home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Только когда отъехали на пару километров, Карат решился отодвинуться от бойницы и перебраться к Диане. Девочка, как ей и было приказано, продолжала скрываться за ящиком, только сменила позицию. Теперь лежала не позади, а впереди. Разумно, ведь, логически рассуждая, сейчас больше всего шансов словить пулю с кормы. Где-то там остались люди, жестко обстрелявшие грузовик.

– Ди, ты как?

– Со мной все нормально. В меня не попали.

– Шуст?! – крикнул Карат.

Товарищ, не отрываясь от бойницы по своему борту, буркнул:

– Шуста пули не берут.

Осталось спросить кота, но в отблесках света от крохотного фонарика, которым размахивал Бабник, Карат разглядел сверкающие глаза серого и тратить время на объяснение с ним не стал.

С Грандом порядок – это понятно.

– Точно не попали? – решил уточнить еще раз, потому как девочка – самый слабый и ненадежный член команды и способна повести себя неадекватно после случившегося.

– Да точно, точно, не волнуйся. Но на мне кровь.

– Откуда?!

– Не знаю. Сверху капает. Я не знаю, почему она сверху капает.

Поднявшись, Карат ухватился за лесенку, нащупал нижнюю перекладину и полез наверх. Забраться в пулеметное гнездо не получилось, оно, как, впрочем, и следовало ожидать, было занято Шахтером.

Точнее – его телом. Глаза иммунных не сказать, что кошачьи, но подмигиваний фонарика Бабника хватило, чтобы разглядеть разбитую тяжелой пулей голову. Все, что выше верхней челюсти, или оторвано, или превратилось в уродливое месиво. Кваз погиб мгновенно, но остался висеть на хитроумно выгнутых упорах. Те даже мертвеца удерживали надежно.

Спустившись, Карат ладонью стер с лица чужую кровь и, присев над Бабником, сообщил нехорошую новость:

– Шахтера убили.

– И Снежка, – буркнул коротышка, зачем-то тряся Лохматого.

– Откуда про Снежка знаешь?

– Снег так не водит, даже если ему руки-ноги оторвать. Значит, Снег накрылся полностью, и за рулем теперь Чак. А Чак так водит, что лучше тупую бабу вместо него посадить.

Вновь встряхнув Лохматого, Бабник чуть ли не заорал ему в лицо:

– Как эти гады нас так быстро нашли?! Кто слил?! Какой козел нас сдал?! Кончай молчать! Говори, пока я тебе яйца не оторвал!

Нехорошо забулькав, сектант простонал и, хрипя, выдал рваную фразу:

– Зверя Сабины… Юпитера отпустили… а потом его отследили по метке… Наверное… Он мог найти… мог… Я увидел его, когда меня… я…

Карат при первом слове резко напрягся. Давно прошли те времена, когда при упоминании Юпитера мысли переключались на астрономию.

Сейчас они переключились на дела давно минувших дней. На некоторые неприятные особенности культовых обрядов килдингов, на массовое жертвоприношение, на элитника, сидевшего в цепях и смотревшего на Карата так, как ребенок смотрит на любимые сладости.

В упор смотрел и слюной захлебывался.

Бабник выпрямился, брезгливо отер ладони об одежду Лохматого, буднично пояснив:

– Этот тоже свое поймал, ему печень порвало. Как только угомонится, надо дохлятину сбросить.

– А что он говорил? Что ты узнать успел?

– Ты не поймешь.

– А вдруг пойму.

– Интересные дела получаются: я его не понял, так с чего ты поймешь?

– Я слышал, он что-то говорил про Юпитера.

– Ты знаешь, о чем он? – подобрался коротышка, уставившись на Карата сузившимися глазами.

– Допустим, догадываюсь. Так ты скажешь, в чем тут дело? Мы с тобой в одной лодке, ты заколебал уже тайны разводить.

– Не все тайны мои, а о некоторых лучше даже перед родной мамочкой не заикаться.

– Ты потерял двоих. Мы все могли там, в поселке, остаться. Ну давай и дальше в секреты поиграем, может, быстрее подохнем…

– Ладно, хрен с тобой. Я так понимаю, как приманка мы сыграли нормально. Что от нас ждали, то и сделали. К нам никаких вопросов быть не может. Только вместо мышки к мышеловке вышел матерый волчара. Разнес на хрен и мышеловку, и весь дом.

– Это я и сам понял.

– Волчара – неправильно. Правильнее – африканский лев. В смысле – львица.

– О чем ты?

– О том, что это Сабина.

– Сабина?!

– Слышал о такой?

– Даже видел.

– Ну ни хрена себе. И почему до сих пор живой?

– Она новичков не обижает.

– Ну, это у нее под настроение. Где на старуху нарвался?

– Это было давно и далеко.

– Тогда скажи мне, что за хрень с Юпитером. О чем Лохматый стонал? Я не врубаюсь в этот момент. Да не смотри на меня так, будто я твою малолетнюю сестру на сцене большого концертного зала в зад отодрал, при большом стечении зрителей. Все очень просто: ты скажешь мне, а я тебе. Мне это надо, чтобы вообще врубиться в суть. Я ведь сам в непонятках.

– Юпитер – это ручной элитник при Сабине. В смысле, не совсем ручной, его на цепях держали. С ним все сложно, я так понял, что он только в какой-то мере управляемый.

– Черт! Слышал про такого.

– Тогда зачем спрашивал?

– Дык я не знал, что его Юпитером кличут.

– Но про ручную тварь знал?

– Так о ней все знают. Это же страшилка популярная. Старуха – львица, при старухе своя Горгона – охренительно красивая ручная нимфа, вымораживающая всех одним взглядом, и такая же ручная тварь. Элитная тварь в доспехах из брони нолдов.

– И почему Сабина превратилась именно в львицу?

– Все, что ты вокруг видишь, это земли старухи. Она, говорят, старее пирамид. Египетских пирамид. А пирамиды в Африке, там львы водятся.

– Я такое про нее слышал.

– Эта стерва на вид, говорят, ничего, весьма и весьма. Но не смотри на внешность, на душу смотри. Там душу за морщинами не увидишь. Она до того старая, что даже я пас, полезу на такую древность, только если хорошо приплатят. Эта бабка принадлежит Стиксу с тех времен, когда люди только-только колесо изобрели. Не удивлюсь, если изобрела его именно она. Одна из тех, с кого пошла организация. Говорят, ее можно спутать с порядочной бабой, но колупни чуть, откроется отмороженная стерва. Дикая стерва. Она небось до сих пор верит в Осириса и Гора, только старается это не показывать. Здесь ее земля, ее люди и ее правила. Но килдинги не все и не везде жили так, как здесь принято. У них все непросто. И они меняются. Некоторые теперь даже килдингами себя не называют, они говорят просто – «организация». Пройдет время, и это станет чем-то вроде института. То есть появится еще одна шайка практичных ребят, подсевших на секреты, которыми они не торопятся делиться со всеми желающими. Понимаешь?

– Пытаюсь понять.

– Сабине такие новости не нужны. Ее все и так устраивает, она хочет, чтобы все шло как всегда. Не менялось. Но слишком многие против, потому и пошли терки. Видел, до чего сейчас дошло? Это уже настоящая война, Карат. Не наша война, но, получается, мы к ней конкретно пристегнуты. Старуха хитра, она только что обломала засаду, которую грамотные люди месяц готовили, если не больше. Она не стала гоняться за парой дурачков на твоей коробочке. И по твоему следу не пошла. Не показалась, не раскрылась, понимаешь?

– Не совсем.

– Да что тут непонятного? За нашими следами сотни глаз приглядывали, а она напрямую ударила, без предупреждения. Она знала, где мы, ей не надо было за нами следить. Ты видел тварь?

– Ты о твари, которая была там, возле стены?

– Нет, блин, я, мать его, решил о какой-нибудь другой твари поговорить. Не, ну а почему бы и нет, раз все равно делать нечего…

– Извини, но тебя не всегда можно понять. Нет, ту тварь я не видел. Но видел, как оторванная нога летала, и догадался, что хозяин ее потерял не из-за того, что неудачно врезал по футбольному мячу.

– Туповато ты шутишь, Карат.

– А я в клоуны не записывался.

– Это была тварь Сабины. Ее ручная тварь.

– Уверен?

– Ты часто встречал элиту в доспехах?

– Один раз.

– Дай догадаюсь – это и был Юпитер, так?

– Да ты прям Шерлок Холмс…

– Угу, башка у меня варит, хотя на вид она тупее, чем у Чака. Эту элиту сняли с поводка. Отпустили. Но перед этим поставили метку, есть такое умение. Типа радиомаяка, но чернота не сожжет сразу в ноль, как электрику.

– Знаю, сталкивался. Только не понял, зачем ставить маяк на тварь? Это всего лишь элитник, он не может вывести их на нас. Нет такой элиты, чтобы чуяла нужных людей за километры.

– Тут ты прав, на нас он вывести не может. Но ему и не надо, он не нас вынюхивал, а другое. Мы с собой возим то, что Сабине почти так же дорого, как ее излишне затянувшаяся жизнь.

Карат рефлекторно скосил взгляд, произнеся при этом одно слово:

– Ящик.

– Да ты, я вижу, тоже Шерлок Холмс, – насмешливо ухмыльнулся Бабник.

– Что в нем?

– А я разве не сказал?

– Нет.

– Чем ты слушал? Я ведь сказал: в нем лежит то, что Сабине очень дорого. И то, что Юпитер умеет унюхать очень издалека. Не носом, конечно, у элитников свои приколы с умениями. По всему получается, что у него такое умение имеется. Вот за ним банда старухи и пришла. Как приходят охотнички за собачкой. Все финты, которые организация тут крутила, вся подготовка – все без толку. Может, Сабина и слегка подружилась с маразмом, но удивлять все еще умеет. Видел уровень бойцов? Это ее, можно сказать, гвардия. Там редкие профи в костяке и опытные ребята у них в подчинении. У ребят специализация стабы на гоп-стоп брать. В этом деле им никто не конкурент. Спасибо, что Юпитер не стал с нами разбираться. Заволновался, когда увидел, что по грузовику лупят. Боялся за ящик и за то, что в нем припрятано. Выручил нас. Хоть бери да говори спасибо. Но это ничего не значит. Совсем ничего не значит. Если ты еще не понял, мы с тобой трупы.

– Почему это? Сбрасываем ящик и уходим.

– Вот так у тебя все просто?

– А что не так? Юпитер сразу след потеряет.

– А ты уверен, что никто из тех, кто стоял у стены, не поставил на нас метки? С прокачанным умением это можно легко метров за двадцать организовать, я о таких мастерах слышал. И по стечению обстоятельств Сабина любит окружать себя именно мастерами.

– Даже если так, метка не висит вечно. Ты эти места знаешь, прикинь, где и как можно поводить погоню несколько дней. Хотя я не думаю, что они за нами гоняться станут. Зачем? Ящик ведь быстро найдут, а больше им от нас ничего не надо.

– А вот тут ты не Шерлок Холмс. Тут ты, Карат, наивен как девственник, зашедший в бордель без копейки денег. Не важно, отдадим мы ящик или нет. Для Сабины важно – что этот ящик был у нас. Долго был. Она не успокоится, пока до нас не доберется.

– Тогда тупо сваливаем на другой берег, как договаривались. Там другой регион, я так понимаю, там не ее территория.

– Организация на той стороне не имеет такой силы, как здесь. Если Сабина не знает, куда ты мылился, она это узнает. У нее сейчас много пленных появилось, а выведывать правду старуха умеет. В общем, есть риск, что достанет и там.

– Да что не так с этим ящиком?

– Этот ящик, Карат, трижды проклят. И те, кто к нему прикасается, тоже прокляты. Мы все, получается, прокляты…

– И ты все равно подписался на это дело?

– Знаешь, Карат, я тоже бываю наивным балбесом. И был именно таким балбесом в тот момент, когда подписывался на этот развод. Развели меня тогда, понимаешь? Как маленького развели. Поимели втемную и посмеялись. Я не знал тогда ни про ящик, ни про то, что в нем. Я просто знал, что это какая-то хитрая операция организации. Подробности начал понимать уже потом, а полностью картину только сейчас нарисовал. Да и вряд ли полностью. Одно понятно: тех, кто надо мной втихаря посмеивается, только что самих поимели. Грубо поимели, извращенно, без предварительных ласк и не спросив согласия.

– И ты, начав понимать, все равно не соскочил с этого задания?

– Карат, с заданий организации не соскакивают. Если взялся, изволь выполнять. Единственное, что тебя освободит от задания, – смерть. Ладно, стоп треп, давай дохлятину выбросим. Сначала Лохматого, потом Шахтера. А Снег – проблема Чака. А может, и не проблема, может, ему нравится в обнимку с дохлыми неграми кататься.

– Что, прям вот так?! – опешил Карат.

– А что тебе не так?

– Ну… как бы Шахтер – твой человек. Не по-человечески это.

– А, так ты про похороны, отпевание в церкви и троекратный винтовочный салют? Я правильно в тему въехал? Ну надо же, я поверить не могу, что ты у нас такой сентиментальный. Знаешь, что я тебе скажу? Если мне снесут башку, сразу можешь за борт скинуть, пока я тут кровью все не залью. Я ведь буду мертвым, а мертвым уже все безразлично. Вот и этим мужикам нет никакого дела до того, как с ними обращаться станут. Шахтер, может, даже рад, что отмучился. Прикинь, каково ему было жить без члена? Разве ты не знал, что у развитых квазов такая неприятность частенько случается? Так сказать – нехороший побочный эффект. Не жизнь получается, а муки адовы: ни засадить, ни передернуть. Хватай Лохматого за ноги, а я за руки. Потом Шуста позови, у Шахтера туша такая, что вдвоем мы жилы надорвем. У… боров… нажрал бока на моих харчах…


* * * | S-T-I-K-S. Опасный груз | * * *







Loading...