home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 3

Крот в свое время проделал проход легко и непринужденно, дорыв почти до самой ветки недостроенного метро, но там его вовремя перехватила команда чистильщиков, заклятьями заставив двигаться наверх, а уж на поверхности его быстро пленили, поместив в конце концов то ли в зоопарк, то ли в спецприемник для особо опасных животных – эти подробности я не уточнял.

В конце тоннеля установили удобную лифтовую кабину, выводящую прямиком на уровень подземной парковки одного из крупных торговых домов. Второй же конец находился за несколько кварталов от нашего здания, что было очень удобно как раз на случай, подобный сегодняшнему, когда требовалась экстренная эвакуация.

Близость реки вносила свои коррективы, но особая бригада несколько недель укрепляла туннель, так что вода в него проникнуть могла только в случае преднамеренного подрыва. И свод укрепили хорошо, позаботившись заранее о безопасности собственных голов.

В общем, туннель стал удобен, и мы в итоге даже были благодарны трудолюбивому кроту, хотя он и пришел к нам с недобрыми намерениями. Но кто старое помянет…

Туннель освещался редкими лампами. В обычное время они не горели, но, очевидно, спустившись вниз, девушки включили свет. Вот только в какую же сторону они отправились? Хотя выбор у них невелик, но ошибиться – значило потерять час, а может, и больше…

Капитан, оказавшись под землей, растерянно крутил головой. Он никак не ожидал увидеть здесь подобное, да и кто бы на его месте поверил, что такое возможно? Широкий и достаточно благоустроенный туннель в самом центре города, о котором никто, кроме подозрительного сыскного агентства, и не знает… Странно, не правда ли?

Но сейчас меня не волновали переживания чертанского чекиста. С какой стати он вообще тут оказался? Даже если полиция получила сведения о похищении девушки, то при чем тут местное отделение ФСБ?.. Надо будет позже уточнить этот момент…

Конечно, можно его усыпить и лишить воспоминаний, но терять время я не хотел. Увязался – пусть идет. Позже разберемся с корректировкой его отношения ко всему происходящему…

– Капитан, скажу вам честно, я не знаю, в какую сторону они отправились. Кинем жребий?

– Не нужно, – Атабаев наклонился к самой земле, что-то внимательно разглядывая. Наконец выпрямился и уверенно показал пальцем на северо-восток: – Они ушли туда!

Вот ведь, следопыт на мою голову… Хорошо, доверимся его чутью.

– Идите следом за мной, смотрите вниз. Можно запросто ноги переломать!..

Атабаев кивнул. Пистолет он так и не спрятал, явно мне не доверяя. Ну а кто бы на его месте поверил столь подозрительному типу? Удивительно, что он вообще пошел со мной, а не выслал вперед еще одну группу захвата. Так было бы проще всего, но, как видно, судьба первой группы, усыпленной Брайаном, его все же в достаточной степени впечатлила.

Мы шли быстрым шагом, совершенно не пригибаясь – крот постарался на славу. Если девушки уже успели выбраться наружу, то первым делом Лена захочет укрыть Лиридону в безопасном месте, где можно свободно продолжить допрос. А таких мест в городе предостаточно, все же мы не бедная организация, с бюджетом у нас и в худшие времена был полный порядок, и агентурных квартир имелось предостаточно.

Поэтому следовало перехватить их, прежде чем они растворятся в городе. Телефон-то мой так и остался у кого-то из подчиненных Атабаева, а по памяти я не помнил ни одного номера…

– Надо поспешить…

Мы перешли на легкий бег, капитан пару раз споткнулся и упал бы, не придержи я его за рукав.

– Недалеко осталось…

И все же мы успели. Туннель делал плавный изгиб, огибая фундамент очередного здания, и там заканчивался. Именно откуда первоначально крот и попал под землю, каким образом, не знаю, но ход начинался здесь, и это главное.

Впереди я увидел недавно смонтированную лестницу, ведущую прямиком в небольшой киоск, специально выстроенный нами для удобства. А на лестнице из верхнего люка торчали изящные стройные ножки, остальная часть прекрасной дамы уже скрылась из поля зрения.

– Оля! Я здесь! Подожди!

Пришлось кричать дурным голосом, чтобы услышали и не заперли люк снаружи, а то нам с капитаном пришлось бы не меньше часа его отпирать.

Ножки стали уплывать вверх еще активнее – волшебное зрелище, – пока, наконец, вовсе не скрылись в люке. Зато через несколько секунд оттуда высунулась голова Оли, она подозрительно оглядела и меня, и капитана, и, наконец, спросила:

– Кто это с тобой?

– Все расскажу, дай выбраться для начала…

Я не очень-то любил этот туннель, особенно после того, как крот чуть меня тут не прикончил. Поэтому покидал его всегда с чувством облегчения, хотя клаустрофобией никогда не страдал.

Будка-киоск внутри был гораздо обширнее, чем выглядел снаружи. Официально в нем продавали горячие беляши, причем непременно свежие и качественные – такое условие мы поставили, – но этим занималась крупная тетя Нина во второй части киоска, доступа к выходу из туннеля не имевшая. Зато беляши и пирожки она делала на редкость вкусные, а так как мы не гнались за прибылью, то слава о данном непривычном заведении распространилась далеко за пределами района, и, как ни странно, вскоре киоск стал окупаться и даже приносить доход…

А основную его часть отвели под скромную комнатку с небольшим диванчиком, столиком и парой стульев, на которых сейчас и сидели Лиридона и Лена. Оля выглядывала в небольшую бойницу-окно, незаметную снаружи.

– Все спокойно! – доложила она, а мы с капитаном, наконец, выбрались из люка.

Я прикрыл его, но наружный замок не стал закрывать, хотя в любом случае мы не планировали возвращаться обратно тем же путем.

– Это капитан Атабаев, местное отделение ФСБ, – представил я своего спутника. – Он хотел убедиться, что мы не занимаемся похищениями людей!..

Капитан, к его чести, оружием не размахивал и угрозами не сыпал, просто молча взирал на милых дам, очевидно, не зная, с кого начать расспросы. Но Оля ему в этом помогла.

Первым делом он четко выделил взглядом Лиридону среди прочих и убедился, что с ней, по крайней мере внешне, все в порядке.

– А надо бы заняться! – уперла руки в бока Оля, при этом отставив левую ногу чуть в сторону. Поза получилась настолько эффектной, что мы с капитаном синхронно переглянулись. – Все равно нас принимают за работорговцев! Так хоть заработали бы на приличную машину, раз уж такое дело… И вообще, господин Атабаев, может быть, вы снимете свою маску? Несколько странно общаться с человеком, который прячет лицо!..

– Капитан, все в порядке? – проигнорировал я Олю. С ее девичьей точки зрения, приличная машина должна стоить, как пароход. Я, конечно, ничего не имел против, но все же… должна же человеческая расточительность иметь какие-то границы… – Теперь с нас можно снять обвинения?

– С чего бы это? – удивился Атабаев и снял маску. – Я ведь даже еще не поговорил с ней.

Лицо у него было под стать глазам – волевое, решительное. Настоящий мачо!

Н-да, может, пора все же применить к капитану спецприемы? Внушить ему доверие или записать ложную память, а может, просто усыпить его, перевезти отсюда подальше, а как проснется, будет думать, что все это лишь сон…

– Со мной все в порядке, – внезапно сказала Лиридона. – Никто меня не похищал, я добровольно явилась к ним в офис в качестве свидетельницы по одному не уголовному делу… А когда начался штурм, меня лишь пытались спасти от возможных неприятностей. Но спасибо вам, молодой человек, за проявленное внимание! Я крайне вам признательна! В наше время редко встретишь настолько бескорыстную душу!..

Лично я не думал, что капитан являлся альтруистом, таких не держали в их конторе, но все же в словах ведьмы я почувствовал искреннюю благодарность за заботу.

– В общем, так, – Атабаев говорил негромко, но пистолет в его руке, уверенный взгляд, четкие движения – все говорило о том, что он шутить не станет. – Мы выходим отсюда и движемся прямиком к моим людям. Это понятно? Никаких фокусов с вашей стороны, и я обещаю непредвзятое и честное расследование!

В принципе, этот вариант нам подходил. Главное сейчас – разрядить атмосферу, предотвратить развитие конфликта, успокоить службы правопорядка, а дальше разберемся. А усыплять капитана… даже пошли я сонный импульс, у парня будет пара секунд, и он вполне успеет выстрелить. А мы не бессмертные! По крайней мере, от физических ранений можем умереть так же, как и обычные люди. Многое лечится, но не все…

– Это нам подходит. Идем!..

Оля отперла дверь и с видимыми усилиями распахнула одну из тяжелых створок. Наша разношерстная компания выбралась на свежий воздух. Напротив киоска на лавочке сидели двое мужчин – представители профессии тяжелого умственного труда. Каждый держал в одной руке по беляшу, а во второй – бутылку светлого пива. Они уставились на нас с неприкрытым интересом: явно не догадывались прежде о наличии в данном киоске дополнительного выхода.

– Оля, запомни этих, – шепнул я. – Потом найдем, память сотрем!..

Да, надо бы сказать шефу, что пирожково-беляшное прикрытие – не самый лучший вариант… Пора менять вывеску над выходом из туннеля!..

– Пешком пойдем? – спросил я у капитана. Он придерживал Лиридону за локоток: видно было, что, несмотря на наши совместные похождения, он нам не верил и не намеревался отпускать девушку от себя ни на шаг.

– А ты предлагаешь такси вызвать? Идем пешком!

Вот так вот, по-мужски! Сказал, как отрезал! Ну что ж, послушаемся приказа капитана. Тем более что Брайан должен уловить мой мысленный сигнал. Телепатия – штука сложная, не каждое сообщение доходит до адресата, и не каждый адресат может его получить. Но я надеялся, что в нашем случае все пройдет гладко. Я передавал ему одну простую мысль – сообщить обо всем произошедшем Вику или Чингизу, а потом уже сдаваться в руки спецназа. И если он это сделал, то никаких посторонних у нашего офиса уже не должно находиться в принципе.

Получив подобное сообщение, Вик тут же обратился бы к чистильщикам, а те бы устроили все в самые короткие сроки подобающим образом, и у местных сил правопорядка сложилась бы четкая картинка – был выезд на место, но вызов оказался ложным, доказательства, факты, свидетельства – все прилагается! Кому нужно – подчистили бы память, другим даже этого делать бы не пришлось. В конце концов, какое дело обычному бойцу, куда его вызвали и зачем. Вызвали – явился. Приказали – атаковал. Отозвали – уехал. Вот и вся история…

Так что шел я в бодром настроении, догнав Олю с Леной и даже слегка приобняв их за талии.

– Девушки, какие же вы красивые!

– С чего это вдруг? – прищурилась Лена.

– Я всегда так считал! Просто иногда забываю вам об этом сообщить!

– А ты бы почаще вспоминал о нас, – поддержала коллегу Оля. – И не приходилось бы потом оправдываться…

– Я помню о вас всегда!

– Слушай, Лис, мне это не нравится – Лена вдруг замерла на месте и внимательно посмотрела мне в глаза. – Так, все понятно, зрачки расширены, белков почти не видно…

– Что ты говоришь? – удивился я. – Какая белка?

– Замри, сейчас будет больно!

Ой, вот тут она не обманула. Меня уколола тонкая игла антивирусного заклятья прямого действия в плечо, сразу заработал мозг, до этого пребывавший в сладкой нирване.

Мы как раз повернули за угол, наше здание отсюда открывалось, как на ладони. Полиции уже не было, как и прочих посторонних, а значит, мой приказ Брайан получил. Сам он сидел на крыльце и курил сигарету. Обычно он – спортсмен – не курил. Наверное, переволновался…

Брайан увидел нас и кинулся бежать навстречу, через всю улицу. Машины сердито гудели, но останавливались. Не прошло и полминуты, как он оказался рядом.

– Я узнал его! Узнал! Не сразу! Сделал все, как ты сказал. Позвонил Вику, тот все устроил, вызвал чистильщиков… Не важно… Я же думал-думал… Не мог понять, потом только вспомнил!

– Брайан, а ну-ка четко и внятно, как шефу на докладе! – приказала Лена, и тот внезапно послушался.

– Я проверил капитана под маской, применив заклятье истины. А потом узнал его, это он был на фотороботе в команде Козлова. Третий номер! Не совсем похож, я знаю, но возможно он – мимикрон. Создает внешность, которая ему требуется в данный момент.

Стоп! О чем это он? Наверное, мои мысли и правда начали работать лучше, потому что понял я достаточно быстро. Атабаев! Если приглядеться, то портрет третьего члена группировки Козлова, нарисованный Виком, и лицо капитана выглядели похоже. Но лишь отдаленно!.. Но если он мимикрон, тогда все понятно! Конечно, я не мог его узнать, мне и в голову не пришло разглядывать его под заклятьем истины. Да и с какой стати? Ведь я думал, что он обычный служака… Неужели нас опять провели?

Я резко развернулся, чтобы убедиться во всем лично. Капитан и Лиридона шли в нескольких шагах позади. И я видел их лишь минуту назад.

Сейчас же только случайные прохожие торопились по своим делам.

Ни капитана, ни ведьмы.

– Я связался с местными из конторы, капитана Атабаева у них нет и никогда не было, – продолжал говорить Брайан. – А спецслужбы, участвовавшие в захвате, видели его впервые, он предъявил достаточные полномочия…

Да уж, подделать бумаги – дело нехитрое, я сам сто раз занимался подобного рода вещами. Но вот что странно – почему же я не применил к фальшивому капитану никаких средств из своего достаточно обширного арсенала? У меня были какие-то резоны, чтобы этого не делать, я помнил точно, но сейчас они казались мне детским лепетом…

Неужели я попал под действие доверительного заклятья? Или такова природная магия мимикрона? Нет, не могу сказать, что относился к Атабаеву, как к товарищу, как раз наоборот, но доверие он мне внушал – это точно… И я был уверен, что, как только он увидит Лиридону, все сразу встанет на свои места, и ситуация разрешится к лучшему…

Увидит… Лиридону… Капитану нужно было увидеть девушку – этот позыв четко запечатлелся в моем мозгу… Вот ведь! Попался на такую простую удочку! Это ведь так просто – внушить объекту основную, главную мысль, и он сам все за тебя сделает. Обычно я так поступал с подозреваемыми, а тут со мной сыграли злую шутку.

Во мне постепенно просыпалась злоба, а желание непременно поймать негодяев усилилось в разы. Нельзя же с нами – работниками СК, совестью города, защитниками Малых Народов и прочее, и прочее… поступать подобным образом! Мы и так уже стали посмешищем для всего города, а теперь, когда и эта новость станет достоянием общественности, то все! Можно сворачивать деятельность, доверие к нам, как к профессионалам высокого уровня, будет подорвано окончательно…

– Так, где Вик?

– Он уже уехал, как только разобрался с полицейскими. Кстати, тех ребят-спецназовцев, что отдыхали в офисе, тоже увезли. К нам претензий нет, все списали на выброс усыпляющего газа…

– Оля, Лена – отправляйтесь на рабочие места. Наша цель – понять, каким образом Атабаев узнал о захвате сообщницы. Варианта два: либо он видел, как мы выходили из гостиницы (или там у него свои люди), либо он следил за нашим зданием и наблюдал, как мы прибыли на место. Это нужно проверить! Срочно!

Девушки молча кивнули и быстрым шагом направились к входной двери, причем Лена даже на секунду не вспомнила, что это именно ее шеф оставил за главную на время своего отсутствия. А может быть, просто не посчитала нужным спорить со мной сейчас, пока я находился в столь взвинченном состоянии, тем более что действия, которые я предложил, были вполне разумны и обоснованы.

Я зашел за ними в офис и сел на диванчик в совещательной комнате. С чего начать? Где та зацепка, которая поможет раскрутить дело? Дельных мыслей – ни одной…

Вход в туннель уже закрыли, чтобы не смущать полицейских, а на столике в углу я с удивлением обнаружил свой телефон. Видно, Атабаев оставил перед спуском вниз. Что сказать – молодец. Не спер, хотя и мог…

Телефон, словно почувствовав, что я думаю о нем, радостно зазвонил. Я подошел к столику и нажал кнопку.

– Слушаю.

– Босс, это я – Ануфрий!

– Чего тебе? – вот только домового мне сейчас не хватало!

В трубке закряхтели: Ануфрий волновался.

– Босс, я все узнал про рыжую. Приезжайте, расскажу! Это очень важно! Или могу сам к вам подскочить!

– Вот этого не надо, – отрезал я. Только кособокого домового тут недоставало для полного счастья. – Скоро буду…

Конечно, возвращаться в гостиницу совершенно не хотелось, но я не привык сидеть на месте. Уж лучше носиться по городу в поисках малейшей зацепки, чем уныло торчать на диване, разглядывая цветок на подоконнике, заботливо выращиваемый Олей в свободное от работы и кокетства время.

На этот раз я решил ехать на служебной машине: и быстрее, и продуктивнее – мало ли куда еще придется податься… Олю я предупредил, выходя, что уезжаю на некоторое время, и наказал сообщать о любых новостях по этому делу. Она кивнула, занятая скоростным просмотром десятка внешних камер слежения за прошедшие несколько часов. Если Атабаев следил за нашим зданием, то вычислить его – дело времени. А поняв, как именно он так быстро узнал об аресте Лиридоны, можно сделать определенные выводы…

Я же пока проверю гостиницу, и не только новые данные домового, но и свои предположения о скрытых сообщниках капитана.

В машине было тепло, я плавно тронулся с места, и тут вновь зазвонил телефон. Чингиз.

– Лис, у меня есть новости! – необычно возбужденным голосом сообщил он.

– У меня тоже, – парировал я. – Тут многое произошло…

– Давай вкратце…

Пока я рассказывал Чингизу о событиях последнего часа, почти добрался до пункта назначения. Наконец я закончил излагать, а Чингиз все молчал.

– Ты еще тут?

– Да… – в голосе его звучала задумчивость. – Теперь все понятно. У него просто не хватало рук, поэтому дело чуть не пошло наперекосяк.

– Ты о чем? – удивился я.

– Лис, пока вы там ползали по туннелю, я вышел на след Козлова. Он провернул еще одну аферу, но на этот раз действовал в одиночку. Я не понимал – почему, но теперь-то все ясно. Его напарник, тот, кто назвался Атабаевым, освобождал Шалай. А афера ждать не могла, всю мизансцену подготовили заранее. Поэтому Козлов рискнул и победил… вновь!..

– Подробности! – потребовал я.

– Слушай. Дело было так. На этот раз пострадал корпус некромантов при университете. Ты же знаешь, им постоянно требуются свежие трупы для экспериментов – а это большая проблема. Без трупов нет практики. Ну и подписал Козлов с ними договор на поставку оптовой партии. Скажу честно, я не знаю, как он все успевает. Этот человек – просто гений! Приехала холодильная фура, якобы с трупами, водитель не при делах. Привез фуру, сгрузил прицеп во дворе университета и уехал. А Козлов остался сдавать товар. И сдал, да так, что внутрь никто даже заглянуть не соизволил, на слово поверили. И это некроманты! Я, когда услышал эту историю, долго поверить не мог… Они же подозрительные, как тысяча чертей, а тут купились… как младенцы! Конечно, потом, когда Козлов отчалил с портфелем, полным денег, они обнаружили подлог. Оказалось, вместо человеческих трупов Козлов продал им обычные свиные туши. Хотел бы я посмотреть на свинью-зомби!..

– Ты говорил, что чуть было афера не сорвалась?

– Да, среди некромантов и сатанистов есть и вполне адекватные люди. Я так понимаю, что девушка обычно отвлекала внимание на себя, этот ваш капитан производил всю подготовительную работу, а сам Козлов работал исключительно на первых ролях. Что ж, в этом ему нет равных. А тут ему пришлось справляться одному. Он и справился, но пришлось попотеть. Хитрый фокус провернул инспектор: посадил в фургон несколько скелетов. И они выбрались наружу в тот самый момент, когда Козлов удалился, а некроманты все же собрались проверить товар. Переполох поднялся нешуточный! Пока ловили скелетов, пока заметали следы в сознаниях случайных свидетелей, сама идея осмотреть груз отошла на второй план… А потом было уже поздно, Козлова и след простыл… Да, вот еще что, помимо денег некроманты выдали Козлову один из своих посохов – как часть оплаты. Посох не самый сильный, но энергии в нем достаточно, чтобы устроить в случае необходимости переполох…

– Самого инспектора найти не удалось?

– Еще бы… Испарился мгновенно, как только получил деньги! Послушай, Лис, я, конечно, понимаю, что он и нас надурил. Но, скажу честно, чем-то он мне даже симпатичен…

Я в душе соглашался с Чингизом. Козлов – ловкий мошенник, и команду подобрал себе под стать. Чего стоил хотя бы Атабаев, который мог изобразить что угодно на своем якобы неприметном лице мимикрона: хоть красавца, хоть урода. МХАТ по нему плачет горькими слезами… А говорят, талантливые актеры на Руси перевелись…

– Какие у тебя планы?

– Да есть тут новая зацепка… – Чингиз замялся. – Пока не уверен, рассказывать подробностей не буду. Но ты не думай, Лис, я его поймаю! Хоть он мне и нравится, но так нагло поступать с СК никому не позволено!

– Конечно, поймаем. Обязательно!..

– Ладно, отключаюсь…

Интересно, зачем Козлову посох некромантов? Хотя почему бы и нет? Чем больше у мага в запасе всяких штуковин, тем многообразнее у него выбор, и тем больше неприятностей сумеет в случае необходимости он нам доставить. Формулы – формулами, вся магия в принципе лишь набор формул, но артефакты способны преподносить сюрпризы. Я не думал, что некроманты выдали Козлову особый посох, но даже стандартный с минимальным запасом энергии мог поднять кладбище или устроить зомби-апокалипсис в отдельно взятом микрорайоне. Так что стоило держаться настороже!

Я тем временем уже подъехал к гостинице, и, припарковавшись неподалеку, подошел к приплясывающему от холода Ануфрию, который опять ждал меня на улице.

– Босс! Я тут! – заорал он так, будто я его не видел, хотя кроме его нескладной фигуры поблизости иных фигур не наблюдалось. – Скорее!

– Иду!.. – Я приблизился к домовому и недовольно поинтересовался: – Ну, что у тебя? Рассказывай!..

– Я выяснил! Выяснил! Она не просто так тут торчала. Не! Просто! Так!

– Ануфрий, ты мог бы успокоиться? Давай в двух словах, что ты узнал?

– Хорошо, – он взял себя в руки. – Я думаю, что знаю! Рыжая приезжала сюда из-за Спиридона. Он – ее следующая жертва! Зуб даю!

– Что еще за Спиридон?

– Его фамилия Шуббин. Он владелец этой гостиницы и еще двух. Богатый человек, хоть и из некромантов.

– Стоп! Из некромантов?

– Да, – домовой тараторил быстро, некоторые слова я разбирал с трудом. – Он – один из шести членов правления орденом. Я слышал, мне рассказывали… А гостиницы нужны лишь для официального заработка. Настоящие же деньги они зарабатывают иными путями. Не спрашивай, босс, я не знаю, как точно. Но поверь, с этой ночлежки не прокормишься так, как он живет… Они крутили роман, точно говорю! Познакомились тут же, случайно, дней десять назад, с той поры и пошло. Что ни день – свидание. То в ресторане сидят, то на концерт едут… Я поспрашивал у наших, любовь у них, говорят, невероятная!

Хм… Любовь, и так внезапно! Интересное совпадение, хотя, конечно, какое тут совпадение? И Лиридона, и Козлов разыграли свою партию в четыре руки. Если ведьма встречается в гостинице со Спиридоном, а потом корпус некромантов облапошивают на крупную сумму, то не говорите мне, что член ордена тут ни при чем. Наверняка это Шуббин дал приказ о сделке с Козловым, а убедила его в такой необходимости госпожа Шалай. Вот ведь ловкая особа!..

– Как можно увидеть Шуббина?

– Его сейчас нет на месте…

– Ладно, Афоня, спасибо тебе! Кажется, я знаю, где сейчас господин Шуббин.

– Босс, еще одно! Как вы с рыжей уехали, ей интересовался один тип.

– Что за тип? Как выглядел? Приметы?

– Непонятный. Я его совсем не запомнил. Но… вы простите, босс, я ему сказал, что рыжую забрали в Службу Контроля. Сам не понимаю, как он меня вынудил.

Домовой повесил голову, а я, наоборот, улыбнулся. Одной загадкой меньше. Теперь я знал, каким образом Атабаев узнал о захвате Лиридоны. Но это же надо, какая скорость мышления! Ведь не прошло и часа, как Шалай оказалась у нас в офисе, а план ее освобождения уже подготовили и осуществили! Что за ребята у Козлова!..

– Ты не виноват, Афоня. Успокойся.

– Вы не сердитесь, босс, правда?

– Не сержусь. И ты молодец, что мне все рассказал. Ценю!

Домовой расцвел, а я вернулся к машине и резко тронулся с места. Где искать Спиридона Шуббина, было понятно и без долгих размышлений. Конечно, в корпусе: там сейчас суматоха, внутренние разборки, поиски виноватых! Самое время заскочить на огонек и послушать разговоры. Может быть, всплывет что-нибудь занимательное…

Конечно, операция с некромантами уже завершена, и ни Козлов, ни Лиридона там больше не объявятся, но всегда остается шанс выведать что-то у жертв аферы. Может, кто-то что-то да слышал, а значения не придал, или заметил какую-нибудь мелочь, нюанс, что-то, что выведет меня на след наших злодеев…

Корпус некромантов построили одним из первых во всем университете, но достаточно быстро позабыли о нем, из всех официальных бумаг он плавно испарился, хотя финансирование шло широким потоком, не прекращаясь ни на месяц. Сюда, в Чертанск, ехали молодые, только что осознавшие себя некроманты, ведьмы, вампиры, оборотни и прочие им подобные со всей страны. Выбор местонахождения сего учебного заведения был удачен. В области находилось множество колоний и тюрем, где содержались человеческие преступники. А правила Совета допускали использование подобного рода особей в научных целях: конечно, с целым рядом ограничений и проверок, но все же… Такого раздолья, как у нас, в стране оставалось еще поискать…

Поэтому расположение корпуса имело под собой логическое обоснование. Училось там одновременно не больше ста – ста пятидесяти студентов. Далеко не все владельцы темной стороны Дара в дальнейшем становились известны. Привычка скрываться, таиться, не верить никому и ничему у них в крови. И неудивительно! Хотя в последнее столетие лояльность достигла небывалых высот, раньше подобных им беспощадно уничтожали всеми возможными средствами. Церковная позиция была сильна, а там хватало обладателей Дара во все времена… Война шла бесконечно, но в последнее время все несколько успокоилось. Далеко не все темные (взять хотя бы нашу Олю) гады, и далеко не каждый из них использует свой Дар. Все начало меняться к лучшему, поэтому в начале тридцатых годов прошлого века и появился корпус. Коммунисты оказались совершенно имунны к старым традициям и не считали темных силами зла, тем более что многие из них оказались убежденными ленинцами и жизнь положили на воплощение идеалов Октября…

Назывался корпус «некромантским», а не, скажем, «ведьминским» оттого, что некроманты всегда считались самыми могущественными из всех обладателей темного Дара. Их магия была сильной, яростной, мощной. Прочие представители темных их безмерно уважали и, конечно, отчасти побаивались.

А я вот не боялся. Вряд ли даже самый матерый некромант осмелился бы напасть на представителя СК: не в их это интересах. Наши пути пересекались нечасто, но при случае мы всегда ставили выскочек на место. Так что все должно было пройти гладко.

Я припарковался на университетской стоянке и направился прямиком на задний двор корпуса, где надеялся застать столь ценный груз, выкупленный за изрядную сумму, и лично его осмотреть на предмет возможных улик.

Все оказалось, как рассказал Чингиз. Прицеп-рефрижератор стоял посреди двора, а вокруг него суетилась масса людей, преимущественно студентов всех возрастов и рас. Темный Дар просыпался не только у людей: я увидел гномов с обстриженными бородами (что являлось у них признаком отказа от традиций собственного народа), увидел эльфа с туннелями в ушах, заметил даже зеленого гоблина – а такое совсем уж редкая редкость: у гоблинов магический Дар один из самых слабых, и если уж сего индивидуума приняли сюда, то он это честно заслужил.

Студенты суетливо вытаскивали из фургона массивные свиные туши и тащили их в глубь корпуса через черный вход.

В качестве старших присутствовали три некроманта: двое магов-людей и важный гном. Отличить их от студентов было просто: у каждого из преподавателей к лацкану пиджака крепилась небольшая серая лента. Они о чем-то спорили между собой, при этом гном все пытался тянуться вверх, чтобы заглянуть в глаза одному из людей – высокому и худощавому господину в дорогом костюме.

Я решительным шагом направился к этой троице, на ходу закатывая левый рукав, чтобы предъявить свою печать. Таким серьезным господам надо сразу разъяснять, кто тут главный…

Они заметили меня издали и тут же прекратили разговор, выжидающе уставившись на меня.

– Елисей Стоцкий, Служба Контроля! – представился я и тут же произнес формулу, высветившую печать на моем предплечье.

– Опять СК? – недовольно пробасил безбородый гном. – От вас тут уже приезжал один, недавно уехал.

– Я знаю, он рассказал мне о произошедшем событии. Поверьте, господа, мы сделаем все возможное, чтобы как можно скорее задержать преступников и вернуть вашу собственность!

– Задержать? – недобро усмехнулся гном. – А я слыхал, вас самих сегодня постигла печальная участь. Службу обвели вокруг пальца проходимцы, заставив плясать под свою дудку! Это же надо – преступники пользуются услугами Службы, чтобы те помогали им вывозить ценности! Смешно! Ха-ха!

Этот факт мне парировать было нечем. Гном заметил, что я слегка растерялся, и продолжил давить:

– Слышал я и о налете на ваше здание. Позор! Гнать вас всех в шею! Ведь вы работаете на мои налоги!

– Во-первых, уважаемый, вы нас путаете с обычной полицией. Мы работаем исключительно за гонорары, которые получаем по итогам завершенного расследования. Во-вторых, да, у нас сегодня возникли некоторые проблемы, но будьте уверены, мы их разрешим в самом ближайшем будущем. И позвольте заметить, что преступная группа, которая бросила нам вызов, так же точно обставила и вас – уважаемых и почитаемых господ некромантов!

– Одни и те же? – восхитился гном. – Поразительно!

– Это профессионалы. Они недавно прибыли в город, но уже провернули здесь несколько афер. Все наши силы брошены на их поиски. А пока что расскажите мне еще раз, что тут произошло!

Пока гном объяснял ситуацию, я разглядывал двух его коллег, которые за все время не проронили ни слова, а лишь молча сверлили меня мрачными взглядами, словно надеясь провертеть дыру до сердца.

Я выслушал историю до конца, но ничего нового из рассказа для себя не почерпнул. Все то же самое, что поведал мне прежде Чингиз. Попробуем зайти с другого бока.

– А скажите, уважаемый, кто конкретно подписывал договор? И почему деньги были выданы наличными, а не переведены на банковский счет? Или это секретная информация?

– Ничего секретного тут нет, тем более от СК. У нас все по-честному, по закону, – рассердился гном. – Сделкой занимался господин Шуббин – вот он, собственной персоной. А почему наличными, понятия не имею!

– Можем мы поговорить с вами наедине? – спросил я Шуббина – того самого худощавого и высокого, с залысинами.

– У меня от коллег секретов нет! – высокомерно взглянул на меня он, только лишь в лицо не плюнул.

– Ну как знаете, – беспечно начал я. – Речь пойдет о некоей госпоже Лиридоне Шалай…

Как я и предполагал, только услышав это имя, Шуббин изменился в лице.

– Господа, извините, речь идет об ином вопросе. Это личное!..

Его коллеги отошли в сторону, время от времени бросая на нас недоверчивые взгляды. Ух и тяжело придется Спиридону! Ведь с коллегами придется рано или поздно объясниться начистоту, а они не похожи на тех, кто спускает с рук вранье и недомолвки…

– Лиридона? Что с ней?

– Как мне кажется, с ней все в порядке, – ответил я, даже не соврав. – А вот у вас, господин Шуббин, проблемы!

– Да, ситуация неприятная, свиньи эти… Какой удар по репутации корпуса! Но при чем здесь Лиридона?

– Как, а вы не догадываетесь?

Лучший способ допроса в ситуациях, когда клиент не уходит в глухую оборону, такие вот общие вопросы. Главное – это сделать вид, что ты в курсе всего, а дальше остается лишь внимательно слушать и провоцировать на новые откровенности.

– Да, мне казалось странным, что она не приехала. Ведь это она нас познакомила с Козловым, но я не придал этому значения…

Так, наш инспектор и здесь представился этим именем. Что ж, так даже проще. Думаю, что и внешность он не менял. Да и зачем? Конечно, весь город гоняется за троицей, но обычные люди ни за что не узнают их, достаточно лишь подкорректировать текущую личину: слегка изменить разрез глаз, добавить или убрать лишние морщины, подтянуть кожу на подбородке, что уже продемонстрировали нам лично и Лиридона и капитан Атабаев – и перед вами другой человек!

А у нас слишком мало времени, чтобы выйти на их след. Так что чувствовали они себя вольготно и особо не таились. Конечно, такими темпами рано или поздно они обязательно попадутся! Все же круто взялись за дело – столько серьезных афер, в столь разных сферах, подняли на уши весь город, и пока не то что не скрываются, а нагло действуют дальше!

– Открою вам глаза, Шуббин. Лиридона – участник преступной группировки. Она одна из тех, из-за кого ваш корпус сегодня лишился круглой суммы. Ваше знакомство было устроено специально, чтобы принудить вас совершить сделку. Все было спланировано и четко сработано. Мы стали жертвой аферистов высочайшей категории!

– Не может быть! – Спиридон смотрел на меня, и на глаза его наворачивались слезы. Честное слово! Ни разу в жизни не видел плачущего некроманта. Проявление эмоций для них столь же неестественно, как для слона танцевать в балете. А тут… О боги! Да тут пахло настоящим чувством!.. – Я вам не верю! Не верю!..

– Господин Шуббин, успокойтесь!

– Она не могла! Она не такая! Она ранимая и нежная! Ласковая! Зайка!

Да, обворожили бедного некроманта по полной программе. Мне стало его немного жаль, тем более что я сам чуть не попался в ту же ловушку. Если бы не Ануфрий… эх!..

– Я крайне сожалею, но все, что я вам рассказал – истинная правда. Если вы задумаетесь хоть на минуту, то найдете множество нестыковок в ее поведении. Подумайте, все ли в ее действиях вызывало ваше доверие? Не было ли чего-то такого, что вам не понравилось или что она не смогла объяснить?

– Было, но я не придавал значения… Нет! Я вам не верю, Стоцкий! И в доказательство своих слов сообщу – у нас вечером назначено свидание в ресторане «Высокая луна». Я уверен, что она придет!

Ну что ж, конечно, придет, как же! Я был уверен в обратном. Не видать некроманту Лиридоны, но он, кажется, верит. Всякое бывает… На всякий случай надо бы заскочить туда…

– Вот сколько вы договорились встретиться?

– В шесть вечера! Я уже заказал столик!..

– Вы не будете возражать, если я тоже загляну в «Луну» в этом часу?

– На здоровье! Вот увидите, Лиридона ни в чем не виновата! Она сама стала жертвой недоразумения!

Пожалуй, не стоит рассказывать ему подробности других мероприятий, проведенных госпожой Шалай, а то чего доброго влюбленный некромант предупредит ее о моем визите, если вдруг невероятным сочетанием обстоятельств она все же явится на вечернее свидание.

Внезапно из-за угла выскочил скелет и кинулся прямо на нас с Шуббиным. Скелет самый настоящий – отполированные до блеска кости тускло блестели под лучами солнца, пустые глазницы мрачно пялились прямо на нас. Кости скреплялись специальными металлическими креплениями, чтобы не отваливаться при ходьбе. В руках скелет сжимал палку и намерения имел самые серьезные.

Я приготовился к драке. Студенты как раз потащили очередные туши в здание университета, а коллеги Шуббина ушли с ними, так что поблизости никого, кроме нас, не осталось.

– Посох, мой посох остался в кабинете! – всплеснул руками некромант.

– А без посоха никак?

– Можно, но будет сложнее!.. А посохом ему по голове стукнуть разок – развалится!

Оригинальное применение артефакта, что сказать… Я думал – некроманты люди серьезные, а мне вон какой попался: мало того что влюбчивый, так еще и драчливый, и кровожадный – сразу насмерть беднягу скелета…

– А разве он не нужен целым?

– Зачем это? – подозрительно уточнил Шуббин.

– Не знаю, вам виднее… Для опытов, к примеру…

Некромант развеселился.

– Каких опытов? Это же скелет обыкновенный! Таких на любом кладбище полно! Ничего интересного! Вот если бы тут был свежий зомби – другое дело!..

Скелет тем временем приблизился к нам вплотную и замахнулся своей импровизированной дубинкой. Медленно и неуклюже. Я отошел на шаг, скелет промахнулся и чуть не упал, едва удержавшись на ногах.

– Видите? Ну, какой с него прок?

Да, он был прав. Никакого. И все же мне отчего-то стало скелета жаль. Некромант уже подобрал валявшийся в стороне булыжник и намеревался швырнуть его прямо в череп, но я внезапно остановил мага.

– А можно им управлять?

– Конечно, – удивился Шуббин. – Он должен понимать простейшие команды. Нужно только подчинить его, а дальше проблем не возникнет. Только зачем он вам?

– В хозяйстве пригодится, – решил я. – Научите, как его подчинить?

– Хорошо, это очень просто. Он бесхозный, ни к кому не привязан, поэтому, к счастью, перехватывать прежние установки не придется. Смотрите, сначала ловите его в кокон покорности, потом сообщаете, что отныне вы его хозяин, затем отдаете приказы. Можно мысленно, а можно и вслух, как вам угодно.

Процесс порабощения скелета прошел на удивление легко. Через минуту он уже стоял передо мной навытяжку, забыв о прежних разрушительных намерениях.

– Брось палку! – скомандовал я.

Скелет тут же послушался, палка отлетела далеко в сторону.

– Кстати, когда у скелета есть хозяин, он действует быстрее, становится более ловким. Может стать отличным телохранителем! Переподчинить его невероятно сложно, так что в вашем распоряжении прекрасный слуга на долгие годы. Главное, не забывайте время от времени подновлять ему личину, он самостоятельно за ней следить не умеет. Уплывет (бывали случаи) – проблем не оберетесь…

– Все понял, до вечера…

– Да, кстати, если вам интересно, скелет мужской…

Шуббин ушел, а я остался разглядывать свое приобретение. И зачем он мне сдался?

Для начала я примерил на скелет несколько личин. Старичок с благородной сединой – не к месту, подросток – грубовато… А вот этот вариант, пожалуй, подойдет… Мужичок средних лет, обычного телосложения, русоволосый, кареглазый. Хорошо, так и оставим…

– Пойдем со мной! – приказал я и двинулся к машине. Скелет послушно брел следом.

Надо бы дать ему имя, а то неудобно обращаться. Как бы его окрестить? Скелетон? Ха! Скелябра! Скел… О, идея, назову-ка я его Костя! И в тему, и звучит по-человечески…

Я остановился, скелет тоже замер. Я уставился в его непроницаемые глаза и убедительно заявил:

– Слушай меня, отныне ты должен отзываться на имя Костя! Если понял, кивни!

Скелет кивнул. Если не смотреть магическим взором – человек как человек. Спокойный, даже приятный на вид.

– Итак, Костя. Отныне ты будешь служить мне. Выполнять все приказы беспрекословно!

Костя молчал. В любом случае говорить он не мог. Одно дело – личина, а другое – истинная суть. Голосовых связок он не имел, легких тоже, так что говорить ему просто нечем.

– Будем считать, ты все понял… Садись на заднее сиденье!

Мы как раз подошли к стоянке, я отпер машину, и Костик беспрекословно залез на свое место.

Так, в офис можно не ехать, новостей особых ни у меня, ни у моих коллег, иначе бы они уже позвонили. До назначенного Лиридоной свидания еще есть пара часов, самое время забрать Свету с работы – и как раз успею в ресторан.

Она трудилась в детском саду воспитательницей и души не чаяла в своей работе. Я не понимал, как может нравиться постоянный шум, ор, крики, визги и миллионы вопросов в день. Но это было ее! Она знала все слабости каждого из своих маленьких подопечных, угадывала настроение по первому взгляду, умела подобрать ключик к самому замкнутому и сердитому малышу, и они расцветали при виде тети Светы, они ее обожали и боготворили. А меня недолюбливали, искренне ревнуя и не понимая, что она во мне нашла…

Я домчал до детсада за пятнадцать минут. Последнего ребенка как раз только что забрала усталая мамаша, и Света освободилась. Я помахал ей рукой, она радостно подбежала к машине, поцеловала меня и залезла на переднее сиденье, но тут заметила Костика, смутилась и представилась:

– Света!

Скелет молча взирал на нее. Я на всякий случай послал ему мысленный импульс, что, мол, здесь все свои! А то мало ли… кто знает, что у него на уме!..

– Его зовут Костя. Он немой. Поэтому извини, что не отвечает…

– Ой, конечно! То есть что это я? Это вы меня извините, Костя! Я не знала!

Мы тронулись с места. Когда же пойдет снег? Конечно, водить будет сложнее… но как же я его жду!

– Он работает со мной. Мы отвезем тебя домой, а потом я обратно на работу. Дел очень много, возможно, вернусь поздно…

– Я понимаю, конечно… – Света очень серьезно относилась к моей работе, хотя и не знала всех ее подробностей. Но ей хватало того факта, что мы приносили пользу людям. – Я приготовлю ужин. Приходите с Костей! И Вика зови!

Я чуть не поперхнулся, представив своего скелета за столом у меня дома. Вот Вик – тот никогда не отказывался от домашней пищи. Но, пожалуй, никого я сегодня не приглашу, слишком уж суматошный день выдался.

– Видно будет, – уклончиво ответил я.

Говорить ей или нет? Я все никак не мог для себя решить. Да, мы не муж и жена, а только начали жить вместе. И никаких обязательств друг другу не давали, в том числе и хранить верность. Но ведь это вроде бы естественно? Если люди встречаются, заводят нормальные, здоровые отношения, то они не изменяют друг другу. По крайней мере, так я слышал, хотя сам с подобным еще не сталкивался.

У меня же дилемма. То, что чуть было не произошло сегодня с Лиридоной, выходило за рамки дозволенного. И не важно, что она меня пыталась околдовать. Как говорится, если мужик не желает, то никакая ведьма не окрутит. Получается, я сам хотел этого? Желал ее тела, мечтал о близости? Или все же только лишь ведьмины чары во всем виноваты?

Я пытался честно разобраться в себе, но ни к чему не пришел. Да, у нас с ведьмой ничего не случилось, но, если бы не Ануфрий… И должен ли я рассказать Свете о том, чего не было, но могло бы быть…

Или лучше все утаить, как советуют опытные семьянины? Мол, меньше знаешь, и так далее…

Непривычный груз висел над моей душой, и я не знал, должен ли я обрушить его на ничего не подозревающую, улыбающуюся Свету, испортить ей настроение… возможно, и мнение обо мне… или просто промолчать?

Вот ведь национальная черта русского характера – желание излить душу. Кому это надо? Кому станет легче от правды? Но мы не хотим, чтобы невысказанные слова висели грузом, и вываливаем на родных и близких зачастую отвратительную правду, лишь бы облегчить себе совесть… А там будь что будет… И еще удивляемся, когда нас не прощают… Как же, мол, ведь где покаяние, там и всепрощение?..

– Что с тобой? – она как будто почувствовала мое состояние. – Все в порядке? Ты какой-то странный…

– Все нормально.

– Точно? – она вглядывалась в мое лицо, но не с подозрением, а с беспокойством. И я сдался. Нельзя так! Я много вру: о своей работе, о себе, о своих способностях и возможностях. Но тут врать нельзя. Иначе нечестно!.. И черт с ним, с всепрощением! Заслужил – будешь наказан! И поделом!..

– Сегодня… кое-что произошло… мы расследуем одно дело о группе мошенников… там есть девушка… рыжая…

– Между вами что-то произошло? – Света задала вопрос спокойно, но я видел, как сжались ее кулачки, как слегка задрожали ресницы. Нет, сцен она устраивать не станет в любом случае, я достаточно изучил ее характер, чтобы быть в этом уверенным. Но все же она хотела знать…

– Нет, – честно ответил я и все же не выдержал, добавил: – Но я чуть не сорвался…

И тут я удивился. Она не зарыдала и даже не стала царапать мне лицо. И не присутствующий рядом Костя был тому виной, она забыла на время о его существовании. Света посмотрела на меня, как обычно: без злости – и негромко сказала:

– Не сорвался – молодец! Я скажу тебе об этом только один раз, но ты запомни. Я давно пришла к выводу, что любого из нас окружают миллионы соблазнов. Каждый день, каждый час. Мы – люди, мы живые, мы живем… Мы можем влюбляться, но мы можем и любить. Важно понять разницу между этими состояниями, а потом решить, что твое, а что нет. А поняв, держаться этого. Пока ты держишь себя в руках, все в порядке. А за откровенность – спасибо…

Я высадил ее у подъезда и долго еще смотрел ей вслед, прикурив сигарету и выпуская дым долгими глубокими выдохами, чередующимися со столь же долгими затяжками.

Света – необычная девушка, это я знал. Но чтобы настолько!.. Сегодня я открыл ее для себя впервые…

Зазвонил телефон. Лена.

– Слушаю!

– Приезжай в офис. Я выяснила, кто такой Козлов!..


Глава 2 | Провинциальный маг | Глава 4







Loading...