home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 48. Организацонно-политическая

Из Верхнечусовского городка мы отправились в Муром, по дороге завернув в Казань, где удачно определили координаты — погода порадовала ясным небом. И пообщались с людьми в окрестностях пристани. Народ, как всегда, нам встретился разный, однако когда за плечами маячат два молодца в преображенских мундирах — люди от Ромодановского — и поблизости наблюдается пара вооружённых мушкетами лиц, одетых по-русски, но с восточным разрезом глаз, это снимает многие вопросы, связанные с ношением девицей мужского платья и шпаги.

Тем более, что мы никому ничем не мешали. Да, здесь очень много мусульман, что положило отпечаток и на стиль одежды — чувствуется налёт восточности. Да и женщин вблизи причалов нам как-то не удалось приметить.

По случаю прибытия представились воеводе, что ни к каким последствиям не привело. Мы здесь никому не интересны со своей маленькой лодкой и без намерения торговать.

В Нижнем Новгороде нас мигом запрягли тащить вверх по Оке барку, гружёную всякой всячиной как раз до Москвы. Тутошние купцы отлично знакомы с баржей Фёклы, не раз здесь побывавшей. Поэтому, увидев гребные колёса, сразу смекнули, что это, не иначе как буксир, потому что лодка маловата для того, чтобы её можно было серьёзно нагрузить. А про буксиры, работающие на Северной Двине и Сухоне они уже слыхивали.

По пути завернули в Муром — у нас прямо тут на борту как раз завершились работы по чертежам двадцатичетырёхтонной баржи, которая, после окончания проектирования оказалась стотонной — мы не только удвоили длину, но и ширину, а осадку утроили. Теоретически это могло дать грузоподъёмность в сто сорок четыре тонны, но пришлось немного усилить конструкцию, предусмотреть места для пассажиров и улучшить условия обитания экипажа.

Старший по Карачаровскому лодочному двору Степан эскизы рассмотрел, поспрашивал о некоторых не вполне понятных местах и заверил, что справится. Мы приняли на борт десяток бочек скипидара местной выгонки и прошлись по производственным помещениям. Вот тут-то и ждала меня неожиданность. О том, что брёвна распиливают одной горизонтально расположенной пилой, прогоняя хлыст столько раз, сколько требуется пропилов, я и раньше знал, но тут обратил внимание на привод — полотно двигал шток, торчащий из цилиндра. Просто и прямо туда-сюда без каких либо хитростей с переводом вращательного движения в возвратно-поступательное. То есть передо мной была паровая машина Уатта, в которой пар попеременно поступал то с одной стороны поршня, то с другой. А это не только правильно устроенные клапана, привод которых отчётливо просматривался, но и паровой котёл, которого здесь и в упор не видно. Потому что вместо него пристроен шестидюймовый калильный двигатель. Второй цилиндр которого выполняет функцию ресивера — то есть как бы и есть котёл.

Как-то давненько я не интересовался трудами наших с Софи Кулибиных, а они механическую энергию вращения маховика додумались истратить на сжатие смеси газообразных продуктов сгорания и пара, приводя в действие двигатель, имеющий куда лучшие динамические характеристики. А подачей топлива управляют от манометра. Автоматика, конечно, убогая, лишенная элемента сравнения, но в узких пределах изменения нагрузок с задачей справляется, чему способствует инерционность системы в целом.

Следующим "открытием" для меня стал рейсмусный станок — надо же, и сюда сделали, привезли, смонтировали и даже запустили.

— Где взяли высушенный лес? — спросил я старшого.

— Так в Муроме был у тамошних плотников, — разулыбался Степан. — Мы его по брёвнышку принимали, каждый хлыст обмеряя и взвешивая, чтобы плотность древесины была та, какую ещё в Архангельске требовали.

Тот факт, что тутошний руководитель умеет распоряжаться, это славно. Но он ещё и в деле кумекает. Софи оставила на этой верфи несколько инструктивных писем, рассчитывая, что идущие мимо суда заглянут за ними, поскольку на флагштоке, видном с Оки, вывешен соответствующий сигнал. В отсутствии надёжных средств коммуникации при том, что корреспонденты часто находятся в движении, приходится прибегать к старинным методам связи. Медленным. Даже затяжным. Требующим тщательного планирования.

Письма о том, что требуется судно класса река-море, придётся отправить из Москвы пользуясь положением фрейлины — царевна наверняка поможет. А в Котлас понадобится ехать самим. Там у нас нынче проходит самое активное развитие моторостроения и металообработки.


* * * | Все реки петляют | * * *