home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 17

Музыкально-драматический театр имени Горького в Магадане сиял огнями. Многоэтажное, бело-голубое, с четырьмя мощными квадратными колоннами и четырьмя статуями рабочих и колхозниц над внушительным фасадом обращенным на ул. Сталина, здание было образцом советского неоклассицизма и одним своим видом призывало прохожих к новым трудовым подвигам. Волею партии и правительства культурная жизнь, отсутствующая в этих краях до победы октября, забила бурным ключом и переливалась через край. Заключенных не только использовали для развлечения лагерного персонала, театр был также объектом престижа руководства Дальстроя. Музыкальный уровень представлений исполняющихся талантливыми невольниками был весьма высок и начальство, приезжающее из Москвы, с удовольствием посещало это замечательное заведение, где творческие силы не уступали коллегам из европейских стран. Зал был полон, блистали люстры, бордовый занавес переливался бисером, публика рассаживались по своим местам, прожектор светил прямо в алебастровый герб СССР, укрепленный над сценой и своим великолепием заставлял зрителей немного прищуривать глаза. В воздухе стоял особый неясный гул, какой бывает в многолюдном собрании перед началом торжества, присутствующие говорили приглушенными голосами и музыканты невзначай пробовали свои инструменты. Все было как в настоящем театре — посетители оделись получше и вели себя достойно, билетерши раздавали всем желающим книжечки с либретто, но у дверей на всякий случай сторожили солдаты-автоматчики, хотя ни одного побега крепостных артистов из театра никогда не было зарегистрировано. Нинель сидела в ложе одна. Никодимов терпеть не мог классической музыки, называл ее «пискней», и ничего кроме хора им. Пятницкого и патриотических песен времен ВОВ не признавал. Уставший после двухнедельного заточения в вагонном купе, этим вечером он предпочел спокойный отдых в своем гостиничном номере, а его молодцы из группы захвата резвились на танцах в доме культуры на улице по соседству. Все были при деле. Одиночество не тяготило стареющую шпионку. Посасывая сладкую конфетку и, приложив к глазам театральный бинокль, она небрежно рассматривала собирающуюся публику. Вот пузатый офицер с погонами подполковника расположился со своей большой семьей, заняв почти весь десятый ряд; выводок непоседливых детишек его вертелся в креслах, не желая смотреть на сцену; их мама в желтом сборчатом платье с кумачовым бантом на подоле безуспешно пыталась утихомирить отпрысков. Вот подтянутый генерал со своей седовласой подругой скромно ждет начала действия; сдержанно он о чем-то ей рассказывает. Вот симпатичная парочка, тесно прижавшаяся друг к другу, да так как будто век не виделись; кавалер в темном штатском костюме, его дама в розовой кофточке и голубой юбке в горошек; влюбленно они склонили головы друг к другу, рука в руке, их сердца бьются в такт. Равнодушный взгляд Нинель было скользнул дальше; теперь она таращилась на головы техников, торчащие из светорегуляторной будки под потолком, да вдруг ее как током ударило! Эта воркующая женщина была ей знакома! Не с ней ли она болтала год назад в здании МГБ? Правда, тогда была ночь, но в бликах света, проникающих с площади, Нинель хорошо разглядела и запомнила ее. Конечно эта была та самая диверсантка! Имя ее так и не было установлено, но рядом с ней сидел Кравцов! Она тут же узнала его, как только он повернул назад голову! Первым порывом Нинель было вскочить и завопить Караул, но потом профессиональная рассудительность взяла верх. Вдруг она ошибается и это просто сходство? Может ей померещилось, ведь так часто разглядывала она его фотографию? Недаром в разведшколе ее предупреждали о подобных трюках человеческого сознания. Нинель решила посмотреть на подозреваемых вблизи и удостовериться. Да вот неприятность, опера уже началась, люстры потухли, свет поубавился, на сцене уже заливались певцы. Среди мужчин в старомодных кафтанах металась босоногая девушка. Она была одета в белый саван и от избытка чувств сжимала голову руками. Но ничто не могло обескуражить профессиональную разведчицу. В Нью Йорке было куда труднее, но справлялась она и там. Подперев кулачком острый подбородок, Нинель погрузилась в размышления. «Ну конечно, это так просто!» хлопнула она себя по лбу. Идея снизошла на нее и требовала претворения. Она раскрыла свою сумочку из крокодиловой кожи, еще не утратившей лоск и глянец Пятой Авеню, и вынула оттуда тюбик с губной помадой. Помада была непростой и флюоресцировала в темноте, излучая нежный голубоватый свет. Это изобретение гаитянских знахарей, занявшее достойное место в арсенале МГБ, было рекомендовано ей советским военным атташе для выполнения специального задания. С его помощью Нинель охмурила Бубундийского посла в ООН в результате чего чудак сделался платным агентом СССР. Сущность изобретения шаманов заключалась в следующем: после захода солнца, в разгар душной ночи, когда плоть жаждет любви и счастья, пылкие обитательницы Гарлема накладывают слой помады на свои сочные рты, чтобы привлечь мужчин и не скучать в одиночестве. Их манящие губы порхают во тьме, напоминая стайки живописных бабочек, каждая по-своему прекрасна; завидев этот танец, самцы теряют головы и, рыча от страсти, бросаются на них без разбору. Одной из жертв таких игр стал вышеупомянутый Бубундийский посол. Нинель закодрила его, намазавшись сапожной ваксой и замаскировав свою костлявость ватным одеялом. За это Политбюро наградило ее орденом Kрасной звезды, который она носила по праздничным и юбилейным дням исключительно в стенах учреждения среди своих коллег. Разведчица спустилась в партер и никем незамеченная поползла на карачках к 9-ому ряду. Нюх не подвел чекисткую даму. Там находились интересующие ее субъекты. Подкравшись вплотную к ногам Кравцовой, она нанесла помадой жирную метку на носок ее ботинка. Это слабо светящееся пятно поможет филерам проследить маршрут негодяйки — таков был расчет отважной разведчицы. Сделано! Теперь пора и назад. Задрав свой угловатый зад в черной шелковой юбке и отталкиваясь локтями, она начала ретироваться. Но вот неудача! Не успела Нинель проползти и десяти метров, как сидевший с краю ребенок подал голос. «Мама, мама, гляди! Это же наш Барсик! Как он сюда дорогу нашел?» «Витенька,» назидательно отвечала его грузная мама. «Твоя кошечка дома спит на своем тюфячке.» «Нет, она здесь,» настаивал Витенька, славный кареглазый карапуз, «она проголодалась и нашла меня. Кушай, кися, не стесняйся, здесь все свои.» Мальчик нагнулся и протянул Нинель свой недожеванный пряник, который, мяукнув, ей пришлось принять открытым ртом. Недаром по искусству маскировки и оперативному мастерству в разведшколе у Полторацкой всегда было «отлично»; привлекать ненужное внимание строго противопоказано в ее ремесле. Продолжая выползать, она, ни разу не поперхнувшись, дожевала угощение и поднялась на ноги лишь у бокового выхода, где за занавеской стоял часовой. С облегчением она разогнула свою уставшую спину и стряхнула сладкие крошки со своих щек. «Не волнуйтесь, товарищ. Я лейтенант госбезопасности CCCP,» предъявила она ошалевшему солдату красную книжечку. «Ничего смешного не нахожу. ЧК не дремлет!» отрезала она, заметив озорные искорки в его глазах. «Продолжайте наблюдение за порядком.» «Есть продолжать!» козырнул служивый и браво вытянулся во фронт. На цыпочках Нинель опять заглянула в зал. Там все было по прежнему. Зачарованная публика внимала происходящему на подмостках. Рудольф и Мими распевали во все горло, купаясь в волшебных лучах театральной луны. Нинель наморщила лобик. Теперь дело было за наружкой. Она побежала искать телефон. Комендант здания провел ее в кабинет директора и оставил одну. Никодимов долго не отвечал; Нинель стала думать, что он тоже ушел на танцы, но терпение разведчицы было вознаграждено и минут через пятнадцать она услышала его заспанный и вялый голос. «Они здесь,» сообщила Нинель. «Я видела их в зале. Вызывайте свою команду. Берем их сейчас же.» Ответом ей была долгая и смущенная пауза. «Моих бойцов сейчас не разыщешь. Они дорвались до местных телок и в данный момент отрываются по полной. Раньше утра в гостиницу не вернутся.» «Что же делать?» безмятежно спросила Нинель. Она ничуть не огорчилась. Одним из ее достоинств было невозмутимое хладнокровие. Никодимов задумался. «Можно позвонить в городской отдел МГБ и попросить подмогу, но сегодня воскресенье и вряд ли кто-нибудь придет. К тому же это дело не их, а наше московское.» «Какое безобразие. Тогда я пойду сама.» Она брякнула трубку на рычаг, крепко сжала губы и проверила боевую готовность пистолета Макарова в своей сумочке. Снедаемая честолюбием, Нинель Полторацкая вышла из театра и затаилась за колонной. Площадь была погружена во тьму безлунной ночи, прохладный ветерок обдувал ее тело, брезжили фонари на столбах. Она быстро стала мерзнуть, на ней было лишь тонкое платьице, но oна упорно выполняла свой долг перед родиной. Немного погодя к ней подошел милиционер и спросил, что она здесь делает. Ее красная книжечка произвела впечатление, Нинель попросила милиционера далеко не удаляться, а ждать ее сигнала. Козырнув, он отошел в соседнюю подворотню и замер там, повернув к чекистке свое лицо. Tянулось время; Нинель не сдавалась, правда, колени ее от ползанья по ковру в зале чуть-чуть саднили. Хлопнула тяжелая дверь, возвещая о конце ее страданий, и народ стал покидать театр. Людской поток густел и ширился; опасаясь быть замеченной, она стояла за колонной спиной к выходящим, рассчитывая рассмотреть светящееся пятно на башмаке диверсантки и последовать за ней. К ее досаде неяркий смешанный свет, приходящий со всех сторон — из окон жилых домов, от фар автотранспорта и других всевозможных случайных светильников — затруднял ее задачу. Пятно было неразличимо, площадь опустела; Нинель потеряла свою цель. Она была горько разочарована, у нее плыло перед глазами, ей стало трудно дышать. Стуча каблуками, подошел тот самый знакомый милиционер и спросил нужна ли еще его помощь? Кивком головы она отпустила любезного коллегу. «Какая упущена возможность!» кляла Нинель своих сослуживцев. Она вздрогнула и обернулась, когда крепкая рука опустилась на ее плечо. Перед ней стоял Никодимов. Лицо его в резком свете уличных ламп казалось осунувшимся и постаревшим. «Мы их найдем,» молвил он, поправляя кобуру пистолета, скрытую под пиджаком. «Там где Кравцов, там же и его пассия. Завтра после обеда мы в полном составе выезжаем на прииск.» «Но в лагпункте его сейчас нет,» поежилась Нинель. «Нет, так вернется,» Никодимов сплюнул. «Я объявил тревогу по всему городу. Поймаем всех троих. Хоть здесь в Магадане, хоть там на прииске — за колючкой, среди заключенных — но поймаем. Нам без разницы…» Чекист крепко потер ладони, вскинул брови и хищно осклабился.

Круглов, з/к Љ Ф-642, точно не знал сколько боевиков в лагере, он знал только свою пятерку. Он полагал, что таких ячеек-пятерок было много; иначе зачем они накопили столько оружия; но разве скажешь что-то определенное глядя на замкнутые, неумытые лица невольников? Тот роковой день начался как обычно — завтрак, развод и долгий марш на работу. Ослабленным голодом и изнуренным непосильным трудом доходягам занимало два часа пройти пять километров по лесной тропинке до полигона. B широкой каменистой долине между двумя безлесными кряжами, 12 часов подряд узники рыхлили ломами и набирали лопатами в тачки золотоносную породу, которую затем откатывали и сваливали на транспортёрную ленту. Двигающаяся на роликах лента должна быть тяжело нагруженной, иначе дневной план по промывке золота не будет выполнен и бригада не получит достаточно хлеба. За этим следил бригадир и зычно покрикивал, «Навались, ребятки!», когда замечал, что лента шла порожняком. Круглов страдал больше всех. Никто не хотел работать с ним в паре, над ним все подтрунивали; он понимал, что вкалывать наравне с другими уже не может. Силы покидали его. Удары кайлом по скальному грунту отдавались в его мозгу, с трудом удерживал он ручки тележки; когда ее катил, колесо вихлялось по трапу, неимоверные усилия требовались, чтобы удержать ее в равновесии; Круглов чувствовал, что выдыхается. Только вчера он приходил в амбулаторию и умолял фельдшера дать ему хоть один день отдыха. Заметив на деснах и на ногах его признаки цинги, эскулап заявил, «Не пьёшь стланик, потому похудел. В стланике витамин Ц содержится. Он от всего лечит и везде растет. Пойди, набери, поправишься. Олени, медведи и волки в лесу его жрут, а ты что хуже?» И фельдшер с превосходством похлопал з/к по его тощему плечу. Силы покидали Круглова с каждым днем, но желание отомстить властям за свою разрушенную, испоганенную жизнь не ослабевало. Когда же настанет этот день? Он отчаянно ждал восстания, но оно все не начиналось. Вкатывая тачку в гору, он почувствовал себя особенно плохо: сердце заколотилось как бешеное, закружилась голова, свет померк в глазах, рассудок помутился. Он проковылял ещё несколько шагов, колесо соскочило на грунт, руки его разжались и с ненавистью оттолкнули тачку. «Довольно!» утробным голосом вскричал он и стрелой помчался в старый забой, там где был оружейный тайник. Его oтчаянный порыв привлек внимание других. Случилось небывалое, раб бросил работу и протестовал! Его товарищи по несчастью застыли как вкопанные, их челюсти отвисли, с изумлением глазели они на дерзкого ослушника. «Ишь какой прыткий,» прокомментировал его рывок бригадир. «А говорил, что недоедает. Ужо всыплю ему по первое число, как вернется.» Нагибаясь и помогая себе руками, Круглов энергично взобрался по откосу и пропал в черной дыре тоннеля, откуда вынырнул через минуту преображенным. Он стоял на пороге пещеры с винтовкой в руке, оглядывая мир, который ему предстояло освободить! Все рабское спало с него, глаза его сияли, тело наполнилось силой, вечно сгорбленная спина распрямилась! Он поднял винтовку над собой и помахал ею, как бы приветствуя тех, кто снизу с немым восхищением смотрел на него. «Это восстание! Восстание началось!» пронеслось в толпе; некоторые из них — посвященные — понеслись туда, где стоял ликующий Круглов. В мгновение ока все 50 винтовок были розданы и заключенные бросились на охрану. До самого последнего момента вохровцы не замечали презренных рабов. Часть оцепления, размещенная ближе к шахте, находилась на вершине гребня. Оттуда охранники не могли видеть входа в забой и радостного Круглова. Остальная часть охранной роты, расположенная на противоположной стороне полигона, заметив непорядок, выпустила несколько очередей в непокорных, не причинивших им много вреда. Сопротивление было быстро сломлено: перепуганные густотой винтовочных выстрелов вохровцы запросили пощады, их сослуживцы на другой стороне бежали в сопки; те кто не успел лежали в лужах крови, их оружие перешло в руки народа.

Восстание — какое это емкое слово… Оно означает последний порыв отчаявшейся личности, оно означает отказ от себя, оно означает рывок из беспредельной глубины безнадежности. Рабы, идущие на смертельный штурм, как на праздник, да еще с винтовками в руках — неизмеримая сила. Они заставляют хозяев трепетать, сомневаться и искать уступок. У рабов отняли все, тем самым сделав их сильнее самых сильных. Теперь им нечего терять. Они больше не боятся своих угнетателей.

Весть о побоище в долине Глебову принесли уцелевшие вохровцы, час спустя прибежавшие в лагпункт. У ворот их неодумевающие коллеги поначалу не признали своих дружков и, прицелившись из пулеметов, прикрикнули на них, но потом рассмотрев синие мундиры и расстроенные лица милицейского воинства, впустили к себе. Заслышав плохую новость на вахту прибежало лагерное начальство. Размазывая кулаками слезы, горемыки рассказали о захвате заключенными их автоматов и невесть откуда взявшихся у з/к винтовках. Взволнованный Волковой побежал в свой кабинет радировать в Магадан, предварительно приказав Глебову — Торчинскому объявить тревогу, переводить лагерь на военное положение и начать расследование. По пути в казарму охранной роты Глебов призадумался. События вышли из-под его контроля и понеслись как лавина, захватывая все с собой. Преждевременно, непредсказуемо и во вред идее. Вспышка доведенных до отчаяния рабов сорвала тщательно организованный заговор. Что делать? Усмирить эту бригаду и, ожидая условленного часа, позволить чекистам железом и свинцом растоптать народное возмущение или без промедления поднять знамя восстания? Вождь выбрал безотлагательные действия и борьбу до последней капли крови, а там видно будет. «Может быть,» надеялся он, «заслышав о мятеже, поднимутся наши соседи? У них тоже разработаны планы и накоплены сотни единиц стрелкового оружия. Тогда это будет серьезная война.» При входе в казарму стоявший на небольшом деревянном возвышении дневальный отдал Глебову честь. Большое помещение было залито солнечным светом. Двухярусные койки, аккуратно заправленные серыми одеялами с белоснежными наволочками на подушках, были расставлены словно по линейке. Почти задевая головой висевший позади портрет Сталина, отрывисто и заученно солдат отдал рапорт. «Передай старшине,» выслушав его, проинструктировал Глебов, «чтобы рота размещала вернувшиеся вечером бригады в бараках. Приказ командира — не выпускать заключенных до утра. 6-ую бригаду не ждать. В лагерь они не вернутся и останутся ночевать в лесу. Запомнил?» «Так точно, тов. майор!» гаркнул дневальный. «Так держать,» вполголоса добавил Глебов и, не объяснив свое намерение, отправился на полигон. До вахты было недалеко. «Опасно, тов. Торчинский,» отпирая калитку, остерег его веснушчатый часовой и долго смотрел ему вслед, пока тот не скрылся за поворотом. Было позднее утро короткого северного лета. По сторонам натоптанной глинистой дороги зеленел бурьян. Справа подальше сквозь заросли низких, изогнутых деревьев и кедрового стланика блестел небольшой ручеек. В траве на его берегах расцветали одуванчики, ромашки, мелькали шляпки грибов. Воздух был наполнен гомоном птиц. Среди гусиных стай мелькали рябчики, дрозды и пеночки. Они прилежно выводили птенцов, чтобы осенью вместе с потомством снова улететь в теплые края. Дорога привела его в долину. Эта плоская, перерытая траншеями котловина, со следами колоссальной деятельности по добыче золота была безлюдна. С перевала Глебов разглядел остановившийся транспортер, кучи породы, сверкающий поток воды в желобе и десяток обобранных трупов вохровцев, валявшихся там и сям. Осматриваясь кругом, он подошел к шлюзу промывочного агрегата. Разбросанные лопаты и тачки, пятна крови на земле, обрывки одежды свидетельствовали о бурных событиях, которые произошли здесь недавно. Тишина стояла неописуемая: ее прерывал лишь шум ветра в вершинах сопок, журчанье ручья и клекот птиц в небе. Краем глаза Глебов уловил движение и обернулся. С другого конца долины, из опушки лиственного леса к нему направилась группа людей с винтовками наперевес. Вид у них был угрожающий: рты плотно сжаты, глаза полны гнева, брови сердито нахмурены, на измазанной одежде у всех блестели ножи. Глебов спокойно ждал, пока они приблизятся. Они остановились в десяти шагах, разглядывая пришедшего. «Торчинский к нам пожаловал,» язвительно высказался один из них, доходяга неопределенного возраста, выше среднего роста и восточной наружности. «На разведку пришел, гад!» подскочил к Глебову другой, хворый ханыга, похожий на ходячий скелет, и замахнулся прикладом. «Покончить нас собираешься?!» загудела ватага. Вождь легко вырвал винтовку из рук обессилевшего человека. «Торчинский — мое ненастоящее имя. На самом деле я ваш друг. Это я спрятал в забое винтовки для вас, чтобы вы подняли восстание. Где Круглов и Пилипенко? Позовите их. Они меня знают.» «Врешь ты все, коммуняка,» выступил вперед высокий, темноволосый горняк. Мощные бугрящиеся мышцы угадывались под его ватником. «Ты Пилипенко,» парировал Глебов. «Припомни, что я говорил тебе, Круглову и Перфильеву в том забое год назад,» Глебов указал наверх, где чернел вход в шахту. «В коробку из-под зубного порошка вы собирали золото, на которое мы купили для вас оружие. Ты не мог видеть меня тогда, я был в темноте. Верно?» Пилипенко смутился и потупил голову; упрямство не давало ему признать свою ошибку, однако голос его смягчился. «Перфильев сейчас на другой шахте, а Круглова больше нет,» молвил он басом. «Убили в бою?» «Нет, умер от радости,» со скупой слезой рассказывал украинец. «Сердце у него изношенное было. Так сильно суетился, что сжег себя за один час. Побледнел, ойкнул и повалился мертвый.» «Уже отпели, закопали и крест поставили,» сказал кто-то из задних рядов. Наступило продолжительное молчание. «Грустно. Вы выступили слишком рано и без приказа.» «Это Круглов. Мы думали, что он знает. Так ведь?» подал голос Грицько, жилистый, невысокий земляк Пилипенко. «Сделанного не вернешь,» Глебов обвел глазами одухотворенные лица повстанцев. Они больше не были рабами; они превратились в стойких борцов. «Остается одно — рваться напролом. Я пришел вам помочь. Сегодня к концу дня мы должны расширить восстание, связаться с остальными бригадами и экипировать их. Я покажу вам, где находятся тайники с оружием. Мы раздадим винтовки всем кто желает присоединиться к нам. Предлагаю вооруженным повстанцам построиться в колонну и следовать за мной на ближайшую делянку. Это в 9-и километрах отсюда к юго-востоку.» «Блатные бузят, что с ними делать?» спросил Грицько. «Половина разбежалась, остальные хотят вернуться в бараки; мы, мол, здесь ни причем; восстание не наше.» «Тем, кто не с нами, скатертью дорога; мы никого не держим,» Глебов сжал кулаки и расставил ноги пошире, готовый к схватке. «Тех, кто нарушает порядок — строго дисциплинировать, вплоть до расстрела.» В ответ раздался озадаченный гул голосов, «Ишь как, кончать значит их будем, больше не побалуют,» донеслось из толпы, потом оттуда прорезался мальчишеский дискант, «Как вас величать, товарищ?» «Называйте меня Вождь. Называйте меня Юрий Иванович. Называйте меня товарищ. Товарищ — хорошее русское слово, правда, испохабленное большевиками.» Он одернул свой китель и прокричал, «Мы дойдем туда через два часа! В колонну по три становись!» «Мы не можем сейчас идти, Юрий Иванович, «раздались извиняющиеся возгласы. «У нас уха варится…» Глебов засмеялся. «Это очень важно. Отставить мою команду! Приступить к приему пищи! Где это?» «Да вот тут недалече.» И Глебов последовал за ними в глубину леса. На широкой травяной поляне горели костры. Из котелков, подвешенных на жердочках, валил аппетитный пар. Вокруг них расположилась вся бригада. Они сидели, лежали, гуляли, курили, болтали, но никто не гнал их на работу. Люди наслаждались покоем. Над ними раскинулось голубоватое летнее небо, лучи неяркого северного солнца согревали их, в небе курлыкала пернатая живность и возле речки расселись умельцы-рыболовы, которые выдергивали оттуда вкусных пескарей. Наловленное ими тут же передавалось любителям-поварам, которые очистив рыбок, готовили следующую порцию варева. Один из повстанцев подал Глебову консервную банку с ухой. Жесть была горячей; обжигая пальцы, он с трудом удержал емкость. Обдувая суп, Глебов через край выпил его без остатка. Жидкость была несоленой, но имела хороший вкус и питательные свойства наваристой, пахнущей костром ухи. Он почувствовал прилив сил и тут же поднялся. «Долго не засиживаться,» взглянул на свои наручные часы Вождь. «Это почему же?» встрял ширококостный, приземистый мужик со сплющенным, кривым носом. Нечесанные черные волосы спадали на его лукавые, злобные глазки. «Теперича свобода. Начальство вона без сапог голяком валяется.» Закорузлым толстым пальцем он ткнул туда, где вороны клевали раскиданные по полигону трупы конвоиров. «Свободу добыли не вы,» резко ответил Глебов. «Мы, подпольная антисоветская организация, решаем, что делать с нашей свободой. Блатные нам не нужны. Если будете мешать, народ призовет вас к порядку.» «Но, но ты не балуй! Деловой думаешь? Мы тебя сичас перышком порежем,» пахан встал и направился к Глебову, длинная финка поблескивала в его кулаке. Тот не колеблясь вырвал винтовку из рук повстанца, мгновенно приложил ее к плечу и нажал на спусковой крючок. Заслышав выстрел, бригадники повалились наземь, напуганная рыба перестала клевать, хлопая крыльями взлетела стая гусей и долго по долине гуляло отраженное эхо. Пуля попала бандиту в сердце. Он упал навзничь, кровь скапливалась под ним и медленно уходила в грунт, рука с ножом вытянулась к предполагаемой жертве. В своем последнем рывке он застыл навсегда. В нависшей тишине прозвучала команда Глебова, «У нас имеется всего полдня. Доедайте и пойдем…»

Шли легко по бездорожью, благо было сухо, ни пыли, ни слякоти; однообразно тянулись сопки с голыми зазубренными вершинами, попадались узкие долины, по дну которых петляли мелкие ручейки. Через два часа ходьбы путешественники натолкнулись на заболоченную котловину. На ней росли скрюченные карликовые березки, елочки и ольшаник, над кочками клубились тучи комаров. Решили обходить болото стороной, там где виднелся скальный кряж. С высоты его перед ними открылась покатая равнина с волнистой грядой холмов; на ней работали люди. «Почему их так мало? Их должно быть больше ста,» недоумевал Грицько. «Остальные в забое,» невесело объяснил ему Пилипенко. «Там хуже всего бурильщикам. Целыми днями они вдыхают каменную крошку, через два-три года у них развивается силикоз, и они больше не жильцы. На их место пригоняют новых рабов.» «А это кто?» его кореш указал на рабочих, по одиночке выскакивающих из зева тоннеля. Они толкали нагруженные до верха тачки и вываливали содержимое в «промывочный прибор». «Это откатчики, как ты и я. Что не узнаешь? Кормят нас плохо, всегда мы голодные, а вкалываем от зари до зари.» Десятка полтора конвоиров замыкали кольцо оцепления. Рядом на бочке группа блатных резалась в карты. Им было весело. Они ржали во все горло и некоторые отплясывали трепака. «Я поговорю с бойцами,» Глебов обратился к Пилипенко, которого назначил старшим. «Может быть обойдется без крови. Вы, ребята, подползите ближе, нацельте винтовки, если я в беде, то стреляйте. Вы опытный военный. Ведь вы воевали на Белорусском фронте? Меня именно там арестовали.» «Меня взяли в Польше в конце 44-ого, в тот день, когда назначили командиром батальона,» Пилипенко с ненавистью скрипнул зубами. «Забрали прямо из блиндажа, лишили всех наград и впаяли 25 лет каторги.» Они обнялись. «Пора поквитаться с советскими,» сказали они почти в унисон.

Было начало второго, полуденная теплынь достигла 20-ти градусов, глаза солдат щурились от яркого солнца, лица блестели, гимнастерки на спинах потемнели от пота, ноги прели в кирзовых сапогах. Внимание служивых было поглощено охраной порядка, монотонными движениями катальщиков-заключенных и поведением караульных собак. На блатных охранники почти не смотрели — они были союзниками, заставлявшими политических работать. Tень, появившаяся сзади, заставила их повернуть головы. «Откуда вы, тов. майор?» обеспокоились вохровцы, завидев Глебова, возникнувшего словно из-под земли. «Я вас снимаю с охраны объекта. Постройтесь и немедленно возвращайтесь в лагпункт.» «Как же заключенные, тов. Торчинский?» изумился сержант. «Они никуда не убегут. Я посмотрю за ними.» Солдаты недоумевали, но не покидали пост. «Нет, так не пойдет,» возразил сержант. «Приказ неправильный и выполнять мы его не будем. Никуда мы не пойдем. Мы вас задержим и вечером после конца смены отправим к Волковому. Он разберется. Недаром говорят, что вы жалеете з/к.» Сержант навел на безоружного Глебова свой автомат. «Арестовать и посадить в штольню до вечера.» Двое вохровцев отконвоировали своего недавнего командира в боковой тоннель шахты и оставили в темноте. «Вот незадача,» сетовал Глебов, наощупь исследуя место своего заключения, но выхода из этого короткого каменного мешка не было. Время от времени мимо него со скрежетом и визгом проносились вереницы рудокопов, толкающих наверх тяжелые тачки. Здесь было холоднее и вскоре от резкой перемены температур Глебов стал зябнуть. Он присел на корточки, наклонил голову и глубоко задумался. Мысли его унеслись в далекое прошлое как иногда бывает в сновидениях. Воспоминания о прежней жизни разворошили его душу. Ему пригрезилась его любимая жена и их мучительное расставание. Слезы закапали из его глаз и он их не утирал. Какая у него сложилась нелепая жизнь, корил он себя во сне. Он застонал от душевной боли, но не мог открыть глаза. Темную, галдящую пустоту его одиночества прорезали выстрелы. Глебов очнулся и поднял голову. «По видимости Пилипенко начал атаку,» решил он. В ответ на дружный винтовочный залп последовало несколько нерешительных автоматных очередей, потом нечасто защелкали одиночные выстрелы. Короткий бой длился минуту, но вокруг все надолго cтихло. Больше никто не гнал по трапу тачек, замолк грохот отбойных молотков, замерли, доносящиеся из глубины забоя, человеческие голоса. Но нет; c победным Ура в подземелье ворвались повстанцы. Они не заметили Глебова и побежали вниз к своим удивленным собратьям. Щурясь от яркого света, Глебов вышел на поверхность. Перед ним предстала знакомая ему ранее картина: полуголые мертвые тела конвоиров, с которых бывшие заключенные стаскивали сапоги и солдатское обмундирование. «Где ваш старший?» спросил Глебов одного из них. «В забій побіг,» певуче ответил тот. «Cвого друга шукає.» Поблагодарив, Глебов пожал плечами. «Где его там сейчас найдешь?» Между тем по одному, по двое, по трое невольники стали выходить на солнечный свет, на свежий воздух, на ласковую природу под голубым ясным небом. Покачиваясь от усталости, доходяги опирались друг на друга. «Они не вояки,» глядя на них, думал Вождь. «Им требуется медицинский уход, обильное питание и длительный отдых.» Толпа нарастала, пока все не поднялись на поверхность. Глебов заговорил с оказавшимся рядом Перфильевым, сизоносым дородным человеком среднего роста. «Отберите 50 самых здоровых мужчин, умеющих обращаться с оружием. Я отведу вас к тайнику. Это недалеко.» Перфильев оказался народным вожаком, знал своих людей наперечет и острым внимательным взглядом быстро выявил необходимых стрелков. Это были 25-летние парни с опытом боевых действий против немецко-фашистких захватчиков. С готовностью они вызвались в ополчение, предпочитая смерть в бою многолетнему гниению на каторге. Схрон находился в заросшей папортниками расселине между двух сопок. Раскопав грунт, повстанцы вытащили завернутые в брезент ящики с оружием и боеприпасами. «Теперь мы сила,» произнес Глебов, построив на полигоне оба отряда. «Но это не все. Мы должны сегодня вооружить еще две бригады. Время не ждет,» добавил он, взлянув на свои часы. «Шагом марш!» Внушительная масса людей сдвинулась с места. Половина из них была вооружена. От топота ног замолк треск насекомых в лесу и оборвался надоедливый звон комаров. Испуганно озираясь по сторонам, заметались в воздухе встревоженные птицы. Cовсем близко серебристо журчал ручеек, провожая восставших в их трудный путь.


Глава 16 | Свободная территория России | Глава 18







Loading...