home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3. Отдел криминальной полиции в новом амплуа

Комендант временного общежития для младшего офицерского состава, временно расквартированного в городке, показала мне комнату. В ней стояло несколько кроватей, но соседей я не обнаружил, только оставленная на столе пачка папирос указывала на то, что здесь обитает кто-то еще.

Я сел на сетку продавленной металлической кровати – точно такая же кровать стояла у нас на даче, я прекрасно знал с далекого детства, как на ней можно чудесно прыгать, высоко вверх, долетая почти до самого потолка, и задумался.

Удивительно, что я так легко воспринимал происходящее, не терзался мучительными вопросами, почти не впадал в панику… если только не считать того момента во время бомбежки, но это простительно – впервые в жизни прямо мне на голову кидали смертоносные снаряды… и, что самое странное, я не выдал себя ни поведением, ни словами. Хотя все должно происходить наоборот – я просто обязан если не биться в истерике, то хотя бы переживать и волноваться до дрожи в коленях. Однако ни колени, ни руки у меня уже не тряслись, а, напротив, голова казалась удивительно ясной, а мысли четкими. Только вот виски до сих пор слегка ломило… И даже потихоньку начал созревать план действий на ближайшее время, пока еще в общих чертах… Ясно было одно: от прогулки на ту сторону фронта мне не отвертеться, а значит, так тому и быть. Тем более именно там находится синий портфель, и если его обладатель умеет то же, что Алиев из моего мира, то встретиться с ним – приоритетная задача. А с остальным постараемся разобраться по ходу дела…

Решив таким нехитрым образом насущные проблемы, я вдруг почувствовал приступ сильнейшего голода. И еще хотелось спать. Решив, что обед подождать может, а вот когда еще удастся подремать – неизвестно, я снял сапоги и прямо в одежде улегся на койку, тут же провалившись в глубокий сон.

Сколько мне удалось поспать – не знаю, думаю, часа два, прежде чем меня довольно интересным образом разбудили.

Я почувствовал, как чьи-то руки легко, профессионально прошлись по моим карманам – если бы я не специализировался одно время на автобусных воришках, то и не заметил бы этих почти невесомых касаний. Но местному карманнику не повезло – резко повернувшись, я схватил вора за руку и тут же вывернул ее так, что он не мог пошевелиться от боли. Потом я неторопливо поднялся на ноги, не отпуская руку первого схваченного мной в этом мире преступника.

– Ай, больно! Пустите меня, вы что? – Голос показался мне знакомым, но в такие совпадения я поверить не мог. Я резким движением развернул воришку к себе и, схватив его за грудки, с жадным любопытством уставился в его лицо.

Чиж! Никакой ошибки! Это был он и в то же время не совсем он. Глаза, нос, цвет волос – все, как и у того Чижа, которого я знал, а вот выгоревшие под солнцем волосы, небольшой шрам на виске, наконец, солдатская военная форма – все это делало местного Чижа иным, не похожим на самого себя.

– По карманам шаришь, гаденыш? – Я придал своему голосу интонации Влада, когда тот бывал не в духе. Подействовало сразу. – Знаешь, что полагается за воровство по законам военного времени?

– Да вы что, товарищ лейтенант? Да я ни сном ни духом… Меня послали вас разбудить!..

– Фамилия? – Я отпустил его, но Чиж и не думал бежать, настолько оказался перепуган.

– Чижов. – Солдатик с невероятной скоростью бледнел, кровь отхлынула от его лица. Вампир, право слово. – Товарищ лейтенант…

– Молчать! Отвечать только на мои вопросы! Кто тебя послал?

– Лейтенант Соколова. Она сказала разбудить вас и проводить на склад.

– Так, Чижов. – Я заложил руки за спину и обошел его в стиле незабвенного Гепарда – героя повести «Парень из преисподней» братьев Стругацких, – разве что тросточки не хватало да надежного брата-храбреца за спиной, – осматривая с головы до пят. – Развели тут птичий двор. Чиж да сокол. Младший лейтенант в курсе твоих фокусов?

– Никак нет! – Он как вытянулся по струнке, так и не шевелился, лишь преданно заглядывал мне в глаза.

В том, что Соколова ни при чем, я и не сомневался, но хотел на всякий случай проверить. Береженого, как говорится…

– Это она тебя подговорила по карманам пошустрить?

– Да вы что, как можно?

Даже бить его не пришлось, он и так готов был сдать всех. Вот только сдавать оказалось некого. Чиж действовал исключительно по собственной инициативе.

– Откуда родом?

– Товарищ лейтенант, не помню я, контузило меня, вот даже шрам остался…

– Совсем ничего не помнишь? – А вот это уже интересно. Объясняло, почему Чиж меня не признал, если, конечно, я имел сейчас дело именно с тем Чижом, которого знал прежде. Все же шрам явно несвежий – несколько месяцев на вид. Впрочем, если предположить, что нас всех раскидало по разным временным участкам, – а такое допущение легко можно сделать, учитывая невероятные способности Алиева и его отвратной зажигалки, – то амнезия являлась очень удобным прикрытием… Вот только зачем ему в таком случае скрываться от меня? Ведь, помни он о том, что случилось, я мог бы стать для него обратным билетом домой. Нет, Чиж и правда ничего не знал и в данный момент не врал.

– Чем хотите поклянусь! Как долбануло меня три месяца назад – осколком по касательной зацепило, – так память напрочь и отшибло. Имени своего не помнил даже – хорошо, что документы при мне нашлись. Доктора смотрели, говорят, бывает такое. А поделать они ничего и не могут, если пройдет, то само…

– Хорошо, боец. На первый раз я тебя, пожалуй, прощу. Но с одним условием…

– Все, что угодно, товарищ лейтенант! Только не под трибунал!

– Да какой трибунал? – Я искренне удивился. – За воровство я могу пристрелить тебя на месте своей рукой, без суда и следствия… Но я же сказал, что прощаю. Однако отработать придется. Искупить вину, так сказать, кровью…

– Товарищ лейтенант… – Чиж побледнел еще сильнее, хотя секунду назад я бы поставил последний рубль на то, что это просто невозможно. Впрочем, он и в нашем мире был трусоват, и тут, как видно, не сильно изменился.

– Выбирай сам. Я принуждать тебя не хочу. Только учти: если выберешь мои условия, то отступить уже не удастся. В общем, как знаешь. – Я демонстративно погладил кобуру, которую не снял, даже ложась спать.

– Я выбрал, – мгновенно решился Чиж. – Я с вами!

– Хорошо, я и не сомневался. С этого момента ты – мой личный адъютант, а это означает: куда я, туда и ты. А теперь давай, показывай, где тут склад…

Он лишь обреченно кивнул и повел меня сквозь руины немецкого городка. Я шел следом, внимательно оглядываясь по сторонам. Редкие местные жители попадались нам навстречу. В основном старики. Они уныло брели куда-то, обходя многометровые завалы. А вдруг и мои ребята где-то неподалеку, но так же, как и Чиж, не помнят себя? Эх, быстрее бы Соколова проверила списки. Может быть, повезет…

Чижа я решил держать при себе по двум причинам. Во-первых, несмотря ни на что, он все же свой, из нашего мира, а не из этой непонятной реальности, куда нам так не повезло попасть. Если, конечно, он не являлся обычным двойником, что тоже нельзя исключать. А во-вторых, имелась у меня смутная надежда, что с Чижа все началось, Чижом и закончится. Вдруг Алиев вновь выйдет на него для какой-то своей надобности, тут-то я своего шанса не упущу и не попадусь уже так глупо, как на квартире. Но кто же мог знать, что обычная, пусть богатая, но ничем особо не примечательная зажигалка обладает подобной силой…

И еще одна мысль все крутилась и крутилась в моей голове: мне крупно повезло, что до сих пор никто не распознал во мне чужака. Ведь сделать это очень просто: манера говорить, вести себя, самые простые реакции – все выдавало во мне пришельца. А с диверсантами – ибо кем еще могли меня посчитать – разговоры долго не ведут: к стенке – и все дела. Я ведь с трудом выяснил, какой на дворе год, где уж было понабраться таких подробностях, как имена артистов, которые сейчас популярны, последних новостях, сводках с фронтов и прочего-прочего. Всего и не перечислить. Ведь мы каждый день получаем гигантские массивы информации, которые, сами того не замечая, постоянно обрабатываем на сознательном и подсознательном уровне, усваиваем или отторгаем. Так что этот предполагаемый поход за линию фронта мне только на руку. Пообтешусь немного, да и с глаз начальства исчезну. А там видно будет…

– Пришли, – отрапортовал Чиж. – Склад!

Мы предъявили охранникам на входе наши документы, и Чиж помог мне подобрать все необходимое. Я ведь сам толком не знал, что может пригодиться. Конечно, в свое время я ездил на военные сборы, но настоящая война – совсем иное дело, а тем более предполагался рейд в тылы противника через линию фронта…

Так что советы моего новоявленного порученца очень пригодились. Он уже успел порядком освоиться за три месяца, проведенные здесь, и, несмотря на мнимую, а может, и реальную амнезию, разбирался в обстановке неплохо.

Осенний камуфляж по размеру мне подобрали быстро, затем вручили армейский нож НР-40, каких я множество повидал и в своем времени, также мне достался совсем новый ППС-43 – пистолет-пулемет Судаева, калибра 7,62 миллиметра, и вещмешок с запасом всего необходимого, начиная с консервов и заканчивая спичками. Экипировали, что называется, по полной…

– Откуда все это богатство? – поинтересовался я. Прежде мне казалось, что во время войны у наших всегда были трудности с поставками. Тем более на дворе сорок третий год, когда ресурсы истощены практически полностью. А тут такое изобилие!

– Немцы подвезли, откуда ж еще? – удивился Чиж. – Совместно с нашими производят, у них все четко по графику. Раз обещали – сделали!..

Чижа мы тоже переодели, и после этого я велел отвести меня к Соколовой. Времени прошло достаточно, и если по моему запросу возможно хоть что-то выяснить, то она уже должна была это сделать.

Катя встретила меня на редкость удивленным и задумчивым взглядом. Мы нашли ее в комендатуре, в одной из небольших комнат, заваленной папками с документами. Приказав Чижу ждать снаружи, я, скрывая нетерпение, поинтересовался:

– Ну как, успехи есть?

– Есть, – кивнула лейтенант. – Вы, наверное, удивитесь, но я нашла ваших товарищей!

– Всех? – обрадовался я. Если ребята рядом, то, может быть, мне повезет, и хоть кто-то из них помнит то же, что и я. А вдвоем уже легче, тем более – втроем или вчетвером!

– Всех. И даже скажу больше: Егоров, Лурье, Гранин – они и составляют тот разведотряд, к которому временно приписаны и вы…

Я присвистнул. Вот эта новость неожиданна во всех отношениях! Но я уже не понимал, приятная ли она, нет ли тут очередного подвоха?.. Хотя что это я? Безусловно приятная, вот только как бы мой интерес к парням не вышел мне же боком. Если они не помнят меня, то запрос будет выглядеть по меньшей мере подозрительным, тем более что я рассказал Соколовой слишком многое.

– Я бы выяснила это раньше. – Катя будто извинялась. – Но я с разведчиками почти не общаюсь, у них свой круг, а я все тут мотаюсь, поручения выполняю. Ведь это здорово, что вы своих нашли, да еще и вместе на задание идете, правда? – Только вот посмотрела она на меня чертовски подозрительным взглядом, совсем не вязавшимся с наивным тоном милой девушки.

– Конечно, здорово! Кстати, я тут рядового Чижова в свое подчинение определил. Устроите это официально?

– Чижова? А зачем он вам? Впрочем, не мое дело, конечно, я все устрою. Полковник не будет против.

– Ну вот и славно! А теперь проводите меня к ребятам!..

Разведчики занимали покосившийся домик на окраине городка. Точнее сказать, в этом месте город начал сливаться с близлежащей деревней, так что подобных домов вокруг имелось много. Частью – разрушенные, в некоторых же чувствовалось присутствие человека.

На провисшей веревке, наискось протянутой через дворик, сушились портянки. Дверь в дом была прикрыта. Вокруг царило редкое по нынешним временам затишье. Даже непрекращающаяся далекая канонада, не позволяющая забыть, что идет война, ненадолго стихла.

– Представлять вас не нужно? – правильно оценила ситуацию Катя. – Тогда я пойду. Удачи!

– Надеюсь, еще встретимся!..

Катя с легким смущением кивнула, повернулась и, неловко ступая в огромных сапогах, отправилась обратно, так ничего и не добавив напоследок. Я помнил тот наш случайный поцелуй. Она, думаю, тоже.

– Краси-и-ивая! – протянул Чиж, уставившись ей вслед.

– Не пялься! – Я наградил его легким подзатыльником, и Чижов тут же перевел преданный, как у собаки, взгляд на меня, всем видом показывая, что ждет указаний и готов выполнить их в то же мгновение. Палку ему, что ли, бросить? Пусть сбегает, принесет!.. Я тяжело вздохнул. Тяжелое наследство мне досталось. – Ладно, пора знакомиться!

Мы подошли к двери, и я негромко постучал.

– Не заперто, – раздался знакомый голос, звучавший, как всегда, немного с ленцой. Серега!

Я радостно распахнул дверь, шагнул вперед и тут же попал в медвежью хватку. Я знал любимый приемчик Сереги – вот так с ходу заграбастать кого-нибудь своими огромными лапами, и не выберешься, как ни старайся, а потом давить изо всех сил. Выйти из захвата можно было лишь одним способом – на секунду расслабить все мышцы, чтобы под весом твоего тела противника хотя бы слегка пошатнуло и наклонило вперед – все же девяносто кило, – а потом резкая скрутка и бросок через бедро с подбивом под нетвердо стоящую в этот момент ногу оппонента.

У меня все получилось как по учебнику. Серега приземлился на дощатый пол, а его руку я уже заломил в классический болевой захват. Он взвыл от ярости, но дергаться и не пытался – я держал крепко и мог при желании в любую секунду руку ему сломать.

– Браво, лейтенант! Можете уже отпустить. Экзамен вы, так сказать, прошли. – Влад, сидящий за столом в одной гимнастерке и подштанниках, негромко захлопал в ладоши. – Кстати, давайте знакомиться! Тот, кого вы так успешно уронили, – капитан Сергей Гранин. Меня зовут Владислав Лурье, тоже капитан – руководитель группы. А вон тот парень – младший лейтенант Егоров. Откликается на имена Николай, Колян или Молодой.

Я отпустил Серегу и, протянув руку, помог ему подняться. Встав в полный рост, он оказался, как всегда, выше меня на полторы головы, горой возвышаясь рядом. Тех, кто оказывался подле него впервые, подобное физическое превосходство обычно подавляло, я же давно привык и весело подмигнул капитану. В ответ Серега одобрительно похлопал меня по спине.

– Лейтенант Максимов. Зовут Эрик. Можно обращаться по имени и на «ты», – представился и я, поняв, что меня никто из здесь присутствующих не узнает или делает вид, что не узнает. – Мой сопровождающий рядовой Чижов! – Чиж осторожно заглядывал в комнату, не решаясь войти.

– Мы уже все знаем про тебя, Максимов. – Влад протянул мне руку, которую я крепко пожал. – Специально вызван для перевода с французского и подтверждения нашей цели. Ставрига боевую задачу поставил, будем выполнять! А вот про Чижова мне не сообщали!..

– Хм, товарищ капитан, понимаете, тут такое дело… – Я лихорадочно соображал, как вывернуться из неприятной ситуации. Отпускать от себя Чижа я не собирался. Значит, нужно доказать его необходимость группе. Все же подсознательно я надеялся, что мои товарищи так или иначе, но признают меня, а раз этого не произошло, то и прежние доверительные отношения еще потребуется восстановить. – Чижов – эксперт в области взлома. Любой замок откроет за три секунды! Он нам может пригодиться – природный талант, ограненный многолетним практическим опытом!

Я вовсе не врал. Чиж в свое время успешно промышлял, обнося чужие квартиры, и, хотя гением в этой области не являлся, но вскрыть замок все же мог. Однако небольшое преувеличения в данном случае не повредит!..

– Такой герой нам пригодится. – Влад смерил Чижа своим фирменным тяжелым взглядом. Чижов съежился. В нашем мире он очень уважал капитана, да и здесь былые рефлексы не забылись. – Что, боец, не подведешь?

– Никак нет, товарищ капитан! – Чиж вытянулся во весь свой невысокий рост и прищелкнул каблуками, пожирая Влада обожающим взглядом. Его он боялся больше, чем меня.

– Решено, отправляешься с нами.

– Слушаюсь, товарищ капитан!

– Пока отдыхаем! – приказал Лурье. – Можно слегка перекусить, но не слишком усердствуйте. Ночка предстоит тяжелая! Ты тоже отдыхай, лейтенант, и специалист твой пускай подремлет немного. Вон койка свободная в углу.

Я кивнул Чижу, подтверждая разрешение. Он с нескрываемым удовольствием скинул сапоги, распространив по комнате далеко не самый приятный аромат, и завалился на кровать, тут же захрапев с каким-то странным присвистом.

Молодой не сдержался и захихикал. Влад же, не обращая ни на что внимания, устроился за столом, изучая карту. Он всегда подходил к заданиям ответственно, считая, что лучше перебдеть, чем недобдеть, тем более когда на кону стоят собственные головы. Меня он поучаствовать в разработке плана не пригласил, да я и не напрашивался, полностью доверяя ему в подобных вопросах, тем более учитывая отсутствие у меня знаний о местных реалиях.


Спать же я не хотел – хорошо отдохнул в общежитии; увидев, что Серега решил покурить, попросил у него папироску.

Мы вышли на улицу. Яркое звездное небо раскинулось над нашими головами. Ни тучки, ни облачка. Не самое лучшее время для диверсионных операций. Жаль, что я никогда не увлекался астрономией, поэтому, кроме пары самых известных созвездий, ничего определить не смог. Вроде бы все они оказались на своих местах. Вот Малая Медведица, вот – Большая. И Полярная звезда присутствует там, где ей и положено находиться. На этом мои познания заканчивались, поэтому я перевел взгляд на Серегу и спросил:

– Я смотрю, группа у вас сработанная?

– Да, приходилось бывать в переделках. – Серега вручил мне папиросу, раскурил свою, с наслаждением затянулся и выпустил из могучих легких облако дыма. Тот другой Серега, из моего мира, ни за что не стал бы курить подобную гадость. Здешнему же процесс доставлял удовольствие, сравнимое с употреблением качественной гаванской сигары. Кайфовал человек… – Мы же как-никак с самого начала войны вместе, прямо с тридцать девятого года, тогда в сентябре как все только закрутилось, так и держимся друг за друга. А за четыре года чего только ни случалось!..

Интересно. Значит, в этом мире война началась в 1939-м. Как, собственно, и в нашем – Вторая мировая. Почитать бы газеты тех лет – наверняка многое бы прояснилось…

– Да, понимаю…

– А сам-то что? Слышал, полковник тебя специально выписал. Специалист ты, говорят, по языкам? Парлефранцехаешь?

– Да, немного. Мама – учительница, с детства заставляла заниматься. Видишь, пригодилось…

– Это хорошо, полезное умение, особенно в наше время. Англы-то сейчас уже не те, что прежде, а вот французики настырные, гады! С ними еще придется повозиться, помяни мое слово! И ведь ни одна сволочь не поможет, все придется делать самим!

– А что союзники?

– Немцы? А что они могут? И так еле-еле на ноги встали, и исключительно благодаря нам, а до этого у них там такое творилось: голод, безработица. И если бы не Великий План Спасения Братского Народа, то сам знаешь, что бы с ними приключилось. В общем, мама не горюй!

Он так и произнес это название, выделяя каждое слово. Любопытно, и когда это немцы стали братьями славянам?..

– И тогда англы перепугались, что недолго им осталось, вот и затеяли эту проклятую войну, я так считаю!

– Думаешь, в этом все дело?

– Конечно! – горячо откликнулся Гранин, попавшись на мою уловку. – Именно наш машиностроительный заказ вывел немцев из кризиса. А с нашим сырьем, нашими ресурсами, нашими инженерами, наконец, они сумели выдать лучшее качество в мире!

– А Гитлер что?

– Кто? – искренне удивился Серега.

Этого имени местная история не знала. Значит, развитие Германии, выход из кризиса – все пошло иным путем, и в итоге немцы оказались не нашими противниками, а нашими прямыми и, пожалуй, самыми надежными и преданными союзниками. С одной стороны, русская душа, непременно требующая странного, и пытливый ум, а с другой – немецкая точность, надежность, обязательность. Такой альянс казался идеальным!

– Да жил в свое время один тип… не важно…

– Не знаю такого. Конечно, когда почти половина Германии и часть Польши оказалась в руках французов и англов, то мы не могли не вмешаться. Все же договор о ненападении и помощи действовал, а мы не те, кто нарушает собственное слово!

– Точно, согласен! – поддакнул я, чтобы не выглядеть совсем уж глупо.

– Не знаю, где ты воевал, друг, а мы прошли все круги. Начиная с вторжения в Польшу, затем – отступление по всем фронтам в декабре тридцать девятого, а потом, когда ситуация переменилась, мы всегда были на острие клинка.

Н-да, все в этом мире шло не так, как у нас. Но, по сути, ситуация идентичная: и там и здесь война, гибель и мучения миллионов людей. И там и здесь горе и страдания.

– Американцы не лезут?

– Ты прямо как с Луны свалился, – удивился Гранин. – Пытаются лезть, конечно! Техникой англам помогают, а людей не посылают. Боятся! Сидят себе по ту сторону океана и скоро дождутся, что великое дело коммунизма найдет, наконец, отклик в сердцах тамошних рабочих и крестьян! Их ведь эксплуатируют со страшной силой! Читал недавно статью про это!..

Глаза у него разгорелись. Чувствовалось, что на эту тему он может говорить долго и с удовольствием.

Ох, Серега! Как же ты изменился! Тот хитрый, ленивый, любящий легкие деньги человек исчез, а на его место вдруг пришел пламенный патриот-коммунист, идеологически подкованный, не боящийся ни черта, ни бога, мечтающий о всеобщей победе народной идеи! И это все натворила зажигалка Алиева? И остальные ребята, судя по всему, переменились в иную сторону. Только в двух случаях произошла неувязка: с Чижом и его амнезией, хотя базовая память и у него осталась, ведь не удивлялся же он произошедшим столь внезапно переменам в окружающем мире, – и со мной, который остался целиком прежним. Ошибка ли это Алиева или запланированное разделение? Думаю, скорее ошибка. Ни к чему ему оставлять мне воспоминания, ведь, когда человек знает своего врага, тем более в лицо, он рано или поздно сможет его отыскать. И другой цели у меня нет и быть не может! Найти гада, вернуть ребятам память и заставить мерзавца переправить нас обратно! Пока, к сожалению, это легче сказать, чем сделать…

– Как думаешь, долго еще война продлится?

– Не больше года! – убежденно ответил Серега. – Сам посуди, дольше они не протянут! Италия почти целиком уже наша, Швеция и Дания сохраняют нейтралитет, как и Швейцария, да и греки решили не лезть на рожон, вот только испанцы… Ну что там тех испанцев? Если бы не линия Мажино-2, мы бы давно гуляли бы по Парижу. И англы молча бы это съели! Вовремя они подсуетились, признаю! Но скоро все закончится. Видишь, уже почти всю Германию обратно вернули. Немного осталось. Хотя, вот ты говоришь, американцы… Слыхал я, что у них разработки ведутся секретные. Вроде бы бомбу делают, а что за бомба такая – никто не знает. Ну, да наша наука самая передовая! Если и есть бомба, наши ее быстрее соберут. А без бомбы могут и не соваться, у нас неоспоримое превосходство в воздухе!

Да, видел я это превосходство, когда вокзал бомбили. Кажется, советская пропаганда странным образом играет с умами, заставляя временами не замечать очевидного. Если бы все на самом деле обстояло столь гладко, как говорит Сергей, то подобный налет даже вблизи линии фронта оказался бы попросту невозможен.

– Ну, бомба бомбой, – осторожно ступил я на скользкий путь сбора информации, – но ведь и поставки вооружения – штука для нас очень неудобная!..

– А что поставки? Пусть себе помогают, англам и французам это особо не поможет. А войска американцы сюда не пошлют. Характер не тот. Нация не поймет. У них же там как заведено: если солдата отправляют в бой, то только за победой! Здесь у них подобные номера не пройдут. Полягут американцы, а толку для их страны никакого. И что тогда с их генералами сделают? Правильно, уволят! Представляешь, у них боевых генералов увольняют по просьбам гражданского населения. Цирк, да и только! Так что если они и помогают англам, то делают это дозированно, чтобы потом, в случае чего, никто и придраться бы не смог…

Понятно, политика – дело тонкое, но тем не менее расстановка сил начала для меня проясняться. Кажется, Гранин прав: если не год, то полтора – и Европа полностью подпадет под влияние Союза. Этого американцы, конечно, не желают, поэтому и спешат собрать свою знаменитую бомбу, способную решить все вопросы в одностороннем порядке без права пересмотра. А до этого момента они не спешат, позволяя французам и англичанам самостоятельно разбираться с проблемой, помогая в меру сил оружием и продовольствием, но не слишком в этом усердствуя.

А вот появись у них бомба или какое иное супероружие – и расстановка сил на карте тут же изменится. Атомной бомбе нечего противопоставить, если нет второй такой же! Но, насколько я помнил историю, советские ученые успели в свое время собрать бомбу в срок, начав долгий период холодной войны. Будем надеяться, что и в этом мире они успеют…

Мы докуривали по третьей папиросе, когда на улицу выглянул Молодой и сообщил:

– Капитан приказал собираться. Через полчаса выступаем!..


Глава 2. Back in the USSR | Мир-тень | Глава 4. За линию фронта