home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Анаис открыла глаза и уставилась в потолок с металлическими прожилками. Ничего не понимая, она вновь прикрыла глаза, вздохнув полной грудью. Память стремительным потоком возвращалась к ней, в голове мелькали картинки прошедших событий. Застонав, она резко распахнула глаза и села на кровати. Блуждая взглядом по комнате обставленной необходимой мебелью, она отметила такие же металлические прожилки на всех стенах. Ее взгляд скользнул дальше, ища выход, и натолкнулся на самую настоящую решетку. За решеткой было еще пространство, очевидно продолжение все той же комнаты. Только вдоль стены были темные пустые ниши. Возможно, когда-то это было маленькой гостиной или залом, и там стояли статуи. Вскочив с кровати, она подлетела к решетке. Гнев затопил ее разум, и она представила, как магией сносит эту решетку. Для верности взмахнула рукой, вкладывая все свои силы, и ничего… Только обжигающая боль изнутри, от которой она с криком согнулась.

Тяжело отдышавшись, она утерла рукой капельки холодного пота со лба. И тут до нее дошло, да это же антимагический металл блокирует ее силу. Она тут же явно ощутила неприятное покалывание во всем теле, магия не может циркулировать через нее. Неизвестно, чем закончится вся эта блокировка. Ну вот она только начала счастливо жить и какой-то урод похитил ее счастье. Не справившись со своими эмоциями, она подлетела к стулу, схватила его и с силой швырнула об входную решетку. На шум дверь в комнату отворилась, и к решетке с тяжелой отдышкой подошел тип, с неприятной физиономией, неряшливого вида. Черная мантия в жирных пятнах обтягивала его бочкообразную фигуру. Насколько она понимала, мантия должна быть свободной. А этот тип с мерзкими бегающими маленькими глазками, похоже, много лет вообще ее не снимает, толстеет, не снимая ее.

— Можешь называть меня Ваше магичество Хряс, — важно произнес он неприятным голосом и сложил свои кисти рук в замок на выпирающем животе, от чего золотые цепи звякнули, а перстни впились в толстые пальцы. — Чего разбуянилась? Вот прибудет королевский маг и живо тебя усмирит, он не таких обламывал, — захохотал этот боров, от чего затрясся его жирный подбородок со щеками вместе.

— Так это ты по его приказу выкрал меня? А ну сейчас же выпусти меня! Иначе моя тетя графиня Тайла дэ Ранэс с тебя шкуру живьем спустит, — с угрозой проговорила она.

— Не смеши мой живот, эта старая змея не имеет уже яда, тьфу ты, магии. Что она может сделать такому сильному магу, как я? Я гроза вампиров, с легкостью их убивающий, — разошелся в своем бахвальстве маг, важно выпятив грудь и стуча в нее кулаком.

Анаис смотрела на этого хвастуна и думала о князе, вот она бы посмотрела, как этот жирный боров справился бы с ним. Арман, мысленно повторила она имя вампира, от которого она сбежала.

Анаис не поверила собственным глазам, когда за спиной разглагольствующего толстяка сгустился, а затем заклубилось темное марево.

— Значит, это ты, тварь, убивал мой молодняк вампиров, юных подростков, — как гром среди ясного дня раздался ледяной голос князя. — Я шел по твоему следу, чтобы забрать твою черную душу и жалкую жизнь.

Хряс довольно быстро для своей комплекции развернулся, от страха затрясся весь и, отступая назад, заверещал, как свинья.

— Охрана! Охрана!

— Заткнись, ты один остался в живых. Как ты осмелился выкрасть мое сердце?!!! — прорычал князь и за его спиной раскрылись крылья, сотканные из темной мглы. Клыки и ногти на руках удлинились, глаза засверкали красными рубинами.

Анаис застыла статуей, увидев князя во всей вампирской красе. Испытывала ли она страх? Как ни странно, но ей не было страшно. Ее заполняли смешанные чувства любопытства и восхищения этой мощью и силой и почему-то гордость за своего мужчину. Что?! Когда это он вдруг стал ее мужчиной? Ну уж нет, это все вампирские чары на нее действуют. Сквозь ее мысли до нее донеслось верещание Хряса.

— Я не знал, что она Ваша единственная, — закричал маг, при этом взмахнул рукой, выкрикнув какое-то заклинание.

В князя полетело черное облако, от чего Анаис испуганно вскрикнула. Вампир за мгновение обернулся крыльями, и вокруг него поднялась темно красная колышущая стена, словно из крови и поглотило темное заклинание, как голодный зверь. Расправив крылья и расставив руки, Арман начал произносить древнее заклинание. Толстяк заверещал еще громче потому, что вдруг вся его кровь начала покидать его тело, поднимаясь единым потоком вверх и направляясь к древнему вампиру и впитываясь в его тело. Хряс нашел в себе силы и успел выкрикнуть одно единственное слово и сжать золотой медальон. Послышался странный звук, Анаис не сразу поняла, что произошло. Только когда Арман качнулся, она увидела, как в его тело вонзились три стрелы из лунного серебра, способные убить вампира, вылетевшие из ниш. Князь шагнул к решетке и, прилагая последние усилия, схватил ее двумя руками и вырвал решетчатую дверь с петель. Отбросив ее в сторону, он качнулся и упал.

Анаис с криком кинулась к нему, со слезами обжигая руки, она вытягивала стрелы. Арман открыл глаза и прошептал.

— Я люблю тебя, сердце мое, — после он закрыл глаза и замолчал.

— Нет! Не смей умирать! Слышишь! — закричала Анаис. В панике ее мысли заметались, от волнения и страха за жизнь вампира, она не могла сообразить, что ей делать.

Глянув на его красивое, бледное лицо она вдруг вспомнила его слова: «Наступит такой момент, любовь моя, когда ты сама по собственному желанию напоишь меня своей кровью».

— Да, это то, что тебе нужно. Ты оказался прав, я по собственному желанию напою тебя своей кровью, — прошептала она. Собственный голос успокаивал ее, заставляя действовать.

Выхватив его кинжал, она резанула свою ладонь и сжала ее над губами вампира. Его ноздри затрепетали и губы приоткрыли кончики белоснежных клыков, тяжелые капли крови быстро закапали, их тут же сглатывали. Посчитав, что достаточно, она залечила порез, благо за пределами той комнаты магия заработала. Шрама на ладони не осталось, а вот кровавый след остался. Она уже хотела встать и пойти вытереть чем-нибудь свою руку, как ее нежно взял Арман, пришедший в себя, и поднес ее ладонь к своим губам, слизал потек крови. Затем ухмыльнувшись, интимно прошептал.

— Я же говорил, что ты сама захочешь напоить меня своей кровью. Признайся, сердце мое, я тебе не безразличен.

— Знаешь что? Не слишком ли ты самоуверен? Ты мне… — зло прошипела она и замахнулась на него кулаком, целясь ему в грудь, забыв совершенно, что он был смертельно ранен и недавно умирал.

Перед глазами воздух поплыл, и картинка задрожала как мираж. Время застыло, и перед Анаис предстал котенок-ребенок, маленькая фея, и богиня в одном лице Ясмины. Девочка важно стояла, явно подражая родителям. Сложив руки на груди, при этом одной рукой подперев подбородок, касаясь фалангой пальчика губы, ее самовольный хвостик раздражено повиливал из стороны в сторону.

— Вот знаешь, чем дольше я на тебя смотрю, тем больше я не понимаю вас взрослых! — произнес детский голосок серьезным тоном. — Вот чего тебе еще не хватает!? — нахмурив бровки, строго спросила она, от чего Анаис почувствовала себя неловко, ей вдруг стало ужасно стыдно. — Ты же хотела неземной настоящей любви, красивого сказочного принца! Я, как добренькая фея, дала тебе целого князя, управляющего всеми вампирами, который, между прочим, любит тебя всем сердцем. Ты его истинная пара. Так чего же ты тут раскапризничалась и вредничаешь, как маленькая? — ее хвостик поднялся, затем хлестнул воздух, показывая недовольство хозяйки. — Мучаешь красавца парня, сама уже давно влюбилась в него, — обвинительно ткнула она в ее сторону пальчиком. — И не отрицай! Я богиня, вижу тебя насквозь! — погрозила она пальчиком. — Верить нужно любимому мужчине и своему сердцу, так папа говорит маме, — важно произнесла она. — Или ты хочешь, чтобы он погиб из-за твоей вредности? — вперила она гневный взгляд в Анаис, увидела, как та отрицательно мотнула головой, продолжила поучительную речь. — Он теперь полностью зависим от тебя, от твоей крови. Ты сама, между прочим, напоила его, а теперь без твоей крови он погибнет от голода. Так, что хватит морочить парню голову и выходи за него замуж, если хочешь, чтобы все твои мечты сбылись и детки появились.

— Ясмина! — только и смогла произнести ошарашенная Анаис, застигнутая на месте преступления. Ведь она так застыла на месте с поднятой рукой. Такой моральной трепки она еще не получала никогда, но что самое постыдное, это, то что маленький ребенок, хоть и божественная сущность, был полностью прав во всем.

— А кого ты еще ожидала тут увидеть? Ты же усердно благодарила меня, вот, несмотря на то, что родители закрыли мне доступ в миры, я имею полное божественное право приходить сюда, — проказливо улыбнулся этот ребенок. — Пришлось сбежать из дому, чтобы спасти вампира и тебя заодно, просто не было уже сил смотреть на бедного князя и слышать муки его сердца! — строго произнесла она, затем улыбнулась и, как все дети непоседы, переключилась на другую тему. — Когда ты переберешься жить в замок своего князя, я буду приходить к тебе играть с твоим Кисмэном, — поставила она в известность Анаис. Затем задумчиво произнесла, — нужно у родителей выпросить себе такую же зверушку, нет, лучше сразу у бабушки просить, она точно не откажет, особенно если сказать, что папа против, — Ясмина замерла на мгновение, а затем воскликнула. — Ой… меня уже ищут, эх, стоять мне в углу из-за твоей вредности. Цени мои жертвы, можно сказать, я выстрадала твое счастье! И сделай уже вампира счастливым, — с этими словами Ясмина растаяла в воздухе.

Время восстановило свой ход и все вернулось в тот миг, на котором остановилось. Рука по инерции опустилась вниз, но ее перехватил вампир, приподнявшись, он накрыл ее губы в поцелуе. Даже без воспитательной речи Ясмины перехотелось возмущаться и говорить обидные слова. Потому что его сказочный поцелуй поднимал их обоих на вершины блаженства, она лишь прильнула к нему теснее. Просто удивительно, как такой мужчина, хищник по натуре, властный сильный, мог быть настолько нежным. Выпустив ее губы из своего плена, он охрипшим голосом прошептал.

— Так что ты хотела сказать, любовь моя? Я тебе…

Анаис посмотрела на то место, где стояла маленькая проказница, затолкала свою женскую гордость, смущение и еле слышно выдохнула: — Ты мне нравишься.

Счастливая улыбка коснулась его властного лица, и он легонько поцеловал ее в слегка припухшие губы.

— Я надеюсь, сладкая моя, что в скором времени я не только буду тебе нравиться, но ты ответишь мне взаимностью, — затем посмотрел на нее совершенно другим взглядом, в котором пронеслась тревога и строго произнес. — Прошу тебя, больше не сбегай от меня, иначе я не смогу тебя защитить. Ты же видишь, чем все обернулось, ты могла погибнуть от руки этого черного мага. Обещаешь? — он жестко быстро ее поцеловал, ожидая ее ответа.

— Обещаю, — улыбнулась она, купаясь в своих новых чувствах и осознавая всей душой, что она впервые в жизни любит. И этот самоуверенный и властный мужчина ее.

— Поцелуй меня еще разочек, милая, и будем выбираться отсюда, — потянул он ее к себе.

— Как скажешь, дорогой! — засмеялась она и чмокнула его в щеку.

Увидев выражение его лица, она еще громче засмеялась своим мелодичный звонким смехом, от чего князь залюбовался ею. Затем не выдержал и потянул ее к себе, на этот раз он целовал с властной страстью, подчиняя ее своему темпераменту, будто утверждал свои права на нее, припечатывал своей любовью.

Он выпустил ее из своих объятий, не смотря на это, они продолжали все смотреть друг на друга. Дыхание сбилось, румянец покрыл ее лицо. Волосы растрепались, внося творческий беспорядок, ее грудь то приподнималась, то опускалась, привлекая этим его взгляд, в котором светилось одно желание.

— Мне тебя мало, сердце мое, — хрипло проговорил он и эти двое, не сговариваясь, опять потянулись друг к другу, с одной целью слиться в поцелуе.

Но Анаис совершенно четко почувствовала тоску, печаль и это ее остановило. Князь увидел перемены и взволновано спросил.

— Что случилось, милая?

— Я чувствую, как мой твиго сходит с ума от беспокойства, нужно поспешить домой, успокоить родных.

— Ты права, но все же я буду ждать твой поцелуй! Ты мне должна! — встал он одним движением и потянул ее за собой.

— Я тебе должна? — захлебнулась она от возмущения.

— Конечно, я же самоуверенный, а еще неотразимый и любящий тебя, ты забыла? — рассмеялся он и легонечко прикоснулся к ее губам, затем взгляд его стал серьезным. — Воспользуемся каретой, на которой тебя сюда привезли.

— Зачем? Я открою портал домой, — с этими словами она представила гостиную в особняке. Желание пронзило пространство, и темное марево портала предстало перед ними.

Арман взял ее за руку и шагнул в портал первым, потянув ее за собой. Похоже, она полюбила мужчину, который будет главенствовать в их семье, то, что она и хотела. Муж, глава семьи, его обязанности заботиться, охранять и добывать.

Как только они вышли из портала в гостиную с визгом влетел Кисмэн и кинулся к своей хозяйке, князю пришлось отступить от бурной встречи. За ним следом забежали Тайла и Вояр. Графиня взмахом руки подняла в воздух твиго и сама кинулась обнимать Анаис.

— Милая, с тобой все в порядке? Ты не пострадала? Кто посмел тебя выкрасть?

Анаис, обнимая в ответ свою тетю, отвечала по порядку, что с ней все в порядке, а выкрал ее прихвостень королевского мага, Хряс. Ее спас Арман и при этом очень сильно пострадал, чуть сам не погиб. Графиня благодарно посмотрела на князя.

— Спасибо Вам, князь, я Вам обязана жизнью, ведь Вы спасли мою любимую племянницу.

— Я сам себе обязан жизнью, ведь я спасал свое сердце, и Вы графиня знаете, что значит для вампира его сердце, — с любовью посмотрел он на Анаис.

— Значит, Гавюс знает, что ты магический источник, — ледяным тоном произнесла графиня. — Пора с ним разобраться, он не оставит нас в покое, — графиня решительно посмотрела на князя и произнесла. — Князь Арман, Вы должны забрать Анаис и немедленно покинуть наши земли. Я же знаю, что Вы собираетесь забрать ее в свои замок. Как только станет безопасно, мы увидимся, — перевела она взгляд на Анаис и поцеловала ее в щечку.

Анаис даже не задело то, что они решают ее судьбу за нее, маленькая Ясмина уже давно все решила. Ее больше беспокоило другое.

— Тайла, но ведь мы вместе можем с легкостью одолеть Гавюса. Зачем ты нас отсылаешь?

— Анаис, девочка моя, во-первых, это моя война. Во-вторых, я архимаг не забывай. Этот Гавюс всего лишь мой ученик. Вы моя слабость, — посмотрела она поочередно то на Анаис, то на Вояра. — Гавюс это знает и может использовать это против меня. Я не хочу вами рисковать.

— Я не могу оставить тебя, Тайла! — посмотрела она в глаза своему родному человеку.

— Ты права, милая, прости, — графиня произнесла короткое заклинание, взмахнула рукой и Анаис начала оседать, проваливаясь в крепкий сон. Ее тут же подхватил Арман из рук магесы. — Надеюсь, Вы, князь, ради ее безопасности не будете совершать глупостей. Я знаю Гавюса, он пойдет на собственную смерть и ее заберет с собой, только лишь бы магическое существо не досталось никому, — с этими словами она открыла портал и произнесла. — Уходите, портал ведет к нашей границе, зная вашу власть древнего, Вас там встретят. Как только все закончится, я пришлю магический вестник. До встречи, князь!

— Хорошей Вам охоты, графиня! — произнес ледяным тоном князь и шагнул в портал. Графиня права, его главная цель сохранить жизнь своей любимой. А то, что графиня с легкостью справится с Гавюсом, он даже не сомневался. Он видел дар королевского мага, и он его не впечатлил, чуть больше среднего. Свою должность он обрел благодаря хитрости и насилию.

Магеса спустила с воздуха повизгивающего твиго и он устремился вслед за вампиром.

— Вояр, мне было бы спокойнее, если бы и ты ушел, — посмотрела она на своего любимого.

— Что ты говоришь такое, женщина! — выкрикнул он и, подлетев к ней, тряхнул ее за плечи. — Слышишь, не смей и на меня воздействовать магией! Я с тобой до конца, без тебя у меня нет жизни, — притянув, он ее к себе и обнял ее, затем быстро заговорил, зарываясь лицом в ее волосы. — Я никогда не о чем не просил тебя. Поэтому прошу тебя сейчас, не заставляй меня уходить и не лишай меня чести постоять за тебя.

Графиня ничего не ответила, она подняла голову и потянула барона к себе для поцелуя. Только успев подумать, что они вместе до конца, чем бы это все не закончилось. Если Гавюс не явится к ней, она сама пойдет к нему и заберет его ничтожную жизнь


Глава 15 | Непрошеная любовь | Глава 17







Loading...