы кое-что объяснить, дополнить и исправить к нашумевшему в Польше делу «измены ПОВ в Советской России».

Письмо тов. Добжиньского, кроме некоторых основных правдивых высказываний о революционной России, об отношении ее к Польше, о революционной, пролетарской Польше, независимой и свободной, преследовало также цель открыто уведомить кого следует о переходе в другой партийный лагерь. Оно преследовало также цель избежать всевозможные недоразумения, подозрения и провокационные выступления, а также ненужную посылку людей на гибель и т. д., было также одним из формальных условий соглашения с советскими властями в момент перехода.

Появление этого письма в Польше вызвало настоящую бурю проклятий и много угроз со стороны реакционной прессы и польского общественного мнения в адрес всех членов ПОВ и других лиц, подозреваемых в своих симпатиях к социализму.

Был благоприятный случай для того, чтобы была вылита вся желчь, все существо классовой ненависти и убеждений, было подчеркнуто все, что в основном разделяет на два лагеря, реакцию и революцию, буржуазию и пролетариат, который рано или поздно столкнется с ней в открытом последнем бою. Это придает нам уверенность и веру, что придет и уже приближается тот момент, когда под ударами революции рухнет алчный мир эксплуатации и капиталистической анархии. Члены ПОВ — коммунисты — искренне рады тому, что польская реакция их хорошо поняла и отдает себе отчет в том, что является ее настоящим врагом. Однако эти коммунисты далеки от намерения обвинять всю организацию ПОВ.

Они находились в Советской России в специфических условиях. По роду своей разведывательной работы мы присматривались ко всем сторонам жизни страны, где управляет сознательный пролетариат, управляет часто слишком неумело, допускает ошибки в деталях тактики и выполнении ее, но он всегда и везде стремится к переустройству своего собственного общества и всего человечества на новой единой основе: всеобщего общественного труда и пользования плодами своего труда. Они имели полную возможность не считать своего решительного перехода в лагерь революции за измену идеалам ПОВ, первоначальной целью которой было строительство независимой социалистической Польши.

Решающим моментом в их внутренней борьбе было то, что они окончательно убедились, что путь, по которому идет в настоящее время Польша, как буржуазное государство, никогда не приведет к достижению этой цели, что всякое соглашение и сотрудничество с народно-демократической реакцией отдаляет неминуемо нас от идеала пролетарской Польши, ослабляет ее жизненные силы, втягивает в рабскую экономическую и политическую зависимость от французского империализма, заставляет довольствоваться крохами со стола Антанты (Силезия Тишинская, Спиж, Острава).

Несчастьем для всемирной революции и для революции в Польше была и есть война, которую Советскую Россию заставили вести великие капиталистические страны, а под их влиянием и Польша, в защиту государственной независимости революционной власти.

Недаром буржуазное правительство Польши оттягивало начало мирных переговоров, спровоцировало их срыв, совершило нападение на самом важном для Советской России направлении — Украину. Ничто не могло принести большего вреда революции в Польше, чем последняя война. С одной стороны, борьба на фронте дала возможность оттянуть и сократить всевозможные революционные проявления в стране. С другой стороны, русские рабочие, доведенные до последнего предела отчаяния коварной разбойничьей политикой Польши, ударили по ней с гневной силой и местью за то, что она стала новой страшной угрозой в самый ответственный момент сверхчеловеческого напряжения мирной работы по строительству нового общества, по залечиванию тяжелых ран, которые когда-либо видело человечество.

Поход красных войск на Польшу был действительно стихийным движением масс, доведенных до последнего предела отчаяния трехлетним голодом, пролитием крови и новой нависшей опасностью. Он также стал настоящим несчастьем для революции в Польше. Его прекрасно использовали буржуазия, националистические и клерикальное элементы. Неудачу дополнило поражение Красной Армии, которая при отступлении была оторвана от своих оперативных баз и иногда помимо своей воли причиняла ущерб крестьянскому населению. Мы отдаем себе отчет в том, что для общего дела, для дела рабочей революции и общественного переворота, придерживаясь всех условий и взглядов, самой страшной является война, часто независимо от ее хода и результатов. Революция всегда боролась за мир, и для нее является огромной и достаточной победой неподвижность внешних неприятельских сил, завоевание уверенности, что хотя бы на некоторое время можно будет использовать войска для созидательной работы внутри страны. Не подлежит никакому сомнению то, что в настоящее время, после заключения мира, наступит для Польши период борьбы и революционного переворота. Этот период наступит и без вмешательства большевиков во внутренние дела польской буржуазии. Внешняя операция будет совершенно не нужной, так как именно те внутренние условия, предоставленные самим себе и свободные от искусственного и вызванного обманным путем страха перед «азиатскими ордами», от которых нужно защищать мнимую независимость, толкнут рабочие массы и настроенную в пролетарском духе интеллигенцию к активному выходу на путь международной революции.

Именно мы, коммунисты, знаем лучше всего, что революцию нельзя вызвать никакой специальной агитацией, что к ней ведут исторические условия и общее стечение событий. Агитировать за нас будут массы безработных, наглость фабрикантов и помещиков, долги, выплачиваемые в фунтах стерлингов, долларах и франках, фамилии банкиров, князей и царско-австрийских генералов в правительстве и сейме, наконец, хаос, безволие и измена руководителей соглашательско-патриотичного социализма. Огонь бунта будут разжигать фантастические декреты Антанты об отрыве от «независимой Польши» земель, на которых проживает коренное польское население, и пример революционной России, которая, истощенная и слабая, будет смеяться над американским бизнесом, французской биржей и холодной яростью английских лордов, прочно строя благосостояние и культуру трудящихся масс.

Мы действительно счастливы, что судьба позволила нам уже теперь вести работу для революции в самом большом и удивительном государстве международного пролетариата. В каждом иностранном государстве мы видели свое собственное государство. Чем искренней и яростней ненавидят нас руководители враждебных лагерей, тем больше мы находим среди рядовых людей в этих лагерях товарищей и братьев по крови. В каждой армии мы располагаем собственными военными силами, на которые всегда можем рассчитывать. Борьбу за нашу идею мы ведем силами неприятельских войск. Развитие событий, усилия масс и отдельных личностей способствуют нам — можно сказать, что время работает на нас.

Мы уверены в нашей окончательной победе, так как это является нашим правом и необходимостью. Каждая вооруженная борьба с нами является в действительности напрасным и беспомощным усилием. Нас никогда не интересовал вопрос границ, рынка или слитков золота, так как именно мы стремимся к ликвидации власти и денег. Силы наши в общем международном масштабе с каждым днем растут и увеличиваются. К нам идут лучшие люди со всех концов мира и со всех стран, вырываясь из-под ярма темноты и предрассудков, просыпаясь к созидательной жизни.

Друзья и товарищи! Эти наши слова не считайте за коварную агитацию, потому что вас научили так смотреть на каждое слово, исходящее из «большевистского рая». В этих словах заключается наше горячее желание поговорить с вами на языке, на котором мы разговаривали с вами раньше — в школе, на наших собраниях, в поле и в окопах — в скаутской и солдатской форме.

Мы верим, что лучшие и более стойкие из вас перейдут в лагерь пролетарской революции, проведут те пути, по которым мы должны были пойти сами.

Мы не хотим никакими словами и уговорами звать вас к немедленному переходу на нашу сторону. Из собственного тяжелого опыта мы знаем, как трудно порвать с внушенными с детства понятиями, как до глубины души восстает и вздрагивает свое собственное «я» перед необдуманно и несправедливо брошенным словом «предатель».

Мы будем довольны, если наш поступок послужит для вас призывом к более внимательному, беспристрастному и реальному изучению окружающей вас действительности.

Мы также хотели бы, чтобы в широких общественных кругах рассеялись бы предположения в отношении нашей «измены», что она якобы была совершена под влиянием какого-то страха, перекупки нас большевиками, а также сомнения в искренности наших заявлений.

Ставим вас в известность, как организацию, о случае посылки Главным Командованием Войска Польского в Россию людей с заданием убить из нашей группы несколько товарищей (Добжиньского). Мы считаем, что таким путем нельзя разрешить такие дела. Главное Командование поставило себя в смешное положение и было разочаровано тем, что в числе посланных (группа Борейко, Пухальского, Свяцкого) оказались наши искренние товарищи, которые не преминули сообщить о грозящей нам опасности и перешли в наш лагерь.

Все это подтверждает нашу веру и придает нам бодрость в сверхчеловеческом усилии в свержении капиталистического строя во всех странах.

Да здравствует независимая Польская Республика Советов!

Да здравствует объединенное усилие революционной польской молодежи!

От имени членов ПОВ в Советской России:

Виктор ВИТКОВСКИЙ-МАРЧЕВСКИЙ,

Игнатий ДОБЖИНЬСКИЙ

Виктор СТЕЦКЕВИЧ (Вик),

Юна СИНРЕР-ПШЕПИЛИНСКАЯ,

Ирена ЗАГОРСКАЯ,

Кароль РОЛЛЕР-ЧИЛЛОК,

Мария НАВРОЦКАЯ-НЕДЗВЯЛОВСКАЯ,

Е. ЖАРСКИЙ,

В. ГУРСКИЙ.

ЦА ФСБ РФ. АУД Р-8470. Т. 3. Л. 33–38.



ПИСЬМО бывших членов ПОВ к своим товарищам на польской стороне | Польский крест советской контрразведки | ИНФОРМАЦИОННАЯ ЗАПИСКА реферата «Восток» 2-го отдела ГШ Польши в адрес начальника отдела относительно удвоения разведывательной сети посредством привлечения организации «М» для разведк







Loading...