home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


XIX. Унтербан

Грандиозность проекта «Фридрихсград унтербан» заключалась в том, что патронирующий его великий князь захотел все и сразу. А именно, он решил не довольствоваться поочередным запуском сначала одного пробного маршрута, а затем и последующих, а приказал запустить все три запланированные линии одновременно. Поэтому получилось, что подземные работы велись сразу во все стороны и направления, к строительству привлекли уже почти двадцать тысяч рабочих и специалистов, но рабочих рук все равно не хватало, подземные туннели уходили все глубже, а окончанию работ не было видно ни конца ни края.

Финансовые резервы великого князя постепенно истощались, но он все же не оставлял надежды утереть нос венценосному брату и запустить первый проект унтербана именно в Фридрихсграде.

Трастовая компания «Императорские железные дороги» заключила договор на строительство унтербана с компанией «Механикс» – признанным лидером в этой области, – осуществившей подобные проекты в нескольких городах. Правда, в Руссо-Пруссии они до этого не работали, но все когда-то случается в первый раз…

Найти Шалимова среди тысяч работников унтербана казалось мне делом достаточно затруднительным, тем более что он, вероятно, скрывался под чужой фамилией – ведь запрет на проживание его во Фридрихсграде никто не отменял. Значит, Шалимов жил по фальшивому паспорту, и, если бы не Сельма Сигизмундовна, случайно увидевшая братца на улице, я бы и не подумал соваться под землю.

Однако тот факт, что Шалимов ходил в мундире унтербанмастера, существенно облегчал дело. Высококлассных специалистов на строительстве было задействовано множество, но все же не тысячи, и отыскать по описанию того, кто при ходьбе слегка подволакивал ногу, вполне реально.

В любом случае даже если Шалимов ничего не знает о своем старом командире Кречетове, то поговорить с ним будет весьма любопытно. Опять же, когда человек живет под чужим именем, – это всегда подозрительно. Пусть я не полицейский и не собираюсь выполнять их работу, но разузнать подробности постараюсь обязательно.

Я вспомнил слова Сельмы, что она видела своего брата неподалеку от Большого рынка – действительно самого крупного рынка в городе и во всей округе. Поэтому поиски я решил начать оттуда – совсем рядом с рынком по проекту строителей располагался еще один спуск под землю.

По дороге я обратил внимание, что наземных линиенбусов не хватает все разрастающемуся городу. Линиенбусы, каждый из которых работал на маломощном энерготанке, ходили по специально проложенным рельсам и не могли свернуть с заданного маршрута. Но людей, желающих воспользоваться общественным транспортом, было гораздо больше, чем, собственно, самого транспорта.

Омнибусы на паровом ходу, как и конки, уже отошли в прошлое, вытесненные с появлением энерготанков, и только извозчики еще держались, но вот личный мехваген мог себе позволить далеко не каждый. Впрочем, ходили слухи, что кайзер-император собирается открыть где-то далеко на востоке в горах, разделяющих материковую часть империи, завод по производству дешевых мехвагенов для простых людей. Даже название уже, мол, имелось – «Кайзервагонзавод». Очевидно, если это и правда случится в ближайшем будущем, то и извозчики исчезнут как профессия. Или же им придется пересаживаться на мехвагены и работать за определенную таксу. Первые таксомотористы – так они себя называли – уже появились в городе, но пока что их услуги были достаточно дороги и брали их лишь желающие покутить после удачной сделки купцы да любящие пустить пыль в глаза прекрасным дамам офицеры.

И все же в середине дня и вечером улицы были забиты настолько, что иногда приходилось задерживаться на несколько минут, ожидая, пока очередная повозка перестанет загораживать проезд.

Нет, все же проект унтербана – стоящая штука, способная резко разгрузить потоки транспорта и предоставить простым людям возможность по-настоящему дешевого проезда.

Участок строительства был огорожен высоким деревянным забором, но я поехал вдоль него и вскоре нашел распахнутые во всю ширь ворота, через которые плотным потоком тянулись многочисленные повозки, груженные камнем и лесом, а обратно они же возвращались, наполненные землей. Работа кипела!

Я нажал на клаксон, издавший резкий звук, и проехал в ворота прямо перед изумленной лошадью. Два солдата, до этого явно скучавших, бросились мне наперерез с ружьями в руках. Но я лишь приветливо махнул им и, не останавливаясь, подъехал к одному из временных бараков, установленных для строителей.

Когда я вылез из мехвагена, солдаты как раз успели добежать до меня. Я грозно нахмурился и сунул им под нос свою важную бумагу. Узнали ли они печать князя или мой уверенный вид так подействовал, но солдаты тут же вытянулись по стойке «смирно», ожидая приказаний начальства в моем лице.

– Кто у вас тут главный? – строго спросил я, все еще хмуря брови.

– Его сиятельство граф-инженер Черкасов! Но он внизу и вернется не раньше чем к ночи, – отрапортовал один из солдат.

– А кто его заменяет здесь, наверху?

– Бригадир Брукс. Он как раз в домике. – Солдат кивнул на строение, у которого я остановил мехваген.

– Много рабочих на объекте? – продолжил я расспросы.

– Две тысячи восемьсот тридцать два человека! Но это считая травмированных и больных.

– А что, травмы часто случаются? – заинтересовался я.

– Бывает, – солдат кивнул, – то брусом кого придавит, то еще какая неприятность. Сегодня вот только пять человек камнями побило насмерть.

– Пять человек?! В один день? Не слишком ли это много? У вас тут что, за безопасность рабочих вообще никто ответственности не несет?!

– Им платят за риск. – Солдат уже не рад был, что начал со мной разговор. Я со своей бумагой выглядел как внезапно нагрянувшее с проверкой начальство, а это еще никогда и никому не сулило ничего хорошего – одни неприятности. – Да обычно у нас спокойнее, вы поспрашивайте бригадира, пока он не уехал…

– Стоять, – приказал я уже собравшимся вернуться на пост солдатам. – Работает ли на участке некий хромой унтербанмастер? Фамилию не знаю, но он высокий, широкоплечий, похож на бывшего военного.

Солдаты переглянулись между собой, и оба пожали плечами.

– Ладно, братцы, ступайте, – отпустил их я. – Служите честно!

– Рады стараться, ваше высокродие!

Они поспешили вернуться на свой пост, подальше от меня. Я же последовал совету и отправился к домику, в котором находился бригадир.

Только я потянулся к двери, как она сама распахнулась наружу, едва не ударив меня, и на улицу вышли несколько человек – все, кроме одного, в рабочей одежде, грязные и злые. Последний же одет был чисто – в совсем еще новый костюм и лаково блестящие туфли.

– Все вам будет сегодня, я же сказал! – громко объявил он, обращаясь к рабочим. – Вот прямо сейчас и поеду!

– Господин Брукс? – Я заступил им дорогу, чем вызвал недовольный ропот рабочих.

– Это я, – кивнул лаковый господин. – Чем обязан?

– Моя фамилия Бреннер. – Я в который уже раз продемонстрировал волшебную бумагу князя, и в который раз она сработала. – Мне нужно с вами поговорить.

– Но… я очень занят. Сегодня такой суматошный день. Вы знаете, у нас пять человек погибло! Такая трагедия! Я должен ехать в полицию отчитаться об этом несчастном случае. А потом мне надо успеть в банк, получить деньги для семей погибших. Так у нас заведено. Если вы меня сейчас задержите, пусть на десять минут, я уже не успею сегодня туда попасть.

– Да, собственно, я вас так надолго и не задержу, – пообещал я. – Мне нужно найти одного из ваших унтербанмастеров… – И я вновь перечислил все приметы Шалимова.

– Это же Лемешев, – сказал вдруг один из рабочих.

Остальные поддержали и дружно загудели:

– Точно, Лемешев!.. Похож!.. Ногу чуть подволакивает… Да, он бывший офицер, у меня на них глаз наметан…

– Ах, вам нужен Лемешев, – сообразил Брукс, – так он внизу, придется спуститься. А мне, извините, нужно бежать!..

– Мы проводим, – предложили рабочие. – Нам как раз на смену заступать. Дорогу покажем!

– Благодарю, – согласился я и отпустил Брукса.

Тот с облегченным вздохом поспешил скрыться, оббегая лужи. Вот что значит благодатная сила княжеской бумаги – из простого сыщика, которого, в принципе, можно и проигнорировать, ведь он лишь частное лицо, я превратился в высокое начальство, чем с удовольствием и пользовался.

Один из крепких бородачей шагнул в мою сторону.

– Вашбродие, ступайте, значится, за нами. Тут недалеко…

Я и пошел. Дорога – сплошная грязь, я тут же провалился по щиколотку. Неудивительно, что Брукс обходил все подозрительные места, стараясь не испачкать свои туфли. А вот пролетариату было все равно. Рабочие месили сапогами глину, топая напрямик и ленясь обходить лужи и слякоть. А я все же не считал себя сторонником столь либеральных взглядов на внешний вид, поэтому выбирал места посуше.

Вскоре мы спустились в котлован и пошли по широкому туннелю вдоль рельсовых путей. Бородач вручил мне лампу, такие же лампы взяли и остальные. Работы в унтербане начались всего лишь пару лет назад и велись весьма неспешно, несмотря на желание великого князя закончить стройку как можно скорее.

Телеги грузили землей прямо у начала туннеля, а землю сюда доставляли вагонетки, шедшие одна за другой.

– А что за история приключилась сегодня? Отчего погибли ваши товарищи? – спросил я на ходу, и все тот же бородач, шедший слева от меня, поддержал беседу:

– Говорят, затопило их. Целую бригаду.

– Затопило? – удивился я. – А мне сказали, их побило камнями?

– Может, оно и так, вашбродие, сначала камнями побило, а после затопило. Мы их и нашли-то, утопленников, синими. Думаю, все из-за вчерашней непогоды. Где-то вода поднялась и пошла, а они, значится, там и оказались на свою беду…

– А что, когда вы их обнаружили, воды уже не было?

– Ушла, видать, – неопределенно пожал плечами бородач.

Мы все дальше уходили под землю, а рабочие и не думали снижать темп. Более того, они даже чуть прибавили шаг.

Нет, все же мрачные подземелья мне не нравились. Когда унтербан достроят и пустят поезда, вряд ли я буду постоянным клиентом компании. Лучше уж двигаться поверху, где ярко светит солнце и чистое синее небо, чем здесь, в сырых полутемных коридорах.

– Кажись, пришли, вашбродие, вам тудысь. – Бородач остановился и показал рукой в сторону бокового хода, остальная же группа славных строителей пошла дальше, не задерживаясь и не проявляя ко мне ни малейшего интереса. – Лемешев должен сегодня там быть.

И, тут же забыв обо мне, бородач кинулся догонять своих. Я же стоял в полном одиночестве перед ответвлением туннеля и думал, не вернуться ли обратно и не подождать ли Лемешева-Шалимова снаружи. Ведь рано или поздно он должен подняться на поверхность.

Все же я продолжил свое путешествие в одиночестве, благо лампа вполне сносно освещала все вокруг на несколько шагов. Новый туннель, хотя точнее было бы назвать его отворотом туннеля, был и уже, и ниже, чем основной. Скорее всего, он предназначался для обслуживания основного пути, по которому пойдут поезда. Его пробурили на будущее, поэтому народу здесь не было вовсе, хотя в главном туннеле постоянно в обе стороны сновали люди и дрезины. Здесь же царили покой и тишина, только время от времени сзади доносились чуть приглушенные расстоянием крики, ругань и шум дрезин.

Я уже сомневался, что найду здесь Шалимова. Но все же шел вперед по узкоколейке и надеялся, что рано или поздно эта дорога закончится. Время от времени и влево и вправо уходили новые, еще более темные и безлюдные ходы, но их я попросту игнорировал. Еще не хватало заблудиться тут, под землей. Унтербан – это не естественные лабиринты Патании, где я как-то блуждал восемь дней, потеряв всяческую надежду на спасение. Но все же и здесь вполне можно было плутать долгими часами в поисках рабочих, способных вывести тебя на свет божий.

Вдруг я услышал приглушенные голоса где-то впереди. Наконец-то люди! Я так обрадовался, что на некоторое время потерял осторожность и почти побежал, стараясь выйти к ним как можно быстрее.

Голоса доносились из бокового коридора, полностью перекрытого решеткой, которая сейчас, к счастью, была чуть отодвинута в сторону, и я смог пройти.

Я так спешил, что слегка перестарался. Мне помешала темнота, а света моей лампы все же недоставало, поэтому я не сразу сообразил, что этот новый отрезок туннеля делает легкий изгиб, и проскочил его, даже толком не заметив.

Зато когда я оказался в довольно просторном зале, наполовину заставленном деревянными ящиками, то машинально перешел с бега на шаг, а потом и вовсе замер на месте.

Правда, было уже поздно. Зал освещался несколькими прожекторами, и я смог прекрасно разглядеть все вокруг.

В двадцати шагах от меня стояли семь человек. Один из них был в мундире унтербанмастера, с теми самыми зелеными нашивками на левом рукаве, о которых поведала мне наблюдательная Сельма Сигизмундовна.

Лемешев-Шалимов – бывший морской офицер, позже грабитель банков и неизменный помощник Кречетова. Я тут же узнал его по старым дагеротипным снимкам из личного дела, хотя постарел он изрядно. Постарел и пообтрепался. Он уже не выглядел тем красавчиком-офицером – мечтой барышень всех возрастов. Его голову покрывала седина, в лице не осталось ничего аристократичного, грубостью кожи он стал похож на крестьянина. Его сестра была права – он изменился до неузнаваемости, и только ее сердце признало в случайном человеке, встреченном на улице, родную душу.

Остальные шестеро были одеты в костюмы, черные плащи и шляпы. Колониальный стиль!

Все семеро как по команде повернулись ко мне, и я тут же опознал среди них тех двоих, что следили за мной. Ошибки быть не могло.

Стрелки, вот я вас наконец и отыскал! Только сам уже был этому не рад…


XVIII. Старые связи | Сыщик Бреннер | XX.  «Страус»







Loading...