home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 25

Для человека, пребывавшего в ящике столько времени, что глаза отказывались работать при дневном свете, Аурелия действовала на удивление уверенно.

Заработав удар по зрительным рецепторам, сектантка крепко зажмурилась и начала сжато сообщать то, что, по ее мнению, окружающие знать обязаны:

– Не бойтесь, Юпитер вас не тронет, но старайтесь не уходить от меня далеко, может напасть. Спасибо, что помогли. Мне надо несколько минут, чтобы прийти в себя. Глаза отвыкли, и я там чуть не задохнулась. Бабник не смог меня открыть, вместо этого перекрыл вентиляцию. Под контролем они всегда слишком тупые… Ну… почти всегда. Простейший приказ не могут выполнить.

Палуба ударила по ногам, корабль содрогнулся, заскрежетал угрожающе.

– Что это?! – вскинулась Аурелия.

– Дно килем задели, – все тем же ровным голосом ответил Карат.

Но сам при последних словах нимфы обрадовался. Ими она показала, что далеко не всеведущая.

А ведь почти поверил в это.

Ну а что еще можно подумать о человеке, который, пребывая в заколоченном ящике, способен управлять ситуацией?

Причем – непростой ситуацией.

Непонятным образом управлять.

Да и первый шок, который Карат ощутил при виде Аурелии, начал отпускать. Сейчас она не походила на ту, которая помнилась. Никакой загадочности, скрытой угрозы и одурманивающей разум немыслимой красоты. Просто растерянная девушка со спутанными волосами, опухшим лицом, с почти черными мешками под глазами и в мятой одежде типичного рейдера. То есть никакого намека на сексуальное платье, зато хватает грубого солдатского камуфляжа.

В принципе, для девушки, которая провела несколько дней в заколоченном ящике, она выглядит очень даже ничего. Другие при полном марафете и на половину такой картинки не тянут. Но от образа, нарисованного в голове Карата, не осталось ничего.

Да у нее даже голос не тот. Совсем не тот. Тот голос в душу запал, не мог забыться.

Хотя… Можно ли ожидать от человека, пребывающего под контролем сильной нимфы, адекватной работы памяти?

– Корабль все еще не остановился? – спросила Аурелия.

– Нет, он просто дно задел. Но скоро вылетит на мель.

– Много внешников осталось?

– Не знаю. Там ваш уро… Юпитер прошелся. Кого не убил, те попрятались.

Девушка устало улыбнулась:

– Юпитера можно называть уродом, я прекрасно знаю, что он не очень красивый. И ко мне можно обращаться на «ты». Как я понимаю, так у вас принято. Мы сейчас буквально в одной лодке, нам неизвестно, сколько времени придется провести вместе. Так что для всех будет проще, если мы не станем «выкать».

Приоткрыв глаза, Аурелия приподнялась, села, подслеповато щурясь, огляделась, уставилась на Юпитера и еле заметно кивнула.

Монстр, довольно заурчав, сорвался с места и в один миг набрал столь сумасшедшую скорость, что едва не вылетел за борт, огибая надстройку. Но у него все было рассчитано до мелочей, вовремя взмахнул правой лапой, вбив когти в обшивку. Только за счет этой импровизированной точки опоры и удержался.

Еще секунда, и он скрылся из глаз за главной надстройкой, а нимфа пояснила:

– Он будет следить за тем, чтобы внешники не вылезли из нижних отсеков.

Карат хотел сказать, что внешники сейчас скорее удавятся, чем высунут носы, но сдержался, сообщив более важную вещь:

– Не знаю, как ты, а мы отсюда сваливаем. Команда могла связаться с базой и другими кораблями. Или прямо сейчас связывается. Мы не умеем управлять кораблем, да и он на мель идет, сейчас плотно засядет. Мы спустим шлюпку и уйдем. А ты… ты сама думай, что делать будешь. Нам главное, чтобы твой Юпитер нас не трогал.

Аурелия, без раздумий и заминок, выдала немаленький и связный текст, а это говорило о том, что внешний вид у нее куда хуже, чем внутреннее состояние.

А голова варит здраво.

– Я уже сказала, что Юпитер вас не тронет. И он не мой, он… Не важно. Просто не надо его бояться, бояться надо другого. Я приманка, меня ищет Сабина. Сами знаете, что это значит. Но не думайте, что без меня вы ей неинтересны. Каждый, у кого была возможность прикоснуться ко мне пальцем без ее разрешения, должен умереть. Такие правила. Получается, вы все покойники. Это, конечно, если она вас найдет. А она может найти, у нее есть возможности. Сами вы ничего не стоите против нее, а связи со Спартаком у вас нет. И вы не знаете, как добираться до великого знахаря. Я тоже не знаю, но возможно, знаю, как это узнать. И со мной у вас больше шансов не просто добраться до другого берега, а выжить. Гораздо больше. Без меня вы бы из камеры не смогли выйти. Я, даже в таком состоянии, вам помогала. Я совершила почти невозможное – смогла ударить внешников, следящих по отсекам. И не спрашивайте меня, как это получилось. Наверное, слишком много всего совпало в тот момент. Но ведь получилось же. Я не напрашиваюсь к вам, можете даже считать, что я вам одолжение делаю. У меня самой шансов больше, чем с вами. Да и проще одной.

Карат постучал костяшками по углу ящика и спросил:

– Перед тем как тебя в этот гроб заколотили, ты тоже была полностью в себе уверена? Как сейчас, да?

Аурелия нахмурилась и нехотя покачала головой:

– Меня застали врасплох. Похитили. Я даже не думала, что такое возможно. Ничего не опасалась. Больше они такое делать не смогут. Хотя я даже им благодарна.

– Зачем тебе идти с нами? Тебе ведь к Сабине надо, а нам наоборот.

– Мне к ней не надо, – резко ответила девушка. – Считайте, что мы с ней теперь враги. Такие же, как вы.

– Тебя какой-то химией накачали? Как ты пролежала в ящике столько времени? И как в таком состоянии взяла под контроль того внешника и Бабника? Да и с Юпитером у тебя какая-то связь непонятная.

– Ты задаешь много ненужных вопросов. Тебе не надо это знать, тебе сейчас надо быстро уходить. Корабли – не иголки в стогу сена, такую потерю уже заметили, скоро здесь появятся другие внешники.

В этот момент корабль содрогнулся от нового удара, а затем начал тормозить с такой прытью, что Карат с трудом удержался на ногах.

Восстановив равновесие, он угрюмо произнес:

– Возникает вопрос доверия. Аурелия, я не могу тебе доверять. Ты однажды меня уже подставила, кто знает, что у тебя на уме.

– Лучше тебе не заглядывать в мою голову. Но мне нужно на другую сторону. И еще мне нужен великий знахарь. И тебе он тоже нужен. Состояние, в котором меня держали, нельзя назвать сном. Они думали, что я сплю, но это не так. Я не совсем обычный человек, у меня многое иное, чем у вас. Какая-то часть меня действительно спала, но я многое слышала. Не все, но многое. Слышала про знахаря не один раз. И шутку девочки про тапки тоже услышала. У меня хороший слух. Особенный. Ты можешь отправиться к знахарю сам, со своими людьми. А можешь взять меня с собой. Или хотя бы помочь мне добраться до другого берега. А я помогу тебе. Это выгодно нам обоим. Подумай и прими решение. Но, пожалуйста, думай недолго.

Шуст, задрав голову, выругался:

– Да твою же мать! Накаркали!

Тоже уставившись в небеса, Карат разглядел крохотный крестовидный предмет, медленно кружащий над кораблем. Прислушавшись, даже жужжание различил, мысленно выругав себя за то, что не сразу отреагировал на подозрительный звук.

– Теперь они про нас знают… – задумчиво протянул Чак.

– Я могу попробовать снять его из пулемета, – неуверенным голосом предложил Шуст.

Даже здоровому человеку попасть в чуть ли не микроскопический дрон, кружащий метрах в пятидесяти над палубой, – непростая задача. Примитивный летательный аппарат с минимумом деталей, простейшей камерой и радиоканалом передачи картинки оператору. Нет смысла делать его громоздким.

Аурелия, ничего не говоря, повернулась к главной надстройке. Именно в этот момент на вершине ее показался Юпитер. Грубо расчистив площадку от антенного хозяйства, он выпрямился во весь рост, размахнулся посильнее и швырнул стальную мачту, весом никак не меньше сотни килограммов. Та ушла в небеса, будто вертолетный винт, сорванный с оси на полной скорости.

Вращающийся диск оказался на пути дрона в нужный момент. Негромкий хлопок, и вот уже мачта, описывая параболу, летит дальше, а десятки мелких фрагментов беспилотника устремляются в направлении речных вод.

Отвернувшись от Юпитера, Аурелия попросила:

– Карат, пожалуйста, думай быстрее. Внешников много, они здесь сильные. Юпитер не сможет защитить нас от всех опасностей этого места.

Шуст, не сводя зачарованного взгляда с падающих обломков, флегматично заметил:

– Насчет того, чтобы взять тебя, у Карата вопросов нет. А вот как перевезти элитника в лодке – это хороший вопрос.

– У меня к тебе, Аурелия, очень много вопросов… – отчеканил Карат. – И ты права, пора отсюда сваливать.


Глава 24 | S-T-I-K-S. Опасный груз | * * *







Loading...