home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


ГЛАВА 10

ДОРОГА ИЗ МЕЛА И КРЕМНИЯ

Это было страшнее безграничной всеобъемлющей власти Лютинга Мак Тира над ее душой, страшнее смерти — зыбучая угольная река, полная пепла и горечи. Как ни барахтайся — не спасешься, не выберешься из черного песка.

Могильной насыпью он давил Изольде на плечи, путами свертывался вокруг лодыжек. Поначалу она пыталась идти, затем плыть, но любые усилия приводили лишь к тому, что она вязла глубже, в ужасе запрокидывая голову, чтобы не захлебнуться прахом.

— Пусть это закончится…

Тонкие руки тщетно тянулись ввысь, губы шептали молитвы… Колдовская река не знала жалости.

Задыхаясь под невыносимой тяжестью, принцесса снова отчаянно рванулась, и внезапно ступни ее коснулись гладкой твердой поверхности. Боги, неужто спасение? Шаг, другой — она буквально прорывалась сквозь текучую толщу, пока острые песчинки впивались ей в кожу. Но вот движения сделались свободнее — черная река заструилась горячими потоками.

— Что это? — изумилась Изольда, с макушкой уходя под воду.

Тут же она вынырнула из большой круглой купальни и принялась кашлять и отплевываться.

— Ваше высочество? — раздалось сверху. — С вами все в порядке?

Растерянный серый взгляд метнулся сквозь клубы душистого пара.

— Я…

— Задремали во время ванны, принцесса? — подхватил еще один почтительный женский голосок.

— Да, наверное, — выдохнула Исгерд с облегчением.

Обхватив себя за голые плечи, она прикрыла глаза и вновь погрузилась в разогретые воды купальни.

— Не стоило плавать так долго.

В воздухе удушающе пахло благовониями. Запах поднимался от раскаленных жаровен, над которыми их жгли, дымными кольцами собирался под потолком.

— Здесь слишком душно, — пожаловалась терновая принцесса, — распахните двери на балкон.

— Но… вдруг вас кто-нибудь увидит? — тихо пробормотала служанка.

Исгерд приосанилась и по ступенькам вышла из бассейна.

— Как тебя зовут?

— Дорте, госпожа…

— Мне незнакомо твое лицо, Дорте. — Мокрые плети жемчужных волос хлестнули по величавой спине.

— Она заступила на службу всего два дня назад, — пояснила вторая помощница и с поклоном протянула принцессе полотенце.

— Вот оно что. — Исгерд стряхнула прилипшие к коже цветочные лепестки, которыми были щедро присыпаны воды купальни, и лишь затем начала вытираться.

— Да будет тебе известно, Дорте, Терновый дворец построен на скалистом неприступном холме. По периметру его окружают стена и живая изгородь — вряд ли кто-нибудь подберется столь близко, чтобы заглянуть в окно. А даже если бы и смог, эта комната находится на последнем этаже самой высокой башни и балконом выходит на Пустошь. Разве там живут люди?

— Нет, ваше высочество. — Служанка виновато потупилась и бросилась открывать балконные двери.

Между тем ее подруга поднесла будущей королеве роскошный халат и помогла в него завернуться.

— Прошу, госпожа.

— Благодарю, — рассеянно промолвила принцесса, обертывая пестрый поясок вокруг талии, — принесите прохладительное питье и можете быть свободны.

Служанки переглянулись. Одна из них — та, что не первый год жила во дворце, — поспешно скрылась в смежной комнате. Дорте же снова замялась, взволнованно сцепив ладони в замок.

— Еще какие-то вопросы?

Властный невозмутимый голос заставил прислужницу занервничать пуще прежнего.

— Никаких, принцесса… Просто ваш брат…

— Этельстан? — Исгерд приняла из рук первой помощницы полный до краев кубок. — Что-то случилось?

— Сегодня утром он настаивал на аудиенции…

— И? — Принцесса с наслаждением отпила сладкий прозрачный нектар.

— Я пояснила ему, что время визитов наступит завтра после обеда, как того велит дворцовый этикет…

— Что? — чуть было не поперхнулась Исгерд. Пришлось прикрыть синеватые губы ладонью и старательно откашляться.

— Ты не впустила принца в мои покои?

— Вы как раз собирались принимать ванну… — Испуганная горничная сжалась. — Я думала, в мои обязанности входит поддерживать распорядок вашей жизни…

— Безусловно, но моего брата дворцовые условности не касаются. — Хозяйка покоев отставила сладкий напиток прочь. — Чтобы увидеться со мной, он не обязан записываться на прием.

— Да, ваше высочество, — пискнула Дорте. — Простите меня за оплошность…

Осознав наконец, что от переживаний новая служанка вот-вот лишится чувств, Исгерд сжалилась и великодушно склонила голову.

— Забудем об этом.

Она и запамятовала, как благоговеет перед терновой принцессой простой люд.

— Главное, запомни урок на будущее… Лета?

Вторая помощница услужливо подалась вперед.

— Будь добра, пошли за братом скорее. Наверняка у него было какое-то важное дело.

И пресекая дальнейшие извиняющиеся реверансы, Исгерд отослала обеих девушек прочь.

Шелест их одежд скоро стих. Ароматный пар заклубился вокруг задумчивой принцессы. Все же удивительно, как подданные могут любить ее и бояться одновременно? Понимают ли они, что, несмотря на терновое могущество, их будущая королева — существо из плоти и крови, пусть черной, как морион?

Исгерд сунула ноги в мягкие банные туфельки и, шлепая каблуками, прошлась на балкон.

Догадываются ли жители Тьер-Лерана, что кроме долга в сердце ее отыскали убежище сотни других чувств — тревожных, противоречивых?.. Или для народа она — лишь воплощение великой благодатной силы, суть которой — хранить покой и порядок?

Да славится Неувядающий Терн и избранный, что им отмечен. — Тонкие пальцы начертили узор на каменном парапете… Отныне он — столп и защита Тьер-на-Вьёр… Как там дальше звучали слова терновой молитвы?

Гулкое эхо под сводами коридоров нарушило бессвязный поток невеселых мыслей — Этельстан… Его походку принцесса различила бы даже среди сотен шагов.

— Герда?

Несчетное количество раз она отыскивала взгляд этих карих глаз в суете званого ужина или шумного бала. С детства он был для нее спасительным якорем. Когда брат находился рядом, невзгоды отступали. И Исгерд неизменно казалось: она знает его лучше всех.

Неудивительно, что теперь, уловив мятежный блеск, девушка сочла это признаком обиды.

— Надеюсь, из-за Дорте ты не станешь сердиться? — сходу предположила она. — Бедняжка всего два дня состоит у меня на службе и не успела изучить порядки в Терновом дворце.

— Она лишь указала на мое место, — бесцветно возразил принц, огибая круглую чашу купальни. — Справедливо.

— Ну что за бессмыслица? — застонала Исгерд. — Девочку просто сбила с толку здешняя вычурность и вдобавок скучный свод правил, который ей наверняка пришлось вызубрить на память.

— Хорошо, — отмахнулся Этельстан слишком небрежно, чтобы поверить в его искренность. — Несмышленая служанка интересует меня в последнюю очередь. Давай лучше потолкуем о сегодняшних дипломатических встречах.

— С каких пор тебя заботят переговоры?

Удивление принцессы было неподдельным. До сих пор брат ее не проявлял к политике ни малейшего интереса, предпочитая проводить дневные часы в королевских садах или за книгами.

Этельстану же в ее словах почудился намек на скверное выполнение собственных обязанностей при дворе, и он вскинулся, зло сузив темные глаза.

— Если бы в моих руках была сосредоточена хоть какая-то власть, я непременно бы присутствовал на каждой встрече с послами, на каждом королевском заседании. Но что толку торчать там, если голос мой все равно ничего не значит?

— Полноте, Этельстан. Ты имеешь право посещать все королевские мероприятия. Я рада видеть тебя в любое время дня и ночи.

— Даже на переговорах с ветрами, назначенных на сегодня? — Тонкая бровь изогнулась, как сердитая змея.

— Разумеется, — все с тем же изумлением пожала плечами принцесса. — Но откуда тебе о них известно?

— О, во дворце у меня еще остались надежные осведомители, которые охотно делятся информацией. В отличие от родной сестры, давно переставшей посвящать меня в свои тайны…

— Здесь нет никаких секретов. Ветряные гости не желали предавать свой приезд огласке, потому об их присутствии в Тьер-Леране пришлось умолчать. Но, поверь, при следующей же нашей беседе ты бы услышал о них от меня. Если бы не счел рассказ слишком скучным.

— Скучным? За кого ты меня принимаешь? — Принц осекся, пытаясь взять себя в руки.

Но Исгерд успела удостовериться окончательно, что по большей части им движут злость и обида. Ах, если бы только на нее, тогда проблему легко можно было бы решить сестринскими объятиями. Но ведь брат изводит себя из-за короны, полноправной владелицей которой она вот-вот станет, и собственного незавидного положения.

Исгерд пригорюнилась и тяжело вздохнула. С каждым днем принц отдалялся от нее все сильнее. Поскорее бы прошла злосчастная церемония. Она станет королевой и на деле докажет беспокойному брату: ее привязанность к нему никогда не иссякнет.

— Так значит, меня не вышвырнут из Зала советов, едва я решу навестить сегодняшнее собрание? — прервал ее размышления Этельстан.

— Конечно нет. — Подхватив полу длинного халата, Исгерд приветливо шагнула к нему. — Никто и никогда не посмеет сотворить с тобой подобное. Во всяком случае, пока власть находится в моих руках.

Власть… Мутные глаза вспыхнули и почернели. Принц сгреб с банного столика полупустой кубок, жадно из него отхлебнул.

— Насчет человека, сообщившего тебе о наших тайных гостях. — Бескровное лицо Исгерд застыло в паре саженей от него, бледные губы строго сомкнулись. — Ты обязан выдать его. Нельзя допустить, чтобы внутренние дела королевства становились достоянием общественности…

— Хочешь лишить меня последнего никчемного влияния? — невпопад пробормотал Этельстан. — В то время как у самой в кулаке все терновое могущество.

— Да что с тобой сегодня такое? — Принцесса гневно скрестила руки. — Ведешь себя словно ребенок, без конца сетующий на судьбу! Не пришла ли пора тебе повзрослеть?

Побелев, Этельстан крепче сжал пустой теперь кубок и уязвленно отступил к двери.

— Постой, — опомнилась огорченная девушка. — Я не это хотела сказать. Ты ведь знаешь, брат, принадлежащее мне, будь то престол или любовь подданных, — твое по праву. Я с радостью поделюсь с тобой всем, что попросишь.

— Вот как? — Он лукаво замер на пороге. — А если я захочу часть терновой магии? Сможешь ты по-сестрински разделить ее на двоих?

Тишина — как и следовало ожидать. Исгерд молчала, удрученно ссутулившись. Мокрые волосы грязновато-серыми прядками падали налицо. Едва ли кто-то из придворных видел принцессу такой, хотя Этельстан не раз заставлял ее захлебнуться бесплодными возражениями.

Если бы она только могла разорвать надвое колдовскую силу, жарким потоком бьющуюся в жилах! Тогда ее брат властвовал бы вместе с ней бесконечно долго, почти вечно. И ей никогда не пришлось бы мириться с горестями утрат.

Но волшебный терновник — не сухая ветка, его не разломишь пополам. И уж тем более немыслимо одарить кого-то колючими чарами. Этельстан знает об этом, но все равно изводит ее упреками, беспечно полагая, что безжалостные слова не задевают сердца.

Терзаясь печалью, Исгерд ненароком взглянула в окно и охнула, подскочив на месте. Солнце уже в зените! А ей ведь предстоит уйма дел до переговоров. Кликнув расторопную Лету, принцесса направилась в гардеробную — переодеваться. И хотя лицо ее перед придворными попеременно выражало заботу или заинтересованность, приличествующие случаю, мысли до самого вечера оставались безрадостны и темны.


* * * | Терновая ведьма. Исгерд | * * *







Loading...