home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 35

Том настороженно смотрит на Бриджит.

– Тот вечер, когда Карен попала в аварию, – начала Бриджит. – Я была дома, сидела у окна. Было около восьми. Я увидела, как Карен выбегает из дома.

– Я все это знаю, – угрюмо ответил Том.

– Увидела, как она села в машину и куда-то помчалась. И я подумала… подумала, может быть, что-то случилось.

Том посмотрел внимательнее, гадая, куда она клонит.

– Поэтому я села в машину и поехала за ней.

У него чуть не остановилось сердце. Этого он не ожидал. Кажется, все еще хуже, чем он думал. Он хотел зажать уши и не слушать, но не мог шевельнуться.

– Она ехала довольно быстро, но ей пришлось несколько раз остановиться на светофоре, поэтому я ее догнала. Я забеспокоилась, когда увидела, как она выбегает из дому, будто на пожар, – Бриджит взяла мартини и быстро глотнула, потом еще раз, словно ей требовалась смелость, чтобы продолжить. – Я поняла, что она едет в опасный район. Удивилась. Мне стало интересно, что она задумала. Конечно, ей могло не понравиться, что за ней следят, но она моя подруга, я волновалась. Я просто хотела убедиться, что все в порядке. Поэтому держалась у нее на хвосте, но на расстоянии, чтобы она меня не заметила. Потом она остановилась на маленькой парковке у дороги. Я проехала мимо и, пока она парковалась, развернулась и встала напротив.

Том пристально смотрел на Бриджит расфокусированным взглядом и пытался сообразить, не врет ли она. Судя по истории его брака, он совсем не умеет распознавать ложь. А вдруг Бриджит говорит правду? Она свидетельница, от этой мысли его охватывает тошнотворный страх. Из-за нее Карен посадят.

– Я боялась выходить из машины. Но я беспокоилась. Увидела, как она идет к заброшенному ресторану. Вышла из машины и подошла ближе. А потом я услышала выстрелы. Три выстрела, – она на секунду закрыла глаза и снова открыла. – Я была в ужасе. Потом увидела, как Карен выскочила оттуда и сломя голову побежала к машине. На ней были розовые резиновые перчатки, и я подумала, что это странно. Она сорвала их, перед тем как сесть в машину. Я стояла там в темноте, напротив ресторана – может быть, она меня даже видела, – и смотрела, как она уезжает. Она ехала чересчур быстро. Сначала я думала поехать за ней, но решила, что на такой скорости ни за что ее не догоню. Поэтому… я зашла в ресторан, – Бриджит остановилась, чтобы перевести дыхание.

Сердце Тома бешено стучало в груди, и все, о чем он мог думать, это: «Она не видела, что Карен спустила курок».

– Я подошла к двери, открыла ее и зашла внутрь. Было темно, но я увидела на полу мужчину, мертвого, – она поежилась. – Это было ужасно. Ему выстрелили в лицо и грудь.

Бриджит подошла ближе и остановилась на расстоянии вытянутой руки.

– Том, она застрелила его. Она убила человека!

– Неправда, – ответил Том.

– Том, я понимаю, тебе тяжело это слышать, но я была там.

Том в отчаянии произнес:

– Ты не видела, как она его застрелила. Ты только слышала выстрелы. И видела, как Карен убежала. Может быть, в ресторане был кто-то еще. Может быть, она просто оказалась не в том месте не в то время, – он знал, как глупо, как притянуто это звучит.

– Том, я не видела, чтобы кто-нибудь еще оттуда выходил. И когда она вошла туда, у нее с собой был пистолет. Я видела!

– Ты не сказала, что видела, что у нее с собой был пистолет, когда она вошла в ресторан.

– Да, но он был.

– Он был при ней, когда она вышла?

– Нет.

– Ты видела его внутри?

– Кажется, нет.

– Что значит «кажется»?

– Не знаю, Том! Я не обратила внимания на пистолет. Было темно. Наверное, она его где-то оставила. Я слишком испугалась трупа и того, что она сделала, чтобы искать пистолет.

Боже. Том лихорадочно размышляет. Это скверно. Это очень, очень скверно. Он должен знать, что собирается делать Бриджит. От страха и алкоголя у него закружилась голова. Он медленно произнес:

– Бриджит, что ты собираешься делать?

– Что ты имеешь в виду?

– Ты собираешься рассказать о том, что видела, полиции?

Она посмотрела на него и шагнула ближе. Ее взгляд смягчился. Она прикусила нижнюю губу. Подняла руку и нежно коснулась его лица. Он растерянно застыл, дожидаясь ответа.

Она сказала:

– Конечно нет. Карен же моя подруга, – и поцеловала его глубоким поцелуем.

Он беспомощно обнял ее и принял утешение, которое она предложила.


Карен совсем не спала этой ночью. Утром должны предъявить обвинение, и прямо сейчас ее адвокат сидит напротив нее в маленькой комнате для допросов и заставляет выпить кофе. Но кофе кажется горьким и кислым, Карен отодвигает стакан. Она сомневается, что ее желудок в состоянии что-либо удержать. Она чувствует себя грязной, немытой. У нее болит голова и режет глаза. Неужели она будет чувствовать себя так всю оставшуюся жизнь? Неужели остаток жизни она проведет в тюрьме?

– Карен, вам нужно сосредоточиться, – говорит Кельвин настойчиво.

– Где Том? – повторяет она.

Уже девять. Скоро ей предъявят обвинение. Почему он не пришел? Она чувствует себя брошенной. Сомневается, что выдержит, если его не будет рядом.

– Уверен, он скоро придет, – говорит Кельвин. – Может быть, застрял в пробке.

Она послушно берет стаканчик с кофе. Сейчас все зависит от адвоката.

Кельвин произнес:

– Все улики против вас косвенные, прямых доказательств нет: ни пистолета с вашими отпечатками, ни следов того, что вы присутствовали непосредственно на месте убийства, – и нет свидетелей. По крайней мере, если есть, мы о них не знаем. Возможно, они кого-то найдут. Следы шин – довольно слабая улика. Перчатки в лаборатории, ДНК с них еще не сняли. Лаборатории обычно завалены работой, но в конце концов очередь дойдет и до вас. И тогда, скорее всего, в перчатках найдут ДНК. Я использую все известные мне меры, чтобы не допустить их признания в качестве улики. Но, возможно, обвинению все-таки удастся доказать, что это ваши перчатки, и тогда у нас возникнет большая проблема.

– Это не я его убила, – упрямо сказала Карен.

Он подождал несколько секунд и ответил:

– Значит, надо выяснить, кто мог это сделать. Выдвинуть убедительную альтернативную версию. Даже если вы действительно его убили, – адвокат произнес эти слова очень осторожно, словно не желая ее нервировать, – для признания вашей вины суду нужно представить неопровержимые доказательства. Поэтому наша задача – вызвать обоснованное сомнение. Придумать правдоподобную теорию о том, кто еще мог его убить.

– Не знаю. У него не было второй жены? Если была, то наверняка хотела его убить.

– Нет, не было, – ответил Кельвин и с нажимом продолжил: – Вы упомянули, что у него могли быть враги.

– Не знаю. Я не видела его несколько лет. Мне казалось, он ведет дела с сомнительными людьми, но я не знаю, кто они были. Я старалась не лезть в его бизнес. Не хотела иметь к этому отношения.

– Я поручу кое-кому проверить его деловые контакты, посмотрим, не разозлил ли он кого.

Карен посмотрела на часы на стене и в очередной раз задалась вопросом, где Том. Тревога все нарастала. Может ли она на него рассчитывать? Может быть, он ей не верит, считает ее убийцей. Он вообще придет?

– Вы кого-нибудь там видели? – спросил Кельвин. – Подумайте. Может быть, вы кого-то слышали в ресторане? Мог ли кто-нибудь прятаться в тени?

Она постаралась сосредоточиться.

– Не знаю. Я не все помню. Не помню, как была внутри. Возможно, там кто-то был, – она моргнула. – Должен был быть.

Кельвин отпил кофе из собственного стаканчика.

– Вы говорили, что за несколько недель до телефонного звонка вам стало казаться, что ваш муж проникает в дом.

– Да, я в этом уверена, – ответила она. Непроизвольно вздрогнула. – Если подумать, я до сих пор чувствую тревогу. Интересно, я когда-нибудь перестану его бояться, даже несмотря на то что знаю, что он?..

– У вас сохранились фото на телефоне? Те, которые вы делали по утрам, прежде чем идти на работу?

– Да, кажется.

– Хорошо. Эти фотографии доказывают, что вы пребывали в определенном состоянии: думали, что он преследует вас в вашем собственном доме. Испытывали панический страх. Нужно сохранить их, на случай, если понадобятся.

– Но разве так не хуже? – убедительно спросила она. – Если я думала, что он нашел меня и стал тайком проникать в дом, разве это не значит, что у меня было больше причин его убить?

– Да, – ответил адвокат. Помедлил. – Но это также оправдывает ваши действия. Если мы сможем доказать, что он был в доме, – Кельвин сделал отметку в своем блокноте в линеечку. – Нужно снять отпечатки. Я об этом позабочусь.

Она со страхом посмотрела на него, но промолчала. Она знает, как плохо все выглядит. Никто ей не поверит. Собственный адвокат ей не верит. И муж, видимо, тоже.

В коридоре за дверью послышался шум, она вскинула глаза. Дверь открылась, и охранник впустил Тома.

Карен ощутила неимоверное облегчение. Хотела спросить, какого черта он так долго ехал, но от одного лишь взгляда на него передумала. Он выглядел просто ужасно. А ведь это она провела ночь в камере. Она почувствовала прилив раздражения. Ей нужно, чтобы он собрался, она не справится в одиночку. Она промолчала, но продолжила пристально его разглядывать.

– Простите, проспал, – сказал Том, краснея. – Сначала долго не мог заснуть, а потом, когда наконец заснул… – он запнулся.

– Скоро начнется суд, – сказал ему Кельвин.

Том кивнул, словно это было совершенно нормально, что его жена готовится предстать перед судом как обвиняемая в убийстве.

Карен захотелось его встряхнуть. Он как будто витал где-то далеко.

– Мы можем поговорить наедине? – спросила она, обращаясь к Кельвину.

Адвокат бросил быстрый взгляд на часы и ответил:

– Конечно, еще есть время, – поднялся, царапнув стулом по полу, и вышел, оставив их вдвоем.

Карен встала и подошла к Тому. Они посмотрели друг на друга. Первой тишину нарушила Карен:

– Паршиво выглядишь.

– Да ты тоже не особо.

Это сняло напряжение, и они оба слабо улыбнулись.

– Том, – сказала Карен. – Мне кажется, Кельвин мне не верит. – Она проверяла его. Она знала: неважно, во что верит адвокат, все равно его работа – защищать ее. Но ей хочется, чтобы Том сказал, что он ей верит. Ей нужно это услышать. – Я не могла его убить, Том, и если ты мне не веришь…

Он шагнул к ней, крепко обнял, и она уткнулась лицом ему в грудь, сдерживая рыдания.

– Тсс… конечно, я тебе верю.

Так приятно находиться в его объятиях, слышать эти слова. И все равно ее начинает трясти. Неожиданно ее накрыло осознание того, что ждет впереди.


Глава 34 | Посторонний в доме | Глава 36







Loading...