home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


L

Отряд

Чеканя шаг, я шел длинными коридорами дворца. Сейчас ничего не говорило о бойне, произошедшей здесь несколько недель назад. Слуги поработали на славу: блестел паркет, солнечный свет отражался от множества зеркал. Придворные прогуливались ближе к императорским покоям и залу для приемов, надеясь урвать свой кусок счастья.

Дамы в шуршащих воздушно-легких платьях, кавалеры все как на подбор элегантные, подтянутые – где же вы были, друзья, когда над страной нависла угроза? Отсиживались в своих особняках или наблюдали жадными глазами за боями на арене? А может, лежали в опиумном экстазе в чайна-тауне? Где вы были, господа, тогда и зачем нужны вы здесь сегодня…

Тяжело быть императором. Я бы на месте Костаса разогнал весь этот сброд на все четыре стороны. Однако нельзя – недипломатично. Многие из здесь присутствующих принадлежат к знатным семьям, к великим в прошлом домам, владеют состояниями, заводами, крестьянами, пароходами.

Ничего, рано или поздно Константин Платонович наведет в стране новый порядок. Я был в нем уверен.

Мне коротко кивали время от времени – не больше. Мало кто уделял второй взгляд обычному риттеру в весьма потертом костюме. Я же внимания и не требовал. Вообще, мое появление во дворце произошло вопреки моему желанию.

Утром с посыльным я получил записку, подписанную лично императором, с просьбой – не требованием – явиться к полудню во дворец. От таких приглашений не отказываются, и, хотя планы на день у меня были совершенно иными – новая жизнь требовала много усилий по ее обустройству, я не собирался манкировать императорским вызовом. Как и положено офицеру, я пришел в назначенный час.

Время до обеда я провел в свое удовольствие – выехал за город, в поле, расставил по широкой дуге пару десятков фанерных и соломенных мишеней, а потом разгонялся на «Эгоисте» до возможного максимума, одновременно стараясь выполнить фигуры пилотажа и поразить мишени из всех видов орудий на борту, включая смертоносные ракеты.

Давно я так не отдыхал душой, весь день бы так развлекался.

Я вошел в зал дневных приемов и скромно встал у окна, но почти сразу же меня тронули за рукав.

– Кирилл Бенедиктович, прошу за мной. – Слуга вежливо поклонился и пошел впереди, показывая дорогу.

Вот теперь на меня обратили внимание, но было поздно, мы уже нырнули в коридор и скрылись за портьерой. Слуга приоткрыл передо мной дверь и отступил в сторону, давая возможность пройти. Я шагнул в комнату, дверь закрылась, оставив моего провожатого снаружи.

Император был в комнате один. Я, признаться, ожидал встретить здесь и Беллу, а возможно, кого-то еще из высших чинов империи. Но аудиенция один на один обещала серьезный разговор по душам.

– Кто тут у нас? А, господин Бреннер, как вы вовремя! Я вас заждался! Проходите же, не стесняйтесь! Выпьете вина? Пива? Что желаете? Сигару? Бреннер, да не стойте же столбом, право слово!

Меня несколько удивила такая словесная активность Константина Платоновича. Сейчас он больше напоминал мне франта Костаса, грозу кокоток Фридрихсграда, чем великого и грозного императора Руссо-Пруссии.

– Тут на подносе фрукты, угощайтесь!

Я не заставил себя уговаривать, подошел к изящному столику, сплошь заставленному бутылками и тарелками, и отщипнул виноградинку.

– Очень вкусно!

– Скромен и молчалив. Мы с вами уже пуд соли съели, а вы все так же мне не доверяете.

Я-то знал причину моего недоверия, она никуда не исчезла за это время – подселенец-симбионт, живший в Костасе. Да, император сумел его подавить и подчинить своей воле, но я все равно подсознательно ожидал, что симбионт рано или поздно постарается заполучить контроль над телом и разумом императора. И тогда, возможно, я буду тем единственным, кто сможет его остановить.

– Не смотрите на меня так, будто сейчас достанете мачете и отрубите мне голову. Я понимаю, что у вас есть основания… но настали другие времена, нужно быть более лояльным. Тем более вам – человеку, которого полюбили все иномиряне.

Я скептически приподнял левую бровь.

– Да, Кирилл Бенедиктович, фогели отныне хотят иметь дело только с вами и ни с кем иным. И вэтты, как видно вслед за ними, дружно требуют только вас. Всем нужен Бреннер! Для этого я вас и вызвал. Что же, ближе к делу. Я сегодня подпишу указ о назначении вас чрезвычайным и полномочным представителем империи по всем внемировым вопросам. Извините, такого министерства пока нет, а МИД не подойдет – тут куда более серьезные масштабы. Вот вы его и сформируете, если потребуется кто-то из действующих дипломатов, забирайте любого. Кем вы закончили действительную службу? Десант-риттером, кажется? Хорошо, что вы дворянин, так проще. С этого дня вам присваивается с преодолением нескольких ступеней внеочередное звание генерал-майора с титулованием его сиятельство граф Мекленбуржский – вы ведь из тех краев родом? – с присвоением соответствующих земель и с соответствующим статусу содержанием. Вы довольны? Что молчите, язык проглотили?

Я попросту не знал, что на это ответить. Предложение было более чем щедрое – из разряда несбыточной мечты карьериста, но я-то таковым никогда не являлся, мне это претило.

Я – ксенофоб, ненавидящий чужаков всем сердцем, должен был стать связующим звеном между императорским двором и иномирянами. Смешно! Птиц бы посмеялся там в своей невообразимой межвременной дали, где он сейчас высиживает первых фогелей. Я не хочу! Я не имею права! Я же их всех и правда ненавидел. Или то было прежде, когда у меня отняли девочек? А сейчас как? Лиза – кто бы мог подумать – мой враг номер один. Я обязан ее найти и попробовать образумить или же остановить любыми методами… А Петра – мать моего ребенка, совершенно изменилась, на полученные от меня деньги открыла первый в столице магазин для барышень и знать ничего не хочет о политике. Раньше я сказал бы, что они поменялись местами, перепутали свое предназначение. Теперь же я попросту не вмешивался, учитывая Айю – иномирянку и мою сожительницу. Да уж, странный я оказался ксенофоб. Ксенофоб Ксенофилович Доннерветтер. Как же было просто, когда я жил простой жизнью здорового человека: скорбел, пил и выбивал из преступников долги вместе с зубами…

И все же это предложение, эта должность – для меня ли она?

Кто я есть такой, чтобы рассуждать? Солдат, вернувшийся с войны, но вдруг осознавший, что эта война вечна. И выхода существует лишь два: дезертировать с поля боя или сражаться. Я выбрал сражаться всю жизнь. Пока есть силы, пока я нужен, пока я могу.

И я уже знал, какой сделаю выбор сегодня.

– Ваше императорское величество, позвольте сказать…

– Говорите, Кирилл Бенедиктович, вам теперь можно говорить, не спрашивая разрешения.

– Эта должность не для меня, – отчеканил я, глядя в потолок. – Слишком крутой взлет, при дворе не поймут.

– А вот это, дорогой мой, не твоего ума дело, – внезапно рассердился Костас, резко перейдя на «ты», как в былые дни, когда дело принимало слишком личный оборот. – Это моя забота, как преподать все надлежащим образом.

– Я не согласен, все должно быть в рамках нашего закона и в меру традиционно, иначе дело быстро дойдет до очередной революции. Все слишком быстро меняется, еще эти иномиряне вокруг, люди соскучились по устоявшимся порядкам. Нельзя их ломать через колено. – И это говорил я, еще полчаса назад мечтавший о «новой волне» и смене аристократии. – Лучше все устроить иначе, более завуалированно… – Я понизил тон, благо мы были одни в помещении, но береженого, как говорится… – Поверь мне, Костас. – Я преднамеренно допустил эту вольность, показывая всю серьезность моих слов.

Император проникся полузабытым обращением, а проникшись, задумался.

– И что ты предлагаешь?

– Я сформирую небольшой отряд. Никакого официоза, никаких громких титулов, хотя от финансирования не откажусь, нам предстоят серьезные траты. И статус, скажем, советник по особым вопросам. Чтобы никто не посмел нос совать! И дела я буду решать тихо, очень спокойно, практически в частном порядке… Но дела нам предстоят несколько иного рода…

– И чем ты собираешься заниматься? – полюбопытствовал император, с приязнью поглядывая на меня.

– Истреблять доминаторов. Их слишком много среди нас. Это нужно пресечь, иначе нас ждет мировой хаос. Далеко не каждый умеет контролировать подселенца, как это умеете делать вы. Я буду искать их и уничтожать одного за другим. Пока не очищу мир.

– Масштабные планы.

– Но главное, найти агента Бездны – он ключевое звено, только так можно надеяться победить Бездну, когда она придет.

– Я знаю, это я проложил ей дорогу к нам. – Костас стал мрачен как никогда. – Но мне показалось это отличной идеей – взять немного сил взаймы… а в итоге оказался в проигрыше и цели своей не достиг.

Краткий отчет он получил еще после допроса дяди Отто, но оказалось, что Костас и сам знает о первопричинах не так уж и мало.

– Вы не виноваты, ваше величество, с Бездной в игры не играют, и взаймы у нее брать – затея опасная. Можно или подчиниться ей, или бороться с ней. Третьего не дано.

– И мы с тобой выбираем второе? – устало уточнил Костас.

– Хотите сдаться? Пока еще не поздно, пока не начали? Потом будет поздно.

– Не могу я сдаться, и ты это знаешь лучше меня, Кира. Могу лишь сказать, я рад, что со мной рядом ты. Лучшего соратника и пожелать нельзя.

– Спасибо, я сделаю все возможное. И невозможное.

– Я верю в тебя. Что же… – Константин Платонович пожал плечами и вновь вернулся к деловому тону. – Я согласен, так тому и быть.

– Да, а для ширмы и лишней помпезности вы все же создайте новое министерство – это отличная идея! Пусть глаза врагов устремятся туда, в то время как я буду устранять проблемы без лишнего внимания со стороны. Да и мне так привычнее.

– Устроим по-вашему. Но с вас и спрос!

К этому мне не привыкать.

Если война вечная и не имеет ни начала, ни конца, то надо вести ее по своим правилам и желательно на чужой территории. Иначе не победить.

Бездна дважды пыталась повлиять на наши жизни. Первый раз руками Организации, второй – с помощью комплексной атаки – нелепой попытки малого агента Ока решить все одним махом. И все ниточки вели за океан. Именно там находится главная штаб-квартира Ока и важнейшая зона влияния Бездны в нашем мире – целая страна, срочно перестраиваемая по законам Бездны. Колумбиана. Пришла пора сыграть на их территории своими картами.

Бездна, я начинаю новый виток игры.

Жди меня, Бездна.

Мириады миров, мириады вселенных – суть Бездна. Попав в ее плен, возврата нет. Бездна поглотит, уничтожит, сотрет любого – сильного или слабого, умного или дурака. Для нее нет разницы, Бездна не размышляет, она постоянно расширяет свое влияние, чтобы в один прекрасный момент стать полноправной властительницей всего мыслимого и немыслимого, всего сущего.

Сил человеческого разума недостаточно, чтобы понять даже малейшую часть ее замыслов. Мы слишком мелки для нее, слишком незначительны. Но мы боремся, мы обладаем волей. А это кое-что да значит.

Я постараюсь вернуться.

Помни, Бездна, я не твой.

Десант идет первым. Непобедимый десант всегда идет первым.


XLIX Подведение итогов | Ксенофоб | Сноски







Loading...