home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмори

День 289-й, осталось 148


Когда я проснулась воскресным утром, мне не терпелось скорее спуститься на кухню и налить себе кофе. Мы с Тайлером и Шарлоттой репетировали весь прошедший вечер и допоздна засиделись в забегаловке.

За эту неделю мы с Люком ни разу не увиделись. Всякий раз, стоило мне предложить заехать к нему в гости, он отвечал, что у него все болит. Я говорила, что могу заглянуть ненадолго, привезти еще книжек, журналов или мятных конфет, а он отвечал, что ему надо отсыпаться. Эддисон его тоже почти не видела. Она могла сосчитать по пальцам одной руки, сколько раз он вышел из комнаты за все это время. Она несколько раз заходила к нему в комнату и всегда наталкивалась на одну и ту же картину: Люк в больших наушниках сидит в кровати и смотрит в ноутбук.

– Он очень странно себя ведет, – сказала мне Эддисон в этот четверг.

– Все образуется. – Я старалась говорить уверенно, как будто знала, что к чему. – В понедельник он вернется в школу, и все снова станет как раньше. Вот увидишь.

Оставалось только надеяться, что так и будет. Я мучилась тем, как сильно по нему скучала. А еще больше – тем, что он, похоже, совсем не скучал по мне.

– Доброе утро, соня! – сказала мама, когда я наливала себе кофе.

Они с Дерьмовым Дэвидом сидели за обеденным столом и рассматривали содержимое толстенной папки со свадебными планами.

– Привет, – пробормотала я. – Что нового?

Честно говоря, мне это было совсем неинтересно. Вопрос сам собой соскользнул с языка, и я тут же мысленно себя отругала. Ну почему нельзя было спуститься на кухню, молча налить себе кофе и вернуться в комнату?

– Сегодня будем пробовать торты! – чересчур бодро воскликнула мама.

– Судя по всему, нам жизненно необходимо посетить шесть разных кондитерских в радиусе тридцати миль, чтобы найти самый вкусный торт, – добавил Кусок Дерьма. Я посмотрела на него исподлобья, когда он улыбнулся моей маме и сказал: – Не понимаю, разве они так уж сильно различаются?

Мама хихикнула на октаву выше обычного.

– Ой, хватит! – Она хлопнула его по руке. – Будет весело! Я же не к зубному тебя веду нерв удалять. Полакомимся сладким.

– Хорошо. Шесть кондитерских так шесть кондитерских. – Он погладил ее пальцем по носу, а потом два раза легонько по нему ударил. – Моя невеста получает все, что ей угодно. Если не сможет определиться, возьмем по торту из каждой пекарни.

Меня чуть не вырвало от того, как он говорил о ней в третьем лице. А потом он повернулся ко мне и спросил:

– Хочешь поехать с нами, Эмори?

– О, отличная мысль! – Мама хлопнула в ладоши. – Устроим небольшую семейную вылазку!

Какую? Боже упаси.

– Извините, не могу… – Я изобразила улыбку и начала выдумывать на ходу: – Мы сегодня встречаемся с Люком. На самом деле я спустилась спросить, можно ли взять фургончик. Ему пока нельзя водить, внутренние швы должны полностью залечиться.

Мама и Кусок Дерьма обменялись взглядом.

Несколько дней назад я случайно подслушала их разговор. Дерьмового Дэвида разозлило то, что меня не наказали после того, как я пригласила Люка к себе на ночь. Мама рассмеялась и сказала, что я с тринадцати лет не сидела под домашним арестом. Тогда он ответил, что зря – может, иначе я была бы более послушной. Я ожидала, что мама за меня вступится, но она промолчала.

– Какие планы на сегодня? – спросила мама.

– Врач Люка сказал, что ему будет полезно встать с кровати и прогуляться, так что я решила отвезти Люка на природу. – Хоть я и выдумывала на ходу, идея меня прельстила. – Возьмем сэндвичи, устроим пикник.

– Звучит здорово, – отозвалась мама.

Кусок Дерьма ничего не сказал. Он рассматривал каталог с тортами так пристально, словно пытался выучить его наизусть.

– Ключи от фургона у меня в кошельке, – добавила мама. – На столе, рядом со входной дверью.

Я пошла в прихожую, и до меня донесся их тихий шепот.

Я уже тянулась за ключами, когда вдруг заметила пачку писем на столе. Внутри у меня все замерло. Сегодня воскресенье. По воскресеньям не разносят почту. Значит, это вчерашняя. Из стопки высовывался краешек белого конверта.

– Мам, – позвала я. – Мам! Конверт!

– Что?

Я вытащила его из кучи. Посмотрела на адрес отправителя: факультет актерского мастерства Калифорнийского университета Лос-Анджелеса. Вернулась в столовую, прижимая конверт к груди.

– Письмо. Из Калифорнийского университета.

Мама взглянула на меня и порывисто поднялась с места.

– Отказы в конвертах не присылают. Открывай!

– Не могу. У меня руки дрожат.

– Хочешь, я открою?

– Нет. – Я рассмеялась. – Ладно, была не была.

– Вижу, новость хорошая, – сказал Кусок Дерьма, пытаясь изобразить радостное волнение, но актер из него получился неважный.

Я поддела пальцем уголок, надломила печать и достала из конверта яркую цветную брошюру с приколотым к ней письмом. Я начала читать его про себя.

«Дорогая Эмори Керн. Рады Вам сообщить, что Вы приняты…»

Я тут же остановилась и подняла взгляд на маму.

– Я прошла.

Она просияла.

– Ты прошла!

– Я прошла!

Мама притянула меня к себе и крепко обняла, выжимая, словно губку.

– О, Эмори! Как я тобой горжусь! Знала, что тебя возьмут! – Она отстранилась, взяла мое лицо в ладони, расцеловала в обе щеки и снова стиснула в объятиях. А потом отпустила и воскликнула: – Дай посмотреть! – Она забрала у меня из рук письмо и принялась его читать.

– Поздравляю.

Кусок Дерьма шагнул к нам, словно собираясь меня обнять, но я отшатнулась, посмотрела на него исподлобья и помотала головой. Мама увлеченно читала письмо и ничего не заметила.

Она еще раз меня обняла и вернула мне конверт.

– Ну, иди! Бери фургон и мчись к Люку! Наверняка тебе не терпится ему это показать.

Учитывая то, как прошла последняя неделя, я боялась, что Люку будет плевать на мои новости.


Ханна | Если бы мы знали | * * *







Loading...