home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


17

Двигающийся палец пишет и, написав, двигается далее.

Ни жалость, ни остроумие не могут стереть половину написанной линии.

Омар Хайям

Книга пути доставила их на уже знакомую улицу. Тихий канал, узкие кирпичные домики, прижатые друг к дружке, рассеянный свет от газовых фонарей на булыжной мостовой. Эльзе не требовался компас, чтобы удостовериться в том, что они перенеслись в Амстердам, но Порция уже вытащила его из кармана и положила кругляш себе на ладонь. В итоге Эльза тоже взглянула на компас. Предчувствие ее не обмануло. Стрелка показывала прямо на парадную дверь дома Алека.

– Надо взломать замок, – сказала Эльза. – У меня нет ключа.

– Без проблем, – откликнулся Лео, выудил откуда-то связку отмычек и взялся за дело.

Порция внимательно наблюдала за улицей, высматривая одиноких прохожих, которые могли бы увидеть ватагу взломщиков.

К счастью, улица пустовала. Еще только светало.

– Где ты такого набрался? От тех профессиональных воров, с которыми ты якшался в свободное от работы время, да? – спросила Порция.

– Не смешно, – пробурчал Лео. – А если хочешь, можешь попробовать сама повозиться вместо меня.

Порция не хотела.

В конце концов отмычка повернулась и дверь отворилась.

Эльза первой переступила порог.

– Наверное, он на втором этаже, но все равно не шумите, – прошептала она.

Они зашагали гуськом по лестнице, прижимаясь к перилам, чтобы ступеньки не скрипели под их весом. Эльза показала на очередную дверь, и Лео вставил отмычку в замок.

На этот раз никто не проронил ни слова. Все затаили дыхание.

Когда замок поддался, Лео схватил дверную ручку и придержал ее, чтобы створка не открылась. Юноша вопросительно посмотрел на Эльзу. Если дверь откроется, петли заскрипят, догадалась Эльза, однако кивнула.

Лео спрятал отмычки и отпустил ручку. Дверь отворилась.

Они вошли внутрь.

– Алек, я могу тебе объяснить, – послышался чей-то полусонный голос из соседней комнаты.

Раздались шаркающие шаги – на пороге появился он.

Чарльз Монтень собственной персоной.

Чарльз Монтень был ровесником де Вриса, но выглядел он гораздо хуже. Совершенно седой, с морщинистой кожей, он был ниже и тучнее, чем Алек.

– Ты – не Алек, – невпопад произнес он, ошарашенно уставился на Эльзу, после чего издал короткий смешок.

– Конечно, ты – ее дочь! Я должен был сообразить, что ты обязательно придешь.

Эльза выпрямилась во весь рост и заговорила так убедительно, как только могла:

– Месье Монтень, мне нужна книга мира моей матери.

Монтень смотрел на нее одновременно с грустью и надменностью.

– Поверь, я искренне сожалею о том, что случилось с Джуми. Но я не отдам тебе книгу. Она – моя. Она заключает в себе смертельную опасность.

Лео шагнул вперед. Его пальцы обхватили эфес шпаги. В воздухе витало почти электрическое напряжение.

– Не думайте, что это просьба. Если нам придется, то мы готовы отнять у вас книгу мира, – заявил Лео.

Монтень опустился в кресло Алека и устало вздохнул, как будто угроза Лео была скучной шуткой.

– Когда Гарибальди обратился ко мне, чтобы заполучить ее, я понял, что у меня все-таки есть шанс и я сумею спрятать книгу там, где ее никто никогда не найдет.

Он взял трубку Алека и принялся набивать ее табаком. Эльза заскрежетала зубами.

– Вы даже не отрицаете, что похитили мою маму?

Монтень зажег спичку и кинул ее в пепельницу, а затем неторопливо выпустил облачко дыма.

– Кстати, я долгие годы боялся и ненавидел ее, но истина состоит в том, что лишь я один навлек на себя все невзгоды, – ответил он, посматривая на горящую спичку. – А еще взыграло мое высокомерие, но ведь только я знал, что лучше для вельданцев, просто потому, что я их создал. Поэтому, когда дело касается книги, я виноват так же, как и Джуми, хотя, если говорить начистоту, ничего бы не произошло, если бы Алек не научил ее криптографии.

Эльза была потрясена изворотливостью Монтеня и промолчала. Зато Фараз произнес:

– Вы пытались сжечь книгу мира Оракула… подлинник Джабира ибн Хайна. И вы называете себя криптографом! – голос Фараза зазвенел от ярости. – Никакой вы не криптограф!

Монтень ответил на обвинение слабой ухмылкой. Его рука опустилась на подлокотник, словно трубка внезапно стала невыносимо тяжелой.

– Мои бывшие соратники должны были забрать книгу ибн Хайна вместе с книгой Джуми. Неплохой ход, верно? Я решил, что таким образом Гарибальди потеряет мой след и запутается окончательно: ведь тогда он бы предположил, что воры намеревались украсть из моей библиотеки самые ценные экземпляры. Увы, кое-что в моем плане мне реализовать не удалось. Они замешкались и не успели взять с собой Оракула. Жаль…

Раньше Эльза думала, что Монтень стыдится поджога библиотеки, но не испытывает стыда по поводу похищения Джуми. Она была о нем слишком хорошего мнения!

Монтеню было наплевать на вельданцев. Они являлись для Монтеня просто живым воплощением достижений в криптографии, которое они символизировали.

Он никогда не будет воспринимать их как людей.

А это означало, что никакие доводы о благополучии Джуми на него не повлияют. От отчаяния в горле у Эльзы пересохло.

– Вы не можете так больше поступать, – выдавила она. – Не делайте ошибку, Монтень. Отдайте мне книгу.

Фараз шагнул вперед.

– Так мы не договоримся, – пробормотал он, извлек из кармана стеклянный флакон с какой-то густой жидкостью и молниеносно вылил все содержимое на Монтеня.

По шее Монтеня заструилась голубоватая слизь, окрасившая ворот его рубашки.

– Фу, что за грязь… – возмутился Монтень и тут же уснул крепким сном младенца.

– Превосходно! – произнес Фараз, довольный результатом.

Скандар, сидящий на плече юноши, поднял щупальца вверх и зааплодировал. Похоже, он был уверен, что хозяин устроил это представление исключительно для своего алхимического любимца.

Лео с любопытством уставился на Монтеня.

– Что ты с ним сделал, Фараз?

– Когда я услышал об усыпляющем газе от Эльзы, я посчитал, что мы можем использовать нечто подобное в наших целях. И не трогай Монтеня – активные компоненты сразу же проникают сквозь кожу. Не такой обширный эффект, как у газа, конечно, но я подумал, что средство пригодится нам при близком контакте с противником. Монтень будет в отключке несколько часов.

– Ха! – Лео перевел взгляд с обездвиженного тела Монтеня на Фараза, который не мог сдержать лукавой улыбки, хотя и пытался выглядеть совершенно невинно. – Тогда мне не понадобится использовать оружие, – заметил он, убирая руку с эфеса шпаги.

– Вот и хорошо, – резюмировала Эльза и обратилась к Фаразу: – Но у меня возникли кое-какие вопросы к Монтеню.

– Он не собирался с нами откровенничать, – сконфуженно возразил Фараз.

Она не ожидала, что Фараз способен на такое: обычно юноша не торопился с поспешными действиями.

А сам Фараз уже выскользнул из комнаты, чтобы проверить оставшуюся часть жилища Алека.

Эльза внимательно посмотрела на смягчившееся выражение лица Монтеня. Знал ли он что-то о судьбе ее родной Вельданы? Да и было ли ему дело до Вельданы?

Она развела руками:

– Что с ним теперь делать?

Если бы Монтень был вельданцем, его бы отправили за предательство на территорию Кромки. Но Эльза и понятия не имела, существовала ли еще Вельдана или нет.

– Мы можем сдать его Ордену, – сказала Порция. – Но только после того, как найдем книгу.

Эльза приблизилась к Монтеню и присела на корточки. Потом девушка крайне осторожно – чтобы ненароком не задеть сонную слизь, которая уже добралась до рукава рубашки – осмотрела правую руку Монтеня.

На его пальцах темнели чернила. Еще влажные.

– Он совсем недавно что-то писал.

Порция тоже подошла к Монтеню.

– Если бы я хотела спрятать нечто важное, я бы использовала в качестве тайника книгу мира.

Эльза покосилась на Порцию.

– Книга мира, полная ребусов, разгадку которых знаешь только ты?

– Или опасности, которые только я могу преодолеть, – парировала она.

Лео барабанил пальцами по эфесу шпаги.

– У меня прямо руки чешутся его ударить.

– Вот она! – объявил Фараз, возвращаясь в комнату с открытым томом в руках. – Но вдруг никто, кроме Монтеня, не может попасть внутрь?

Эльза покачала головой.

– Слишком рискованно – и непросто – воспроизводить себя в начертанном тексте.

– Значит, он еще и трус, – сказал Лео. – В отличие от меня… и всех нас, разумеется.

– В этом весь ты! – возмущенно воскликнула Порция. – Может, ты подкинешь нам какую-нибудь ценную идею и перестанешь думать о себе?

– В любом случае вряд ли в книге есть непреодолимая система безопасности, – заявил Лео. – Поэтому мы идем туда!

Порция взяла у Фараза книгу и открыла на первой странице. Эльза смотрела подруге через плечо.

Пару минут спустя Порция оторвалась от чтения.

– Мой французский не очень хорош, но, по-моему, внутри книги мира нас никто не убьет. Эльза, как ты считаешь?

Эльза вытащила портальное устройство.

– Зачитывай координаты.


* * * | Чернила, железо и стекло | * * *







Loading...