home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Спустя неделю, после памятного разговора с братом, Славка мне отзвонился, сообщил, что со слонобоями проблем нет. Купил пару стволов и на следующей недели они прибудут. К ним купил две с половиной тысячи патронов. Вот только порох, капсюли и гильзы ему продавать отказались. Ну и бог с ними. Еще сообщил, что «Орла пустыни» он так же уже нашел, как и патроны, причем у нас. С немецкой винтовкой проблем тоже не возникло, как и с патронами к ней. Но вот с карабином МЦ-558 возникла реальная проблема, их пока что вообще не выпускали! Как соответственно и патроны для гражданской версии. Предложили под патрон калибра 8,6 на 70 Магнум. Но я сказал Славке, что бы он не парился. Нет, значит нет. По КСК он пока решает.

После разговора с братом, я достал кейс со своим ружьем Бенелли Комфорт 12 ружейного калибра. Открыл его, достал ружье, почистил, хотя оно и так было в порядке и содержалось в чистоте. Это ружье мне подарил Славка на День Рождения. Ружье имело два съемных ствола — один ствол длинный, второй короткий. Сложил назад в кейс. Пересчитал патроны, всего было триста пятьдесят штук. Сотня с дробью, сотня пулевых и полторы сотни картечных. Еще был порох для снаряжения патронов, двести семьдесят капсюлей, пулелейка, пыжи, прибор для снаряжения патронов и заделки дульца.

Потом осмотрел еще раз оба свои лука. Луки были классические составные разборные, один назывался «Леопард-2», второй «Дорадо» — из обоих можно было стрелять как дорогими стрелами с натуральным перьевым оперением, так и более дешевыми с пластиковым оперением. А вот блочный лук мне не нравился, мне казались эти луки каким-то несуразными и громоздкими, да и темп стрельбы из классического был выше, чем из блочного. К лукам имелось порядка пятидесяти стрел, в большинстве своем с пластиковым оперением. Связался по сотовому с одним знакомым, с которым иногда ездили на природу пострелять из луков. Он был большой фанат луков и арбалетов. Заказал у него четыре арбалета, два классических и два блочных. Конечно, я мог бы купить их и в магазине, вот только официально у нас в стране разрешены арбалеты с силой натяжения до 43 килограмм. А мне нужны были арбалеты помощнее. Саня, по прозвищу Хлыст, так звали моего знакомого, сначала удивился, напомнил, что более мощные арбалеты у нас запрещены, но я заверил его, что у меня все под контролем и здесь пользоваться ими не буду. Я знал, что он мог достать такие арбалеты. На деньгах я не экономил и мы с ним договорились. Кроме этого я заказал ему полторы сотни стрел к лукам с разными наконечниками — режущими с двумя лезвиями, тремя и четырьмя и проникающими. Плюс просто одни наконечники к стрелам и три сотни болтов для арбалетов, так же с разными наконечниками и просто одни наконечники для них.

Хлыст не стал задавать лишних вопросов и попросил четыре дня.

Через две недели прибыл трейлер с моей «Палладой». За два дня до этого мне привезли готовую тележку. «Палладу» перегрузили на тележку и она временно заняла свое место во дворе. В качестве балласта я загрузил в нее слитки меди, олова, свинца, а так же железные и стальные прутки. Топливо уже было залито в два трехсот литровых бака яхты. Начал постепенно укладывать все то, что запланировал увести с собой. Инструменты из кузни, наковальню, мехи, несколько рулонов ткани хлопчатобумажной, шелковой, шерстяной и полушерстяной, плащевой. Обе машинки для шитья одежды и обуви. Нитки и иглы. Три двуручных пилы, две ножовки, одну электропилу, рассчитывал запитать ее от бортовой сети. Две бензопилы. По паре рубанков и фуганков, четыре простых плотницких топора, два топора лесорубов на длинной рукоятке и один боевой, выкованный мной лично, еще под руководством деда. Это был боевой топор-секира, так называемый бородовидный с вырезом и опущенным лезвием. Рукоять делал так же сам, под присмотром деда, длиной 110 сантиметров. Перед тем как я упаковал и поместил топор в «Палладу» я наточил до бритвенной остроты его лезвие. Так же перенес на яхту и точильный станок, еще дедовский с ножным приводом и три запасных точильных камня к станку.

Так же уложил в яхту две ручных дрели с наборами сверл и коловорот. Стамески, плоскогубцы, два молотка, пару бухт кабеля по пятьдесят метров, еще пару бухт нейлоновой веревки по сто метров каждая. Кое какой крепежный материал. Литературу. И еще всякой мелочи. Одежду, начиная с нижнего белья и заканчивая костюмами для активного отдыха, как для лета, так и для зимы. В том числе несколько комплектов горок, пару комплектов «Мабуты-М», обувь — несколько пар кроссовок, ботинок тактических и горных как отечественных производителей, так и импортных — немецких и американских. Пару тактических жилетов и два тактических рюкзака. Три пары резиновых сапог и костюм ОЗК. Два генератора на два киловатта каждый, надеялся соорудить миниэлектростанцию, если конечно получится. Затащил в яхту малый токарный станок «Витязь 1Н618В», купленный мною по интернету и доставленный буквально пару дней назад. Станок весил 61 килограмм и я один замучался его затаскивать. Но справился. Рядом закрепил токарный станок по дереву JWL-1440L. У этого вес был меньше, всего 27 килограмм. Купленный одновременно со станком по металлу. Учитывая, что со мной собрались перебираться Славка с женой и бабушкой, приобрел пару аквалангов с костюмами, масками и ластами. К ним компрессор для снаряжения аквалангов. Четыре комплекта конской сбруи, с уздечками, седлами и стременами.

Позвонил Хлыст, предложил встретиться. Встретились с ним так же на шоссе. Из его пикапа переложили в мой джип три сумки.

— Все как ты и хотел Гоша. Два классических арбалета и два блочных. Сила натяжения у блочных 150 килограмм, у классических — 120 килограмм. Арбалеты мощные. Полюс запчасти к ним, особенно к блочным, там больше подвижных деталей. За качество отвечаю. Болты и наконечники в отдельной сумке. — Сашка помолчал немного, но потом спросил, — Гош, это конечно не мое дело, но если тебя прихватят с этими девайсами, срок себе можешь намотать реально, ты понимаешь? — Я кивнул и он продолжил, — в последнее время какая-то нездоровая суета началась… вокруг тебя, ты в курсе? — Я опять кивнул.

— Ты на кого если не секрет собрался охотиться? Может проще ствол возьмешь?

— Спасибо Сань. Ствол не нужен. А охотится я собрался на зверей, реально Саша на зверей.

Хлыст забрал деньги. Перед тем как мы разъехались, он сказал:

— Я надеюсь — ты знаешь, что делаешь. И это… Гоша, будь осторожен.

Полученные от Хлыста четыре арбалета, стрелы, арбалетные болты и наконечники я упаковал и уложил в яхту к своим лукам.

За неделю до часа «Х» приехали Славка с Машей, привезли огнестрел: штуцеры, пару пистолетов «Орел пустыни», немецкую винтовку FG42 второй версии, два КС-К и один КС-П, упаковки с патронами ко всему этому арсеналу. Так же Славка привез свое охотничье оружие «Вепрь 12 Молот» с длинной ствола 520 миллиметров. У Славки было и нарезное охотничье, но месяц назад он продал его и другого, как мне было известно, пока не купил. Кроме этого, выгрузили из машины два баула с медикаментами, перевязочным материалом и набором хирургических инструментов. И пятилитровую канистру с медицинским спиртом. Этим заведовала Маша. По поводу спирта мы с братом немного позубоскалили, но Маша обозвав нас «проглодитами» дала понять, что бы мы даже думать о нем забыли. Все привезенное уложили в яхту. Единственное, что я пока оставил у себя это немецкую штурмовую винтовку.

— Что хочешь с ней делать? — Спросил Славка, — учитывай, документов на нее нет.

— Да просто хочу апгрейд ей сделать. Заменить деревянное ложе на более легкое, какое-нибудь полимерное. Есть у меня один умелец.

На настороженный взгляд брата ответил:

— Не суетись человек надежный. — Брат удовлетворенно кивнул — ладно, винтовка отличная, ствол как будто только что с конвейера. Все что ты хотел. Ну и для себя продублировал такое же, кроме «немца». Кроме этого для себя я еще один ствол привезу позже.

— Берг держит слово, о том, что активы конторы уплыли к империалистам пока еще ни кто не знает. Но знаешь, мне что-то не спокойно. Завтра переедем сюда окончательно. Вообще я хотел, — Слава посмотрел на жену, — что бы Маша с сегодняшнего дня осталась здесь, но она же упертая.

— Вот именно, — ответила Мария, делая ручкой какие-то поправки в блокноте. — Я еще не все закончила там, да и бабулю нужно перевезти.

— Бабулю я мог бы перевезти и один, тем более у нее на удивление не так много вещей, в отличии от тебя. — На что Маша махнула рукой, типа отстань.

Анастасия Николаевна, бабушка Маши, когда узнала, что внучка с мужем уезжают навсегда, причем куда уезжают, Маша сразу рассказала бабушке, которая даже не удивившись, категорично заявила, что одну внучку и ее шалопая мужа она не оставит, тем более кроме Маши и нас со Славкой других родных и близких людей у нее нет и она хочет, что бы когда придет срок умирать, глаза ей закрыли родные люди. А где это произойдет — неважно!

— Гоша, — посмотрел на меня брат, — а яхту мы как потащим? Джипом?

— Нет. Джипы и твой и мой мы оставим здесь, вернее обменяем их на трактор.

Усмехнувшись на непонимающий взгляд брата, я пояснил, — Слава, мы их обменяем на «Беларус» Петровича, ну он через три дома от нас живет. Трактор он купил год назад, к технике относится сбережением, у него трактор в идеальном состоянии. Трактор мощный «МТЗ-3522», нашу «Палладу» утащит хоть на край свет!

— А он поменяет???

— Поменяет. Мы ему сделаем предложение, от которого он не сможет отказаться. Помимо двух джипов в отличном состоянии он получит дедов дом с участком, плюс деньги, на которые он сможет купить два таких трактора. Ты бы отказался?

Славка засмеялся, — учитывая, какой Петрович куркуль, думаю — согласится!

— Ну вот, — продолжил я, — нужны только паспортные данные Петровича и сделаем заранее договоры купли-продажи на машины и недвижимость и подстраховать его юристом с генеральной доверенностью.

Брат кивнул, — с паспортными данными не проблема, пробью сегодня же через свою бывшую контору, договоры купли-продажи сделаю сегодня, край — завтра. Юриста подтяну нашего Володьку, на него выпишу доверенность и на недвижимость от твоего имени и на машины.

— Давай Славян, к моменту, когда мы должны будем выдвинуться, бумаги у нас уже должны быть, что бы предъявить их Петровичу. Иначе он может не поверить и упрется. И еще, ты как-то говорил, что у тебя есть знакомец в Ростехнадзоре? — Слава кивнул, — отлично, переговори с ним на тему помощи Петровичу в снятии трактора с учета и признании его уничтоженным, чтобы Петрович не платил за него налог, этот вопрос он обязательно поднимет, когда узнает, что мы трактор на себя переписывать не будем.

Славка кивнул. Бросив взгляд на яхту, он неожиданно спросил меня:

— Гош, а как ты по воде будешь перевозить тележку для яхты, на ней что ли?

— Нет. Все очень просто — спасательный плот, вместимостью на тридцать человек. Спустим яхту на воду, тележку разберем, накачаем плот и поместим конструкцию на этот плот. Я все уже продумал. Потом возьмем на буксир и потащим за собой. Даже если будем тормозить яхтой и плот догонит нас в корму, то не повредит яхте.

— Ну ты и жук! — Засмеялся брат.

— Что с квартирами Слава? — Сменил я тему.

— Нормально, свою квартиру и бабулину уже продали, деньги перевели на счет благотворительного фонда «Подари жизнь». Мы за этот срок не сможем их потратить, так как деньги еще с продажи компании имеются. А лишнего груза взять много не сможем, так Гоша? — теперь уже я ему кивал.

— Сколько мы еще можем реально взять груза?

— На яхту еще килограмм двести, максимум двести пятьдесят, но это предел. И еще в плот килограммов пятьдесят — семьдесят. Это все.

— Так мальчики, — к нам подошла Маша, — завтра Гоша мы перебираемся к тебе и готовимся к переходу. Проверьте еще раз, все ли мы взяли? Ты кстати Гоша одеждой озаботился?

— Ясен перец сестренка. Но я только на себя брал.

Маша кивнула — Молодец! Так наши баулы с одеждой и обувью переложили. Ну вроде все.

Проводив Славу с Машей, я позвонил Хлысту и договорился встретиться. Встретились с ним через два часа на том же месте, где он передавал мне арбалеты. Пересев в машину к Хлысту, я, молча распаковал принесенный мною сверток — укутанную в ткань немецкую штурмовую винтовку. Хлыст вопросительно посмотрел на меня.

— Саша, — ответил я на его немой вопрос, — нужно сделать апгрейт, заменить ложе на что-то более современное из полимеров с планкой Пикатини и оптику к ней. Простой, но мощный оптический прицел, без всякой электроники и ночной прицел. Сможешь?

Хлыст помолчал некоторое время, потом спросил:

— Уверен, что нужен такой апрейд? Ведь винтарь тогда потеряет свою оригинальность?

— Да хрен с ней с оригинальностью. Главное функциональность. Ну так как, берешься? За деньгами дело не встанет.

— Ладно, сколько времени даешь, учти нужно еще найти подходящий под нее девайс?

— Три, максимум четыре дня. Если в эти сроки не уложишься, лучше скажи сразу, тогда пусть останется все как есть.

Хлыст помолчал еще некоторое время, о чем то раздумывая, потом вышел из машины и с кем-то созвонился. Разговаривал минуты три. После чего вернулся назад.

— Ладно, есть один вариант, но там бабки сразу просят.

— Не вопрос, — ответил я и, передавая вновь упакованную винтовку Хлысту, сообщил, — Саня, учитывай, документов на нее нет. Так что будь осторожен.

Хлыст усмехнулся и, развернув ткань упаковки, вытащил из винтовки затвор.

— На держи, без него она не может являться огнестрельным оружием.

Я передал Хлысту требуемые деньги, захватил с собой на всякий случай определенную сумму. Сказал, что по окончанию отдам еще столько же.

На следующий день, после обеда приехали Славка с Машей и бабулей. Привезли еще несколько баулов и тюков с вещами. Первым из машины выскочил Ганс. Поприветствовал меня гавкнув, потом подбежал к Боне, лежавшему словно сфинкс на крыльце, ткнулся ему в нос своим носом. Боня заворчал и вяло махнул хвостом, типа привет. Последним из машины появился Бегемот.

— Не понял? — посмотрел я удивленно на Машу. — Вы его решили тоже взять с собой?

— Это не мы решили, — ответила смущенно невестка, — это он сам так решил.

— Понимаешь Гоша какое дело, — влез в разговор Славка, — в такое время раньше его днем с огнем не сыщешь, приходил домой раз в три-четыре дня, напьется молока отоспится и опять сваливал. А тут, перед тем как пришли покупатели на дом, он как появился, так ни куда и не уходил.

— Да. Все время крутился около нас, даже Славочке позволял себя погладить. Когда Слава подписал договор купли-продажи, я поцеловала своего кису в нос, поплакала, сказала: «Бегемотик, ты теперь свободен и сюда приходить не нужно», знаешь как он на меня посмотрел? Будто осуждает меня за это. — Глаза у Маши увлажнились, еще немного и она готова была заплакать.

— Ага, конечно осудил, — засмеялся брат, — там не осуждение было, а прямой тебе вопрос — а где теперь я харчеваться буду! Прикинь Гоша, кошак, как только мы стали собирать вещи, забрался в машину и не вылазил оттуда, пока мы не приехали к тебе. Мистика какая-то. Уж что что, а такого я от Бегемота не ожидал. Чувствует скотинка наверное что-то…

— Не чувствуют они, а знают. — Сказала баба Настя, покачав головой. — Животные знают гораздо больше, чем мы, вот только сказать не могут или люди просто их не понимают.

— А Кром улетел. — Печально сказала Маша. — Я даже с ним не попрощалась.

— Не печалься внучка. Мне кажется, ты его еще увидишь. — Анастасия Николаевна погладила Машу по голове, словно маленькую девочку и поцеловала в лоб.

Вечером, когда все привезенное было помещено в яхту, а Маша с бабушкой занялись приготовлением ужина, мы с братом сели на ступеньки крыльца.

— Знаешь Славян, что я еще нашел в сундуке деда?

— Что?

— Помнишь, мы под руководством деда делали доспехи на себя? Ну, это еще до твоей армии было?

— Что реально? А я как-то забыл о них… А ведь точно. Доспехи тогда крутые получились. Когда мы первый и последний раз на тусовку реконструкторов приехали в Новгород, там народ в ауте был. Еще предлагали неплохие деньги. Особенно за твой персидский полный доспех.

— Так вообще-то и за твой не хило давали.

Брат кивнул:

— Целый год угробили на изготовление этих доспехов. Знаешь, я тогда наверное впервые с удовольствием работал в кузне. Сначала я хотел доспех как у рыцарей. Но дед меня убедил, что русские доспехи были не хуже и даже лучше в чем-то. Мне тогда сделали бехтерец, как дед сказал поздний вариант, которые изготавливались в 16–17 веках. А тебе персидский тяжелый.

— Из нержавейки, с отделкой по краям латунью, с травлением, а-ля «принц Персии». — Засмеялся я. — Плюс персидский шлем тюрбанного типа. Еще там лежала моя сабля, помнишь, которую отковал дед. Булат.

— Это которая толи турецкий ятаган, толи персидский шамшур?

— Угу… своего рода гибрид, а если учесть эфес, то и палаш.

Этот клинок ковал сам дед, по одному ему известным соображениям. Клинок, от гарды и до середины был почти прямой имевший едва заметный изгиб как бы внутрь, а в верхней части имел чуть больший изгиб в обратную сторону как верхняя часть ятагана. Заканчивался клинок утолщением. Острие имело заточку как с одной стороны, так и с другой, что позволяло нанести рану противнику обратным движением клинка. Эфес был закрытым, в виде лепестков, идущих от гарды до навершия, полностью защищая кисть руки. Это было немного странное оружие. Позже уже покопавшись в нете и пообщавшись с фанатами средневекового оружия, узнал, что такие клинки ни кому не известны. Однако тогда я об этом не знал и с восторгом смотрел на клинок. Дед же только усмехался. Он же научил меня работать с таким оружием. Тогда же дед сказал мне, что этот клинок оставляет страшные и плохо заживающие раны. На мой вопрос что это за клинок, дед сказал, что какая разница, главное это дать ему имя. Клинку я дал имя «Змей». Славка так же заинтересовался странным клинком, но довольно быстро охладел к нему. Брату же больше нравилось ударно-дробящее оружие, поэтому под присмотром деда он сделал себе сначала боевой молот на полутораметровой рукояти, потом шестопер и на последок «утреннюю звезду» — металлический шипастый шар, крепившийся к рукояти металлической цепью.

— Кстати Слав, в сарае я так же нашел и твой молот с шестопером и «утренней звездой». Все было заботливо смазано и укутано в отрез ткани.

Славка посмотрев на меня удивленно, воскликнул:

— Где? Ты чего молчал заморыш?

— Иди, там сразу у входа в сарай, — махнул я ему рукой, улыбаясь. Славка вскочив, убежал в сарай и через некоторое время вытащил оттуда свои игрушки. Развязав стягивающие сверток вязки, он с довольным видом взял в руки свой молот. Крутанул его и нанес удар по прислоненному к забору листу старого ржавого железа. Лист отозвался жалобным скрежетом и в нем образовалась рваная дыра. Потом Славка покрутил шестопером и наконец взял в руки «утреннюю звезду». Этой он особенно любил махать, раскручивая ее до состояния, когда шар с цепью сливались в один сплошной круг. Да, братец был у меня здоров как буйвол. Перестав крутить «утреннюю звезду» Слава неожиданно спросил:

— Гоша, а твой щит цел?

— Щит у меня был, так же делал его под присмотром деда из дубовых досок, круглый, окантованный по краю латунью с острым металлическим умбоном. А вот брат себе щит делать не захотел, сказав, что с его молотом он ему не нужен.

— Цел, а что?

— А давай проверим, насколько он крепок к поцелую моей звездочки?

— Да пошел ты. Достаточно того, что в свое время один щит ты мне расколотил. — В ответ Славка довольно засмеялся.

— Ой, люди добрые, посмотрите на этих великовозрастных балбесов, все никак в детство наиграться не могут. — Неожиданно раздалось за моей спиной.

На пороге стояла Маша, осуждающе смотря на нас с братом.

— Славочка, лада мое, а если ты этим шариком для боулинга себе по буйной головушке зарядишь, что я тогда с тобой убогим делать буду? — Ласково проговорила она.

— Это не шарик для боулинга, там шары больше. И ничего я себе не заряжу. Я что косорукий? И вообще женщина, что ты вообще понимаешь в мужских делах?

— Даже так?

— Да ладно Маш, — вступился я за Славку, — он же шутит, да и с этой «звездочкой» он обращаться умеет, как жонглер, его дед в свое время так надрессировал, что будь здоров.

— Да знаю я Гоша, что он шутит, — Маша улыбаясь посмотрела на меня, потом перевела взгляд на мужа, — попробовал бы он не шутить. Ну ладно мальчики, убирайте свои железяки, пойдемте ужинать.

Четыре дня прошли в заботах, все проверяли и перепроверяли. Что-то докупали, так по предложению Маши закупили так называемые КИПы — контрольно-измерительные приборы, которые я при сборах совсем упустил из вида. Пара штук рулеток, одна на три метра и одна на пять метров у меня были. Но Маша настояла на том, что необходимо купить еще металлический метр, использовать его в качестве эталона. Под этот метр в городе нам сделали герметичный футляр. Помимо этого, приобрели гирьки разного веса и пару емкостей для измерения объема жидкостей с измерительной шкалой. К ним же купили самые простые весы, в виде коромысла с чашечками, подвешенными на цепочках по краям плеч коромысла. Причем эти весы были изготовлены еще в начале 20 века и взвешивать на них, можно было вес до трех килограмм. Нашел их Славка в одном антикварном магазинчике, торговавшим разными раритетами, в том числе и старинными самоварами, которым электричество было не нужно и топились они щепой и сосновыми шишками. Славка кроме весов купил и один из таких самоваров на пять литров. Правда потом, он почти целый день чистил нутро самовара от многолетней накипи. На самоваре были выдавлены пара медалей и надпись: «городъ Тула Братья Алексей, Иван Баташевы 1901 г.».

Чем ближе становился момент перехода, тем больше нарастало напряжение. Оно как будто висело в воздухе. Нет, ни Маша ни мой брат ни бабуся ни чем старались это не проявлять. Каждый старался чем-нибудь занять себя. Маша с бабусей постоянно проверяла и перепроверяла багаж — все ли взяли, ничего не забыли? Хотя в этом уже казалось бы и нет необходимости. Славка надраивал свои доспехи и чистил оружие, хотя, что первые, что второе были идеально вылизаны. Постепенно даже разговоры сошли на нет. Мы больше молчали теперь находясь в ожидании. Даже я стал нервничать, хотя сам побывал на той стороне и точно знал, что все это реальность. А каково было моим родным и близким, которые поверили мне и фактически все поставили на этот переход, лишившись даже своего угла? Так как в нашем распоряжении оставался только дом деда.

За день до перехода произошло ЧП, которое очень сильно повлияло на нас всех. Утром, около десяти часов к нам пришел Ваня. Одиннадцатилетний мальчишка. Он жил со своей бабушкой и младшей сестрой на другом конце деревни. Я был знаком и с его бабушкой Людмилой Петровной и с его матерью Натальей, когда она была еще жива. Наталья была младше меня на два года. И я в свое время чуть не стал ее мужем и отцом этого мальчишки.

Мне тогда было 18 лет. Год после окончания школы, я по настоянию отца провел на заводе, работая простым рабочим. И теперь готовился поступать в институт. Что бы я не отвлекался на своих друзей и особенно на девчонок, родители отправили меня к деду, куда я привез целый чемодан учебников. Конечно мне было довольно тоскливо, так как у деда сильно не забалуешь. Он вообще ни когда не церемонился и не миндальничал. И если дед сказал, что нужно сделать то-то и то-то и в такой-то срок, то делать это нужно было обязательно, именно так как он сказал и не на йоту меньше, больше можно, меньше нельзя. А дед мне сразу поставил задачу, чтобы за месяц, я должен буду чуть ли не наизусть знать все привезенные учебники, плюс обязательная работа в кузне и по хозяйству. Вот и представьте себе мое состояние. На улице конец мая, все цветет, девушки переодеваются в легкие платьица, а у тебя бешено играют гормоны, как дрожжи прошенные в отхожее место!

На второй день, после того, как я приехал, около дедовского подворья появилась Наталья. Девка была очень даже симпатичная, плюс одела довольно провокационное платьице, конечно же ни какого лифчика, а грудь у нее уже налилась достаточно, третий или даже четвертый размер и готова была буквально выпрыгнуть наружу. Глядя на нее, я непроизвольно сделал пальцами хватательные движения. В голове даже зашумело. И тут на меня обрушился буквально водопад холодной воды. Резко развернувшись, я увидел стоящего деда с пустыми ведром.

— Ну что охолонился? Слюни вытри и бегом в кузню, там тебя молот дожидается. — Спокойно проговорил дед. В спину мне раздался девичий смех. Гонял меня дед пару дней так, что я моя голова не успевала долететь до подушки, как я уже спал. А вот на третий день мне пришло послабление. Дед поехал по своим делам в райцентр. Он конечно нарезал мне задач. Но одно дело, когда ты под жестким присмотром, а другое дело — когда нет. Рядом с деревней был небольшой пруд, который питался холодными ключами, бившими на дне пруда. Как только дед уехал, я решил немного сачкануть и сбегать искупаться. Наталья оказывается все это время наблюдала за мной и поняв, что я побежал на пруд, довольно усмехнулась и пошла следом.

На пруду никого не было. Даже деревенских мальчишек. Все верно, все были заняты по хозяйству, здесь чай не город и детей с детства приучали к труду. Скинув футболку и джинсы я сиганул в воду. Искупавшись я стал выходить на берег, когда увидел Наталью сидевшую рядом с моей одеждой. Сидела так, что были видны ее плавки, одна лямка легкого платья была приспущена.

— Здравствуй Игорешенька. Как водичка, теплая?

Я неотрывно смотрел на нее, переводя взгляд от ее плавок к левой груди, которая практически обнажилась. Нервно сглатывал, все слова застряли в горле. На ее вопрос я даже нормально ответить не смог, только кивнул головой. Удовлетворенно посмотрев на мои топорщащиеся плавки, Наталья усмехнулась и встав, спросила:

— Игорек. Ты не против, если я искупаюсь с тобой? А то так жарко прям.

Глядя на нее, я только и смог опять кивнуть.

Тогда Наталья повернулась ко мне спиной и попросила: — Помоги мне расстегнуть платье.

Словно на деревянных ногах я подошел к ней и стал трясущимися руками расстегивать пуговки. Тут девушка стала заваливаться в перед и я инстинктивно перехватил ее. Мои руки оказались на ее груди. Наталья сразу же поддалась назад и прижалась спиной ко мне. Я ощущал руками ее грудь, своим телом — ее упругий зад. Крышу окончательно сорвало. Она резко повернулась ко мне и обняв одной рукой за шею, а другой ухватилась через мои плавки за напряженное хозяйство.

— Игорь, я же тебе нравлюсь, я это вижу. И ты мне нравишься, хочешь меня? — И впившись поцелуем в мои губы стала заваливаться на спину увлекая меня за собой. Платье так снимать с нее и не стал, просто задрал подол и пытался снять плавки, а потом решил просто их порвать. Но именно в этот момент какая-то сила оторвала меня от такого вожделенного девичьего тела и отшвырнула в сторону. Я просто улетел в воду. Вскочив на ноги, я увидел разъяренного деда. Вот только я его не испугался, наоборот обозлился и кинулся на него. Получил мощную оплеуху и улетел назад в воду. Наваждение стало отступать. Что помогло больше оплеуха деда или вода не знаю. Да и какая разница, главное мозги прочистились. И тут же накатил страх и чудовищное чувство вины. Дед для всей семьи да и не только для нашей семьи, был мощным авторитетом. Перечить ему не решался ни кто из тех, кто его знал. Даже мой отец, если дед был чем-то им не доволен, выглядел как нашкодивший мальчишка. Опустив голову, выслушивал своего отца. И если узнают брат с отцом, что я кинулся на деда… от отца я бы выхватил даже больше чем от деда, но главное то, что его привязанность ко мне опустилась бы ниже плинтуса. А вот Славка, тот на меня бы руку не поднял, он просто бы стал меня игнорировать, так как будто я для него умер. И вот это бы было самое страшное. Славка вообще очень сильно любил как отца, так и деда, хотя порот был ими обоими в детстве ни один раз. Я тоже любил деда и до сих пор помню его горячие ладони, когда он брал меня еще совсем маленького на руки и носил по дому. С детства я запомнил его запах, в котором перемешался запах дыма, дубленой кожи, пота и железа.

— Что еще разок? — спросил дед, глядя на меня.

Я мотнул головой: — хватает. Извини дед.

Дед кивнул, — ну раз хватает, тогда бегом одел порты свои и в кузню. Мы с тобой чуть позже поговорим.

После чего повернулся к Наташке, которая приняла уже сидячее положение, пытаясь натянуть на колени короткий подол платья и испуганно глядя на старика.

— А вот с тобой милая мы поговорим сейчас. — Ласково проговорил дед. Вот только от его ласковости даже у меня мороз по коже пробежал. А Наташка побледнела: — Не надо дедушка Иван, пожалуйста…

— Надо милая, надо. Раз по нормальному через голову не доходит, то дойдет через, уже давно испытанный способ, то есть через задницу. — Дед спокойно снял поясной ремень, кожаный и широкий. Намотал один конец на руку.

— Наталья, даже не вздумай брыкаться, я же тебя как кутенка согну, лучше сама поворачивайся на живот, задирай подол и трусы спусти до колен. Не боись, меня твои прелести не привлекают как некоторых. Ну как, сама или мне помочь?

— А ты чего застыл? — глянул на меня дед и я сорвался с места как спринтер. И первое время слышал удары ремня о Наташкину задницу и ее вопли.

Когда дед пришел домой, я, по пояс раздетый лежал на лавке лицом в низ.

— Деда, штаны снимать?

— Зачем? Это у баб через задницу хорошо доходит и у детей маленьких, а ты уже не дите, вон лоб здоровый какой вымахал, так что с тебя и спины хватит.

Одним словом отстегал меня дедушка так, что я еле с лавки поднялся и то с его помощью. Тяжелая у него рука. Потом дед намазал мне спину какой-то вонючей мазью. Спина не милосердно болела. Вечером у меня даже температура поднялась. Но к утру все прошло. Тем более дед напоил меня каким-то взваром, как он сам это пойло назвал. На следующий день дед меня сильно не нагружал. В обед покушав, мы сидели с ним на крыльце.

— Деда, ты прости меня за то, что я сделал там на пруду. Реально мозги на бекрень были, вообще не работали. Ты же знаешь, я на тебя никогда в жизни не посмел бы руку поднять.

— Ну положим на меня руку тебе поднять, сопля еще. Я тебя перешибу на раз. Но вот то, что ты понял, что натворил, это хорошо. Значит осознал всю глубину своего падения?

— Осознал деда, осознал. И хуже мне от этого гораздо больше, чем от твоей порки.

— Ну вот и ладно внук. Я ведь тебя порол не за то, что ты на меня кинулся и даже не зато, что на Наташку полез.

Я удивленно посмотрел на деда, — а за что?

— Ты думаешь, чего эта малолетняя шалава тебя на себя потащила?

— Понравился наверное, ну и зачесалось у нее…

— Ага понравился, зачесалось. Это у тебя зачесалось. Понравится то может и понравился, да если бы только это, то она не стала бы так резко на твои штаны лезть. А постаралась бы тебе понравится, недотрогу бы из себя ломать начала. Что б с твоей стороны ухаживания были, подарки и все прочее. Одним словом как женщины это делают, когда хотят понравившегося им мужчину в себя влюбить и покрепче привязать? А Наташка другое преследовала. Брюхатая она вот что.

Я нервно сглотнул.

— Как это брюхатая?

— А так. Что, не понимаешь что ли, что такое брюхатая? Беременная значит. Кто отец ребенка неизвестно. В городе кто-то ей пузо натер. То, что из наших деревенских к этому ни кто не причастен, это я знаю точно. Но видно отец ребенка не горит желанием становится ей мужем и скорее всего деру дал, это факт. Вот она и подыскивает на это место какого-нибудь простофилю. И тут ты нарисовался. Сладенький такой, да еще и богатенький буратино, у которого спермотоксикоз прям через все щели прет. Вот и решила, что это ее шанс. Вовремя я, еще чуть-чуть и все. Таких бы делов натворил, что расхлебывать все семейство устало бы. И ладно бы ты ей сам дите сделал. Да даже пусть и чужое бы было это дите, пережили бы и воспитали как своего, чай не нищеброды какие. Вот только не пара она тебе Игорек. Порченая она. И порченная не в том смысле, что девственность уже потеряла неизвестно где и неизвестно с кем. В конце концов баба всего одну ночь девкой бывает. А в том, что мозги у нее порченые, нутро у нее уже гниловатое. Горе она мужчинам несет. А я не хочу, что бы ты несчастным стал и раньше времени постарел через это дело, а там может быть и в могилу бы сошел. Ты еще молод Игорь и еще найдешь свою ладу, только не торопись. Будут у тебя еще женщины в жизни, но не торопись и думай головой, которая на плечах, а не той, что между ног болтается. Тем более жених ты как и брат твой очень даже завидный. Понятно?

— Понятно деда. Спасибо за науку.

— Пожалуйста. Нужно будет приходи, ремень у меня всегда в штанах или на гвоздике висит.

— Дед, я тебя хочу попросить, если можно?

— Проси.

— Ты не говори отцу со Славкой о нашем с тобой инциденте. То что я от отца выхвачу, может быть даже больше, чем от тебя, это фиг с ним. Вот только я для них существовать перестану. Не простят они мне этого.

— Хорошо. Но про Наташку, если спросят расскажу. Тем более скрыть это не получится. Спину то они твою всяко разно увидят. А врать я им не хочу. Знаешь же это?

— Это ладно. Это не так больно. — И мы с дедом засмеялись.

На следующий день к нам неожиданно приехали мои родители и Славка. Слава как раз заканчивал первый курс юрфака, куда поступил после армии и начал готовится к сессии. В первый день ни отец с матерью, ни брат ничего не заметили, тем более я старался не отсвечивать голой спиной. А вот на утро следующего дня меня все же спалили, когда я, забывшись, вышел во двор по пояс раздетый умыться холодненькой колодезной водой.

— Оба-на!!!! — Воскликнул подошедший со спины брат. Я досадливо поморщился, но было уже поздно.

— Какой красава! Это тебя кто так расписал? Неужто дед? — начал разорятся Славка.

— Гош, давай колись, какой косяк ты упорол?

Я демонстративно промолчал и умывшись, не обращая на брата внимания прошел в дом, где накинул футболку. Вслед за мной в дом зашел брат:

— Гош, не реально, что ты такого учудил, что дед тебя так разукрасил?

— Да какая разница что, главное учудил, за что и получил сеанс вправления мозгов от деда, что только на пользу пошло. И не ори, мать услышит, переживать будет.

Но мама уже услышала и потребовала от меня объяснений. Ее поддержал вышедший из комнаты, где они ночевали с матерью и отец. Я молчал, так как было ужасно стыдно.

— Ну чего на него набросились? — сказал вошедший со двора в дом дед. — Что сделал, что сделал, да ничего он такого не сделал, вернее не успел сделать. И не сделал бы, я все контролировал.

Теперь уже я с удивлением посмотрел на деда.

— Так ты не ездил в райцентр?

— Нет конечно. Что мне там делать?

— А зачем тогда все это было?

— А затем. Я же видел, что происходит и понял, что уследить за вами не смогу. Рано или поздно эта сыкуха все равно нашла бы возможность залезть к тебе в штаны. Вот я и решил форсировать события и спровоцировал ее. Зато результат-то какой. Любо-дорого посмотреть, да внучек?

— Да деда.

— Тааак, — протянул отец. Пройдя в комнату, сел за стол и отхлебнул молока из стакана, — и кто сия шустрая девица? — спросил он, глядя на меня.

— Наталья Семенова. — Чуть помолчав, ответил я. Отец как раз приложился к стакану с молоком, но после моих слов чуть не подавился, закашляв.

— Что? — рявкнул он, вскочив на ноги, — ты щенок хоть знаешь, сколько ей лет?

— Шестнадцать…

— Оеее. Вот это попадос, — это уже Славка.

— Похоже мне так же стоит поучить тебя. А то вымахал лоб здоровый, а ума так и не набрался. — Сказал отец, подходя ко мне. Но тут вмешался дед:

— Охолони Роман. Свое он уже получил. Внял и осознал. Не перегибай палку. Ума ты ему сейчас битьем не прибавишь. Все должно быть в меру. Лишняя боль ни чему не научит, а только искалечит.

Побледневшая мама присела на лавку, держась за сердце. Мы втроем с отцом и братом засуетились, но дед, подойдя к маме, дал ей таблетки и стакан с водой:

— Анюта, успокойся, ничего не случилось. А Игорек получил хороший урок и запомнил его, поверь. И дело даже не в том, что был порот, а в том, что осознал, от чего я его уберег.

— Спасибо папа. Надо бы сходить с девочкой этой поговорить. — Сказала мама, запив таблетки.

— А вот этого не нужно. Я с ней уже поговорил. Поверь Анюта, она так же, как и Игорек прониклась и все осознала.

Теперь уже заинтересованно на деда смотрели мой отец и брат. Наконец отец спросил:

— Батя, а сколько дней после вашего разговора Наташка на задницу садиться не сможет?

— Дня два-три. Где-то так.

Славка засмеялся и тут же получил затрещину от деда, а отец задумчиво проговорил: — Мда, точно прониклась и все осознала. Вот только на долго ли?

— А это уж как бог даст. Вот только скоро ей не до этого будет.

— А чего так? — Удивленно посмотрел отец на деда.

— Ну так, пузо скоро видно будет.

— Как пузо? — брат.

— Чего??? Ты же сказал, что Игорь ничего не успел? — Растерявшись отец смотрел на деда, потом перевел взгляд на меня.

— Он то не успел, зато другие успели, даже очень.

— Вот это уже двойной попадос!!! Ну Гоша… — засмеялся опять Славка и опять огреб от деда затрещину.

— Бать, точно не наш приплод? — спросил отец.

— Нет, не наш. Так что успокоились. И на этом считаю тему закрытой. Все.

Тема и на самом деле оказалась закрытой. Единственное, это Славка потом еще почти целый год посмеивался надо мной.

А в положенный срок, как и говорил дед, Наталья родила мальчика, которого назвала Иваном. Девка вредная оказалась и назвала своего сына так же как звали моего деда. Наверное, что бы мальчишка был живым укором старику. Хотя может я и преувеличиваю. Через год Наташа оставив сына на свою мать, уехала в город. Там меняла мужчин одного за другим. Двое сели из-за нее в тюрьму. Пять лет назад она опять приехала в деревню, с пузом. Родила девочку, назвали Светланой. Через месяц, оставив дочь на свою мать как в свое время и сына, укатила в город. Год назад, очередной ее муж, застал Наталью в постели с другим мужчиной. Обоих убил, а потом сам повесился. Прав был дед, когда сказал, что она несла горе своим мужчинам.

В отличии от Натальи, которую дед на дух не переносил, к ее детям он относился хорошо. Не гнал мальчишку, когда тот приходил к нему в кузню. Иван вообще рос любознательным и трудолюбивым ребенком. Помогал своей бабушке в меру своих сил. Заботился о сестренке. Не чурался ни какой работы. Часто пропадал у деда в кузне. И когда дед умер, то горе его было не меньше нашего. Еще при жизни деда, когда я приезжал к нему, то тоже сдружился с мальчишкой. Иван всегда радовался, когда я приезжал в деревню. Особо же ждал, когда приедут Славка с Машей. Маша всегда привозила Ивану и его сестре каких-нибудь гостинцев, а Славка, будучи заядлым охотником и рыболовом всегда брал его с собой, учил как правильно ловить рыбу, охотится. Научил стрелять из ружья. Вот и теперь, когда я перебрался окончательно в деревню, готовясь к переходу, Ваня почти каждый день бывал у меня.

С восхищением Ваня смотрел, на яхту, когда ее привезли. Трогал ее борт с благоговением. Я разрешил ему залезть в яхту. Постоять у штурвала, правда было это не совсем удобно, так как сильно мешала сложенная мачта. Он понимал, что я куда-то собираюсь, даже помогал мне упаковывать вещи. А когда увидел и понял, что со мною собираются и Славка с Машей, совсем приуныл.

— Дядь Игорь, а вы надолго уедите? — На следующий день, после того как ко мне переехали Слава, Маша и бабуся, спросил Ваня.

— На долго братишка, очень на долго, может быть на всегда.

— Я бы тоже поплыл с вами на вашей яхте дядя Игорь, если бы вы меня взяли. Возьмите меня с собой. Вы не пожалеете. Я буду делать все, что вы скажите.

Славка от слов мальчика аж закряхтел.

— Вань, я бы взял тебя с удовольствием, но неужели ты бросишь одних сестренку и бабу Люду? Ведь ты один у них мужчина? — Ответил я мальчишке. Ваня опустил голову.

— Вань, — обратился к мальчику Славка, — а хочешь, я подарю тебе свою удочку, спиннинг, набор крючков и блесен?

— Правда? — лицо Ивана посветлело, — а вам не жалко дядя Слава?

— Жалко, но тебе все равно подарю.

Брат зашел в дом и через минуту вышел, держа телескопическую удочку, спиннинг и пластиковую коробку: — Держи и поймай самую большую рыбу!

Ваня прижал к себе полученное сокровище. Да для него это и было самое настоящее сокровище.


Глава 2 | Земля вечной охоты | Глава 4







Loading...