home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Эмори

День 308-й, осталось 129


В пятницу после школы мы с Люком сразу поехали ко мне домой. Мама уже не валялась в кровати, а деловито сновала по дому. Она сказала, что сходила с утра в зал. Когда я спросила про работу, она ответила, что уже все распланировала на следующую неделю.

Я заметила, что она много времени посвятила уборке. Многие вещи, которые занимали важное место в нашей жизни в последний год, пропали – или она хорошо их спрятала. Свадебная папка уже не лежала на своем привычном месте на обеденном столе. Коробочка, в которой хранились запасные приглашения и карточки с датой, растворилась. Фотография с инсценировкой предложения руки и сердца, занимавшая почетное место на каминной полке, исчезла бесследно. На мамином пальце больше не блестело кольца.

– Вы как раз вовремя! – объявила она и продолжила деловым тоном: – Мне не помешает ваша помощь. У меня в комнате стоят две коробки, в которые я набила вещи Дэвида, и еще одну надо засунуть под потолок в гараже.

– Люку пока нельзя носить тяжести. У него еще не залечились внутренние швы.

– Немножко можно, – возразил Люк, театрально надув щеки.

– Нет уж, – сказала мама. – Присядь и отдохни. Мы сами справимся.

– Ладно, – буркнул Люк и плюхнулся на диван. – Буду торчать здесь и чувствовать себя абсолютно бесполезным. – Он вытащил из кармана телефон, чтобы скоротать время.

Весь день я переживала из-за того, что увижу дома, но мама выглядела бодрой и настроенной по-боевому, и я вздохнула с облегчением. Мы поднялись к ней в комнату и вместе отнесли коробку в гараж. Я не уточняла, что в ней лежит, но догадывалась.

– Так ты с ним поговорила? – спросила я, раскладывая стремянку.

Мама передала мне коробку.

– Нет. Хочу сделать это лично. Он сразу поедет сюда из аэропорта. Будет где-то через час. Вам с Люком надо уйти, хорошо?

Нет. Мы с Люком уже это обсудили.

– Мы спрячемся у меня в комнате.

– Зачем? – спросила мама.

– Я не хочу оставлять тебя с ним одну.

Мама фыркнула.

– Ой, не драматизируй. Он придет, я сообщу ему, что свадьба отменяется, и объясню почему. Скажу, что ему еще повезло, что мы не подаем в суд. Отдам ему его вещи и провожу до машины. – Она придержала лестницу, и я спустилась. – А потом, когда он уедет, у меня запланирован нервный срыв – с сегодняшнего вечера до воскресенья, так что не переживай, пожалуйста, – и на этом все. Я начну новую главу в своей жизни. И все будет в порядке.

– Все-таки мне кажется, что будет лучше, если я останусь, – ответила я.

Мама уперла руки в бока.

– Нет, я не хочу, чтобы ты оставалась. Не хочу, чтобы ты с ним сегодня встретилась. Хочу, чтобы ты больше никогда его не видела.

Она выглядела спокойной и собранной. Но не раз на моих глазах мама уступала Дэвиду и вела себя так, как ей совсем не свойственно, и честно говоря, я даже подозревала, что она немножко его побаивается.

– Ты уверена? – спросила я.

– Конечно. – Она взяла мои ладони в свои. – А ты уверена, что не хочешь подать в суд?

Я долго об этом размышляла. И пришла к выводу, что мне не станет легче от того, что на Дэвида заведут уголовное дело; мне нужно было только, чтобы он пропал из нашей жизни.

– Лишиться тебя – это уже достаточно суровое наказание, – с улыбкой ответила я. – А я в порядке. Честное слово.

– Хорошо. Тогда иди. Чтобы тебя здесь не было, когда он заявится, хорошо?

Я согласилась, но только для вида. На самом деле я собиралась затаиться у себя в комнате. Мы с Люком и Ханной изначально так решили. Я буду рядом – на случай, если маме потребуется моя поддержка или защита. А еще смогу услышать, что он ей ответит.

Мама обняла меня и сказала:

– Я тебе напишу, когда он уйдет, и вы с Люком вернетесь и… ну… посмотрите вместе фильм, к примеру. – Она отстранилась и посмотрела мне в глаза. – Но ты не спеши домой. Сегодня вечер пятницы. Погуляй, повеселись. Со мной все будет в порядке.

Она ушла на кухню, а я ускользнула в свою спальню. Быстро, чтобы она ничего не заподозрила, достала из шкафа металлическую лестницу, приставила к окну, спустила на землю и вернулась в гостиную.

– Готова? – прошептал Люк, и я показала ему большой палец.

Попрощавшись с мамой, мы вышли через парадную дверь. Сели в машину, выехали на дорогу, завернули за угол и припарковались у фонаря под окном Ханны. Убедившись, что горизонт чист, мы обогнули дом сзади и поднялись на крыльцо.

Ханна уже ждала нас у порога. Она открыла дверь и впустила нас в прихожую.

Мы прошли за ней в гостиную. Пастор Жак стоял у окна, поглядывая за белую льняную занавеску. Услышав мой голос, он оглянулся через плечо и тепло мне улыбнулся.

Я ответила ему тем же.

– Как все прошло? – спросила мама Ханны.

– Вроде нормально. Он уже едет. – Я понимала, что лучше не называть его Куском Дерьма при родителях Ханны, но и произносить вслух его имя не собиралась.

Пастор Жак махнул мне рукой, чтобы я присоединилась к нему на его посту у окна.

– Ты в порядке? – спросил он, и я кивнула, стараясь не думать о том, как у меня вспотели ладони, а в животе все окаменело.

За последние два дня папа Ханны засыпал меня извинениями, и я потеряла им счет. Теперь он старался загладить свою вину, говоря мне только приятные вещи, вроде того, что я часть их семьи и всегда ею останусь.

Мама Ханны ободряюще похлопала меня по спине.

– Лучше бы ты разрешила нам пойти, чтобы мы могли дать ему отпор все вместе. И твоя мама была бы не одна.

Конечно, но мама хотела поговорить с ним сама. И я собиралась уважать ее желание, но готова была в любой момент вызвать подкрепление.

– Она справится. – Я хотела еще что-то добавить, но вместо этого сказала: – Он здесь.

На подъездной дорожке появился автомобиль Дэвида. Мы все собрались у окна, наблюдая за тем, как он достает из багажника большую спортивную сумку и идет к входной двери. Он держал сумку так, что его руки выглядели крупными и сильными даже издали.

Он не постучал, а сразу открыл дверь и вошел в дом.

Пора.

Люк уже стоял в углу гостиной и ждал меня. Мы выскользнули во двор, пробежали по лужайке и забрались по приставной лестнице в мою комнату.

Я приоткрыла дверь, и мы оба высунулись в коридор, прислушиваясь.

До нас доносился мамин голос, но я не могла разобрать ни слова. Дэвид что-то отвечал, но я не слышала, что именно. А потом громко и ясно прозвучала его фраза:

– Она лгунья, Дженнифер!

Я напряглась, ожидая, что она ответит. Люк схватил меня за руку, и я покосилась на него. Он нахмурился и раскраснелся от злости. Если бы он сейчас стоял рядом с Куском Дерьма, то наверняка бы ему врезал. И я его за это обожала.

– Ты всерьез заявляешь, что она это выдумала? – закричала мама. – Брось, Дэвид! Она бы никогда так не поступила.

Мне захотелось ее обнять.

– Еще как поступила бы! Эмори всегда меня недолюбливала. Она тебе соврала, а ты клюнула на ее удочку. Девчонка вертит тобой как хочет, а ты этого даже не замечаешь!

Я покачала головой. Он придумывал на ходу. Мне никогда не требовалось манипулировать своей мамой. Зачем?

Долгое время стояла тишина.

– Выметайся, – спокойно произнесла мама. – Бери свои вещи и вон из моего дома.

– Так ты на ее стороне?

– Разумеется, на ее.

– Дженнифер, прошу, выслушай меня!

– Убирайся! Сейчас же.

– Я не уйду.

Люк попытался протиснуться мимо меня, но я посмотрела на него умоляющим взглядом и показала на его бок, напоминая ему о швах.

Только из-за того, что Люк до сих пор не совсем оправился от травмы, я согласилась вовлечь в это дело семью Ханны. Я не хотела рисковать его здоровьем.

– Она все не так поняла, – сказал Дэвид, меняя пластинку. – Когда она вернется домой, мы все спокойно обсудим. Я объясню. Извинюсь. – Видимо, он понял свою ошибку, или мама осуждающе на него посмотрела – так или иначе, он быстро исправился: – Я извинюсь, хотя и не делал ничего плохого.

Его слова звучали убедительно – даже мне так показалось. Я не видела его лица, но мама видела, и мне сложно было представить, о чем она думала. Она долго ничего не отвечала, и Кусок Дерьма добавил:

– Слушай, ты же не веришь в самом деле, что я мог так поступить?

– Не трогай меня!

Ее голос дрожал.

– Дженнифер!

– Прекрати! – закричала мама. – Убери руки!

Этого было достаточно, чтобы я нажала кнопку «отправить». А потом промчалась по коридору и влетела в гостиную. Дэвид крепко держал маму за плечи, его лицо было всего в нескольких дюймах от нее.

Я схватила его за рубашку и потянула на себя.

– Отпусти ее! – крикнула я.

Он развернулся и разинул рот от удивления.

Он поднял руки вверх, как будто я была полицейским и требовала доказать, что он безоружен. Я отстранилась, а он шагнул ко мне.

– Это всего лишь ужасное недопонимание. Я не хотел тебя обидеть. – Он потянулся взять меня за руку, но я увернулась. – Ты все не так поняла, только и всего.

Тут подоспел Люк.

В глазах Дэвида блеснула паника. Не то чтобы Люк в своем нынешнем состоянии представлял большую угрозу – Дэвид был сильнее всех нас, вместе взятых, – но ситуация «два против одного», не считая мамы, не могла не вызвать тревогу.

Правда, ожидалось не два против одного. А шестеро. Ханна и ее родители должны были вот-вот появиться, но время тянулось невыносимо медленно.

Мама шагнула вперед.

– Уходи, – сказала она. Ее голос звучал ровно. Сильно. Смело. – Я много раз повторять не буду.

Он даже на нее не обернулся. Он сверлил меня взглядом сощуренных глаз, словно я была здесь главной злодейкой.

– Уходи, – повторила мама. На этот раз даже жестче.

Он уже собирался поступить как велено, но я невольно загородила самый прямой путь к двери. Я даже не успела заметить выражения его лица, только ощутила, как он оттолкнул меня обеими руками.

Я покачнулась от резкого толчка, не удержала равновесия и упала назад. Я успела выставить локти, чтобы смягчить падение, но это не помогло. Я со всего размаху врезалась в край журнального столика.

Я попыталась встать, но левая нога сразу подкосилась, стоило мне перенести на нее вес. Я снова упала на пол, и Дэвид опустился на корточки рядом со мной.

– Извини, – сказал он.

Он был слишком близко и поддержал меня, чтобы помочь подняться. Он все бормотал извинения.

Я отмахнулась от его руки. Мне не хотелось, чтобы он ко мне приближался, неважно, раскаивается он или нет.

И тогда я увидела пастора Жака – он возвышался над Дэвидом.

– Не трогай ее, – сказал он.

Дэвид обернулся, явно пораженный тем, что в доме объявился еще кто-то, и поспешно выпрямился. Я отползла назад, подальше от туалетного столика и от всех остальных. Уткнувшись спиной в стену, медленно поднялась, опираясь о нее всем телом.

Дэвид растерянно обвел взглядом собравшихся. Миссис Жак подошла к маме и приобняла ее за плечо, словно защищая. Пастор Жак замер возле Дэвида, стиснув кулаки и выпятив челюсть, словно готовясь в любую минуту броситься в драку. Люк подбежал ко мне и поддержал, чтобы я не упала. Ханна стояла на пороге и диктовала мой адрес, держа возле уха телефон – очевидно, она позвонила в Службу спасения.

Мама указала на дверь.

– Пока что речь идет только об охранном ордере, но только потому, что так хочет Эмори. Но если ты не исчезнешь до приезда полиции, я подам в суд. За все.

Дэвид посмотрел на маму. Мне показалось, что он хочет к ней подойти. Миссис Жак, вероятно, подумала о том же самом, потому что встала перед ней и развела руки в стороны, словно показывая, что ему придется сначала убрать ее с дороги.

Тогда он развернулся и пошел в сторону Ханны. Она шагнула в сторону и дала ему пройти. Дверь за ним захлопнулась. Мы в полной тишине слушали, как он заводит машину и уезжает.

Мама подлетела ко мне буквально за секунду. Она крепко меня обняла, сказала, что очень меня любит, и пообещала, что больше и близко не подпустит ко мне Дэвида.

– Ты просто герой! – сказала я.

По маминой улыбке было ясно, что на этот раз все не так, как с папой. На этот раз все будет хорошо.

– Ты тоже, – сказала она и поцеловала меня в лоб.


Ханна | Если бы мы знали | Ханна







Loading...