home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

– В основном цветоводы выращивают розы лишь девять месяцев в году: с февраля по ноябрь. Конечно, теоретически можно их возделывать и круглый год, но специфика нашего климата, сами понимаете… Очень много средств тратится на искусственное освещение, и себестоимость цветов становится слишком высока – в этом и состоит основная причина, почему с ноября по февраль в Чертанске практически не найти цветы местных производителей. Но мы – исключение из правила! У нас принцип – розы должны цвести всегда! Мы не жалеем средств, и у нас всегда самые лучшие цветы! Есть и эксклюзивные сорта, каких вы не найдете больше нигде! В основном же мы выращиваем вот эти сорта чайно-гибридных роз: Нью-Йоркер, Роз Гожар, Куин Элизабет, Мессаж, Паскаль, Сорейя и другие. Если вас интересуют подробные характеристики, то…

– Нет, подробностей не надо, спасибо! Все сорта нам не нужны. Расскажите об одном – «Мария Каллас» – это название вам о чем-то говорит?

– О да! Это великолепный сорт! Лепестки красно-розового цвета до десяти сантиметров в диаметре, душистые. Листва темно-зеленая. Сорт морозоустойчив, не поражается болезнями. А в 1985 году был признан розой года! Особенность его такова: на одном побеге всегда распускается только лишь один цветок!..

Теплицы «Прекрасного мира» мы нашли без особого труда, приехав по тому адресу, который выслала Лена. Владения фирмы располагались за городом и были огорожены высоким бетонным забором. С охраной тоже все было в порядке: за время нашего здесь пребывания я насчитал не меньше пяти человек в защитной форме – достаточно для такого безобидного направления деятельности, как выращивание цветов. Хотя войны случались везде, где речь шла о деньгах.

Самих теплиц мы увидели с десяток: огромные, каждая до двухсот метров шириной и примерно столько же в длину, они располагались одна за другой. Внутри работала масса народа, при этом каждый был при деле.

Заправлял всеми местными делами Шакен – наполовину эльф, а на вторую – леший. Чем в свое время страшный лешак соблазнил молодую красавицу, сложно даже представить, возможно, как раз своей любовью к растениям. Но результат вышел по меньшей мере необычный: Шакен был высок, строен, с глазами необыкновенного зеленоватого оттенка, но вот лицо его будто кто-то вырезал из пня – корявое, со странным скошенным подбородком. Волосы же у него скорее напоминали мох – короткий ёжик бурого цвета. В общем, полукровка производил по меньшей мере странное впечатление на тех, кто видел его сущность, не скрытую за банальной личиной.

Но цветами он жил. Это было заметно сразу, стоило лишь пообщаться с ним несколько минут. Он говорил о них с невыразимой любовью, казалось, зная в лицо каждый из десятков тысяч цветков вокруг.

Шакен уже успел прочитать получасовую лекцию на тему выращивания роз в местных климатических условиях и готов был говорить о каждом сорте по отдельности, но тогда нам пришлось бы задержаться здесь на пару дней. Поэтому, хоть это и выглядело несколько грубовато, но мне постоянно приходилось перебивать полукровку, возвращая его в нужное нам русло.

– Это правда, что в округе выращиваете этот сорт только вы?

– Да, абсолютная правда! Не могу сказать, что он требует особого ухода. И почему другие его не выращивают, не знаю. Сорт не новый. Его изобрели еще в 1965 году и назвали в честь одной актрисы, а, может, певицы. Извините, я не разбираюсь в знаменитостях, только в растениях…

– Расскажите, кому вы продавали в последнее время эти цветы?

Шакен задумался на некоторое время, потом улыбнулся и, подняв вверх указательный палец, заявил:

– Так ведь можно посмотреть в книгах учета! Там все написано!

– Показывайте! – приказал я.

– Для этого нам нужно пройти в бухгалтерию. Пойдемте за мной…

В теплице, где мы вели беседу, было влажно и душно, а пахло невообразимой смесью из миллионов оттенков, поэтому я рад был свежему морозному воздуху и короткой прогулке до административного одноэтажного строения, разделенного на десяток комнатушек, в одной из которых и оказалась искомая бухгалтерия.

Все бумажные вопросы здесь решали две упитанные тетеньки слегка за сорок, с кокетливым ярким макияжем в стиле: «А я еще на многое гожусь».

– Красавицы, здравствуйте! – приветствовал их Шакен. Мы с Виком дружелюбно кивнули тетенькам, и те тут же принялись строить Вику глазки. Таким уж свойством он обладал, что где бы ни появился, привлекал к себе большую часть женского внимания. – Мне нужна информация по последним продажам «Марии Каллас». Это из пятого павильона, двадцатый участок.

– Вам за последний месяц или за год?

Полукровка вопросительно посмотрел на меня.

– За неделю, думаю, достаточно. Особо интересуют последние два-три дня!

– Хорошо, минутку…

Бухгалтера принялись рыться в документах, а Шакен уныло присел на стул. Видно было, что ему дико скучно, и что если бы мы не являлись важными сотрудниками Службы Контроля, он с удовольствием передал бы нас одному из своих помощников.

– Вот! – наконец сообщила тетенька, крашенная в опасно-рыжый цвет, и ткнула пальцем в дисплей. – Это все счета за нужный период.

Шакен удовлетворенно выдохнул и тут же обрадованно предложил нам:

– Вы располагайтесь, господа детективы, изучайте документы. Наши прекрасные дамы полностью к вашим услугам, обращайтесь к ним, если что-то будет непонятно. А мне пора, извините, работы много!

– Конечно, спасибо за помощь!..

Полукровка быстро выскользнул их комнаты, на его лице читалось явственное облегчение. А мы с Виком уселись на предложенные стулья в ожидании, пока, наконец, нам распечатают бумаги для наглядного изучения. Прошло не больше десяти минут, когда рыжая соблазнительница удивленно развела руками.

– Вы знаете, продаж этого сорта было немного: на этой неделе только в два магазина. Вот адреса…

– Благодарю, – я спрятал листок в карман. – Если вдруг вспомните что-нибудь еще, звоните в любое время. Это очень важно!

Вик элегантным жестом подал рыжей визитную карту. Бухгалтерская дама кокетливо потупилась при этом, всем своим видом показывая свою заинтригованность столь славным кавалером, и мы покинули приют одиноких сердец.

– Ну, ты даешь, друг мой! Зачем было соблазнять крашеную?

– Всякой твари внимание приятно, – ответил на это Вик. – А женщине тем более!..

Теперь у нас имелись адреса магазинов. Вдруг повезет, и мы вычислим покупателя. Но я бы не стал ставить на это свою зарплату, тем более с бонусом.

Вдвоем мотаться по магазинам смысла не имело. Вик тоже это понял, поэтому, покинув теплицы, мы решили разделиться.

До города мы доехали вместе, а потом Вик подбросил меня до офиса, а сам отправился проверять адреса. Я же надеялся, что у Лены появились новые зацепки, иначе пришлось бы просиживать штаны в офисе неопределенное время.

Оля так и не вышла на работу, поэтому в приемной торчал один Костик, уныло пялясь на стену. Он с каждым днем становился все более и более самостоятельным, каким-то невероятным образом усваивая информацию и по-своему ее интерпретируя.

Он кивнул мне, как старому знакомому. Я кивнул в ответ, но Костя уже вновь уставился на стену. Там висел плакат: «Думай своей головой!» – любимый лозунг шефа.

В совещательной комнате тоже оказалось пустынно, но пока я готовил кофе, в комнату заглянула Лена и попросила сделать и ей кружку. Я наполнил обе, сел за стол и закурил.

– Слушай, Лис, а давай по чуть-чуть коньяка?

– Давай, – согласился я и, достав из шкафа откупоренную бутылку, плеснул немного в кофе Лене и себе.

– Устала, голова совсем не работает…

– Где все?

– Брайан вроде в зале тренируется, по стенкам бегает. А Чингиза я отправила пару моих мыслей проверить. Но это так, ничего особого, я результата там не жду…

– А для меня задания будут?

– Будут, но позже. Пока сиди и развлекай меня!

Такое задание было как раз по мне. Сидеть и пить кофе с коньяком в разгар рабочего дня – что может быть приятнее? Только бы шеф не вернулся сюда не вовремя с этой неприятной комиссией вкупе…

Лена словно угадала мои мысли:

– Они сегодня больше не приедут. Но о маньяке уже все наслышаны. Скрыть информацию не удалось. Так что комиссия останется до конца расследования и очень надеется, что оно не затянется. Мне приказано было это передать всем нашим, слово в слово…

– Его ловят уже тридцать лет. А если это продлится еще столько же? Думаешь, они останутся на такой срок?

– Знаешь, то была проблема прошлого состава отдела, а у нас есть лишь несколько дней. Если не поймаем, то, скорее всего, после этого мы уже никого не будем ловить в принципе. Разгонят и заменят другими, как и делали раньше. Два прокола подряд, тем более такого уровня, нам уже не простят.

Она, конечно, была права. Шеф, может, и отделается простым отстранением – тем более, мне всегда казалось, что он взялся за руководство отделом скорее из любопытства и детской любви ко всему таинственному, но уж точно не из финансовых соображений, а вот по отношению к детективам, и тем более к аналитику, могут применить и более жесткие меры. Вплоть до судебного разбирательства с обвинениями в некомпетентности, повлекшей за собой человеческие смерти…

Лена прикурила и задумчиво замерла в эффектной позе: голова слегка приподнята, взгляд задумчив, волосы разметались по плечам, две верхние пуговицы блузки расстегнуты, и мой взгляд сам собой непроизвольно попытался нырнуть в вырез. Инстинкт, я тут совершенно ни при чем!.. Длинные стройные ноги она вытянула вперед, положив на соседний стул, клетчатая юбка свисала до пола, четко обрисовывая изящные линии бедер.

Хоть Лена и прикрыла глаза, но мой интерес не укрылся от ее внимания. Впрочем, она не предприняла ни малейшей попытки застегнуть лишние пуговки или принять менее вызывающую позу. И в то же время она вовсе не провоцировала меня на действие, скорее, с любопытством юного натуралиста ожидала проявления естественных реакций, конечно, только с целью получения новой информации… если бы я позволил себе хоть на секунду подумать иное, мне пришлось бы полностью пересмотреть собственные взгляды на наши отношения, а этого делать я не собирался.

А когда она внезапно всем телом потянулась, волнующе и завораживающе, я ее не подвел. Мгновенно, одним прыжком очутившись рядом с ней, я обнял ее за талию и рывком поднял на руки. Лена удивленно распахнула глаза. Такого она никак не ожидала. А я уже посадил ее на стол и сам забрался туда же с ногами.

– Лис? Что ты делаешь? – спросила она, однако попыток покинуть мои объятья не предпринимала.

– Спасаю нас, дорогая! Спасибо скажешь после! Смотри!..

Она медленно перевела слегка затуманенный взгляд с моего лица в указанном направлении и негромко вскрикнула.

По полу от двери неспешно шествовали десятки, если не сотни, а может, и тысячи скорпионов. Некрупные, с палец размером, они заполняли помещение, не оставляя нам возможности для бегства.

– Что это? Откуда?

– Скорпиончики, – разъяснил я. – Судя по виду, крайне ядовитые. Откуда – понятия не имею! Но, полагаю, прибыли они по нашу душу…

– Через подземный ход не уйти?

– Поздно…

– Надо Брайана предупредить!

– Я попробую до него дозвониться.

Брайан ответил только с седьмого гудка. Дышал он тяжело и прерывисто, как видно, я оторвал его от кросса.

– Слушай, тут такое дело… ты пока двери не открывай, и за щелями под ними следи, и за вентиляцией заодно. У нас нашествие насекомых! Опасные твари!

– Помощь нужна?

– Попробую сам справиться. Мы тут с Леной на столе…

Брайан захрюкал от смеха.

– Помешали вам зверушки? Такая романтика!..

– Ты… это самое! – возмутился я. – Какая романтика? Они ядовитые! Один укус и откачивай потом с того света!

– Точно справитесь? – заволновался Брайан.

– Постараемся! – мне в голову пришла одна светлая идея. – Отбой!

Лена сидела на столе, как птица в гнезде, лишь вытягивая шею, чтобы лучше наблюдать происходящее внизу, и периодически спихивала вниз пультом от телевизора забиравшихся к нам скорпионов. Но было видно, что долго так продолжаться не могло. Тварей становилось все больше и больше, хотя вроде бы приток их свежих сил в комнату прекратился. Но и так их оказалось здесь чересчур много, гораздо больше, чем хотелось бы. Весь пол шевелился, и с каждой минутой отбиваться от нашествия становилось все сложнее.

Поэтому я собрался с силами и заорал, что было мочи:

– Костик!

Скелет, словно метеор, ворвался в комнату и вытянулся по струнке смирно, ожидая приказов.

– Убей всех гадов! – продолжал орать я, и наш охранник сообразил, о ком идет речь.

На него скорпионы не кидались, чувствуя, что перед ними не живое существо, а скорее движущийся предмет. Но тут они ошиблись. Костик умнел с каждым днем, хотя мы ничего для этого не делали. Он, недолго думая, подхватил из угла комнаты изящный торшер с крайне тяжелым основанием, и принялся давить им скорпионов вокруг, равномерно и целеустремленно, без пощады и сочувствия.

Я уже сталкивался раньше с подобными нашествиями ядовитых тварей. Как-то на нас напустили змей, и спасла нас тогда лишь стена огня. Мнимого огня. Но здесь в офисе она бы нам не помогла, слишком много сторонних защит активировано. Они должны в теории помочь от любого магического вторжения, а вот от такой простецкой пакости, как полчище скорпионов, спасаться приходилось собственными силами. Настоящий огонь я по понятным причинам тоже не мог вызвать – тут сгорело бы все до основания.

Поэтому вся надежда оставалась на Костика, и он не подводил, старательно уничтожая насекомых одного за другим.

Я же слезать на пол ему на помощь не собирался, мало ли, укусит такая гадина, и поминай, как звали. Мы с Леной с двух сторон стола усердно отбивались от пришельцев, либо скидывая их под убийственный торшер Костика, либо давя тут же собственными силами. Лена все так же работала пультом, а мне под руку попался толстенный книжный том – «Уголовный кодекс Российской Федерации» – Вик очень любил читать оттуда вслух параграфы законов, поднимая всем настроение. Казалось бы, бесполезная вещь, а в данной ситуации крайне пригодилась!

Но все же тварей оставалось еще слишком много, и, побоявшись, что одну из них мы все же пропустим, я подхватил Лену на руки и взмыл с ней к потолку. Сама она левитировать не умела, но я надеялся, что моих сил хватит на тот период времени, пока Костик не разберется с последними скорпионами.

В левитации стоит всегда учитывать главный фактор: твое тело становится необыкновенно легким, невесомым, ты паришь в воздухе, птице подобный, но все, что находится у тебя в руках, свой вес вовсе не теряет. А словно бы наоборот, прибавляет по закону сохранения массы. Поэтому Лена в данный момент весила, наверное, все сто килограммов и держать ее на весу было не так-то и просто.

Поэтому я ловким движением закинул ее на плечо и ободрительно произнес, едва удержавшись, чтобы не похлопать по упругой попке:

– Ну, ты и поесть, подруга!..

– Вот ты гад, Лис! А я так тебе верила! – она яростно зашевелилась, тут же позабыв о насекомых, и чуть не выпала из моих рук вниз.

– Шучу, – опомнился я. Еще только борьбы в воздухе нам сейчас не хватало.

– Знаешь что, шутник, вот опустимся на землю, я тебе покажу, кто из нас толстый!

– Да я вовсе не это хотел сказать, – попытался оправдаться я. – Ты вовсе не толстая! А совсем наоборот, очень даже стройная и изящная! И вообще, умница и красавица!

– Ладно, убедил, – смилостивилась Лена. – Поверю, что ты от чистого сердца говоришь, а не потому, что убоялся моей тяжелой мстящей руки!

– Искренни слова мои, и я готов повторять их снова и снова!

Костик методично долбил скорпионов, и с каждой минутой их число медленно, но верно уменьшалось. Продержаться нам оставалось еще не слишком долго, но я уже успел стократно проклясть собственную лень, благодаря которой посещал спортивный зал столь редко.

– Я настроила параметры сканирования, используя новые формулы, которые всего пару недель как получила из Москвы, – гордо сообщила Лена, удобнее устраиваясь на моем плече.

– Ты о чем?

– Запись, что ты мне скинул вчера. Где убийца входит в гостиницу. Надеюсь, мы сможем выжать из нее что-нибудь полезное!

– Но там же ни черта не видно? Лицо закрыто шляпой, фактура тела неопределенна, только рост может дать нам зацепку. Но этого мало!

Лена усмехнулась и перебралась с плеча мне на шею.

– Все под контролем, Лисенок. Думаю, мы вытащим из твоей записи больше, чем планировалось!

Когда она меня так называла, стоило держаться настороже. Либо в ней внезапно взыграли романтические чувства, коими наша Лена была наделена даже выше среднестатистического значения, но вот применять их на практике у нее получалось достаточно редко в силу высокого порога отбора претендентов, то ли она задумала великолепную подставу, угодить в которую я был просто обязан – из-за моей вечной легкой рассеянности.

Так или иначе, но я стал осторожен, как суслик, выбравшийся ночью из норы, когда в небе парит красавица-сова.

– Леночка, ты просто гений! – льстиво начал я. – Начальство тебя совершенно не ценит!

– Слышишь, Лис, я ведь не герцог Икторн, а ты не мой верный Подлиза. Успокойся уже и давай по существу!

Ну не мог же я ей сказать, что главная моя проблема на данный момент – не рухнуть вместе с ней вниз. Костик работал, я терпел, Лена расслаблялась.

– И вообще, – продолжила она, – считаю, что комиссия совершенно неадекватно к нам настроена. Вот смотри, я сдала все их дурацкие тексты, ты тоже сдал, ребята сдали. Что им от нас нужно? Ну, прокололись мы разок, со всяким бывает. Не разгонять же отдел?

– Им достаточно уволить одного-двух, и их миссия будет считаться выполненной. Ты же понимаешь?..

– Я-то все понимаю, кроме того, какого лешего шеф с ними не разберется по-своему?

– Лена! – я смотрел, как Костя уничтожал последний видимый взору десяток скорпионов. Пол был усеян маленькими тельцами тварей, как после массового тараканьего мора. – Ты лучше подумай о том, что будет, если мы ко всему прочему не возьмем маньяка? Тут же такое начнется! И плевать, что не мы – первые, кто имел с ним дело. Отыграются на всех, и на шефе в том числе.

– Мы его найдем, – азартно ответила Лена. Ее волосы слегка щекотали мою шею, бедра чувствительно прижимались ко мне, а когда она слегка наклонилась, ее нежное дыхание легко коснулось моего лица. Мне было чертовски приятно, и хотелось, чтобы этот миг продлился как можно дольше. – Я тебе обещаю! Я его сделаю!

– Угу-бу!

– Ты что-то сказал?

– Это не я!

– А кто же?

Я огляделся по сторонам, но не обнаружил никого, кто мог бы издавать подобные звуки.

– Угу-бу! – донеслось вновь.

Костик! Он для наглядности слегка стукнул торшером об пол. Задание выполнено. Он известил о готовности, только вот как? Голосовых связок и легких у скелета не было, значит, звуки издавать он не умел…

– Опускаемся! – предупредил я Лену и очень плавно поплыл вниз.

Когда мы достигли пола, она ловко покинула мои плечи, на лишнее мгновение прикоснувшись ко мне на прощание упругой грудью, и, наконец, встала на собственные ноги, брезгливо отбросив в сторону с десяток мертвых скорпионов.

– Угу-бу! – настойчиво повторил Костик. И я, наконец, понял, откуда шел звук. Он держал в руке обычный смартфон, который и издавал нужные тона. Где он его раздобыл, я понятия не имел. – Угу-бу!

– Молодец! Хвалю за работу! Ты справился!

Костик ткнул длинным пальцем в экран, и смартфон выдал:

– Бу-гу!

После чего скелет развернулся и покинул совещательную комнату, вернувшись в приемную, чтобы продолжить неспешное созерцание плаката на стене.

– Ты хорошо его натренировал! – похвалила Лена.

Но моей заслуги здесь не было. Костика обучали все, кто только мог. Он стал среди нас своего рода общим ребенком, которому каждый готов был дать частицу собственного времени и сил. И Костя впитывал в себя все наши усилия. Так, по крайней мере, мне казалось.

Под моими ногами раздался неприятный хруст – неудачно ступил, прямо на останки пришедших неизвестно откуда вражеских тварей.

– Ты думаешь, это случайно? – спросил я Лену.

– Нет! Они не зря здесь! – Лена была возбуждена. – Их задача – вывести нас из строя. И тот, кто их послал, четко знал, что делает! Смотри сам: в здание проникли без проблем. Да, внешняя защита отключена. Но нужно знать об этом. Нужно понимать, как все работает. Значит, наш противник – человек сведущий как в системах защиты, так и в общей текущей обстановке. Это раз! Два: скорпионы. Ты давно встречался с этими тварями, тем более в наших широтах?

– Да я вообще с ними не встречался, – честно признался я.

– Вот видишь! Тут чувствуется рука специалиста.

Но меня не оставлял сомнением один момент.

– Почему же тогда, если, как ты говоришь, все было настолько продумано, у нашего таинственного врага так ничего и не получилось? Неужели всего лишь из-за Кости? Он, конечно, случайный ингредиент в этом блюде событий, но нельзя же строить свои планы, не учитывая сторонних факторов?!

– А я и не думаю, что все так просто! – Лена торжественно посмотрела на меня, и я ей тут же поверил. – Это был лишь отвлекающий маневр! Вот только от чего нас отвлекали? Как только мы с тобой, Лис, это поймем, мы обыграем нашего оппонента!

А я смотрел на нее – такую уверенную, во все глаза, и видел, что она права. А может, нас не отвлекали, а просто тянули время любыми способами…

Лена, эх, Лена.

Я прыгнул с места, предварительно пустив впереди себя одну из самых сильных и точных магических стрел, но все же опоздал. И поделать уже ничего не мог.

Тот скорпион – наверное, последний – неспешно залез по ее ноге вверх, зацепился за юбку и полез еще выше, потом миновал блузку и выбрался на плечо, остановившись перед самой шейной веной. Я не видел, как он полз, хотя четко представил алгоритм событий, приведших тварь к самой яремной вене, но даже всей моей реакции и магии не хватило, чтобы успеть его остановить.

Я убил его мгновением позже, чем скорпион укусил Лену. Я сбросил его тельце с шеи девушки, раздавил, растоптал, но было поздно. Он успел ужалить, яд попал в ее организм, и это мгновенно сказалось.

– Лииис… – это было последнее, что я услышал из ее уст, прежде чем глаза ее закатились.

Лена глубоко вздохнула и рухнула на пол. Если бы я не успел ее подхватить на руки, то она так бы и упала навзничь, потеряв сознание и контроль над собственным телом. Но я успел… хоть это успел…

– Нет! Лена!..

Глупо! Боже, как же глупо! Почему я сразу не подумал, что даже одного выжившего гада вполне достаточно, чтобы… Нет, я ведь подумал об этом, но не придал значения… Лена! Только не ты!..

Внезапно меня откинули в сторону чьи-то сильные грубые руки. Я довольно болезненно ударился об пол, но, когда обернулся, разъяренный, то увидел, как Брайан бережно положил Лену на диван и склонился над девушкой, будто вампир, присосавшись к пульсирующей вене.

Он отсасывал кровь снова и снова, сплевывая время от времени на пол, а я не мог ничем ему помочь, впав в полный ступор.

Даже предварительный анализ гадкой твари произвести было не в моей компетенции. Нет, ее вид я определил быстро: «Scorpio europaeus» – песочно-желтого цвета, наиболее типичный для Европы, только вот в длину каждый из них достигал почти десять сантиметров, вместо обычных четырех…

Но это все! А вот магическую начинку скорпионов я разгадать не мог. Ведь кто-то натравил их на нас, задав цель покусать, уничтожить каждого из тех, кто будет в помещении. Иначе скорпионы не вели бы себя так агрессивно. А ниточку между тем, кто отдавал приказы, и тварями нащупать не получалось, хотя я очень старался.

И еще одно – яд, проникший в кровь Лены, был необычен. При стандартном укусе она не потеряла бы сознание и легко сама справилась бы с последствиями раны. Но тут кто-то очень постарался! Я чувствовал мощнейшее заклятье усиления естественных свойств, только вот, не зная начальной формулы, невозможно устранить последствия.

Тут нужен шеф или маг его уровня. Я попробовал дозвониться, но Яхонт Игоревич трубку не брал. Я звонил настойчиво, и в итоге добился того, что он просто выключил телефон. Вот так всегда, когда он нужен!..

– Все, – Брайан прополоскал рот водой. – Я сделал, что мог! Еще бы минута, и Лене уже никто не смог бы помочь. А тут будем надеяться…

– Она очнется?

– Она в коме. Дальнейшее не в моей власти. Я заморозил все процессы в ее организме, вывел яд, но не полностью. Часть уже впиталась в кровь. Тут действовал настоящий профи. Легкий укус – и почти гарантированная смерть. Шанс у нас только один – найти ублюдка и убить его. Этим мы разрушим заклятье усиления, и тогда у Лены появится шанс… А так даже шеф ей сейчас не поможет… Времени у нас не слишком много: день, может, два… Потом смерть.

Черт! Вот ведь беда! Что же делать? Я подошел к диванчику и прикоснулся ко лбу девушки. Он был холодный. Пока процессы в ее теле заморожены, кровь практически не циркулирует в организме, все замерло на время, сведя процессы к минимуму. Как в сказке со Спящей Красавицей, только сейчас это происходило по-настоящему.

Как же мимолетна и случайна жизнь любого из нас. И как в одну секунду все может резко поменяться.

– Ты думаешь, скорпионов прислал маньяк?

– А кто же еще? Как видно, мы его где-то зацепили, хотя сами не поняли, где именно. А он опасность увидел сразу и послал мелких тварей разобраться с нами или как минимум дестабилизировать работу отдела. Что ж, надо признать, у него это получилось…

– У нас нет зацепок!.. Брайан! Я не знаю, куда бежать, в какую сторону? Где рыть?

– Сядь и думай. Звони Вику. Выбора у нас нет – мы обязаны найти урода, иначе Лена умрет.

Он был прав, абсолютно прав. Выбора не было. Так, думать, думать, думать! Где он мог проколоться? Чего испугался? Может, той самой записи с почти законченной расшифровкой, о которой говорила Лена?

– Я отвезу ее к доктору. Там ей будет удобнее, – решил Брайан.

– К Холмогорову? – уточнил я.

– Да, он хорош. Один раз поставил меня на ноги. Я ему доверяю.

– Хорошо, вези. Я остаюсь в офисе, если что – звони прямо сюда…

Брайан не любил терять время попусту. Не прошло и нескольких минут, как он на руках вынес Лену, удобно устроил ее на заднем сиденье машины и умчал прочь, тут же затерявшись в метели.

– Костик!

Скелет почти мгновенно вбежал в комнату и остановился в ожидании дальнейших указаний.

– Подмети пол… Приберись тут…

Стоило проверить кабинет Лены: возможно, программа уже закончила свою работу… Только бы вход в систему не был запаролен. Лена не любила, когда посторонние лезли в ее компьютер.

Мне повезло. Блокировки не было. Видно, Лена, не ожидая такого развития событий, планировала работать весь день. Все ресурсы системы были задействованы для работы программы.

Но до конца декодирования оставалось еще несколько часов, если верить медленно убывающим цифрам в углу экрана. Результата еще нет, и будет ли он – неизвестно. Что остается? Либо тупо сидеть и смотреть на меняющиеся циферки, либо придумать, куда еще приложить свои силы на это время. Да и не ждал я многого от расшифровки. Ну что там, в самом деле, можно обнаружить?..

Зазвонил телефон, я приготовился объяснять Вику ситуацию, но он уже все знал.

– Мне Брайан рассказал. Он еще в дороге, но уже связался с Холмогоровым. Лене готовят палату, – голос Вика звенел от сдерживаемой ярости. – Ты что-нибудь выяснил?

– Пока ничего. Тут Лена запустила хитрую программку и надеялась, что она выдаст результат. Какой именно – понятия не имею. Это мы узнаем только через три часа. А у тебя что?

– Магазины проверил. Этот сорт почти не продавали за последние дни. В первом вообще не продали ни единого цветка. Во втором чуть лучше – за интересующий нас период ушло штук десять, и, что самое интересное, почти все – в одни руки!

– Ты выяснил, в чьи?

– Не поверишь – их купил наш горгул, собственной персоной. Я снял ментальную проекцию памяти у продавщицы. Это точно он!

Я почувствовал азарт. Неужели все оказалось так просто? Тот, кого подозревали тридцать лет назад, а затем необоснованно выпустили, на самом деле и был неуловимым преступником?!

Но не слишком ли просто? Мне Глыба не показался семи пядей во лбу. Как у него получилось столько лет оставаться на свободе, прокручивая подобного рода преступления? У него просто не хватило бы на это ума! Но розы! Такое совпадение не могло быть случайным!..

– Думаешь, это он?

– Не уверен, – помолчав, ответил Вик, – но что-то здесь явно нечисто! Связь налицо. Надо его брать, а там разберемся. Мне пять минут назад позвонил один из агентов. Глыбу засекли на квартире любовницы. Я как раз еду туда!

– Выезжаю! Диктуй адрес! И дождись меня, не лезь один!

Я оставил Костика на хозяйстве, запер двери и погнал машину, не обращая внимания на разбушевавшуюся вьюгу. Видимость сводилась к минимуму, но я не снижал скорость, ориентируясь на дороге шестым чувством. Дополнительно, для подстраховки, я пустил перед собой волну спокойствия, и машины, движущиеся в попутном направлении, без особых эмоций уступали мне дорогу.

Мне даже пришлось пару раз выехать на встречную полосу, чего в обычное время я себе не позволял, даже имея в арсенале мигалку, как настоящую, так и мнимую. Но сейчас на кону стояла жизнь Лены, и мне было не до условностей.

Если Глыба владел информацией, то мы вытрясем ее из него, чего бы это ни стоило нам… или самому горгулу. И все же… я не верил, что Красная Роза – это Глыба. Просто не верил, и все тут!

Не тот психологический портрет. Красная Роза – он же совсем иной. Он расчетливый, скрытный, хитрый и хладнокровный. А Глыба – ну что с него взять? Обычный уголовник, каких много. Или под его личиной прятался совсем другой человек, или он просто ни при чем. Впрочем, возможно, его банальным образом подставили. Но ведь и в тот, самый первый раз, его так же подставили? Что, если найденные при обыске вещи тридцать лет назад кто-то подкинул, отведя от себя подозрения? Но в деле я не нашел иных подозреваемых, кроме горгула. А позже, спустя десять лет, и тем более – двадцать, настоящий преступник стал настолько осторожен, что вообще не оставлял следов, кроме мертвых тел.

А самое главное, чего я не понимал во всей этой истории: зачем оставлять трупы в видных местах? Зачем идти на риск быть обнаруженным? Зачем убивать практически на виду? Ведь убийца вполне мог проделать все тихо и неприметно. Зачем?..

Может быть, это своего рода игра, проверка на крепость нервов, быстроту реакции? Если так, то наш злодей – игрок. Он делает ставку исключительно на себя самого и раз за разом побеждает. Но бесконечно продолжаться это не может, хотя, надо признать, до сих пор ему везло…

Главный же минус заключался в том, что подозреваемых у нас, по сути, как не было, так и нет. Слишком мало времени прошло, мы толком не успели начать работать, не нарыли ничего стоящего, а уже попали под удар…

Любовница Глыбы жила в небольшой однокомнатной квартире многоэтажного дома. Ничего особенного. Кодовый замок внизу, железная дверь – общая с соседями, еще одна дверь в саму квартиру.

Вик ждал внизу, особо не светясь перед местными. А рядом с ним переминался с ноги на ногу Степка. Вик накрыл себя и парня сверху коконом безразличия, и на них никто попросту не обращал внимания. С горгулом бы этот номер не прошел, но на обычных людей действовало замечательно. Как только Вик увидел меня, то расширил сферу действия кокона еще на пару метров, и я сразу выпал из поля зрения местной компашки, распивавшей пиво на детской площадке во дворе.

– Заходим тихо. Двери откроет Степан. Я решил, так будет проще. Шум нам не нужен. Главное, захватить его в целости и сохранности! Если убийца он, то только с его помощью мы сможем вылечить Лену. Если не он, то будем трясти. Уверен, он многое знает, даже если и сам об этом не догадывается…

План был простой, но вполне реальный. Я и сам не предложил бы лучшего. Поэтому мне оставалось лишь кивнуть и отбросить сигарету в сторону.

Один из парней, пивших пиво, с удивлением проследил взглядом за окурком, вылетевшим из ниоткуда.

Дверь подъезда нам не пришлось взламывать. Только мы подошли, как она сама отворилась, а на улицу вышла древняя старуха с облезлым пуделем на поводке. Собака нас почувствовала и неприятно затявкала. Старуха дернула за поводок, пудель подлетел вверх, но подавать голос не перестал.

– Чего ты, Рекс? – вопросила старуха. Кличка псу не шла, но тот, несмотря на это, мнил о себе чересчур много, и забрехал в нашу сторону вновь. – Успокойся! Тебе эти дегенераты на лавке не нравятся? Передохнут все! Мы их переживем!..

Вполне возможно, что она права. Такие старухи неуничтожимы. А подростки на площадке явно входили в группу риска, средний возраст жизни которой стремился к нулю.

Нужная нам квартира находилась на седьмом этаже, поэтому Вик со Степкой поехали на лифте, а я поднялся пешком, на всякий случай. Но по пути никого не встретил, так что предосторожность оказалась напрасной.

Отдышавшись после трудного подъема, я дал команду Степану, и он, склонившись над замком не дольше чем на полминуты, довольно улыбнулся, а дверь, чуть скрипнув, отворилась.

Мы попали в рекреацию, рассчитанную на три соседские квартиры. Мы никого не потревожили, наше явление осталось незамеченным. Из-за левой двери доносилась приглушенная музыка. За средней дверью не слышно было ни малейшего движения, но нас интересовала правая дверь, обитая дешевой имитацией под красное дерево.

У Степки все получилось с первого раза. Не зря же он по праву считался лучшим спецом по замкам и сигнализациям, несмотря на свой достаточно юный возраст. И хотя в последнее время он увлекся совсем иными вещами, но и свое детское хобби не забыл, что нам сегодня оказалось только на руку.

Замок негромко щелкнул. Степа кивнул, показывая, что можно заходить. Вик поблагодарил его и жестом попросил обождать снаружи. Степка молча вышел на площадку и спустился вниз по лестнице. Рисковать еще и им в наши планы точно не входило. Я достал «Глок», Вик – ТТ, и я тихонько толкнул дверь.

Мы попали в узкую и короткую прихожую. На полу валялся грязный коврик, на вешалке слева висело несколько курток, а в зеркале напротив отражались наши мрачные лица.

Вперед вел лишь один путь, и мы, с оружием наготове, медленно пошли по коридорчику. По дороге нам попалась дверь в уборную, я осторожно приоткрыл ее – внутри никого не обнаружилось. Дальше по коридору виднелись еще две двери: одна прикрыта, вторая – нараспашку. За открытой – крохотная кухня. Пустая. Значит, наш клиент мог находиться только в одном месте, если он вообще был здесь, – в единственной комнате.

«Готов?» – взглядом спросил Вик. Я кивнул, и все закрутилось.

Мощный пинок ноги – и дверь влетает прямо в комнату, а за ней и мы с пистолетами в руках и ненавистью во взорах. Хотел бы я на это посмотреть со стороны, уверен, мы выглядели не хуже Чингиза с Брайаном – спецов экстра-класса по операциям подобного рода.

Беглым взглядом я мгновенно осмотрел комнатушку: стол, пара стульев, ковер на полу и второй – на стене, прямо над кроватью, старенький телевизор на тумбочке, одежный шкаф – вот и вся обстановка.

А на кровати, обнявшись, спали двое обнаженных любовников. Не прибегни я к магическому взору – ничего особого – обычная парочка: дама позднего бальзаковского возраста – слегка обвисшая и обрюзгшая, но еще вполне в форме, и наш крепыш-беглец. Но я мог видеть их истинную суть, поэтому вскрикнул от испуга и попятился назад.

Горгул – ладно, его мы уже имели удовольствие лицезреть – крепкий, широкоплечий, он прикрылся широкими крыльями, словно простыней. Его телу мог бы позавидовать любой культурист. Рельефные мышцы, будто вырезанные из камня, обрамляли всю его массивную фигуру.

А вот его дама – такого я никак не ожидал. Именно ее вид и вызвал во мне непроизвольный вскрик.

Магический взор открыл ее сущность, обнажив все природное естество. Сказать, что она была крупная, значит, не сказать ничего. То, что при первом взгляде показалось мне кроватью, таковой не являлось. Это была подруга горгула, а он всего-навсего дремал в ее великанских объятьях.

Да, она тоже, очевидно, происходила из древнего рода драконовидных змей – родоначальников расы горгулов. Ее практически квадратная голова с приподнятыми вверх ушами покоилась на длинной вытянутой шее, которая, в свою очередь, крепилась и широкому, словно обеденный стол, телу с массивными отвислыми грудями. Мускулатура у нее оказалась не менее развита, чем у ее любовника, только каждая мышца была в несколько раз толще, обладая, очевидно, просто чудовищной силой.

Наше резкое вторжение и мой вскрик разбудили сладкую парочку. Глыба вскочил на ноги, а его подруга встала на четвереньки. Распрямиться во весь свой немалый рост она не могла в силу скромных размеров комнаты и достаточно низкого потолка. Интересно, как она вообще попала в эту квартиру? Не иначе через балкон…

Дама грозно зарычала. Я на всякий случай направил в ее сторону ствол пистолета.

– Всем оставаться на своих местах. Работает Служба Контроля! – внушительно произнес Вик, но его слова положительного эффекта не возымели.

Глыба схватил валявшуюся на полу бейсбольную биту с металлической окантовкой, а горгулья зашипела на нас, шерсть стальными нитями вздыбилась у нее на затылке, а тело еще более раздалось в ширину.

– Буду стрелять! – предупредил я.

– Живым не дамся! – отозвался Глыба.

– Успокой свою мадам, а то хуже будет!

Горгул только усмехнулся:

– Ну-ну, хуже… Ее пули не берут, понял, начальник? Даже твои, особые. Она же каменная. Кусок отобьешь, а толку никакого. Так что давай поговорим. Или я прорываюсь с боем, и ищите меня снова!

Мы с Виком переглянулись. Конечно, проще всего было взять горгула, отвезти к нам в офис, а уж там призвать к ответу по всем интересующим нас вопросам. Но Глыба был прав, в открытом бою его шансы велики. Горгульи женского пола традиционно крупнее и глупее представителей мужского. И управлять ей Глыба умел, так что запросто натрави

– Мы уже один раз пытались с тобой поговорить, – тем не менее я гнул свою линию. – Так что предлагаю: сдавайся! Мы поступим с тобой честно! Слово!

– Нет, начальник. Мне твое слово ни к чему. Либо вы принимаете мои условия, либо будет жарко. А там уж кому повезет…

Горгулья вновь зашипела, показав раздвоенный, как у змеи, длинный язык.

– Ладно, – согласился я, – давай попробуем по-твоему! Но учти, если мы почувствуем, что ты лжешь, пеняй на себя. Пощады не будет!

– А зачем мне врать? – ухмыльнулся Глыба. – Я человек честный, у меня секретов нет…

– Зачем цветы покупал? – внезапно заорал Вик. – Розы, два дня назад! Отвечай!

Горгул растерялся.

– Какие еще розы? О чем ты, начальник?

– Не юли! Мы все выяснили. Ты купил с десяток цветов. Есть доказательства! Ну?

Глубокие морщины прорезали его серое лицо. Он старательно думал, вспоминал и, наконец, улыбнулся:

– Я понял, о чем ты! Да, были розы. Ну и что? Уже цветок купить нельзя?

– Ты мне не дерзи! – Вик понизил голос, но что-то в его интонациях моментально согнало улыбку с уст горгула. – Эти цветки нашли в желудках жертв. Чуешь, чем пахнет? А покупал их за последние дни только ты…

Глыба заволновался, его подруга вновь зашипела, собравшись словно для прыжка. Я погрозил ей пистолетом.

– Начальники, я ни при чем! Слово даю! Цветы меня попросили купить, именно этот сорт!

– Кто попросил? – быстро спросил Вик.

– Товарищ один, давний. Я его сто лет знаю.

– Имя товарища? Адрес?

– Джук его зовут. Он циркач. Акробат и метатель ножей. Слыхали, цирк в город приехал: «Мистер Снупольд и его друзья. Всемирное шоу»? Дней пять назад…

Об этом я, конечно, слышал. Света мне все уши прожужжала, уговаривая купить билеты и сходить на представление. Труппа была известна во всем мире, представления проходили с полным аншлагом.

Но при чем тут этот Джук?

– Зачем ему розы? – продолжал допрос Вик.

– А я знаю? – горгул беспомощно пожал плечами. Несмотря на свое физическое превосходство и мощную подругу, скалящую в нашу сторону зубастую пасть, он растерялся. Я умел подмечать подобные состояния и с уверенностью готов был заявить, что Глыба пытается в данный момент собрать в своей голове все кусочки происходящего, но у него это не особо получается. – Он попросил, сказал, что для представления. Что нужен особый сорт. Я и купил. Мне не трудно. Он меня очень выручил в свое время…

– И как же он тебя выручил?

– Он свидетельствовал в мою пользу. Тогда, когда я отсидел часть срока. Если бы не он…

А вот это уже интересно! Я не особо внимательно, к своему стыду, прочел в деле о свидетеле. Меня лишь поразило, что он объявился так поздно, спустя то ли семь, то ли восемь лет.

Но Глыба правильно понял мои сомнения:

– Джук гастролировал, его много лет не было в городе. А потом, когда он узнал, что я сижу, сразу приехал и вытащил меня.

– Ты уверен, что он не просто прикрыл тебя, а на самом деле сказал правду?

– Я не убийца! – горгул непроизвольно взмахнул битой, Вик нервно дернул руку с пистолетом, мадам утробно зарычала. – Мы с ним гуляли вместе в те дни. Он тогда работал в нашем городском цирке. И то, что я не помню всего произошедшего, ни о чем не говорит! Он свидетель моей невиновности!

– Хорошо, успокойся, – попытался я разрядить обстановку. – Мы все обязательно проверим!

История с циркачом занимательна. Несомненно, Джук являлся интересной фигурой. Акробат и метатель ножей! Надо же! Значит, великолепно умеет обращаться с холодным оружием, ловок, находится в прекрасной физической форме – как раз нужный нам типаж.

Вдобавок ко всему, он присутствовал в городе в самом начале всей этой истории – тридцать лет назад. Да не просто присутствовал, а находился рядом с главным подозреваемым. Потом внезапно покинул город – надо же, как вовремя!

Закрадывался закономерный вопрос: а не он ли подставил Глыбу, подбросив тому вещицы одной из жертв?

Но ведь его наверняка проверяли. И его показания тоже. Значит, у прежних следователей вопросов не возникло. Почему? И зачем ему розы?

Нужно было на что-то решаться. Либо оставлять горгула в покое и переключаться на циркача, либо все же попытаться взять Глыбу под арест. Пусть посидит в карцере, пока не понадобится. Наверняка к нему появится еще масса вопросов…

– Глыба, – проникновенно начал Вик: ему пришли в голову схожие соображения, – поехали с нами, будь паинькой! Обещаю, мы будем обращаться с тобой по совести!

– Не поеду, – уперся горгул и покрепче сжал биту в руке. – И не проси, начальник!

– Нам ведь придется стрелять, ты это понимаешь? Знаешь, как на нас сверху давит начальство? И твою смерть, как и смерть твоей подруги, нам спишут запросто, если будет результат…

– Не поеду! А ее все равно не убьешь твоей пукалкой…

– А вдруг? Я многих убивал, поверь… – Вик недобро усмехнулся. – Что тебе стоит? Посидишь у нас в карцере денек, отдохнешь? Кстати, если, не приведи боги, случится еще одно убийство, у тебя будет абсолютно надежное алиби! Лучше и не придумаешь!

Горгул задумался на долгую минуту. Потом все же решился.

– Ладно, начальник, уболтал, – он отбросил биту в сторону и протянул вперед руки. – Заковывай! Клара, все в порядке. Я еду с ними. Жди меня, дорогая, и я вернусь!..

Горгулья завыла, но в нашу сторону больше не косилась. Вот почему у людей устроено все так сложно? А тут: мужик сказал, баба исполняет. Красота…

Глыба быстро оделся, и Вик защелкнул наручники на его запястьях. Спецнаручники содержали в себе сильное заклятье подчинения. Сбежать в подобных еще никому на моей памяти не удавалось.

Мы спустились вниз к машине. Степка сидел на лавочке и грыз семечки.

Пока все устраивались в салоне автомобиля, у меня зазвонил телефон.

– Стоцкий, – голос шефа был хмур. – Где вас Абаддон носит? У нас объявился новый труп и прямо в офисе!..


Глава 2 | Провинциальный маг | Глава 4







Loading...