home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Шаг навстречу

АЛЯ зажгла свечу и красиво разложила салфетки. Что еще? Вино в холодильнике, дыня нарезана. Немного сыра, и стол готов. В это время года в Испании особенно жарко, есть все равно не хочется. Как хорошо, что в номере есть большой балкон. Можно как бы находиться на море, не выходя из здания. Сказка да и только! Это будет настоящий романтический вечер. Вечер только для двоих. Для нее и Кости. Вовка спит без задних ног. Можно чувствовать себя совершенно свободно.

Две недели в Испании пролетели быстро. Время подвести итоги.


Сколько лет они уже женаты? Почти двенадцать. Люди, как правило, за столько лет сближаются, некоторые и вообще становятся одним целым. Как часто можно услышать, что муж и жена похожи друг на друга. У них же все наоборот. Как два полюса. «Он вон где, а я вон где», – подумала Аля.

Ее первая школьная любовь. Безответная. Она даже за него не боролась, понимала, не про нее. Самый красивый парень в классе. Высокий, разряд по плаванию. Да, звезд с неба не хватал, но ему и не надо было. Все девчонки его! Учителя, и те не могли устоять перед шармом и улыбкой Костика.

Алька, напротив, никогда не была красавицей. Худая, сутулая, да еще и в очках. Не хуже и не лучше других. Обычная. Костик, естественно, не обращал на нее внимания. В классе лидировала Люся, или Люси, как называли ее одноклассники на французский манер. Люси была недосягаемой. Одежда из «Березки», туфли на каблуках. Полная противоположность очень просто одетой Але. Альку мать воспитывала одна, не до нарядов. «Порядочной девушке это не нужно. Ты учись хорошо, остальное само приложится», – любила повторять мать.

Алька училась хорошо. Наверное, от злости. Понимая, что это вместо нарядов, или действительно вникала в то, что говорит мать. Остальное не прилагалось. Но с Алькой одноклассники дружили.

Контрольную решить – запросто. Подсказать у доски – пожалуйста. Из-за плохого зрения Аля всегда сидела на первой парте. И все уже привыкли. Вызывают к доске – смотрим на Алю. Она обладала гениальной артикуляцией. Все понятно по губам. Не одного Костика Аля выручала в сложных ситуациях. И за это в классе ее уважали. И Костя тоже.

– Может, тебе в чревовещатели после школы податься? Такой талант пропадает!

– Еще одно слово, и в следующий раз смотри на Люську. И отвечай по ее улыбкам. Глядишь, на трояк наотвечаешь.

– Алька, не обижайся. Разве чревовещатель слово обидное? Куклу тебе сделаем…Ладно, ладно. Проехали. На Люську смотреть, последние знания из головы выветрятся.

Костик Альку, конечно, уважал, но дружить не предлагал. То есть он считал, что дружба – вот она и есть. А Алька ждала совсем других отношений.

После школы пути ребят разошлись. Алька поступила в Политехнический. Люси выскочила замуж за соседа-бизнесмена. Уж за бизнесмена или за его белый «Мерседес», точно не понятно. Или бизнесмен женился на связях Люськиного папы? Но только через год после свадьбы бизнес молодых пошел в гору еще быстрее.

Костик же загремел в армию. В институт поступать не стал.

– А зачем? Все равно в водители пойду. Как батя. Нравится мне баранку крутить. Это мое. Не место украшает человека, а человек место.

– Кость, все-таки образование получить нужно.

– А есть у меня образование. Наша советская школа учит гармонично и капитально. Или ты, Алька, газеты не читаешь? Ну посмотри на наших предков. Закончили они техникумы и институты. И что? В нашем городе одна фабрика. Вот и корячатся с утра до ночи за копейки. Смотреть тошно. И тебе на что этот институт? Кем ты там будешь после своего Политехнического? Инженером или бухгалтером? Маму на пенсии сменишь?

– Я в Москве устроюсь, – упрямо стояла на своем Алька.

– Да кому ты там нужна! Разве что замуж выйдешь. Да только с твоим-то рвением к учебе. С утра институт, вечером курсы английского. Спишь-то когда? В электричке, что ли?

– Не твое дело! – с вызовом отвечала Аля. – Главное, видеть свою цель. Я в жизни всего добьюсь. Я это знаю.

Алька действительно добилась всего. Сегодня она работала в Москве, руководила отделом в крупной иностранной консалтинговой компании, в подчинении у нее трудились пятнадцать человек. Ее уважал президент компании, считался с ее мнением, частенько вызывал в свой кабинет посоветоваться, брал с собой на важные переговоры. Аля была потрясающе работоспособна и организованна. Уникальная память, натренированная за долгие годы учебы, служила ей верой и правдой. Вовремя напомнить, постоянно быть в курсе, подсказать неслышно.

Начинала обычным администратором. Ничего не требовала, просто работала. Много и плодотворно. Нужно остаться после работы? Нет вопроса. Помочь сделать проект соседнего отдела? А почему бы и нет?

И через какое-то время Алю заметили и начали выдвигать. Всегда собранная, стильно и аккуратно одетая, с приятной и деловой внешностью, Аля методично строила свою карьеру.

Ее начальники не задумывались, что каждый день она тяжело добирается на работу из близлежащего подмосковного городка. Сначала на автобусе до станции, потом на электричке. Полчаса на метро, пешком 15 минут. И всегда на работе самая первая, с разложенными по порядку документами и с хорошим настроением. Автомобиль купила через два года вот такой изматывающей гонки. Стало легче…

А в этом году, наконец, сбылась ее мечта. Аля заработала на квартиру в Москве. Да, не такую большую, о которой мечтала, зато район, который всегда нравился, – Измайлово. Дом сталинской постройки, рядом парк. Зелено, уютно, все, как она хотела. Пришлось взять кредит, влезть в долги. Но все это стоило того.

Аля шла по жизни уверенно вперед, в соответствии со своей программой. Уставая, недосыпая. Никто не знал, чего ей стоит каждодневная улыбка шефу в восемь утра у него в кабинете; с папкой, полной дельных предложений на ближайший период. Но цели поставлены, и они выполнялись.

Был ли Костя когда-нибудь целью? Нет. Он был просто мечтой. И недосягаемой. Ну, например, как слетать на Луну. Она понимала, что он никогда не станет ее. Хотя и в армию ему писала, и встречи ждала. Но сильно в эту мечту не верила, поэтому и не программировала. Как, например, обязательный иностранный язык, второе специальное образование и престижную работу. А получила в итоге и Костю.

После армии Костя сначала работал в такси, потом его пригласили пройти определенные курсы (парень он был видный, здоровый), и очень скоро он стал личным водителем.

У Али не было времени на новые знакомства, в этом Костя оказался прав. Даже полтора часа в электричке использовались по назначению. Или изучались рабочие документы, или просматривались модные журналы, чтобы идти в ногу со временем.

Костя занят был не меньше Альки. Что значит личный водитель? Работа не просто от зари и до зари. В любую минуту можешь быть вызван. Встретить в аэропорту, отвезти с банкета, да и просто помочь в домашних делах. Вечный генеральский ординарец. И при этом всегда начеку, внимательно смотреть по сторонам. Все ли у шефа в порядке? Ничего не угрожает со стороны?

С Алькой по старой дружбе пересекались по выходным. Сходить в киношку, просто посидеть в излюбленной еще со школьных лет «Блинной».

– Если ты сейчас не женишься на Але, ты, во-первых, не женишься никогда, а во-вторых, упустишь хорошую девчонку!

Костя отцу доверял и к советам его прислушивался. Городок небольшой, все и все друг про друга знают. И про Альку действительно ничего плохого не скажешь. Да и, честно говоря, московская учеба однокласснице пошла на пользу. Стройная, куда-то делась вечная сутулость, одета всегда со вкусом, прическа модная. Да и знает ее Костя сто лет. Друг верный, проверенный. Только рано. Зачем ему это все сейчас? Обуза, ответственность. Хотя умом уже понимал, такую, как Алька, не найти. И тянуло к ней. Выходных ждал целую неделю. С ней было интересно. Улыбчивая, легкая в общении. Настоящий друг. Или все же уже нечто больше?

Отец не отступал:

– Жена – это не на год, это на всю жизнь. Или, может, тебе нужна вертихвостка типа Люськи? Вон приехала уже из-за своих заграниц. А муж ее где? Что-то не видать. А Алька и не шляется нигде, и приветливая какая, и ладненькая. Смотри, локти кусать будешь, если упустишь.

Костя приглядывался. А собственно, почему и нет? И льстил Косте тот самый обожающий Алин взгляд, который не могли скрыть никакие очки. Да и со стороны на них посматривали. Пара была просто загляденье!

А Аля после школы действительно сильно изменилась. Само собой ничего не приходит, всего нужно добиваться. Девушка работала над своей внешностью кропотливо, искала свой стиль, долго примеряла мысленно, что ей пойдет, что нет. Хорошо изучила свои недостатки, определила оптимальную длину юбки. Поняла, что брюки ей можно носить только определенных моделей. Покрасила волосы, сделала модную стрижку с большой челкой, чтобы отвлечь взгляд от очков. Да и на очки от дизайнера разорилась. Мать долго ахала и охала, узнав цену. Но в этом вопросе всегда очень скромная в покупках Аля стояла насмерть. Очки – это лицо. На этом мы экономить не будем.

Ребята поженились, когда обоим исполнилось по двадцать пять. Аля к тому времени закончила институт. Сразу получила два диплома и третий как переводчик с английского языка. Костя уже работал водителям у Ковалева.

Аля была счастлива. Первая ступенька преодолена. Да даже еще с большим успехом, чем она ожидала. Есть профессия, есть еще и знания консалтинга. А за этим будущее, она это точно знала. И она сильно повысила свое знание английского. Перед ней открывались хорошие перспективы. И ничего, что нет блата. Она знала точно, в какой компании хотела работать. И она убедит руководство фирмы, что ее обязательно нужно взять на работу. На сегодняшний день она согласна на любую должность, на любую зарплату. Аля сумеет доказать свою необходимость, свою незаменимость.

Но главное все-таки Костик. То, о чем даже не мечтала, но втайне надеялась. И вот тебе, пожалуйста. Рядом человек, которого она любит, именно с ним хотелось связать жизнь. А это значит – путь выбран верный. И не страшно, что на дорогу до работы тратит больше двух часов в один конец, и недосыпает, и времени нет ни на что. У нее теперь есть опора. Она видела, с каким уважением стал относиться к ней Костик после возвращения из армии. Любовь? Ну конечно, любовь тоже. Но это его восхищенное: «Ты вооще!!!» – тоже важно и тоже придавало ей дополнительных сил.


И вот уже вместе двенадцать лет. Вовке восемь. Что изменилось за эти годы? Аля стала настоящей бизнес-леди, как сейчас принято говорить. Собственные проекты, командировки, руководство отделом. Все это ее изменило.

Наконец-то выплатила кредит за автомобиль, получила ипотеку на квартиру. И вот уже полгода, как ей не надо вставать в пять утра, она перебралась в свое любимое Измайлово, о котором так мечтала. Перебралась, правда, с Вовкой и с мамой. Костя остался работать в родном городке. И соответственно, там жить. Муж приезжал только по выходным. Ждала ли его Алька? Очень. Вот только разговоров не получалось. Как правило, сценарий оставался без изменений.

– А ты и Ковалеву квартиру в Измайлово купи, раз все вопросы решить можешь! Умная, да?! – Костя говорил с вызовом. – Или, может, мне вообще работу бросить? А что, ты же у нас теперь семью содержишь! Это кому ты вчера по телефону пела? Татьяне?

– Костя, ну зачем ты так, – Аля заливалась краской. – Но я действительно получаю больше тебя.

– Не настолько, чтобы кричать об этом на каждом углу, – отрезал муж.

Аля пыталась взять себя в руки, разговор заворачивал не в ту сторону.

– Эту тему мы обсуждали сто раз, учиться ты не хочешь. Тебе это неинтересно.

– Представь себе. Люди работают не только механическими игрушками в виде человечков в розовых рубашечках и сереньких костюмчиках. Вся жизнь – протокол. В руках папочка, на лице улыбочка, машинка «Рено» от компании, пока работает. Не хочу! – Костя разводил руками. – Я занимаюсь делом, которое люблю. И сам себя за это уважаю! И хочу, чтобы сын мой не стал этим роботом, а тоже выбрал себе дело по душе.

– Как ты? – уточняла Аля.

– Я не вижу ничего дурного в профессии водителя. Если хочешь, то и как я! – с вызовом отвечал Костя.

– Наверное, именно эта перспектива нам и грозит. Во всяком случае, учиться он уже не хочет, как его отец! – Аля не могла сдержаться.

В последнее время такие разговоры происходили между ними все чаще. Мама, прошмыгнув в кухню, плотно прикрывала за собой дверь. Вовка с шумом возил по полу машинки, громко бибикая. Родные переживали, видели, что не клеится. А Костя с Алей все спорили, все доказывали что-то друг другу, все так же находясь на противоположных полюсах и поэтому ничего не слыша и не понимая друг друга.

– Аля, так нельзя, – пыталась потихоньку увещевать мама.

– Мама, не начинай, думаешь, мне легко?!

– Ничего я не думаю. Но он твой муж. И у вас сын.

– Это банальные истины!

– А то, что он каждую пятницу с букетом приезжает, тоже банальные истины? Добросаешься! Ты ж сколько слез из-за него в школе пролила? Забыла? Лучше него не было! А сейчас чего? Хороший ведь парень.

Аля начинала что-нибудь громко передвигать в комнате, мама со вздохом опять закрывалась на кухне.

Сильный порыв ветра задул свечу. Аля чиркнула спичкой.

– Костя, я жду тебя! – крикнула она в раскрытую балконную дверь. – Где ты?

– Уже иду!

«Взял электронную игрушку сына и проходит очередной этап гонок. Мог бы и книгу прочитать», – Аля попыталась подумать об этом без привычного раздражения.


В Толо они приехали вместе впервые за долгие годы. Давно уже вошло в привычку – Алька ездит отдыхать на море с Вовкой, а Костя берет недельку на работе порыбачить с отцом. А собственно, почему? Почему всегда отдельно? И в жизни отдельно, и в отпуске. И Вовка стал задавать вопросы:

– Не поеду на море! С папой хочу, с дедом. Они вон каких рыбин в прошлый раз наловили. А мы с тобой – ничего! Дед говорит: «Зазря ездили. Холостая ходка!» Обещаешь, что поймаем акулу, поеду с тобой на море!

Нет, нужно что-то менять. Мама права. Или хотя бы попытаться.

Как давно Аля стала думать о муже с неприкрытым раздражением? Все Костя делал не так. Раздражало в нем буквально все. И то, как говорит, и как ходит, и как громко смеется, и как ест. Раньше же ей все в Косте нравилось. Что изменилось? Он что, раньше ел по-другому? Да нет, так же.

Только вот она стала другой. Аля так тянулась, чтобы вырваться из маленького городка, из этой провинциальной жизни. Ей так хотелось занять в этой жизни достойное место. И вот Аля практически всего достигла. Только вот семья-то осталась там, в ее прошлой жизни.

Она уже здесь, в своем будущем, которое сама себе когда-то нарисовала и наконец построила. А семья, так получается, сильно от нее отстала.

Как она не заметила, что росла одна? И вот выросла. А рост мужа остановился еще тогда, в их далекой юности. Она была так занята, и столько нужно было всего выучить, освоить, что не заметила, что все это интересно только ей одной.

Но она же любит мужа! Или все-таки уже «любила»? Нет, мама права, нельзя вычеркивать из жизни тех, кто нам дорог. Это нечестно.


Греческий курорт она выбирала особенно тщательно. Але нужно было разобраться в себе, в Косте, в их отношениях. Можно ли что-то спасти? И нужно ли? Или они уже разошлись настолько далеко, что это невозможно?

Аля попытается вернуть то, что растеряла по дороге к своей мечте. Даже в далекой юности, когда она радовалась первым своим победам, Костя стал самой желанной победой, самой главной. Нельзя сейчас все разрушить.

Да, она не может его до себя дотянуть. Он сопротивляется, не хочет. Мужской эгоизм, привычка или просто упорное нежелание.

Значит, нужно самой спуститься немножко вниз. Не для того, чтобы там остаться, а чтобы взяться за руки и пойти по лестнице наверх вместе.

Убрать глухое раздражение, не видеть этих дурацких игрушек. Съездили же они вместе в Мистрас. Костя вел автомобиль уверенно, по интуиции выезжая на нужные им улицы.

– Пап, ты даже в карту не смотришь! – восхищался Вовка.

– А вчера вечером зачем мы с тобой маршрут разрабатывали? – снисходительно улыбался Костя, не отрывая взгляда от дороги.

– И ты все-все запомнил? Ну, ты даешь, – Вовка со вздохом качал головой.

Аля как можно доходчивее рассказывала и про Спарту, и про царя Константина.

– Мам, ну откуда ты все знаешь? Или приврала?

Всем было весело и хорошо вместе.

Что делать, когда уходит любовь? Воспользоваться советами Салмана Рушди? И попытаться полюбить человека по частям, как делала героиня его книги «Дети полуночи»?

– Сегодня я должна полюбить мочку его левого уха. Потрачу на это целый день. Завтра ноздри носа. И так в течение года… Ерунда, полная ерунда.

Аля любила мужа за рулем машины. Уверенный, все такой же красивый. Да, здесь он на своем месте. Она смотрела на него сбоку и любовалась, и вновь влюблялась в него.

Да, играет в компьютерные игры, да, не смотрит финансовые новости и не читает журналы по бизнесу. Но смогла бы она продвинуться по службе, если бы не он? Кто сидел с Вовкой, когда тот болел? Кто поджидал ее с готовым ужином и закупал на рынке все продукты?

Давно уже Алька избавлена от этих забот. Даже сейчас, когда они живут отдельно и Костя приезжает на выходные, он привозит полные сумки, забивает холодильник, не забывает и про горький шоколад, который так любит Алька. И, права мама, никогда не приезжает без цветов для нее, Альки.

А вот разговоров в эти их редкие встречи не получалось. Таких, какие придумывала себе Алька. Костя сразу утыкался в телевизор, она начинала раздражаться.

– И так видимся два дня в неделю, может, все-таки пообщаемся?

– Так мы общаемся. Только что с Вовкой обсудили, что в школе произошло. И я тебе рассказал, как жена Ковалева напилась, я ее с трудом до квартиры довел.

Да, действительно, вроде рассказал. Только все не то. Да, про жену Ковалева. А про что она хотела услышать? Как он в Третьяковскую галерею сходил, с коротким отчетом по Врубелю? Да нет, не пойдет Костя в Третьяковку! Как-то предлагала.

– Так я там был! Что ботинки зря бить?

– Когда? – раздражалась Аля.

– Когда, когда? Ну ты, мать, даешь! С тобой же и был!

– Это в пятом классе, что ли?

– А искусство, Алечка, оно не преходящее. Можно и в десять лет посмотреть, можно и в тридцать. А из детства оно как-то лучше запоминается. Слышала, когда человек на смертном одре лежит? Он не вспомнит, что случилось вчера. Он вспомнит картинки из детства. Так что все, что мы делаем сейчас, уже, наверное, и зря. Одно только напряжение, – и Костя с чувством выполненного долга ложился с пультом на диван.


Нет. Алька не хотела обратно, не хотела в пятый класс. Но сейчас, когда провели неделю вместе, когда она посидела на пассажирском сидении рядом с мужем, ей пришла в голову мысль: «А кто сказал, что она со своим карьерным ростом стала лучше, а Костя хуже?» Вон, такой же добряк, и с чувством юмора все в порядке. Вовку любит до безумия. Да, книжки с ним не читает, по музеям не ходит. Зато в футбол гоняет, на турнике подтягивается.

Где та самая шкала ценностей? Вот эти люди хорошие, потому что на престижной работе служат. А эти не очень.

Аля присматривалась к мужчинам в своей фирме. Был момент, когда даже подумывала о замене. И коллеги пытались приударить за ней на нечастых вечеринках.

Костя на «корпоративы» с ней не ходил.

– Не, кто я там среди твоих? И галстук ни за что не надену, хоть стреляй, – постоянно отшучивался Костя. Не ревновал ее, был в жене уверен.

– Кость, ну при чем тут галстук? Должен же меня кто-нибудь сопровождать?!

– Я тебя посопровождаю! Привезу, отвезу. Хочешь, в машине посижу, подожду. Всего-то пару часов. Не, давай сама.

И Алька давала «сама». Но во время всех этих напыщенных праздников ей было неуютно и хотелось скорей в машину, к Косте. А увидев Костю, опять начинала нервничать и искать повод, чтобы к нему придраться.


В этот отпуск Аля хотела посмотреть на мужа со стороны. Побыть втроем. И решить, наконец, что ей самой нужно. Что важно? Галстук или муж. Вот такой, какой он есть. Немножко расхлябанный, не очень образованный. Но добрый, любящий, настоящий. Ее муж.

Она сидела на плетеном стуле и задумчиво вглядывалась в лунную дорожку на черном море. Внизу шумел прибой, издалека доносились протяжные звуки сиртаки.

Кто-то должен сделать шаг навстречу. И его сделает она, Аля. Она это поняла здесь, на полуострове Пелопоннес. И пусть для этого придется немножечко спуститься по лестнице. На одну маленькую ступенечку. А может, на ней и остаться. Но она сохранит свою семью. Она попробует.

23 июля 2009


15. 21 –00. Хорватский Довиль | Такой долгий и откровенный день | Все дело в имени







Loading...