home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


11

Впрочем, над ярким розовым диваном времен Людовика, назло багетам и старине во всю стену висела современная картина, окаймленная простой серой рамой. На ней было изображено огромное лицо девушки. Скорее даже, это лицо только угадывалось. Вся картина как будто была залита серой краской, и сквозь нее, как сквозь туман, проступали контуры лица. Без глаз, без четкой линии рта – просто овал, летящие волосы, и все это забрызгано темно-серыми и светло-серыми кляксами.

Картина приковывала своей глубиной. На нее хотелось смотреть и смотреть, представлять, что же случилось с этой девушкой. Если сейчас смыть краску, то какая она будет? Наверняка красавица, похожая на героиню Марины Влади – Колдунью с раскосыми глазами, чувственным ртом и широкими скулами.

– Катя, это никакой не дворец и не музей, что ты застыла? – Андрей вошел в комнату с довольно большим черным подносом.

– У тебя так необычно, оторваться невозможно. А кто это? – она кивнула на серый портрет.

– Ну вот, здесь столько разных действительно ценных миниатюр, а тебя, Катюша, тянет на объемы.

– Вовсе нет, просто она какая-то тревожная, что ли. Объяснить не могу, она одновременно притягивает и отталкивает.

– Это фотография.

– Как фотография?

– Ну да, фотография моей первой жены. Да нет, ты не подумай ничего такого. Я просто когда-то очень увлекался такой техникой – увеличивал фотографию до плаката, наносил разные краски. Как-то, будучи на конгрессе уже, кажется, в Женеве или Берлине, побывал на выставке немецкого фотографа Уве Виттера. Вот он тоже работает с готовой фотографией. Раскрашивает, смазывает ракурсы. Делает из реальной жизни – свою. Мне так понравилось, что я решил попробовать. Естественно, добавил что-то свое.

Андрей с удовольствием рассматривал фотографию-портрет, как будто видел ее впервые.

– Мне тут нравится ракурс: девушка смотрит вдаль на дорогу и одновременно в небо. При разводе мне этот портрет вернули. Я решил, что жаль выбрасывать такую сложную работу.

Андрей поставил поднос на затейливый журнальный столик и подошел к своей гостье.

– Вот видишь, сколько здесь слоев краски.

– А почему она серая?

– Серая?! – Андрей практически закричал. – Это очень сложный цвет. Здесь намешан и зеленый, и коричневый. Такой цвет еще называют «оперение голубя». Вот этот тон – обычная пенька, а этот еще называют «цвет кашемировой шерсти». Просто серый цвет очень холодный.

– Да, от картины веет холодом.

– От картины веет жизнью! – не согласился с ней Андрей.

«Переломанной», – захотелось добавить Кате, но она решила закончить дискуссию. Разложение серого цвета на «голубей» и «холщовый мешок» для нее не так-то просто, и запутаться можно. Хотя, конечно, ярко, самобытно.

– Да, извини, совсем забыл, пока я тут накрываю – ванная комната в коридоре. Сама найдешь?

– Не заблужусь, спасибо.

Катя мгновенно ретировалась, решив закрыться в ванной комнате на замок и немного прийти в себя от такой культурной неожиданности. Да, это не дворец.

Это замок Дракулы, по-другому не назовешь. Как только здесь можно жить?

Еще и фотография бывшей жены астрономических размеров. Понятное дело, что он столько лет не может жениться. Это кто ж захочет здесь третьей оставаться! Не все оценят сложность техники и взгляд на дорогу. Ну дела!

Только ванная поразила Катю еще больше: в противовес темной комнате она была абсолютно белой. Белый кафель на стенах и на полу, белые шкафчики, белые фарфоровые краны. И снова Кате стало не по себе. Во-первых, как здесь можно поддерживать такую стерильную чистоту, и, во-вторых, уж очень по-больничному Хотя данная комната напоминала не всю больницу целиком, а конкретное отделение. Морг.

– У тебя все в порядке? – раздался голос Андрея из комнаты.

Катя лихорадочно включила воду: «Иду!»

Ничего, сейчас хряпну шампанского, и полегчает. Это все от нервов. Тоже мне, разволновалась, – будто мужика давно не видела! Правда, получалось, что действительно давно…

Катя пристально посмотрела на себя в зеркало. Да, лет ей уже не двадцать, но, в принципе, совсем даже неплохо. Главное – пока удается сохранить определенную стройность, а это любой даме в плюс. Поэтому что будет – то будет. Разные у Катерины ситуации в жизни случались, и неприятные тоже. Выжила же. И здесь выживет. Даже под этим взглядом на дорогу. Если что, даже не расстроится.


предыдущая глава | Частная клиника | * * *







Loading...