home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 1. Охотники за головами

Человек в дорогом деловом костюме бежал по улице, отталкивая мешавших ему прохожих. Вслед ему неслись ругательства и многочисленные угрозы. Но он не обращал ни на кого внимания, продолжая стремительными прыжками мчаться вперед. Время от времени он оглядывался через плечо, видимо опасаясь преследования. Но за ним никто не гнался, лишь нецензурная брань рассерженных прохожих летела в спину.

– Финист, я Соловей. Объект пытается скрыться. Проверяется. Чувствует, что мы на хвосте. Веду его до перекрестка с проспектом. Возможно, будет ловить тачку. Принимай его!

– Понял тебя, Соловей. Объект наблюдаю. Принимаю!

– Не упусти его, Финист. Я его с утра пасу!

– Не учи ученого, Соловей. Отбой!..

Бегущий человек достиг проспекта Победы, поднял руку, мгновенно остановив частника, и загрузился внутрь. Автомобиль сорвался с места, входя в плотный поток.

Я мягко тронул машину, стараясь держаться на некотором расстоянии. Упустить объект мы не имели права, очень уж ценной информацией тот обладал, а потеряй мы его из виду – и все, пропал день. Пришлось бы начинать заново.

Частник оказался настоящим асом, вдобавок не признающим правил дорожного движения. Он лихо маневрировал, меняя полосы, наращивая или резко сбавляя скорость. Но я не отставал, умудряясь при этом не попадать в поле зрения объекта.

Коля сидел рядом со мной, азартно комментируя все перестроения:

– Вот ведь гад, смотри, как подрезает нагло! Эх, звякнуть бы сейчас Курагину, он бы с ребятами проучил этого отморозка!

Он был прав. Частник гнал так, словно бежал от смерти и только чудом до сих пор умудрился не вляпаться в аварию. А Курагин – наш знакомый дэпээсник – принципиально не брал взятки с подобных нарушителей, рискующих чужими жизнями, и отбирал права с завидной регулярностью, невзирая на угрозы.

– Номер запиши, – посоветовал я. – Потом займемся.

– Да я все понимаю, – кивнул Коля, – но нельзя же так!..

Машина, которую мы преследовали, совершила очередной опасный маневр, проскочив пешеходный переход на красный свет и чуть не сбив девушку, сосредоточенно толкавшую перед собой детскую коляску.

– Он сейчас убьет кого-нибудь! Надо брать!

– Спокойно! Все обойдется!..

Я оказался прав. Минут через пятнадцать невероятных маневров машина резко остановилась у обочины. Человек в костюме вылез, быстро осмотрелся и нырнул в блестящее тысячами окон здание бизнес-центра «Никитин и партнеры». Только после этого со стороны водителя открылась дверца, и наружу выбрался парень лет двадцати пяти. Он, пошатываясь, обошел машину и сел прямо на асфальт, схватившись руками за голову. Несколько минут он приходил в себя, потом вернулся за руль и поехал дальше, но уже в совершенно ином стиле – спокойно и без нервов.

– Говорил же, обойдется! Видать, солидную сумму за скорость пообещали, а может, наш клиент ему угрожал. – Я припарковался неподалеку, но мотор не глушил. – Вызывай ребят, кажется, мы нашли очередную берлогу! А я пойду и посмотрю, что там внутри…

– Эрик, не рисковал бы в одиночку.

– Ничего, я только осмотрюсь…

Коля ничего не сказал, только осуждающе помотал головой. За последние три месяца это была уже пятая вычисленная нами оперативная база трогганов. Если, конечно, человек в костюме явился сейчас именно к своим нанимателям…

После возвращения из 1943 года случилось многое. Во-первых, к нашему счастью, перенеслись обратно все, даже Чижов. Портатор Греве остался у Ставриги, а выжил ли полковник после перестрелки, мы не знали, но это оказалось единственной нашей потерей. Во-вторых, память у ребят восстановилась, и вдобавок пережитое в прошлом также не стерлось. Так что теперь я был не единственный, кто помнил все. В-третьих, оказалось, что в нашем мире прошло всего около суток, поэтому нашим исчезновением еще никто и не думал заниматься. Никто даже не догадывался, что целый оперативно-разыскной отдел выпадал из текущей реальности. Для окружающих нас людей никакого исчезновения попросту не было!

Естественно, что мы не спешили к майору Шельгину с докладом. Он быстро определил бы нас в психушку, а может, и поверил бы… Майор – сложный человек. В любом случае так рисковать Лурье не решился.

В-четвертых, это уже касалось лично меня, Катюша тоже переместилась с нами и не исчезла, не растворилась, а осталась точно такой, какой была и там – в сорок третьем. Не знаю, имелась ли в нашем времени другая Катя Соколова – оригинал? Скорее всего, да, была здесь другая Соколова – местная. Но в случае моей Кати никакого разделения или слияния памяти не произошло. Она помнила только то, что могла знать исходя из своей жизни, а наши реалии оказались для нее совершенно незнакомы. Впрочем, адаптировалась она изумительно быстро… Но об этом позже…

Вернувшись, мы долго держали совет, решая, как жить дальше. Временная замена памяти очень сильно подействовала на ребят, изменила их, сделала другими. Они и рассуждали теперь иначе, не ставя на первое место собственные интересы, а мысля более глобально. Словно бы вдруг поняли, что сиюсекундная выгода – не главное в жизни…

В итоге сошлись на том, что трогганам точно у нас не место. И с того дня мы начали на них масштабную охоту. Цели трогганов нам были известны, способы их достижения – тоже, поэтому оставалось лишь выработать правильную концепцию отлова пришельцев. Тут отличился Коля Егоров, предположивший, что начать нужно с агентств по трудоустройству. Где, как не там, посторонние люди обладают значительными массивами информации по самым различным персоналиям? Что может быть проще для троггана, чем пролистать анкеты и выбрать подходящих жертв? Конечно, не всякий типаж можно отыскать в анкетах, но большинство – вполне реально. А для всех остальных случаев у трогганов были такие внештатные агенты, как, например, Чиж.

И Коля оказался прав. На первое нужное агентство мы вышли буквально через неделю. Но взять троггана целым и невредимым не получилось. При первой же опасности они попросту уничтожали тела-оболочки, предпочитая скрыться на время из нашего мира, чем попасть в плен.

С тех пор охота продолжалась, не останавливаясь ни на день. Мы искали базы трогганов и отчаянно пытались захватить хотя бы одного из собирателей. Но до этого дня успех нам не сопутствовал. Базы-то мы находили, но вот с целыми и невредимыми трогганами до сих пор ничего не получалось.

Катя в поисках не участвовала. Она поселилась, конечно, у меня и все свое время посвятила изучению особенностей нашей жизни. Многое ей казалось диким, стыдным, невозможным. Но постепенно она привыкала, старалась адаптироваться. И уже не краснела при просмотре чересчур откровенных фильмов или рекламы женских гигиенических средств. Но и для себя этого полностью не принимала, чем меня чрезвычайно радовала.

Я вовсе не хотел, чтобы она стала такой же, как все вокруг. Наоборот, именно ее скромность, традиционные моральные качества и привлекали меня в Катюше. И ее отчаянная смелость, когда она впервые пришла ко мне в тот покосившийся деревенский домик, где я лежал на металлической и такой скрипучей кровати, сильно отличалась от развязных домогательств моих былых подружек…

Нет, я был счастлив, что наш отвратительный мир не сломил ее характер, не изменил ее сути, не превратил в гламурную кису местного разлива.

А Ямберту мы так и не смогли дозвониться. По номеру телефона, который он нам дал, подавал голос лишь автоответчик. Влад пробил номер через свои каналы, но оказалось, что телефон зарегистрирован на пенсионера, который весь год проживал на скромной даче и ни слухом ни духом не ведал о желтоглазом.

Наших ресурсов на все не хватало, поэтому приходилось подключать ребят из соседних отделов – конечно, не объясняя им полностью сути дела.

Помимо трогганов, у нас хватало и обычной текучки, которая составляла нашу работу. Дела мы в последнее время прилично запустили, так что нагоняй следовал за нагоняем, Шельгин нервничал, а когда майор нервничал, нужно было быть готовым к большим неприятностям. Мы прикрывали друг друга, как только могли, стараясь успеть везде и всюду, но времени катастрофически не хватало. К счастью, ту историю с умершим подозреваемым, которому Шельгин всадил пулю в ногу, удалось замять. Не сомневаюсь, что за это майор выложил немалую сумму. Но, по крайней мере, у отдела внутренних расследований вопросов к нам не имелось.

Я подошел к бизнес-центру. На первом этаже располагались торговые залы – там с самого утра бродили обычные покупатели, а вот выше, начиная со второго этажа и заканчивая последним, в здании находились исключительно офисы. Некоторые фирмы занимали сразу по целому этажу, другие ютились в десятиметровых комнатушках – место считалось престижным, и аренда изрядно била по карману.

Вход в торговые залы был широким, с огромной вывеской сверху: «Добро пожаловать!» Мой же путь лежал в соседнюю дверь, где за постом охраны находились лифты.

– Вы к кому? – Молодой, крепкий охранник преградил мне дорогу. Второй без интереса взглянул на меня и отвернулся.

Работа у ребят не бей лежачего – торчи себе целый день на стуле да точи лясы с напарниками. Происшествий здесь практически не случалось, разве что директор одной из фирм-арендаторов напьется да буянить начнет, но таких пытались усмирить их же подчиненные, а если не получалось, то охранники все равно ничего не могли себе позволить: ни вызвать наряд – потом проблем не оберешься с протрезвевшим бизнесменом; ни применить силу. Все, что они могли, так это воздействовать убедительными доводами на разум нарушителя порядка, но обычно это не помогало. Вот и отыгрывались они на случайных людях вроде меня, одетых скромно, без претензий. Люди, отягощенные внезапно свалившимся на голову богатством, выглядят совсем иначе. Каждый мечтает в душе как-то самореализоваться, я все понимал…

– Тут мужик один зашел, минуты три назад, в костюме. Я его подвозил, он у меня в машине деньги выронил. Вот, отдать хочу!

– Отдай нам, – весело предложил охранник. – Мы передадим! Обязательно! Гарантия сто двадцать процентов!

Я сделал вид, что задумался.

– Нет, лучше уж я сам! Вы только фамилию его скажите и номер кабинета!

– Слышь, друг, без предварительной договоренности и пропуска в здание – нельзя. А я понятия не имею, кто там и что потерял. В костюме, говоришь? Так они все тут в костюмах!

– Это, наверное, тот, который к Харитонову пришел, – предположил второй охранник. – Он же вот только пробегал. Пропуск показывал, вроде бы все как положено. А к лифту понесся как угорелый. Если и на улице так же бегал, то и выронил, видать, бабки… Офис 404. Пусти его, к Харитонову постоянно люди шастают. Одним больше, одним меньше – какая разница?..

– Не пущу, – уперся первый охранник. – А может, тот не к Харитонову шел? Откуда мне знать? А может, это опять проверка от Денисова? Я вот его пропущу, а меня через час уволят за несоответствие…

– Ну, как знаешь, – сбавил тон его напарник и отвернулся.

– Иди, друг, иди. А деньги себе оставь. У того мужика костюмчик дорогой был, не обеднеет…

– Но…

– Иди, кому сказал!


Я вышел из здания. В принципе свою задачу я выполнил. Фамилию узнал, номер офиса тоже. Конечно, неплохо бы удостовериться во всем лично, но интуиция мне подсказывала, что второй охранник данные назвал правильно. Я заметил его взгляд – внимательный и серьезный. Возможно, он и меня срисовал заранее, еще с наружной камеры у входа, в отличие от его молодого коллеги, который заметил только, что у меня отсутствуют признаки достатка: часы, костюм, дорогие туфли. А человека не рассмотрел.

Коля ждал меня в машине.

– Через пятнадцать минут Серега будет здесь! Влад передает привет. Говорит, хорошо сработали! Но сам не приедет, его там Шельгин на ковер вызвал.

– По поводу?

– А кто же знает? Может, слухи дошли о нашем гешефте…

Да уж, если майор прознал о наших активных действиях в связи с поисками собирателей, то придется как-то объясняться. Конечно, мы уже заготовили легенды на любой случай, но… Шельгин – не какая-то там кабинетная крыса, он профи. И правду выбивать – его работа и призвание. Посвящать же майора в перипетии истории с трогганами казалось нам нецелесообразным. По крайней мере, пока у нас не появятся серьезные доказательства того, что мы не сошли с ума…

В бизнес-центре имелись и дополнительные выходы, как минимум – один пожарный, но вряд ли наш подопечный засек слежку, поэтому я не волновался, ожидая приезда Гранина.

Он прибыл, как и обещал, через пятнадцать минут, припарковав машину рядом с нами. Его массивный БМВ матово блестел полированными боками, вызывая завистливые взгляды прохожих.

Серега вылез из машины – огромный, небритый, с недоброй улыбкой на лице. Мы с Колей выбрались из служебной «тойоты-авенсис» и подошли к капитану.

– Говорят, у вас удачный улов?

– Я практически уверен, что мы обнаружили новое логово. Трогганы любят такие места – арендуют весь этаж и хозяйничают там, как хотят. Никто и не суется, пока платят исправно. Такая база, да в центре города – что может быть лучше? На этого типа нас, кстати, вывел Чиж. Он молодец! Старается изо всех сил. Надо будет поощрить…

– Что ж, поощрим, если надо, – кивнул Гранин. – Твой Чижов через многое прошел вместе с нами, такое не забывается.

Он был прав. Чиж, как только вернулся обратно, пропал на две недели. Я уже думал, что он сбежал из города от греха подальше, а он просто приходил в себя, уйдя в глубокий и серьезный запой. Протрезвев же, он моментально объявился в отделе и потребовал своего участия в процессе поиска «мерзких инопланетных гадов трогганов». В такой просьбе отказать – кощунство, и с тех пор Чиж при нашей поддержке, как моральной, так и финансовой, занимался активным сбором информации.

Одну точку по его наводке мы уже накрыли, правда, тамошнему троггану-шефу удалось самоликвидироваться вместе с оборудованием, а его местных подчиненных в детали никто не посвящал, а значит, они оказались для нас совершенно бесполезны. Тем не менее мы их наказали по совести, подкинув кое-что вещественное в их карманы. Суд долго разбираться не станет, с распространителями сейчас не церемонятся, пусть посидят несколько лет, хотя бы и по иным статьям…

Помощника Харитонова, если это его настоящая фамилия, Чиж вычислил случайно. Нам все еще не хватало продуманной системы поиска. Все проходило достаточно хаотично, и, если бы не обширные агентурные связи по всему городу, мы бы гораздо чаще оставались с пустыми руками.

В последнее время трогганы и их агенты здесь начали применять новаторские методы. Вот, к примеру, этот фокус с водителем-чайником: на нем использовали подавитель воли – так мы называли это новое оружие трогганов. С подавителем мы столкнулись впервые с месяц назад, когда спасли от переправки в тень несколько человек. Но они, к нашему удивлению, оказали нам сопротивление. Потом, спустя несколько часов, они все же пришли в себя, но ничего не помнили, кроме того, что к ним подошел улыбчивый человек в дорогом костюме, спросивший, как проехать к центральной площади…

Но этот человек не был собирателем, скорее, его доверенным лицом, правой рукой, местным представителем. И таких ассистентов трогганы стали все чаще использовать в последнее время, сами предпочитая действовать из-за кулис. Наши рейды не прошли даром. Трогганы несли потери, самоликвидировались, уничтожая тела-формы, а возвращение в новой оболочке требовало времени и энергоресурсов. К тому же им приходилось менять базу, набирать новую команду – в общем, начинать с нуля.

Самое интересное, что в городе постоянно находилось изрядное количество трогганов. Они знали о неудачах друг друга, но совершенно не координировали свои действия для общего отражения нашей атаки. Напротив, создавалось такое ощущение, что они действовали обособленно друг от друга, соревнуясь между собой в успехах и не помогая коллегам решать проблемы. Это играло нам на руку, но я опасался, что долго подобное везение продолжаться не может. Трогганы обязаны сменить тактику, иначе, рано или поздно, мы выдавим их из города, всех до единого.

Мы вошли в здание ленивой походкой уверенных в себе людей. Молодой охранник дернулся было вперед, заметив меня, но Гранин сурово ткнул ему в лицо удостоверение, а заодно опустил руку на плечо. Я покачал головой. Охранник слегка присел и так, на полусогнутых, вернулся на свое место. Серега умел производить впечатление. Второй охранник спокойно кивнул, признавая за нами право следовать куда угодно.

– Я бы на вашем месте никого не стал предупреждать о нашем визите, – с легкой улыбкой посоветовал Коля. Он после возвращения стал резким в действиях, опасным, как змея, и его уже никто больше не называл «Молодой».

– Но… – начал первый охранник.

– Не волнуйтесь, – оборвал его второй. – Мы в чужие дела не лезем…

– Вот и отлично! Рад, что мы достигли взаимопонимания! Эта такая редкость в современном мире…

Серега уже вызвал лифт, двери приветливо разъехались, мы вошли. На прощание Егоров погрозил пальцем непонятливому охраннику. Тот закивал, как китайский болванчик.

Когда двери открылись, мы попали прямиком в приемную. И здесь трогганы арендовали весь этаж. Симпатичная секретарша вспорхнула с приветливой улыбкой со своего места нам навстречу:

– Добрый день! Чем я могу вам помочь?

– О, мадемуазель! – Серега окинул ее оценивающим взглядом, мысленно, похоже, раздев девушку и покрутив в различных позах. – Я бы не отказался от большой кружки черного кофе! Без сливок, без сахара!

– Я тоже, – подтвердил Коля.

– А мне яблочный сок, – кивнул я.

– Но… – Секретарша никак не могла определиться с нашим статусом. – Вам назначено?

– Конечно, – подтвердил Гранин. – Только ваш шеф еще об этом не знает!

– Я вызову полицию!

– Так мы уже здесь! – улыбнулся Егоров и протянул удостоверение. – А на вашем месте я бы шел домой. И искал новую работу. Такая милая девушка, а связалась с бандитами!

– Как – с бандитами? – Секретарша ошарашенно захлопала невероятной длины ресницами. – Разве они…

– Да-да, бандиты, самые настоящие, – охотно подтвердил Серега. – Но вы не бойтесь, недолго им еще бандитствовать осталось!

– Ох! – Девушка испуганно уставилась на нас. Ножки, талия – все у нее на уровне! Красавица, да и только. В прежние времена я бы такую не упустил… но сейчас Катя не поймет… да и самому не хотелось…

– Напишите ваш номер телефона. – Колю, похоже, посетила та же идея. – И можете идти домой. Я вам вечером позвоню. А мы уж как-нибудь обойдемся без кофе и сока. Работа наша тяжела, к трудностям и лишениям не привыкать… Вопросы?

Секретарша замотала головой, безропотно записала номер телефона и покинула офис, подхватив сумочку. Думаю, хороший вечер в приятной компании Егорову сегодня обеспечен. Растет смена, растет!..

От приемной в обе стороны полукругом вел коридор, ярко освещенный десятками ламп.

– Вы направо, я налево! – скомандовал Серега и бодро зашагал в выбранном направлении.

– Вот вечно – как налево, так он… – заметил Коля.

Вскоре мы увидели первую дверь. Я подергал за ручку – заперто. Вторая дверь с нашей стороны коридора поддалась нажиму. В небольшом кабинете за столом с компьютером сидела дама бальзаковского возраста с крашеными волосами и в очках.

– Вы кого-то ищете, молодые люди? – с удовольствием оторвалась она от работы.

– Харитонова, – улыбнулся и ей Егоров. Он вообще был щедр на улыбки женской половине человечества, независимо от их возраста.

– Это через три двери дальше по коридору, – расстроилась женщина. Небесно-голубые глаза Николая и его широкая белозубая улыбка мгновенно покорили ее сердце. – Вас проводить?

– Нет, что вы, девушка, не хотим отвлекать вас от дел! Сами найдем!

– Мне вовсе не в тягость. – Взгляд «девушки» стал мечтательным.

– Работайте, гражданка! – Я резко вернул ее на землю. – Если понадобитесь, вызовем повесткой!

– Ах! Вы из милиции?

– Это теперь называется полиция! Пора бы запомнить, дамочка!

Я прикрыл дверь, оставив женщину в расстроенных чувствах.

– Зачем же ты так? – спросил Коля. – Можно ведь деликатнее.

– Они тут людей похищают. Ты не забыл, случаем?

– Я все помню. – Глаза Егорова сузились в узкую щелку. – Но ты не путай трогганов и людей. Тем более эта тетка – она-то уж явно обычный бухгалтер, и не по нашей части.

– Кто знает…

Я подергал очередную дверь. Вновь заперто, и следующая тоже. Тут и Серега подошел к нам с другой стороны. Третья дверь – как раз та, на которую указала женщина из кабинета, – легко распахнулась, открыв нашим глазам просторный офис, обставленный по-спартански просто: посредине – широкий стол с ноутбуком, с десяток конференц-стульев, книжные шкафы у стен, растение в углу и три акварели на стенах. За столом сидел трогган со знакомым профилем Алиева-Греве, а напротив него – тот самый мужчина, за которым мы следили все утро. Мужчина резко обернулся, изменился в лице, увидев нас, и тут же попытался засунуть руку во внутренний карман пиджака, но Гранин в мгновение ока очутился рядом и прижал его к столу своей широкой, медвежьей лапой. Второй рукой он проверил карманы и извлек массивную зажигалку, портмоне и мобильник.

Трогган за все время не сделал ни единого движения. Он застыл на месте, держа руки на виду и наблюдая за нашими действиями. Коля держал его на мушке, наученный горьким опытом.

– Так, что у нас тут? – пробасил довольный Серега. – Портатор, как я погляжу? Знатная добыча, в хозяйстве пригодится! Не так ли, господин…

– Алиев, – кивнул трогган. – Да-да, тот самый! Мы уже знакомы с вами, господа полицейские!

Вот так номер! Старый знакомец! Мы искали его все эти месяцы, но бывшая квартира Алиева, конечно, оказалась пуста, а прочих трогганов допросить не удавалось, слишком быстро они самоуничтожались.

– Отлично, – обрадовался Гранин, – я давно хотел встретить тебя вновь!

– Для чего же, если не секрет?

– Какие могут быть секреты между нами? Конечно же, чтобы переломать тебе несколько костей в знак благодарности за наше удивительное турне, которое не купишь за деньги!

– Думаете, мне это повредит?

– Может, и нет, но в любом случае мне будет приятно.

– Согласен, – подтвердил Алиев. – Разрушение тела-формы – процедура хотя и безопасная, но для меня достаточно болезненная. Не хотелось бы подвергаться ей без особой нужды.

– А ты не торопись, – предложил Серега. – Нам ведь есть о чем поговорить?

– Несомненно, несомненно! – кивнул трогган. – Я наслышан о ваших подвигах. Мои коллеги даже объявили награду за ваши головы, если вы этого еще не знали. Слишком затратно нам обходится столь частый в последнее время перенос разума в тело-носитель. Так что вскоре ждите неприятностей!

– Угрожаешь?

– Вовсе нет, предупреждаю! Я ведь вас ожидал рано или поздно…

Алиев неожиданно быстрым движением выхватил из-под стола самый обычный пистолет – даже Серега не успел среагировать, – и выстрелил в голову своему ассистенту. Пуля угодила тому точно в лоб. Мужчина рухнул на пол вместе со стулом. Из раны посыпался песок. Голем! Здесь, в центре нашего города!

– Отлично! – Алиев бросил пистолет на стол и поднял руки в знак мирных намерений. – Теперь, когда нам никто не мешает, поговорим? Итак, я предлагаю вам, господа, взаимовыгодное сотрудничество!..


Пролог | Мир-тень | Глава 2. Предложение, от которого невозможно отказаться







Loading...