home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


XVII

Подземное зло

Долго идти нам не пришлось. От того места, где нашел свою кончину Кокер, мы прошли еще с полкилометра, пока вновь не вернулись к основному туннелю.

Там нас уже ждали.

Я поначалу их даже и не приметил, Джо дернул меня за рукав, как только увидел опасность, и я вовремя среагировал, пригнулся и, шагнув к стене, попытался с ней слиться.

Шагах в пятнадцати впереди стояли рабочие, среди которых затесалась и парочка солдат. Они переминались с ноги на ногу, иногда переходя на несколько шагов в сторону. Друг с другом они не соприкасались. Одни замирали на месте, хотя кулаки их постоянно сжимались и разжимались, а челюсти сводило от напряжения. У других изо рта текла кровь – видно, прокусили себе языки… но бывшие рабочие и солдаты – ныне же монстры унтербана никак не реагировали на столь мелкие неприятности.

Нечто изменило их столь же кардинально, как и Кокера. Нечто, пришедшее с нижних уровней туннеля, – теперь это было совершенно ясно. Я назвал это явление «дыханием преисподней» – немного вычурно, зато верно отражало суть.

«Дыхание» распространялось по воздуху, и то, что Джо, надев противогаз, не подвергся его влиянию, говорило, что бороться с этим явлением (или чьим-то оружием, я пока не разобрался в его происхождении) можно. Нужно было лишь хорошенько подготовиться. Вывод простой: необходимо вернуться наверх, доложить обо всем властям и попросить прислать отряд зачистки. Людей же, подвергшихся воздействию «дыхания», нужно по возможности изолировать и попытаться излечить. Я был уверен, что средство рано или поздно отыщется, было бы желание. Сейчас же они перестали быть людьми, ничего человеческого в них не осталось. И белесыми глазами, и бездумным равнодушием, и звериной силой и быстротой они больше походили на хищников, вырвавшихся на свободу, чем на представителей рода гомо сапиенс.

Сколько времени они уже провели в измененном состоянии? Сутки? Несколько дней? И до сих пор живы – без еды, без воды. Хорошо же «дыхание» постаралось над ними, сделав из обычных работяг сверхлюдей, не требовавших ни пищи, ни отдыха.

Нет, все же прошло чуть меньше недели: пары дней слишком мало, но и недели многовато, иначе Симбирский уже успел бы организовать вторую экспедицию – он не любил терять времени попусту.

Нас пока не заметили. Мы спрятались за выступом, по очереди выглядывая оттуда, чтобы оценить ситуацию.

Все вокруг было залито кровью. Осмотрев участок, я увидел, что далеко не все работяги превратились в «измененных», как я стал их называть, были и те, кто оказался жертвой этого превращения. Оторванные конечности, полувыпотрошенные тела, головы с выкатившимися глазами – все это валялось тут же вдоль рельс, и меня чуть не стошнило от омерзительного зрелища. Здесь недавно убивали, и смерть бедняг была тяжелой.

Я жестами показал Джо, что нужно возвращаться за подмогой, но он покачал головой. Из-за противогаза я плохо разбирал слова, но все же догадался: отступать Джо не собирается и намерен отыскать источник «дыхания». И только тогда, имея на руках полный расклад ситуации, он планировал вернуться в чистую от заразы зону.

Подумав, я согласился. Пока мы владеем лишь частью информации. Да, мы обнаружили измененных – получается, нашли пропавших, но не определили, что именно поменяло их сущности. Выполнили ровно половину работы, но источник заразы – это очень важно! Сумеем мы его отыскать, а еще лучше ликвидировать – и мы сумеем остановить его распространение.

Вернись мы сейчас, Симбирский не принял бы этого, хотя я и предупреждал его, что, мол, воевать – это дело других, но ситуации бывают разными, и я уверен, он настойчиво предложил бы прогуляться под землю еще раз.

Чертовы бандиты, свяжешься с ними раз, и все, увяз по уши!

Придется себя утешить мыслью, что, явись я сюда по своей воле, назад бы не пошел, не выяснив все до конца. И Джо в любом случае не собирается возвращаться, а вдвоем все же веселее…

Осталось только без боя миновать изменившихся. Но как? Следовать параллельными туннелями, нижними тропами, а потом вернуться на нужный уровень или спуститься еще ниже, в самые глухие туннели, и зайти с обратной стороны опасной зоны? Но как далеко она простирается, мы с Джо не знали, может быть, за следующим изгибом туннеля нас ожидает разгадка.

Джо хорошо здесь ориентировался, но и он застыл в сомнении, обдумывая ситуацию.

Пол под ногами внезапно покачнулся, со стен посыпались мелкие камни, поднялся столб пыли – землетрясение? В Фридрихсграде? Сроду у нас ничего подобного не наблюдалось.

Джо сильно дернул меня за рукав, призывая следовать за ним, и мы, пользуясь поднявшейся пылью как прикрытием от случайных взоров, перебежали вперед метров на десять – пятнадцать. Едва успели спрятаться в очередном боковом закутке, как пыль улеглась.

Изменившиеся были совсем рядом, я мог разглядеть все детали их облика, каждую морщинку, каждый волосок, и пустые белесые глаза мертвецов.

Я наблюдал за ними не слишком долго, но кое-какие выводы сделать уже смог.

Сероглазых здесь не было, а белоглазые, как я понял, сами по себе достаточно инертны и, если их не провоцировать, способны часами топтаться на месте.

Я вдруг понял, что не видел их глаз, освещение не позволяло, но чувствовал изменившихся и легко отделил бы белоглазых от сероглазых.

Но и белоглазые представляли собой большую опасность – я прочувствовал это в полной мере, борясь с Кокером, а целая группа таких людей способна обратить в панику целый квартал, да что там – весь город. Неизвестно, сколько всего изменившихся бродит сейчас по туннелям. Сотня? А если больше? И что, если зараза передается не только по воздуху? Или же это не зараза, а всего лишь действие газа – пройдет время и люди вновь вернутся к прежнему состоянию?

Кажется, мы столкнулись с невероятно опасной для столицы ситуацией – кризисом высочайшего уровня. И никто, кроме нас с Джо, об этом пока не знает – иначе войска и полицейские подразделения уже давно перекрыли бы все подходы к платформе, перегородили бы туннель и выставили пулеметы, безжалостно уничтожая любого пришедшего из глубин, дабы не дать возможности заразе распространиться дальше.

А это как раз не сделано, либо наверх доложить не успели, либо некому было докладывать. Вон один из изменившихся слоняется в форме инженера, и неподалеку еще один – явно начальство. Пришли с проверкой и сами попали под удар «дыхания».

Но посты сверху все же выставили и кое-какие дальние подходы завалили, получается, кто-то заволновался и отдал нужный приказ, но его власти хватило лишь на то, чтобы сделать этот минимум и отослать прочь оставшихся рабочих, а к вышестоящему руководству этот человек, очевидно, доступа не имел. Какой-нибудь помощник инженера или стажер, сумевший понять, что под землей стало опасно. Теперь же бедолага ищет пути достучаться до городского начальства, поднимает все знакомства – я бы так и делал на его месте, – и рано или поздно дело дойдет до императорской канцелярии, и тогда сюда направят проверку, а потом войска для оцепления.

Хотелось бы убраться восвояси до того момента, как это случится. Стрелять будут всех без разбору. У паники глаза велики.

Пока же полиция доберется до места и начнет действовать по инструкции, времени пройдет достаточно.

И все же столько дней и никакой реакции – похоже на диверсию.

А может, о происходящем под землей императору известно лучше меня, и все это – секретный план одного из императорских тайных делопроизводств, и мы попросту лезем не в свое дело.

Тут не угадаешь, приходится положиться на случайность. Но случайность, помноженная на вероятность, – это уже закономерность.

Моя жизнь претерпела резкие изменения. Давненько я не испытывал подобного чувства, этой сильнейшей эмоции, когда ты находишься в центре событий, способных изменить мир вокруг, и принимаешь в них непосредственное участие. Когда ты решаешь судьбы мира. Ты сам, исходя из своего жизненного опыта, своих правил жизни, своей личной смелости. Ты принимаешь ответственность на себя. И каков бы ни был исход – виноват в нем только ты. Это невероятное состояние – знать, что от тебя зависят миллионы людей. Недаром из большой политики никто не уходит по собственному желанию. Суррогата абсолютной власти не существует.

Хотя я человек маленький. Мое дело повиноваться и стрелять. А не думу думать.

Остужая себе подобным образом, я все же готовился к действию. Джо явно замышлял прорыв. Я же не верил, что грубая атака удастся.

Но Джо оказался умнее. Он дождался, пока пол вновь заходил ходуном, как и в первый раз, и пыль опять закрыла нас от взоров измененных. И только тогда контрабандист схватил меня за руку и потащил вперед. Главное, не споткнуться. Пылевая завеса продержится две-три минуты, мы должны успеть миновать группу.

Мы прошли совсем рядом с одним из измененных. Казалось, еще пара сантиметров, и я коснусь его одежды. Я даже слышал тяжелое, прерывистое дыхание существа, еще недавно бывшего человеком.

Он не почуял нас. Не знаю, заметил ли он вообще движение рядом с собой или просто принял нас за других измененных. Но мы прошли опасный участок до того момента, как пыль улеглась.

Джо махнул рукой, приглашая следовать за ним и дальше. Я не имел возражений.

Дышать через респиратор было сложно, и я поднял маску на лоб, надеясь на свой иммунитет. Джо не рисковал, упорно шествуя в противогазе.

Через некоторое время третье землетрясение, на этот раз чуть более сильное, едва не сбило меня с ног, а один из камней, упавших сверху, разбил мне голову. Кровь закапала на рельсы, и остановить ее я не мог.

– Оно где-то рядом, – едва услышал я голос Джо, приглушенный противогазом. – Держись, Бреннер!

Что подразумевал контрабандист под понятием «оно», я так и не понял. Наверное, он и сам не смог бы сформулировать свои предположения. А реальность, как обычно, оказалась куда проще и банальнее любых фантазий.

Еще полкилометра пути, и мы достигли цели.

Впереди зиял провал. Не просто яма, вырытая рабочими, нет – именно провал, огромная, почти идеально круглая дыра прямо посреди рельс, чьи оплавленные края перемешались с землей, деревом и щебнем. Диаметр провала составлял шагов пять – слишком много для одиночного случайного взрыва. Да и не похожа была эта дыра на последствия взрыва. Ударной волной разметало бы и все вокруг, но чуть справа на смежных рельсах стояла вагонетка, совершенно новая, еще сверкающая и ничуть не поврежденная. Значит, взрыва не было.

Что же было?

Очевидно, это самое первое мое предположение – произошел некий выброс из самых недр земли. Как если бы дремавший вулкан начал просыпаться и лава искала бы пути наружу, и один из путей прорыва оказался именно здесь, в этой точке. Но никто никогда не слышал, чтобы на месте Фридрихсграда существовал вулкан. Да и следов лавы вокруг не было.

Итак, мы имеем выброс, оплавивший края рельс. Сама же дыра-провал изнутри была также оплавлена до твердой корки. Она поднималась под углом к поверхности, так что даже с нашей позиции можно было заглянуть внутрь и посмотреть, куда она вела. Вот только видно было всего на несколько шагов, а дальше сплошная тьма.

Вокруг провала бродили остальные пропавшие рабочие – еще с полсотни, да несколько людей, одетых в обычные костюмы. Наверняка среди них имелись и люди Симбирского. Но и трупов вокруг хватало. Все те же чудовищные, просто животные повреждения – оторванные руки, ноги, головы, тянущиеся по полу кишки…

Некоторые изменившиеся забрели в провал – поверхность боковых стен оказалась шероховатой, а угол наклона – достаточно большим, чтобы не скользить и твердо стоять на ногах.

– Вот она, дьявольская дыра! – еле слышно донеслись до меня слова Джо. Сквозь слегка запотевшие круглые стекла противогаза я увидел широко распахнутые глаза контрабандиста. Теперь я слышал его вполне отчетливо, хотя еще совсем недавно не мог разобрать ни слова. – Зло пришло отсюда! Мы должны закупорить этот ход. Иначе зло придет в город, и тогда всем конец!

Я был с ним принципиально согласен, вот только пути решения вопроса пока не находил. И еще мне стало казаться, что Джо постепенно сходит с ума. Может, «дыхание» микроскопическими дозами все же проникало сквозь фильтр противогаза? Я был уверен, что здесь концентрация заразы наивысшая, хотя сам чувствовал себя превосходно. Или Джо попросту чуть приподнял противогаз, поэтому его и слышно стало лучше…

Получается, я был прав, предположив, что все дело во вредных испарениях, проникших в туннель из недр земных, заразивших первых уцелевших и превративших их в диких зверей.

Но достаточно ли будет закупорить проход, как хотел того Джо? Во-первых, дальше по туннелю вполне мог существовать и второй проход, ведь мы не дошли до конца и не проверили. Но даже если предположить, что дыра единственная, то, во-вторых, кто-то же ее проделал? Или прожег, или проплавил! И, значит, нет гарантии, что ее не пробьют снова и снова. А главное, где сейчас тот, кто все это устроил?

Чтобы узнать все наверняка, надо было лезть в дыру. Но я морально не был готов к подобному повороту событий. Нет, места там было вполне достаточно, я видел из своего укрытия, что тесно не будет. Но переться вниз на десятки или даже сотни метров? Увольте!

– Я возвращаюсь, – твердо сказал я шепотом, приблизив лицо к противогазу Джо. – Слышишь? Тут не справиться вдвоем!

– Пока там наверху раскачаются, зараза выползет наружу, – вполне логично ответил контрабандист. – И когда полгорода превратятся в таких вот монстров и начнут пожирать вторую половину города, тогда-то, Бреннер, ты и вспомнишь мои слова, да поздно будет!

В защиту изменившихся надо сказать, что убитых они все же не жрали. Они их попросту разрывали на части и раскидывали вокруг, но не жрали… или, лучше сказать, пока не жрали?..

– Предлагаешь спуститься в провал? Мы не пройдем мимо этих, даже не думай. Они заметят нас, нападут со всех сторон, оторвут тебе руки и ноги, а головой сыграют в футбол – слышал о такой игре с кожаным мячом, который пинают все кому не лень?

– Какой еще футбол, Бреннер? Или ты боишься?

Ну вот, дожил, контрабандист и барыга пытается взять меня на слабо. Меня, бывшего десант-риттера, прошедшего огонь и воду. А бывших десант-риттеров, как известно, не бывает.

– Боятся девочки одни по ночам в лес ходить, там злые мальчики с ножичками, а я просчитываю варианты и разумно опасаюсь. Мы пройдем вниз, только если перебьем всех здесь, у провала. Ты хочешь этого? Здесь есть и ваши, я вижу по одежде. Вон тот, например, в реглане – явно из блатных!

– Это Пахом, наш парень. Был наш. А теперь он тварь конченая, видно же по морде!

– Ну если видно по морде… и тебе своих не жалко… то на чужих точно наплевать!

Наш затянувшийся спор внезапно решился сам собой. Затрясло вновь сильнее прежнего. В этот раз я не выдержал и все же упал. Сначала на колени, но туннель трясло снова и снова. Попадали все, даже измененные.

Что-то происходило. Тряска все нарастала. Земля дрожала. Стены ходили ходуном.

Да нас сейчас тут попросту завалит, и дело с концом!

– Он ползет! – заорал Джо, пятясь на четвереньках. Всю его былую решимость как кошка хвостом смахнула. Сквозь стекла противогаза я видел в его глазах один лишь страх.

Те измененные, что прежде стояли в провале, укатились куда-то вниз. Их судьбу я мог только представить и посочувствовать.

А из провала, из тьмы, как точеная маска, сантиметр за сантиметром выступало нечто.

– Беги, Бреннер!

Джо сорвался с низкого старта, как олимпийский бегун, я же застыл недвижимо, не в силах оторвать взор от чудовищного порождения земных недр.

Больше всего оно напоминало гигантского червя. Его распахнутая пасть, испещренная сотнями камнедробилок естественного происхождения, попросту перемалывала все на своем пути, благодаря чему червь и перемещался под землей. И весь его чудовищный облик точно говорил – это существо неземного происхождения.

Никогда за всю историю науки наши ученые-биологи не сталкивались ни с чем подобным. Иногда мне в руки попадались толстые справочники, и я даже листал их скуки ради, но ни разу не видел ничего похожего. Да, наш мир хранит еще множество тайн, я точно это знаю, но эта тварь… она не наша, не местная. Я был в этом полностью уверен.

И еще в одном я убедился: все происходящее здесь – заговор международного, если не межмирового масштаба. И меня вновь угораздило влезть в историю по самые уши – не вытянешь.

Червь ускорил движение.

– Беги, Бреннер! – донесся до меня далекий голос Джо.

И я побежал.


XVI Контрабандистскими тропами | Ксенофоб | XVIII Бой за станцию П.-Д.







Loading...