home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава двадцать пятая

Через неделю после бала Полуночного павлина в конторе первого (и единственного) детективного агентства юных леди «Тейлор & Роуз» собралась куда более малочисленная и задушевная компания. Из ресторана «Мраморный двор» в агентство отправили двух официантов с подносами, нагруженными всякими деликатесами. Оба они с удивлением уставились на тарелки с миниатюрными сэндвичами, аппетитными булочками и пончиками, блестящими от масла.

– Зачем им столько еды, как думаешь? – озадаченно спросил один из официантов.

– Хотят устроить вечеринку, наверное, – предположил второй.

– Что-то не припомню, чтобы детективы устраивали вечеринки.

– Ну, они же не только детективы, но и юные леди, – сказал второй официант, будто это всё объясняло.

Уже в конторе Лил приняла из их рук подносы и добавила к этому великолепию закуски, расставив всё на столе. По центру возвышался большой торт, украшенный сахарными павлиньими перьями, – подарок Суна.

– Мне кажется, он очень кстати, – с усмешкой сказал он.

Рассесться всем в небольшой комнатке оказалось непросто, но в конце концов им это удалось. Софи и Лил разместились за одним столом, а Билли и Джо – за другим. Дейзи, как всегда, уселась у ног Джо и положила голову ему на колено. Мэй, Сун и Тилли расположились на коврике, а Лаки улеглась между ними. Филлис и Хьюго Деверё устроились в одном большом кресле, а Лео – в другом, Джек и Конни присели на его подлокотники. У противоположной стены на диванчике устроились мистер Пендлтон и Вероника. Они старались держаться чуть поодаль друг от друга и общались подчёркнуто вежливо, но от острого взгляда Софи не укрылось кольцо с крупным бриллиантом, которое поблёскивало на безымянном пальце левой руки Вероники.

В комнате нашлось место даже мистеру и миссис Лим, которые теперь оживлённо беседовали с инспектором Вортом, и, само собой, мистеру Макдермотту, который вернулся в Лондон как раз вовремя и успел на их праздник. Но самым почётным гостем был мистер Синклер – ему выделили лучшее место.

Когда всем раздали по куску торта и разлили чай, мистер Синклер прочистил горло и поднял чашку:

– Конечно, не вполне правильно предлагать тост без бокала шампанского, но тем не менее! Считаю, что мы все должны выпить за здоровье мисс Софи Тейлор и мисс Лилиан Роуз, самых храбрых и умных юных детективов Лондона. И за всех тех, кто помог им остановить Барона в канун Нового года!

– Точно, точно! – подхватил детектив Ворт.

– Ой, да не надо за нас пить, – нетерпеливо воскликнула Лил. – Лучше расскажите нам всю правду! С самого начала!

Синклер улыбнулся:

– С самого начала? Боюсь, долго придётся рассказывать. Но мы постараемся.

Первым заговорил детектив Ворт:

– Всё началось с древнего тайного общества – «Братства Драконов», иногда именуемого Fraternitas Draconum. Мы по-прежнему весьма мало о нём знаем, но нам достоверно известно, что это общество состоит из влиятельных людей, объединившихся ради достижения собственных интересов. Они действуют по всей Европе, и их влияние простирается до самой Америки. Кто возглавляет орден, мы не знаем, как не знаем и месторасположение главного штаба, но вот уже многие века именно из-за членов «Братства Драконов» происходят страшные события, например войны и катастрофы. Они готовы пойти на всё ради того, чтобы добиться своих корыстных целей.

– Недавно нам стало известно, что они планируют развязать войну в Европе, рассорив Англию с Германией, – продолжил Макдермотт. – Такова была суть плана Барона. Он надеялся, что в убийстве короля и взрывах на Пикадилли обвинят немецких террористов и из этой искры разгорится настоящая война. Война должна была сыграть на руку ему и другим членам общества, которые смогли бы тогда торговать секретными сведениями и оружием вроде новой взрывчатки – и неплохо на этом заработать.

имущества, а после того, как его план кражи картин из драконьего цикла провалился, он утратил ещё и доверие других членов «Братства Драконов», потому что они не на шутку испугались, что он их выдаст. Поэтому он попытался спастись и, как нам кажется, заодно и доказать свою верность главе организации. Ему повезло, что у него по-прежнему оставался доступ к заводу в Сильвертауне и верный помощник в лице Рэймонда Фитцвильяма.

– Не забывайте, что когда-то Фитцвильям был актёром, – кивнув, напомнил Макдермотт. – А потому он как нельзя лучше подходил для роли специалиста по фейерверкам, который на самом деле должен был установить взрывчатку на крышах всех зданий вокруг Пикадилли. Думаю, Барону очень нравилась мысль о том, что всё будет происходить прямо под носом у мистера Синклера, в самый разгар празднования Нового года. Возможно, он даже рассчитывал, что мистера Синклера обвинят или заподозрят в сговоре с немцами.

Все внимательно следили за рассказом, но тут Джек подал голос:

– Послушайте, а что случилось с Фитцвильямом? Неужели он ещё на свободе?

– О нет! – с улыбкой ответила Конни. – После того как Дора с Банти его обезвредили, мы нашли очень милого молодого полицейского и сообщили ему, что Фитцвильям докучает юным леди – и его арестовали. Как же он разозлился! А Дора, по-моему, сломала ему нос.

– Но, само собой, Фитцвильям был не единственным помощником Барона, – напомнил детектив Ворт.

Лео спокойно кивнула. Она прекрасно знала, на кого он намекает.

– Леди Тримейн была его сообщницей. Он тайно встречался с ней в Уинтер-холле.

– Именно так. Умная и очень опасная женщина. Наши люди пристально наблюдали за ней на балу, но она ускользнула от них, замаскировавшись так, что узнать её было невозможно. К счастью, вы с мистером Роузом всё-таки её узнали и, должен признать, весьма хитроумно вывели из игры.

Джек широко улыбнулся. В праздничном хаосе они далеко не сразу смогли вернуться на склад отдела шляпок, где заперли леди Тримейн. А когда всё-таки пришли, обнаружили, что дверь открыта, а леди Тримейн уже давно и след простыл. Вместо неё в комнатке оставалась только очень рассерженная Эдит, недовольная тем, что пропустила фейерверки и всё веселье.

Позже они выяснили, что леди Тримейн покинула страну. Мать Лео получила наскоро нацарапанное письмо, в котором леди Тримейн сообщала, что срочно уезжает в Нью-Йорк по делам и какое-то время пробудет там.

– Мне кажется, она только и делала, что водила нас за нос, – тихим голосом призналась Лео. – По-моему, моя судьба её никогда особо не заботила.

Джек задумчиво поглядел на неё:

– Нет, Лео, ты ошибаешься. Будь это так, она не рискнула бы снять маску и показать нам своё лицо. Но она пошла на это ради того, чтобы отправить тебя домой. Ей было важно, чтобы ты оказалась в безопасности и не пострадала.

Лео взглянула на него изумлённо, но в то же время благодарно.

– Как странно! Всё это время она была заодно с Бароном… А мы ведь и подумать об этом не могли! – заметила Лил.

– Ну, «заодно» – не вполне подходящее слово, – поправил детектив Ворт. – Всё куда серьёзнее. В ходе расследований мистера Синклера и мистера Макдермотта, проведённых за последние месяцы, стало понятно, что леди Тримейн не просто работает на Барона – она его сестра.

– Сестра? – повторил Билли, не веря своим ушам.

Макдермотт кивнул:

– Вероятнее всего, именно её вы видели тогда на заводе в Сильвертауне. Она выступала агентом Барона всякий раз, когда он уходил в подполье. Судя по всему, она была тесно связана с Fraternitas Draconum. Да, женщин в это общество не допускают, однако мы полагаем, что её почивший супруг состоял в нём и был там одной из главных фигур наравне с братом.

– А я и не знала, что у леди Тримейн есть брат! – воскликнула Лео.

Софи тем временем думала о другом.

– Если вы выяснили, что леди Тримейн – сестра Барона, стало быть, вы знаете, кто он на самом деле? – спросила она.

Мистер Синклер с широкой улыбкой оглядел присутствующих, явно очень собой довольный.

– Да, это мы тоже установили путём долгого и тщательного расследования, – сообщил он, затем достал из кармана фотографию и изящным жестом протянул Софи.

– Джон Хардкасл, младший сын герцога Кливлендского, родился в 1860 году. Виола Хардкасл, его сестра, появилась на свет семью годами позже и в своё время вышла замуж за лорда Тримейна.

– Так, значит, он был аристократом? – удивилась Лил, склонив голову на плечо Софи, чтобы тоже рассмотреть смутно знакомое лицо нарядно одетого юноши, надменно взирающего на них со старой фотографии.

– Да. Но при этом ужасным проходимцем, так что уже к двадцати годам отец отлучил его от наследства, и Джон Хардкасл сбежал в армию. Сперва его отправили в Индию, но потом он нарушил полковую дисциплину, и в итоге его командировали в другой батальон, находившийся в Египте.

При упоминании о Египте Софи подняла на мистера Синклера заинтересованный взгляд, а тот продолжил:

– Мы выяснили, что Барон, или, пожалуй, уместнее будет сказать, Хардкасл, в конце 1880-х служил в Египте вместе с отцом мисс Тейлор. Также мы узнали, что в это время в Каире жила юная англичанка по имени Элис Грейсон.

– Так моя мама действительно жила в Египте? – изумлённо спросила Софи.

– Именно так. Судя по всему, она прожила там несколько лет, в своё время приехав туда ещё маленькой девочкой вместе с отцом, который был археологом и изучал древние гробницы. Через несколько лет отец умер и оставил её в Каире совсем одну. Но вскоре она встретила капитана Тейлора-Кавендиша и вышла за него замуж – и они вернулись в Англию вдвоём.

– Вот с чего всё началось, – пробормотала Софи и повернулась к мистеру Синклеру. – Судя по тому, что говорил Барон, они с папой одно время были близкими друзьями. Но потом поссорились – видимо, после того, как папа женился на маме.

Синклер кивнул:

– Вполне возможно. Вообще говоря, выяснить всю биографию Барона – непростая задачка. Он вечно менял имена и много путешествовал. Вот почему мы так долго не могли узнать правду. Остаётся ещё немало белых пятен, но мы точно знаем, что вскоре Джон Хардкасл вступил в Fraternitas Draconum, а через несколько лет дезертировал из армии.

– Дальнейший его маршрут доподлинно неизвестен, – подхватил мистер Макдермотт. – Мы знаем, что он побывал в Азии и в Северной Америке, где проворачивал разные преступные дела. Затем, в 1897 году, он вернулся в Лондон, притворившись некогда пропавшим лордом Бьюкаслом, наследником огромного состояния. Само собой, к тому времени все уже давно позабыли о позоре младшего сына герцога Кливлендского. Барон обосновался в Ист-Энде и вскоре стал одним из самых влиятельных членов лондонского штаба Fraternitas Draconum. Он обзавёлся деньгами и властью, более того, благодаря маске лорда Бьюкасла, добился всеобщего уважения. Возможно, он всерьёз рассчитывал вернуться в аристократические круги, которые когда-то его отвергли.

– Но потом на него посыпались неудачи, – догадалась Софи. – Он потерял влияние в Ист-Энде, личину Бьюкасла, утратил уважение в братстве, а теперь…

Она не закончила свою мысль и снова всмотрелась в человека на фотографии. Так трудно было поверить, что Барона больше нет. Ей вновь вспомнился тот поразительный миг, когда мистер Синклер нажал на курок в пустой конторе.

– Мы продолжаем по кусочкам собирать его биографию, – добавил мистер Синклер. – И по-прежнему очень многого не знаем.

Тут в разговор включился Билли.

– А мне вот интересно, кто это «мы», – робко признался он. – Мы же все понимаем, что на самом деле никакой вы не владелец универмага.

Мистер Синклер громко расхохотался.

– Да нет, я и правда владелец универмага. «Синклер» был бы уж очень замысловатым прикрытием! – с усмешкой сказал он, а потом продолжил уже серьёзнее. – Пожалуй, правильнее было бы сказать, что я не только владелец универмага.

Он замялся и посмотрел на детектива Ворта. Тот коротко кивнул.

– Расскажите им всю правду, Синклер. Они её заслужили.

– Да, вы правы, – согласился мистер Синклер. – Что ж, правда в том, что много лет я работал секретным агентом на американскую разведку и знаменитое американское детективное агентство «Пикеринг». А когда решил поехать в Лондон и открыть здесь свой универмаг, мне поручили одно задание. У нас с Бароном уже была одна любопытная встреча в Нью-Йорке, и он весьма заинтересовал американское правительство, которое к тому же было серьёзно встревожено деятельностью Fraternitas Draconum. Появилась информация, что в Лондоне у ордена есть мощный штаб, – и меня отправили его найти, а заодно и разузнать о Бароне всю правду. Будучи добродушным американским дельцом, я мог легко общаться с самыми разными людьми и бывать в самых разных местах. Я нанял мистера Макдермотта в качестве личного следователя и доверил ему всю подноготную, хотя надо признать, что сперва мы скрывали свои намерения от наших приятелей из Скотленд-Ярда.

Ворт дружелюбно улыбнулся.

– Разве можно вас за это осуждать? – любезно заметил он. – Между Скотленд-Ярдом и нашими американскими коллегами в прошлом случались некоторые разногласия. Пока что у нас не было опыта удачного сотрудничества. Но, думаю, очень скоро ситуация изменится.

Синклер выразил ему свою признательность, коротко кивнув, и продолжил свой рассказ:

– Само собой, Барону было отлично известно, кто я такой, и он отнюдь не обрадовался, увидев меня в Лондоне. Чтобы выманить его из убежища, я выставил в универмаге заводного воробья – я знал, что перед такой вещицей он не сможет устоять. Но, надо признаться, я и не ожидал, что он пойдёт на столь смелый манёвр и попытается взорвать мой магазин! Само собой, я очень вам благодарен за то, что вы этому помешали. После инцидента с воробьём я при содействии Макдермотта продолжил расследование. Он отправился в Париж по следам одного из сообщников Барона, а я тем временем попытался вклиниться в круг приближённых лорда Бьюкасла. Я даже побывал на балу у него в поместье – надеялся, что это поможет побольше о нём разузнать. Но тут вы снова на шаг меня опередили— не успел я вернуться с бала домой, как обнаружил, что вы вновь столкнулись с ним лицом к лицу и уничтожили его столь тщательно создававшуюся маску. – Он рассмеялся. – По правде сказать, меня это сильно впечатлило! В итоге Барон потерял свои богатства и утратил влияние в Ист-Энде. Его сообщников арестовали, а его самого объявили в розыск, но ему удалось сбежать. Как мы ни пытались, выследить его не получалось. Поэтому мы с Макдермоттом решили со средоточиться на Fraternitas Draconum. Выяснилось, что когда-то общество владело серией ценных картин кисти итальянского художника Бенедетто Касселли. Ходили странные слухи, будто картины скрывают тайный шифр, указывающий на местоположение неких несметных сокровищ, которые оставили своим потомкам предыдущие поколения членов братства. И когда из галереи на Бонд-стрит пропала одна из картин той самой драконьей серии, мы решили, что братство пытается вернуть утраченное. И тогда я предложил устроить в «Синклере» художественную выставку с участием ещё одной картины с драконом, надеясь, что это поможет наконец добраться до Барона. Более того, я сделал вид, что уезжаю из Лондона, чтобы не мешать Барону и выманить его из укрытия.

– Как вам уже хорошо известно, всю грязную работу Барон поручил Рэндольфу Лайлу, – продолжил детектив Ворт. – Лайл выкрал картину, отстранил Макдермотта от расследования и вообще всячески старался запутать Скотленд-Ярд, – с досадой в голосе сообщил он.

– И тут на сцену вновь выходите вы, молодые детективы, и опять добираетесь до самой сути, а потом проворачиваете нечто такое, что не удалось бы ни мне, ни Скотленд-Ярду, – отметил мистер Синклер. – Вы проникли в квартиру к мистеру Лайлу и забрали обе картины. После этого-то я и решил, что просто обязан устроить для вас агентство. Это меньшее, что я мог для вас сделать!

– После той истории с картинами мистер Синклер и мистер Макдермотт посвятили нас во все тонкости, – пояснил детектив Ворт. – С тех пор мы в тесном сотрудничестве работаем с ними – и с коллегами из Нью-Йорка.

Софи обвела рассказчиков удивлённым взглядом. Ей вспомнилось, как мистер Макдермотт предупреждал её о том, чтобы она выбросила Барона из головы и не тратила время на размышления о нём.

– Но почему же вы нам ни о чём не рассказали? Вы же знали, что нам можно доверять! Мы же вам помогли!

Мистер Синклер очень серьёзно поглядел на девушку.

– Думаю, это наша большая ошибка, – признался он. – Отчасти дело в привычке – я ведь держу в строгом секрете то, что я на самом деле агент. Но должен признаться, что мной руководили и эгоистичные мотивы. Мисс Тейлор, я не раз имел возможность убедиться, что вы, а также мисс Роуз и ваши друзья, способны на невероятные подвиги и открытия, недоступные нам с детективом Вортом. Вы уже помогли нам заполучить немало ценных сведений, и всякий раз я обращал внимание на то, что рядом с вами Барон ведёт себя поразительно беспечно, когда как обычно он весьма осторожен и скрытен. И я решил извлечь из этого выгоду. Я держал вас в неведении и сохранял дистанцию, потому что не хотел, чтобы Барон держался чересчур осмотрительно.

Софи задумалась над этими словами, а Лил, как обычно, не терпелось узнать всё до конца.

– Расскажите теперь про покушение на короля! – с жаром попросила она.

– Неудача с картинами заставила Барона спуститься с небес на землю, – продолжил детектив Ворт. – Он понимал, что мы сядем ему на хвост, и решил повести нас по ложному следу. Один из таких следов вёл в Вену, куда и направился мистер Макдермотт. Второй – в шотландскую глушь, куда отправился я. Тем временем стало известно о родственной связи Барона и леди Тримейн – и мистер Синклер решил приехать на рождество в Уинтер-холл, чтобы как можно больше узнать о Виоле.

– Как и вы, я довольно быстро понял, что Барон скрывается в самом доме, – сообщил мистер Синклер. – Я спрятался в восточном крыле и подслушал отрывки его разговора с леди Тримейн, в том числе и ту часть, где он рассказывал о покушении. Я немедленно вернулся в Лондон, чтобы сообщить Скотленд-Ярду о планах Барона. Ворта и Макдермотта тут же отозвали обратно в столицу, но пока они были в пути, мне помог сержант Томас вместе со своими подчинёнными.

– Ну и ну! Сержант Томас, наверное, страшно удивился, когда мы заявились к нему сразу же после вас и рассказали ровно то же самое! – со смехом воскликнула Лил, обращаясь к мистеру Синклеру. – Особенно учитывая, что мы подозревали вас в сговоре с Бароном.

Детектив Ворт усмехнулся:

– Полагаю, это была меньшая из его тревог. Дело касалось международной безопасности, и после долгих переговоров с правительством было решено всё-таки провести бал с расчётом на то, что на нём удастся схватить Барона. Его величество настоял на том, что он всё-таки должен появиться в универмаге, хотя комиссар, само собой, отправил с ним для охраны приличный наряд полицейских в штатском.

– Мы ошибочно считали, что убийца – предположительно сам Барон – будет скрываться в числе гостей, – со вздохом поведал мистер Синклер. – И только в самый последний момент я заметил, как вы, мисс Роуз, выбегаете на улицу и бежите к зданию напротив. Тогда-то я всё понял. Я незамедлительно последовал за вами и застал довольно впечатляющий поединок.

– Я же тебе говорила, что швейный кружок – отличная идея, – тихо шепнула миссис Лим мужу в дальнем углу комнаты.

– По-моему, Барон очень удивился, когда понял, что мы вовсе не такие хилые и беспомощные, как ему казалось, – гордо заметила Лил. – Но всё равно, вы пришли как раз вовремя! Я уж думала, он и правда выстрелит в Софи из этого своего жуткого ружья.

– Но смерть поджидала его самого, – тихо проговорил мистер Синклер. – Британское и американское правительства сошлись на том, что Барона нужно остановить любой ценой. Вот я его и остановил.

Всё это время Билли подробно записывал услышанное в свой блокнот. Теперь же он поднял взгляд от страниц и очень серьёзно посмотрел на мистера Синклера.

– А я знал, что вы никак не можете быть сообщником Барона! – заявил он. – И говорил Лил, что она ошибается!

Синклер рассмеялся.

– Я ни капельки не виню ни мисс Роуз, ни кого-либо ещё в том, что вы меня подозревали, – беспечно сказал он. – В конце концов, вы не раз были свидетелями того, как у Барона обнаруживались самые неожиданные сообщники. Кстати сказать, я хотел бы познакомить вас с ещё одной гостьей. Думаю, она уже здесь.

Ко всеобщему изумлению, Синклер поднялся, открыл дверь агентства и позвал кого-то. Все повернулись к двери, и тут Софи с удивлением узнала невысокую пожилую даму в бархатной шляпке с фиалками, которая неспешно вошла в комнату.

– Добрый день! – поздоровалась она, улыбнувшись всем присутствующим.

Голос у неё был совсем не такой, как в их прошлую встречу, и говорила она протяжно, с приятным американским акцентом.

– Позвольте вам представить Аду Пикеринг из детективного агентства «Пикеринг», – объявил мистер Синклер, усаживая гостью на своё место.

– Детектив из агентства «Пикеринг»! – воскликнул Билли. Глаза у него были круглые, как блюдца.

– А мне… мне вы показались маленькой безобидной старушкой, – ахнула Лил.

– Ну уж вы-то должны знать, что внешность бывает обманчива, – с довольным видом заметила мисс Пикеринг. – То, что с виду я совсем не похожа на детектива, вовсе не значит, что я им не являюсь.

– Ада – один из лучших детективов в агентстве, и я её очень уважаю, – подтвердил мистер Синклер. – Вот уже многие годы мы близко дружим. Около месяца она живёт в Лондоне и помогает мне. Она ездила в Альвик по следам леди Тримейн и Барона, а ещё я просил её присмотреть за вами, мисс Тейлор. Я знал, что Барон питает к вам особый интерес, и мне важно было обеспечить вашу безопасность.

– Никому и в голову не придёт подозревать пожилую леди, – с многозначительной улыбкой сказала мисс Пикеринг.

– Никому, кроме Софи! – уточнила Лил и рассмеялась.

Сама Софи смотрела на мисс Пикеринг с радостной улыбкой на губах. Она думала о том, как же чудесно познакомиться с настоящей дамой-детективом. А мистер Синклер всё продолжал свой рассказ.

– Разумеется, ни Ада, ни я, ни детектив Ворт с его подчинёнными не знали о плане Барона взорвать дома на площади Пикадилли, – поведал он; Лил тем временем налила мисс Пикеринг чашку чая, а Джо нашёл стул. – Уже за одно это я должен вас поблагодарить, молодые люди. А в особенности Джо и Билли – двух юных джентльменов, присутствию которых в моём универмаге я чрезвычайно рад, а также бесстрашных мисс Лим и мисс Блэк.

Все тут же повернулись к Тилли, и хотя она совсем не привыкла быть в центре внимания, девушка собралась с духом и сказала:

– Самую сложную работу выполнила Мэй. Я в жизни не видела, чтобы кто-нибудь так ловко лазал!

– Нет, твоя работа была куда труднее! – возразила ей Мэй. – Тилли обезвредила бомбы и всех спасла!

Мистер Синклер задумчиво посмотрел на Тилли:

– Вы очень смышлёная девушка, мисс Блэк. Очень смышлёная. Скажите, пожалуйста, а вам интересно было бы изучать механику – или, скажем, инженерное дело? Может быть, вы…

– Ну ладно, ладно, Синклер, – перебил его детектив Ворт. – Согласен, вы у нас лучше всех умеете подмечать таланты, но будущее мисс Блэк можно обсудить и позже. Надо закончить наш рассказ.

И тут голос подал Джо. Он не привык к такому количеству людей и потому говорил робко.

– Прошу прощения, господа, но мне очень интересно послушать про Орден Верных Львов, о котором мы недавно узнали. Он-то здесь при чём?

Первой ему ответила Софи:

– Барон успел мне немного рассказать об этом до того, как… до того, как появился мистер Синклер. Сказал, что это была группа противников Fraternitas Draconum. Мои родители состояли в этом ордене, и дедушка Лим тоже.

– Очень любопытно было бы о нём послушать, – признался Синклер. – Мне известно, что его больше не существует, но хотелось бы узнать о нём побольше.

И тут заговорил Сун:

– Кажется, здесь мы можем вам помочь. Мы с Мэй копались в старых бумагах дедушки и нашли кое-что…

Он вынул из кармана какой-то документ и освободил на столе место между тортом и чаем, а потом разложил на нём бумагу.

– Кто бы мог подумать, – воскликнул мистер Синклер.

– Ad usque fidelis… – пробормотал Джек. – Верные до конца.

– Это точно про них, – сказала Софи.


Тайна Полуночного павлина

На глазах у неё выступили слёзы при виде имён родителей в списке, где значились и дедушка Лим с полковником Фэйрли, и другие люди, с которыми ей не суждено было познакомиться лично. Лил тем временем вновь подала голос:

– Софи, послушай, как думаешь, может, стоит всем рассказать, что ещё говорил Барон об этом самом Ордене Верных Львов? Он ведь забавную вещь сказал – что мы его последние члены. Но я не очень понимаю, что это значит, ведь лично я в жизни не слышала об этом ордене, пока не увидела письмо твоего отца.

Софи оглядела присутствующих.

– Мне кажется, он имел в виду, что мы все продолжаем их дело, – медленно проговорила она. – Следуем тем же принципам, что и они.

На мгновение в комнате повисла тишина. Мистер Синклер оглядел собравшихся и сказал:

– По-моему, это здорово. Барон, то есть Джон Хардкасл, мёртв, но «Братство Драконов» ещё живо. А ведь мы до сих пор не знаем, кто его возглавляет и какие ещё козни могли задумать его члены. Как знать, может, нам нужен новый Орден Верных Львов.

По комнате пронёсся гул одобрения. Джо поймал взгляд Джека. Сидевшие на коврике Тилли и Мэй быстро обменялись улыбками, а Билли, оторвавшись от своего блокнота, кивнул Лил.

– Но ведь осталась ещё уйма вопросов, верно? – спросила она. – Например, что стало с остальными картинами с драконом и какое тайное послание они скрывают. Хотелось бы знать, куда ведут эти следы и какое такое сокровище так жаждал отыскать Барон.

– Да и само Fraternitas Draconum, – напомнил Билли. – Очевидно, что мы должны разузнать о братстве побольше.

Детектив Ворт кивнул:

– Будет проведено официальное расследование. Им займутся некоторые из моих коллег, новая команда, состав которой пока не разглашается. Но я уверен, что Скотленд-Ярд охотно расскажет вам обо всём, что удастся выяснить.

– А мне бы хотелось побольше узнать о тех, кто состоял в Ордене Верных Львов, – признался Сун, скользя взглядом по списку имён. – Может, у нас получится их отыскать? Хоть Барон и сказал, что их уже нет в живых, наверняка ведь мы этого не знаем.

– А ещё можно заняться завещанием твоего отца, – вдруг предложил Джек, повернувшись к Софи. – Вероятно, он оставил тебе какую-то сумму – думаю, ещё не поздно её вернуть?

Но Софи покачала головой.

– Уверена, деньги вернуть не удастся, – сказала она. – Но мне бы очень хотелось выяснить, что имел в виду папа, когда написал дедушке Лиму: «Главное моё сокровище всегда с ней». У меня ведь ровным счётом ничего не осталось от родителей, разве что парочка снимков и вот это ожерелье, которое раньше носила мама, – задумчиво произнесла она, коснувшись зелёных бусин.

Мистер Синклер посмотрел на Софи с интересом.

– А можно мне взглянуть, мисс Тейлор? – спросил он.

Софи сняла ожерелье и передала ему. Он осторожно повертел его в руках, внимательно рассмотрел, а потом передал Аде, которая тоже подвергла украшение тщательному осмотру.

– Ну что ж… перед нами вовсе не обычное ожерелье, юная леди, – сообщила детектив из агентства «Пикеринг». – Я немного разбираюсь в драгоценностях. Если не ошибаюсь, здесь есть нефритовые, малахитовые и изумрудные бусины, причём этим камням уже много лет.

Софи уставилась на неё, не веря своим ушам.

– Нет, это невозможно! – воскликнула она. – Я всегда считала, что бусины в ожерелье самые обыкновенные. И что оно дорого лишь мне, потому что когда-то его носила мама!

– Хорошо, что вы с таким усердием заботились об этом украшении, моя дорогая. Все эти камни чрезвычайно ценны. – С этими словами Ада сложила ожерелье в ладони и передала Лил, а та вернула его Софи.

– Сокровище, которое всегда с тобой! – с сияющими от радости глазами повторила Лил слова из папиного письма.

– Но есть и другое! – неожиданно вставила Мэй. – У нас для тебя подарок!

– Хотя, конечно, он вряд ли сравнится с тем, что ты мне подарила, – с улыбкой заметил Сун.

Несмотря на то что в канун Нового года он исчез с кухни на целый час, при содействии мистера Синклера ему дали постоянную работу в ресторане «Мраморный двор», где он стал помощником месье Бернара, так что теперь 1910-й казался ему годом чудесных возможностей.

– И всё-таки он тебе понравится, – добавил он. – В комнате дедушки мы с Мэй нашли не только тот документ.

Он протянул ей маленькую жестяную коробочку, старую и с мятыми боками.

– Это Мэй её нашла, – с улыбкой уточнил мистер Лим. – Она догадалась, где надо искать.

Мэй зарделась.

– У меня в комнате есть тайник под половицей, – объяснила она. – И именно дедушка первым показал мне это место. Я подумала, может, и у него есть похожий тайник! Так и оказалось! Эту коробочку мы нашли под половицами у него в комнате.

– Открой, – велела миссис Лим, улыбаясь в радостном предвкушении.

Затаив дыхание Софи сняла крышку. Она и сама не знала, что ждала там увидеть, но точно не стопку тетрадей в поблёкших, запятнанных и потрёпанных обложках. Софи взяла верхнюю. На обложке чёрными чернилами было выведено: «Элис Грейсон – Дневник, 1881».

Софи подняла восторженный взгляд на Мэй и Суна.

– Это мамин! – воскликнула она и пролистала страницы, испещрённые мелким почерком.

Мэй просияла:

– Тут её дневники. Именно их твой папа и просил дедушку приберечь для тебя.


Часть шестая Архив Монтгомери Бакстера | Тайна Полуночного павлина | * * *







Loading...