home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


7

Разливая моря повсюду, океан окатывает землю и заполняет более глубокие ущелья.

Николай Коперник

Лео пришел к выводу, что он не способен долго смотреть Эльзе в глаза: что-то в ее взгляде приводило в замешательство. Может, контраст с темной кожей, которая делала ее зеленые глаза похожими на светлые и яркие прожектора в оперном театре. Или, быть может, то, как Эльза смотрела прямо сквозь него, как будто она с легкостью могла читать его мысли, как открытую книгу.

В общем, эта девушка пугала его: Эльза оказалась чересчур проницательной и понимала, лжет Лео или нет.

Он мог как угодно замаскировать правду – все было бесполезно. Эльза чуяла любой его подвох.

Но Лео совершенно не тянуло разбираться, почему он так часто испытывал желание быть скрытным. Он не хотел признавать, что таким образом он мог обидеть своих близких друзей и, возможно, даже причинить им вред. Он твердил себе, что ему не стоит стремиться к откровенности. Зачем говорить с ними начистоту?

Кроме того, с некоторых пор Лео ценил собственную безопасность. Поделиться своим прошлым с друзьями означало бы снова воплотить свои страхи в жизнь – в жизнь, которая часто была невыносимой и слишком непредсказуемой.

Поэтому Лео прибег к самому простому способу избежать взгляда Эльзы. Он таращился в окно и лишь иногда украдкой посматривал на свою спутницу.

Она была красива своеобразной, нездешней красотой. Лео подумал, что если ее красота подобна острому ножу, то он, пожалуй, мог бы порезаться, если бы глазел на девушку дольше минуты. Сперва Лео хотел использовать слово «экзотичная». Надо отметить, что Фараз испытывал к таким оборотам отвращение (сам Фараз, например, назвал бы экзотичным человека, который никогда и ни при каких обстоятельствах не будет считаться «одним из нас»). Но, по правде сказать, Эльза и впрямь оказалась экзотична, причем настолько экзотична, насколько это можно вообразить: она родилась не на Земле. И если он «читал» ее должным образом, Эльза просто мечтала поскорее вернуться к себе на родину.

Вот вам очередная причина держаться от нее на приличном расстоянии и не подпускать к себе поближе.

Лео задумался. А ведь все они ушли. Арис, который был страстен, как сама неудержимая сила природы – ровно до того момента, пока его не остановят. Малыш Паска, восхитительный и чувствительный. Отец, который порой витал в облаках – и который был гораздо разностороннее своих сыновей.

Все они покинули Лео.

Даже Розалинда, вытащившая Лео из горящего дома в Венеции при помощи пинков и оплеух. Та самая Розалинда, которая после этого неделями сидела рядом с ним, пока Лео вскрикивал от кошмаров, а потом проваливался в беспамятство. Розалинда дала Лео полную свободу выбора, когда Орден настаивал на опеке (члены Ордена проявляли бдительность, в особенности, когда дело касалось безумных сирот).

Но в итоге Лео выбрал Пизу. Не то чтобы Каза оказалась плохим пристанищем, но тогда Лео был испуганным, травмированным десятилетним ребенком – он не хотел быть оторванным от своих знакомых и очутиться среди чужаков.

Ну а Эльза не желала задерживаться на Земле.

Поэтому Лео понимал, что ему нужно держать дистанцию.

Они пересели на другой поезд на станции Ла Специя, и к тому времени, когда они подъезжали к станции Чинкве-Терре, Эльзе показалось, что Лео немного приободрился.

Теперь за окном проносились холмы, сменяющиеся остроконечными горами.

Поезд нырнул в один туннель, затем в другой – и Эльзе в глаза ударил слепящий солнечный свет, отражающийся от морских волн. У Эльзы перехватило дыхание.

«Невероятно!» – подумала Эльза. Ее разум с трудом мог осознать, что в мире существует столько соленой воды: небольшое море Вельданы казалось лужицей.

Небо и далекая линия горизонта заставили Эльзу затрепетать от восторга, граничащего со страхом.

Когда поезд остановился, Лео сказал, что ему хочется размять ноги, и направился к выходу. Эльза бросилась за ним. Они сошли с поезда и направились к головному вагону. Остальные пассажиры возились со своим багажом, внезапно Лео схватил Эльзу за руку и увлек ее к другому вагону.

Лео зашел в вагон и заглянул в пустое купе с видом на противоположную от перрона сторону.

Эльза была слишком шокирована физическим контактом и не сопротивлялась. После прикосновения Лео ее словно ударило током, у нее загудела голова, как будто она вслушивалась в раскрытую книгу мира.

– У нас нет ни минуты на обзор достопримечательностей, но тебе стоит хотя бы полюбоваться Риомаджоре, – заявил он.

Яркие разноцветные здания расположились прямо в живописной долине: красные, оранжевые, оранжево-розовые и белые. Железнодорожные пути перекрывал узкий пролив: в бирюзовой воде покачивались рыбацкие лодки. Неподалеку виднелись серые утесы, за ними темнела сочная зелень, а над деревушкой возвышалась гора: можно было подумать, что она защищает поселение от остального мира.

Поезд засвистел, и Лео с Эльзой вернулись в свой вагон.

Поезд отправился вдоль побережья, иногда ныряя в туннели, иногда приближаясь к громадным утесам, возле которых волновалась уже изумрудная вода.

Вскоре поезд прибыл на станцию Корнилья. Лео встал и достал с багажной полки саквояж.

Они сошли с поезда. Эльза огляделась по сторонам. Здание станции было маленьким и одиноким. Его построили неподалеку от берега, у подножия крутого подъема, ведущего в деревушку. В отличие от других прибрежных поселений, которые они проезжали, Корнилья примостилась не внизу, а на самой вершине скалистого холма.

– Боюсь, нам придется продолжить путь пешком, – сказал Лео. – Местные не очень часто используют двухколесный экипаж нужного размера. Все нормально?

Эльза подняла голову. Похоже, им предстоит забираться по длиннющей кирпичной лестнице, проложенной в скале! Надо будет преодолеть нешуточное расстояние в несколько сотен метров. Ничего страшного.

Хотя странно, но Лео не упоминал, что они займутся практически скалолазанием.

– Это не проблема, – произнесла Эльза.

– Правда? – обеспокоенно уточнил он.

Его скептицизм докучал ей. Она же родом из Вельданы. Она, Эльза, может, и не благородная леди, но дело свое знает.

– Лестниц я не боюсь. И она, конечно, построена не для того, чтобы на ее ступеньках созерцали земные закаты.

Они начали подъем. Несмотря на самоуверенность Эльзы, трудности начались почти сразу. Корсет оказался даже большей помехой, чем она ожидала. В результате, когда они достигли вершины, Эльза сильно запыхалась. Тем не менее она во все глаза уставилась на деревушку.

Первые яркие домики жались друг к другу, расположившись у главной дороги, которая, впрочем, выглядела проселочной колеей.

Отдышавшись, Эльза и Лео направились в поселок.

По пути Эльза заметила ухоженные виноградники, огороженные невысоким заборчиком. Эльза подошла поближе и уставилась на незрелые лозы с кистями пока еще крошечного молодого винограда. Девушка была поражена.

Как же сложно все устроено на Земле!

Корнилья вмещала двести-триста жителей (примерно как и население деревни в Вельдане), и крестьяне трудились не покладая рук. Они умело вписали в окружающий скалистый ландшафт свои дома и даже обустроили здесь настоящие виноградники!

– Но почему деревня построена именно тут? Это ведь непостижимо глупо жить в таком… безжалостном месте.

– Но ты не в своей Вельдане! – парировал Лео. – Мы не можем создавать плодородную землю по своему собственную желанию. У нас каждый акр на счету. Нам приходится работать с тем, что у нас есть. Кроме того, многие местные семьи, наверное, жили здесь испокон веков. Может, тысячу лет тому назад кто-то решил, что скала станет отличным убежищем – крепостью и защитой от врагов. Вот так и повелось… Они продолжают жить здесь, потому что это их дом. И имей в виду, теперь нам надо спуститься, чтобы очутиться на другой стороне.

Эльза кивнула и напоследок постаралась кратко изложить ему свои мысли насчет различий Вельданы и Земли. Девушка старалась приводить в пример такие города, как Париж, Амстердам и Пиза, и пыталась сопоставить их многовековую историю с событиями, которые развернулись в Вельдане.

Последнее удалось ей с трудом. Земная история буквально пестрела долгосрочными последствиями, которые никто не мог предугадать. В конце концов у Эльзы даже разболелась голова.

– Ваша земля какая-то странная, – заключила она и посмотрела на равнину, лежащую внизу.

Там раскинулись поля, засеянные пшеницей или чем-то еще. Местные жители действительно без устали возделывали каждый клочок плодородного пространства.

Лео направился вниз, держась вблизи деревьев, которые давали хоть какую-то тень. Эльза кинулась за ним. Удивительно, но Лео выглядел свежим и полным сил: вероятно, их «пешая прогулка» совершенно не утомила юношу. Струйка пота, стекавшая по его шее, стала единственным доказательством полуденной жары, хотя парчовый золотисто-коричневый жилет Лео был застегнут наглухо.

Подъем не был серьезным испытанием и для нее, несмотря на корсет. Эльза частенько изучала окрестности Вельданы и привыкла к извилистым тропинкам.

Ну а такой спуск вообще ерунда, подумала Эльза.

Спустя некоторое время она снова залюбовалась морем. Лазурная вода так и сверкала на солнце.

Лео остановился у небольшого скального выступа с пластами осадочных пород и положил саквояж на валун.

Потом юноша схватился за выступ – Эльза увидела, как напряглись его бицепсы под рубашкой – и потянул его на себя.

На землю посыпалась каменная крошка: выступ видоизменился и стал напоминать Эльзе что-то вроде крышки сундука.

– Ну и ну! – воскликнула Эльза, приблизившись и наклонившись к выступу.

Она увидела полость, в которой лежала медная панель управления с отверстием для ключа, прикрепленная горизонтально внутри выдолбленной скалы.

– Тайник с рычагами управления?

– Ага, – кратко отозвался Лео и вздохнул. – Я и забыл, как тяжело ворочать скалы! Ты не возьмешь ключи? Они в моем левом кармане.

Эльза полезла в карман его жилета: связка ключей оказалась зажата рядом с отцовскими часами Лео, и ей едва хватило места для пальцев. Сквозь ткань она могла почувствовать крепкие мышцы Лео и жар его кожи. Она нащупала связку и тотчас вытащила руку: ее лицо зарумянилось, пока она искала в связке нужный ключ, подходящий к отверстию в панели управления.

– Этот? – спросила она, протягивая Лео ключ, чтобы он мог посмотреть.

Ее голос слегка дрожал.

– Да. – На его лбу выступили капельки пота. – Поверни ключ, щелкни все переключатели по порядку, сверху вниз.

Бороздки вошли в паз. Ключ повернулся с лязгом. Медные переключатели заклинило, но Эльза справилась со всеми, после чего быстро вынула ключ.

– Готово, – сказала она и отошла в сторонку, чтобы не мешать Лео.

Он с трудом опустил «крышку» и потряс руками, чтобы расслабить мышцы.

Эльза посмотрела наверх и невольно ахнула от изумления.

Прямо над ней вздымались вверх остроконечные башенки замка, стоящего на крутом склоне.

Он выглядел по-настоящему древним. Темный камень выветрился и покрылся лишайником. Одна из башен разрушилась, и ее обломки валялись у мощной стены.

– А обломки… это иллюзия? – робко спросила Эльза.

– Да, – признался Лео. – Лучшая маскировка, которую я когда-либо видел. А замок создан самим Френелем… или Джиа просто хвастается.

Эльза не представляла, кто такой Френель, но само творение ее ошеломило. Поразительно. Какое мастерство! Чудо – да и только! И сколько же лет этому замку?

Строение было величавым и впечатляющим. Лео поднялся на склон и подошел к кованым дверям. Эльза медленно побрела за ним следом, вытягивая шею и вертя головой.

– Он такой… старый, – тихо произнесла она, не желая нарушать тишину.

– Девятьсот лет или около того. Итальянские руины… Он построен гением-архитектором. Кстати, легко удвоить эту цифру.

Эльза осторожно дотронулась до каменной кладки.

– У нас в Вельдане нет ничего старого. Наш мир – новый.

– А на Земле издавна творится круговорот истории. Вообще, кое-кто утверждает, что замок возвели по чертежам самого Архимеда, но это, конечно, вряд ли, архитектура – не та… Короче говоря, семья Пизано сделала его первым официальным храмом для гениев в Европе, он относится к Средневековью, когда церковь любила сжигать и обезглавливать гениев за еретические мысли. Начиная с эпохи Ренессанса он стал менее обитаем – тогда ведь уже построили «дом безумцев». Сама понимаешь, что нашей Казе тоже немало лет…

– И у вас на Земле возраст придает вещам значимость? – спросила Эльза, думая об отце Порции во Флоренции. – И людям, да? Я имею в виду семью Пизано.

Лео пожал плечами.

– Уважение, конечно, не повредит, но политическое влияние – сложный вопрос.

Эльза потерла лоб, злясь на себя за то, что она не постигает здешнюю реальность.

Она изучила Вельдану вдоль и поперек. Девушка знала имя каждого жителя Вельданы и выучила от корки до корки книгу мира. Словом, Эльза являлась истинной хозяйкой Вельданы. Но вот Земля оказалась настолько огромной и сложной!.. Неважно, как усердно она занималась и сколько лет училась, она никогда полностью не поймет Землю. Потому что ее никто не мог понять, даже сами земляне.

И эта мысль наполнила ее ужасом, который, она боялась, никогда не покинет ее.

Эльза почувствовала внезапное острое желание убежать. Очутиться бы у себя дома, в своем маленьком и уютном мирке! Хорошо бы быть уверенной в том, что Вельдана до сих существует и не разрушена.

Но что Эльза будет делать, если узнает, что уничтожена? Вдруг огонь пожара уничтожил ее мир?

Лео воспользовался другим ключом из связки, чтобы открыть входную бронзовую дверь.

Они зашли в просторный холл со сводчатым потолком и широкой величественной лестницей, которая резко обрывалась, зависнув прямо в воздухе на высоте второго этажа.

На каменном полу были разбросаны груды булыжников. Воздух в замке показался Эльзе сырым и заплесневелым. Солнечные лучи проникали сквозь витражные стекла четырех стрельчатых окон. При каждом шаге Эльзы и Лео вверх вздымались облачка пыли. Эльза чихнула, а пылинки продолжали свою буйную пляску.

Лео предусмотрительно закрывал за собой все двери, пропуская Эльзу вперед.

Створки грохотали. Скрежет петель отдавался гулким эхом, а затем в замке наступала гробовая тишина.

Вскоре Эльза и Лео вступили в коридор с арками довольно зловещего вида.

Вдруг рядом раздалась чья-то поступь. Эльза вздрогнула и едва не вскрикнула от испуга, но тут же зажала ладонью рот.

Она увидела какого-то мужчину. Луч от фонаря, который нес незнакомец, метался из стороны в сторону.

Мужчина замер возле каменной ниши.

– Симо! – внезапно проскрипел он.

Повесив керосиновый фонарь на штифт в стене, он приблизился к ним.

Был он примерно лет пятидесяти-шестидесяти, с седеющими волосами и жилистыми руками, сцепленными пред собой, как у очень встревоженного слуги. Его некогда отлично сшитый костюм давно превратился в лохмотья.

Казалось, на его лице вырезана карикатура улыбки, и еще нечто странное было в его походке, хотя он и шел уверенным размашистым шагом.

Эльза посмотрела на Лео и хрипло произнесла:

– Я помню, ты сказал, что здесь никто не живет.

– А вот и нет! Но Симо просто заботится о замке. Он хороший парень, немного не в себе, конечно, но в принципе безвредный, – объяснил Лео.

– Такая формулировка заставляет нервничать. И что значит «в принципе безвредный»? – спросила Эльза.

– Симо был криптографом, но внезапно сделался текстологом, и сейчас трудно догадаться, в своем ли он уме. Правда, Симо?

– Симо! – охотно подтвердил тот.

Эльза никогда раньше не встречала человека, на чей разум столь сильно повлияла криптография, да и взгляд Симо вызывал у нее неприятные ощущения.

В свое время Джуми предупреждала дочь об опасности гравирования имен в книге мира: внести кого-то в текст становилось безоговорочным приговором и лишало человека даже намека на свободу воли. Книга мира контролировала его.

Объяснение Джуми, такое прагматичное и логичное, не испугало Эльзу, но теперь она была по-настоящему шокирована. Она воочию увидела результаты одержимости криптографией.

– А Симо живет в замке один? Но, по-моему… я не знаю, безответственно оставлять его в полном одиночестве.

Лео пожал плечами.

– Я думаю, что он справляется. В любом случае Пизано посчитали нужным дать ему работу.

Эльза недоуменно посмотрела на Лео.

– Моя уверенность в эффективности нашего плана не подкреплена никакими доказательствами… на данный момент.

– Посмотрим, что можно сделать, – беспечно отмахнулся Лео.

И юноша повел Эльзу дальше по арочному коридору.

Симо перегнал их и шагал впереди, зажигая керосиновые настенные канделябры.

– Мы на месте! – объявил Лео через несколько минут и распахнул деревянную дверь справа.

Лео переступил порог помещения и исчез, Эльза проскользнула за ним.

Она оказалась в старой заброшенной лаборатории. Узкие окна покрывал слой копоти, и если у прежнего обитателя – или обитателей замка – была привычка освещать помещение с помощью огня, то не было привычки убираться.

– И где аппарат для реставрации книг? – спросила Эльза.

– Вот он, – провозгласил Лео и указал на стену.

И действительно, у противоположной стены стояло нечто гигантское, покрытое полотнищами грязной парусины. Эльза догадалась, что перед ней – пресловутый реставрационный аппарат. Сама машина выглядела грузной и бесформенной, что стало для Эльзы очередным зловещим знаком.

– Я полагаю, ты уже поняла, почему никто не старался переносить машину в другое место, – сказал Лео.

– Да, – кивнула Эльза. – Вполне.

Лео начал снимать с аппарата полотнища парусины, и каждый раз в воздух взвивалась пыль.

– Похоже на работу конвейера – осмотр, отделка, подгонка. Ты устанавливаешь книгу здесь, – произнес Лео, похлопав по втулке машины. – Именно тут страницы и отделяются от переплета…

– Отделяются от переплета! – ошеломленно повторила Эльза.

– Да. – Лео бросил на нее извиняющийся взгляд. – Боюсь, что машине нужно «разобрать» книгу. Когда реставрация будет закончена, нужно будет сделать новый переплет.

Эльза не чувствовала никакого энтузиазма.

– Как жаль, что фолианты обгорели! Если с книгами что-то происходит, мы всегда стараемся сохранить их первоначальный облик. Мы не отдираем переплеты и никогда не убираем из текста не единого слова – иначе может измениться смысл книги мира! От контекста очень многое зависит, понимаешь?.. Может, есть какой-нибудь другой… более щадящий способ реставрации?

– Я уже спрашивал у Порции, – сказал Лео. – «Теоретически – нет» – вот что она ответила.

Эльза поджала губы.

– Опять ты и твои отговорки!

– Эй!.. На сей раз я процитировал Порцию. И вообще, я умываю руки.

Эльза не была удивлена.

– Я надеюсь, ты осознаешь, что фолианты будут бесполезны. Говорю же тебе: при такой грубой реставрации весь контекст изменится. Если бы книги мира можно было подлатать, тогда другое дело. Но это очень кропотливая и длительная работа, – вздохнула Эльза и задумалась. – Кстати, какой бы смысл Монтень ни вложил в свои книги, сейчас они могут испортиться, причем уже навсегда… Я боюсь, что эта махина причинит им вред. И тогда все данные будут потеряны.

– Есть только один способ выяснить все наверняка, – заявил Лео, сдергивая с аппарата последнее полотно и сворачивая его в рулон. – Включаем?

Эльза нехотя поставила саквояж на пол – рядом с втулкой.

– Ладно.

– Симо! – позвал Лео и, когда тот появился в дверном проеме, спросил: – Есть уголь в агрегатной?

– Симо! – с воодушевлением проговорил Симо.

– Тогда займись бойлерами, – произнес Лео, и Симо кинулся в коридор.

Спустя пару минут пол лаборатории задрожал, и Эльза услышала, а точнее, всем телом ощутила, странный гул, который напоминал слабую вибрацию.

Лео, нетерпеливо возившийся с панелью, ухмыльнулся и бросился к большому электрическому переключателю аппарата.

– У нас есть напряжение! Сюда! – Лео схватил деревянную ручку переключателя и резко дернул в нужном направлении.

Из переключателя вылетел сноп искр. Лео быстро отпрыгнул в сторону, а машина заурчала.

– Готова? – спросил Лео.

Эльза открыла саквояж и извлекла книгу, которая, по ее мнению, была менее всего важна – старый томик, которым, как она надеялась, Монтень давно не пользовался. Неважно, что это была первая книга мира: если подтекст останется невредимым, они смогут восстановить и остальное.

Девушка на миг задержала дыхание и вручила томик Лео.

– Давай.

Лео поставил книгу на втулку машины, которая тотчас аккуратно распорола переплет и высыпала на рабочую поверхность кипу страниц. Лео осторожно положил страницы на следующую втулку.

Эльза стояла за спиной Лео, их плечи почти соприкасались, и она могла наблюдать за его действиями. Юноша бережно выравнивал страницы, одну за другой.

Неожиданно Эльза осознала, как близко он стоял – она практически чувствовала жар, исходящий от его кожи. Ей даже показалось, этот жар мог прогреть отсыревшую лабораторию насквозь.

Внезапно Лео повернулся к ней лицом и пристально посмотрел на Эльзу. Его глаза заблестели.

– Эльза, я…

Он собирается поцеловать меня, подумала она.

Но, прежде чем она смогла хоть что-то осознать, он пробормотал:

– Ничего, – и вернулся к работе.

И Эльза сразу почувствовала себя опустошенной. Как будто последняя самая спелая слива в сезоне очутилась перед ее носом… и вдруг исчезла.

Наверное, она неправильно прочитала его намерения. А может, она просто спроектировала собственные желания на него? Ее мама предупреждала, что отрицание желания может лишь многократно усилить его.

«Услышь свое желание, осознай и отпусти его» – вот чему Джуми научила ее в тот день, когда они сидели вместе у залива и наблюдали за волнами маленького моря их родной Вельданы.

«Если ты хочешь чего-то от кого-то, это дает ему силу над тобой», – твердила мама.

Сказать по правде, Эльза никогда не верила, что она будет нуждаться в материнских советах по поводу мужчин. Эльза любила одиночество и независимость.

И как вообще такие чувства могли зародиться в ее душе? Теперь там царит хаос. Должно быть, похищение матери, потеря Вельданы и прочие неурядицы сделали ее совсем беззащитной и слабой. А что ждет ее в будущем? Никто не сумеет ответить на этот вопрос.

Значит, ей нужно быть максимально предусмотрительной и подавить в себе зачатки влюбленности.

А Лео уже сосредоточился на машине. Он вручную прогнал каждую страницу книги через пресс, после чего положил кипу восстановленной бумаги на последнюю втулку, где должен был появиться переплет. Эльза заволновалась, и ее растерянность по поводу Лео улетучилась. Сейчас на кону была книга мира.

Машина завершила работу, издав глухой рокот.

Лео поднял над головой заново переплетенную книгу мира. Он протянул томик Эльзе, его янтарные глаза светились надеждой.

Да, это момент надежды, подумала Эльза и взяла книгу.

Девушка нервно шмыгнула носом. После реставрации книга оставалась теплой, и Эльза словно держала в руках живое существо.

Эльза открыла книжку, прикоснулась к бумаге и затаила дыхание. Какое счастье! Страницы тихонько гудели под ее пальцами – звук был ровным, не сильным и не прерывистым. То был гул «здоровой» книги мира. Облегчение нахлынуло на Эльзу, и девушка невольно улыбнулась.

– Сработало! Подтекст должен быть неповрежденным!

Лео лучезарно улыбнулся ей в ответ и просиял.

– Но машина голодна! Покормим еще разок?

Эльза приложила теплый кожаный переплет к щеке, наслаждаясь незабываемым мгновением.

– Да, – сказала она. – Да.


* * * | Чернила, железо и стекло | cледующая глава







Loading...