home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


* * *

Карат, устав бороться сам с собой, решил, что пора прекращать это безнадежное дело. Не уснуть ему сейчас, никак не уснуть. Так что довольно бока без толку мять.

Будто подслушав его мысли, грузовик начал сбавлять ход. В окошко между кабиной и кузовом просунулась бородатая физиономия Бабника:

– Эй, уважаемые пассажиры. Если молодая кровь в жилах застоялась, так и быть, можете ноги размять. Пришло время заправить наш драндулет.

Молча поднявшись, Карат набросил разгрузку, взял в руки автомат, распахнул дверь, спрыгнул вниз. Ни Диана, ни Шуст за ним не последовали: спутники, похоже, реально заснули и просыпаться по такому поводу не собирались.

Ну а про кота можно и не упоминать. Как выдающийся представитель своего вида, он старался дрыхнуть, если не двадцать четыре часа в сутки, так около того.

Оглядевшись по сторонам, Карат не увидел ничего особенного. Широкая лента шоссе, жиденькие лесополосы по обеим сторонам, просматривающиеся за ними засеянные злаковыми культурами поля.

И большая сетевая заправка, к которой, настороженно пригибаясь и держа автомат на изготовку, направляется Чак.

Бабник, высунувшись из кабины, негромко скомандовал:

– Снег, давай, самым тихим ходом за этим упырем. А я тоже ноги разомну.

С точки зрения Карата, столь беззаботно сворачивать к еще не осмотренной Чаком заправке – не очень-то осмотрительная идея. Но это чужой отряд и чужие правила.

Коротышка шагал с самым невозмутимым видом. Он даже автомат держал на плече, а не на изготовку. Слишком самоуверен, такое качество у иммунных Карат считал неподобающим. Как бы ты ни приподнялся, или кем бы ты себя ни возомнил, рано или поздно Улей подкинет тебе такого противника, что подобное поведение будет выглядеть смешным и жалким одновременно.

Бабник небрежно пнул изрядно покалеченный череп невезучего сотрудника или посетителя заправки и, следя за тем, как тот катится по асфальту, равнодушно заметил:

– Говенное место. Прямо тут кореша моего грохнули.

– Когда? – напрягся Карат.

– Пять лет уже прошло. По годам немного, а по ощущениям – вечность. Заправка тогда оранжевой была, а не синей, но название не поменялось. Первый раз на нее попали сразу после перезагрузки. Там персонал еще не перекинулся и жрачка не испортилась. Я тогда хот-догов пожевал и оприходовал одну бабенку. Она уже никакая была, перекидываться собралась, не понимала уже ничего. Так что время на уламывание и предварительные ласки тратить не пришлось. Не одобряю такое, ну а чего добру пропадать? На вид она ничего так, сочная была. А вот второй раз поимели моего кореша.

– А кто его?

– Да ты не нервничай, его за дело грохнули. За старые дела. А у нас теперь дела новые. Как тебе поездочка? Понравилось с нами кататься?

– Это какая-то особо безопасная дорога?

– С чего ты взял?

– С того, что мы несколько часов проехали, а я ни разу не слышал, чтобы Шахтер стрелять начал.

– Да этот девственник вечно патроны бережет.

– У вас тут что, зараженных вообще нет?

– Почему нет? Полно. Уж такого добра по Улью везде навалом.

Карат указал на обглоданные кости, валявшиеся возле ближайшей колонки:

– Следы мертвяков вижу, а вот самих мертвяков не замечаю.

– Считай, что мы везучие люди. Да и дорога не из самых отстойных, тут ты прав.

– Мне показалось или мы все время на восток ехали?

– Не показалось.

– И долго так еще? Нам, как я понимаю, надо на юг.

– Да что ты говоришь, а я и не догадывался, – Бабник покачал головой и сплюнул на те самые кости. – Карат, ты или забыл, или не знаешь, что прямо и правильно в Улье – не одно и то же.

Из-за заправки вышел Чак, неспешно приблизился расслабленной походкой и доложил:

– Там, позади, «буханка» стоит. Возле нее три жмура.

Ничуть не напрягшись при столь криминальных новостях, Бабник небрежно уточнил:

– И что за жмуры?

– У каждого по пуле в башке, хрен их теперь узнаешь, я тебе не медиум. «Буханку» тоже не узнаю. Но разве их отличишь одну от другой? Все одинаковые. По виду ребята совсем дешевые.

– И давно их вальнули?

– Я тебе не следователь.

– Темный ты тип, Чак, раз следователя с криминалистом путаешь. Но про медиумов что-то слыхал, значит, не совсем пропащий, потенциал есть. Что, неужто в голове ноль предположений? Не поверю.

– Да не знаю я когда, но точно не только что. Кровь уже запеклась, но высохнуть не успела.

– Вот это уже получше. «Буханку» посмотрел?

– Да голяк там. Если и было что путевое, вынесли под ноль.

– Думаешь, гоп-стоп?

– Не, гоп-стоп так не делается. Тут не школьники сработали, тут попахивает профи. Ну и какой смысл профи валить тех, кто на такой развалюхе гоняет? На бомжах не подогреешься.

– Займись горючкой. А я тут с Каратом одну тему перетру, пока мотор над ухом не гудит.

С этими словами Бабник присел на бордюр, вытянул перед собой ноги, положил на них автомат, с наслаждением потянулся всем телом, хрустнув суставами, и с ленцой протянул:

– Ну, чего стоишь, будто ягодицы в бане намозолили. Падай рядом, говорить будем.

Карат упираться не стал, присел на тот же бордюр и бесстрастно произнес:

– Говори.

– Ну а почему бы и не поговорить? – в тот же миг откликнулся Бабник. – Вот ты на мой автомат смотришь. А ты хоть понимаешь, что это не совсем автомат? Это как бы шаромет. Мне не нравится такое название, но многие уверены, что оно круто звучит. Редкая штука, у нолдов их доставать можно. Не самые прошаренные нолды, конечно, а недалеко от нас ушедшие. С виду похоже на автомат, но его выдает магазин. Даже не выдает, а сдает с потрохами. Сразу видно, что нормальные патроны с таким не подружатся. Я так понимаю, поначалу соединили три трубки в ленту, бок о бок друг к дружке. Потом эту ленту свернули в такую вот компактную улитку. Что-то вроде диска получилось, но не совсем диск. В каждой трубке, как в обычном магазине, пружина скрученная. Только здесь пружины такие, какие нам и не снились. Они и тугие, и растягиваются, как презервативы по сорок баксов за штуку. Ты такие резинки видел? Вот и пружины такие не видел тоже. В каждую трубку помещаются шестьдесят шариков из стали с высоким содержанием вольфрама. Вес одного шарика около трех граммов, в сумме это дает тебе больше полкило боезапаса на сто восемьдесят выстрелов. Диаметром шарики превосходят пули семь и шестьдесят две, а начальная скорость у них чуток поменьше тысячи семисот пятидесяти метров в секунду, что очень прилично. В затворный механизм шарики поступают одновременно из всех трубок. Получается, что один цикл работы механизма дает три выстрела. То есть одиночная стрельба означает, что вылетит не один шарик, а три. При этом отдача приходит с отсрочкой, только после того как все три шарика уходят к цели. В автоматическом режиме шаромет успевает сделать четыре цикла в секунду, что в сумме означает двенадцать шариков в секунду, или пятнадцать секунд непрерывной автоматической стрельбы. Это, конечно, при полном магазине. Надолго шаромета не хватает, меняя магазины с максимальной скоростью, уже после третьего столкнешься с перегревом ствола. Но такой бешеный темп редко кому понадобится, а работу очередями сия конструкция держит хорошо. Видишь, что ствол утоплен в трубу? Она даже на вид такая же сложная, как само устройство Улья. Вот эта труба его и охлаждает. Не знаю как, но качественно отрабатывает. Оригинального прицела нет, но мне обычный коллиматор присобачили, я не жалуюсь. На близкой дистанции – почти идеальное оружие. Всякую шелупонь, вроде топтунов, валит без шанса. А что-то посерьезнее выскочит, можно попробовать из подствольника разобраться. Там хитрая граната с ударным ядром. Если удачно попасть, можно даже рубера огорчить. У тебя, наверное, возник вопрос: «А с какого перепуга шарики куда-то улетают, да еще и с такими ненормальными скоростями?» Ну да, ведь ни гильз, ни безгильзовых зарядов в магазине нет. Зато посмотри на приклад. Видишь, тут встроены два посадочных гнезда под цилиндрические картриджи с жидким порохом. Никакой это не порох, конечно. В том смысле, что на обычный порох по химическому составу эта хрень не похожа. Ее на один выстрел капля расходуется, два полных картриджа хватает на десяток магазинов. Конечно, капель в них должно помещаться гораздо больше, но, как я понимаю, это не просто бочонки, это сложные устройства для поддержания жидкости в стабильном состоянии. Вот тут на торцах индикаторы. Если индикатор упал до самого низа, это означает, что картридж подох. Чтобы не остаться с полным магазином, но без пороха, пустой картридж лучше сразу вытащить и заменить на свежий. Что еще можно добавить… Вес небольшой, я бы сказал, что приятный. Как родной в руках сидит и сам к плечу прижимается. Отдача тоже небольшая, а при одиночном режиме она почти не мешает работать. Не бесшумный, но звук приглушен очень неплохо, издалека твари не заявятся. Вот такой вот у меня интересный ствол. Можно приличную стаю успокоить, не потратив даже магазина. Доволен лекцией? По глазам вижу, что недоволен. Ну и что тебе не так? Я ведь старался, рассказывал от всей души. Ах да, ты, наверное, хотел послушать про кое-что другое. Ну так валяй, спрашивай. Или еще раз предложи мне поговорить, а я снова сам подберу тему для беседы. Особенно мне нравятся пошлые истории из личной жизни и обсуждения способов полового употребления баб. Но я человек гибкий, готов потрепаться о чем угодно. Например, обсудим присадки к моторному топливу или способы раскрытия бесконечности мира через самопознание в комплекте с очисткой кишечника клизмами.

– Не надо про способы. И про присадки тоже. Я все понял, был неправ. Не знал, что ты как профессор шпарить умеешь, вот и говорил попроще. В общем, да, так и есть, я рассчитывал на другое.

– На что?

– На то, что мы поедем к Дону, переправимся на другой берег, а там доберемся до знахаря. Прямой и простой маршрут, без лишних приключений. Но почему-то мы сейчас не едем к Дону, мы едем параллельно реке. И в пути на нас не выскакивают сильные твари, а ведь должны выскакивать. На первой же заправке мы находим свежие трупы каких-то непонятных аборигенов, которым кто-то не пожалел вбить в головы по пуле. Я, может, и не похож на сильно умного, но тут такие расклады выходят, что много ума не требуется. Понимаешь, Бабник, по всем признакам выходит, что эта дорога зачищена в ноль. У меня прям картинка перед глазами стоит, как где-то там, впереди, катится пара-другая нормальных машин, а не таких драндулетов, как наша. И кто-то валит все, что может нам помешать. Ну а ты при этом делаешь вид, что так и задумано, что мы сами по себе едем, ни в ком не нуждаемся. Понимаешь? Это разве похоже на прямой и простой маршрут? По мне – совсем непохоже. Похоже на то, что у вас тут своя игра, а мы в нее играть не подписывались. Да я даже не понимаю, зачем мы нужны, ведь только место в кузове занимаем. И мне все больше и больше хочется перестать занимать это место. Без обид, но это и впрямь не наша игра.

– Когда ты играешь с такой организацией, ты играешь так, как принято у них, – угрюмо пробурчал Бабник. – Думаешь, они мне все разжевали и в рот положили? Да ни хрена подобного, я такой же, как ты, я знать ничего не знаю. Сидел себе тихо, баб потягивал, жрал да пил. Жил как человек. Нет, скрывать не буду, разные дела с сектой проворачивал на теме переправы. А почему бы и не проворачивать? Со своей хренью сектантской они мне по ушам не ездили, платили четко, проблемы не доставляли, ответно помогали, если что не так. В Донской они меня и поставили, они же и помогли на первых порах, пока сам не освоился. Я добро не забываю и умею быть полезным тем, от которых мне выгода идет. Подкидывали работенку по старому профилю, долги не требовали возвращать, но в должниках у них ненапряжно жить. То есть до последних дней ненапряжно было. Неплохо приподнялся, связи кое-какие завел. Жил тихо, но сытно, а это именно то, о чем в Улье все мечтают. Потом, в одну темную и дождливую ночь, ко мне постучали такие люди, которым хочешь или нет, а открывать придется в любое время суток. Они поставили на пол здоровенный ящик и сказали, что мне придется временно забыть о моем маленьком бизнесе. Мол, нарисовались поважнее дела. Вот-вот подъедут трое: пара крепких ребят и девочка с фиолетовыми глазами. Всех троих и этот ящик надо будет перевезти через Дон и там, на территории западников, попытаться отыскать для них великого знахаря.

– И все? – недоверчиво уточнил Карат. – Тогда почему мы не к Дону едем, а мимо него?

– Ну, во-первых, нам так или иначе придется двигаться на запад, а это проще делать на северном берегу. Здесь мы всех знаем, нас тоже все знают, а это полезно, сам понимать должен.

– Но дело ведь не в этом?

– Можно и так сказать. Дело в том, что через два дня ко мне опять постучали. Это были уже другие люди. Очень серьезные люди. Таким даже мертвые торопятся открыть дверь склепа по первому стуку. Эти люди сказали, что планы немного меняются. В целом все остается в силе, как сразу говорили, но есть новости. Перед тем как свернуть к переправе, мы должны покатать троих пассажиров и груз по кое-какому маршруту. Это не прибавит нам лишний километраж, плюс они позаботятся, чтобы дорога оставалась чистой. Сплошные плюсы нарисовали.

– И ты обрадовался?

– Я, может, ростом не очень получился, но природа это компенсировала так, что не жалуюсь. Даже не знаю, что у меня больше: член или мозг, благодарю природу за то и то. Понятия не имею, Карат, что с вами не так и что вообще за дела? Но по всем признакам получается, что вы наживка на крючке. Наживка, которую хитро забросили. Где-то по пути к вам приставили ту пару лопухов, на которых вы оставили коробочку. Как только мы с места сдвинулись, они тоже должны были поехать, но в другую сторону. Помнишь, как грузились? Вас при этом лишние глаза не видели. Если что, должны были подумать, что вы на своей броне ушли, а не со мной.

– Если мы наживка, какой смысл рыбу приманивать к другой машине?

– Я бы предположил, что на вас ловят очень хитрую и недоверчивую рыбу. Такую может напрячь то, что вы не пытаетесь стряхнуть хвост со следа. И еще можно предположить, что на дороге, по которой поедут те два онаниста, засядут люди секты, у которых имеются какие-то вопросы к тем, кто вами интересуется. Но это уже мои гадания пошли. Ну а ты что? Говорить будешь?

– О чем?

– Как это, о чем? Я тебе что, за просто так столько всего полезного наплел? Скажи хотя бы, кто за тобой гонится? Хоть намекни.

Карат пожал плечами:

– Есть один урод, которому мы не нравимся, но он, по сути, почти никто. Если килдинги захотят с ним разобраться, они разберутся без таких сложностей.

– Уверен?

– Да это просто крутой бугор в одном из стабов. Но это далеко на севере, и даже там он не рулит. Секте он ни разу не противник.

– Тогда у нас что-то не складывается. Я, Карат, не знаю, какие силы сюда привлекли, но скажу тебе, что дорога и правда пустая. Мы едем, как по старому миру, где нет местных заморочек. А на такую чистку нужны приличные силы. И заметь, что все пристойно, мы этих ребят не видим. Только сейчас первый раз наткнулись на их следы. Это, Карат, серьезные люди. Значит, дела вокруг вас тоже серьезные.

– А может, им не мы нужны?

– А кто? Я, что ли? Даже если все парни, которым я отрастил рога, скинутся, чтобы превратить меня в кастрата-импотента, этого не хватит. Нет, Карат, дело точно не во мне.

– А твои люди?

– Кто? Мои люди? Да нет у меня людей, это животные, никому не интересные.

– Ящик. Что в нем?

– Откуда я знаю? Вскрывать его не разрешено, приказано беречь так, как берегут зад при падении мыла в тюремном душе. Думаешь, в нем дело?

– Если не в нас и не в вас, тогда только он и остается.

– Опять не складывается. Если дело в ящике, на хрена тогда нужны вы?

– Ну… может, попутно подвернулись. Секта обещала нам услугу от тебя, вот и решила совместить два дела.

– А шутки с вашей машиной тогда зачем? След именно ваш путают, а не чей-то. И так путают, чтобы не потеряли. Нет, Карат, тут дело в вас. Или ты что-то темнишь, или чего-то не понимаешь.

– Не темню. Я понятия не имею, что здесь за танцы.

– Может, и так. Когда имеешь дело с сектой, надо сразу смириться с тем, что их хрен поймешь. У них постоянно какие-то мутки и непонятки. Они даже друг с другом так себя ведут, нормально договориться никогда не могут, вот и разводят непонятное. Ты в курсе, что у них сейчас чуть ли до войны дело не дошло? А может, уже дошло, я не совсем в теме.

– С кем война?

– Да сами с собой. Что-то вроде раскола у них. Одна часть живет по-старому, а другая хочет жить безо всякой сектантской хрени. Те, что другие – нормальные. Это грамотные товарищи с большими возможностями, с ними я и работал всегда. Это уже и сектой не назовешь, ближе всего они к масонам. Хотя кто его знает, как там у масонов все устроено. Я к тому, что они без фанатизма работают, то есть материальное у них повыше духовного. Если честно, духовного даже не замечал за ними особо. Практичные люди, с такими приятно иметь дело. Они предсказуемые. А вот другие… Другие могут и в жертву принести. У них такое запросто, ведь ритуалы – важное дело. Ты думай, Карат, вспоминай. Что-то такое есть, что-то ты упускаешь. Ты им интересен или кто-то из твоих людей.

– Хорошо, подумаю. Но, по-моему – дохлый номер.

– Тогда все номера дохлые, а так не бывает.

– И что дальше? – сменил тему Карат. – Куда мы сейчас едем?

– Прямо едем. По дороге.

– А дальше?

– Дальше стаб будет. Насквозь убогая дыра, хуже трущоб, что стоят по старому тракту на Озерск. Мне сказано, что ночь надо там проторчать, а утром сделать вид, что у нас поломалось что-то важное. Повозиться с машиной до следующего дня, а потом так и поехать дальше, до следующего стаба, такого же убогого. В нем доломать машину так, что быстро починить не получится, и потерять еще день, на поиск новой. Искать не придется, там уже ждет команда от секты, с новой тачкой. Прикинутся дурачками, как бы продадут транспорт с публичным торгом. Такая вот комедия в две серии.

– Все это только для того, чтобы время протянуть?

– Ну а для чего же еще? Тот, кому вы так сильно нужны, должен вас догнать. Не знаю, что за подлянку ему готовят, но занимаются этим ребята, которые на подлянках стаю собак съели. Как только его примут, мы свалим за Дон уже без лишнего геморроя.

– Это тебе так сказали?

– Это я так вычислил. Но могу оказаться неправым. Не хватает понимания, а ты слишком жадный. Я вот бабами поделиться был готов, а ты не хочешь пару слов шепнуть.

– Да нет за мной серьезных врагов, а мелкие секте неинтересны.

– Что-то ты упускаешь. Думай, Карат. Вспоминай. Мы с тобой не малолетки, и тебе и мне не очень-то интересно, когда нами играют втемную.


Глава 15 | S-T-I-K-S. Опасный груз | Глава 16







Loading...