home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


XXXIX. Ультиматум

Тяжелая пуля попала точно в колесо мехвагена – туда я и целил. Машина дернулась, завиляла и остановилась. Один из помощников Семенова не удержался и свалился с подножки на мостовую, чудом не угодив под колеса.

Кто-то закричал. Толпа качнулась вперед, но тут я выстрелил во второй раз, и сразу еще и еще, пока не кончились патроны. Целил я поверх голов, но звуки выстрелов, летящая в глаза каменная крошка и подбитый императорский мехваген сделали свое дело. Началась паника, толпа испуганно отшатнулась обратно, но еще повиновалась приказам. К императорскому мехвагену бросились солдаты, окружив его плотным кольцом, но тем самым только подстегнули нарастающую панику. И хотя я больше не стрелял, опустошив магазин, горожанам казалось, что опасность никуда не делась, а только усилилась.

Все усугублялось тем, что военные слегка растерялись, не решаясь применять силу по отношению к населению, а гусары внезапно оказались чуть впереди, отделенные от императора толпой.

Я и сам не ожидал такого эффекта от своих действий и уже жалел о содеянном. Все, что я хотел, это отвлечь Семенова и его людей, а вовсе не поднимать панику такого масштаба.

И тут вдобавок ко всему поверх голов ударили пулеметы. Со своей позиции я их не видел, но догадался, что это план Серафимова вступил в действие.

Люди отчаянно кричали, стараясь выбраться с площади. Тех, кто упал, топтала обезумевшая толпа. Люди бежали по телам своих соседей, вминая их в каменную брусчатку. Гусары пытались взять ситуацию под контроль, но их было слишком мало. Кого-то уже стянули с лошадей, другие выхватили сабли, но рубить – не рубили, только лишь охаживали самых ретивых клинками плашмя.

Внезапно в дальней части площади толпа раздалась, и я увидел тех, кто стрелял из пулеметов.

Механические «страусы» шли вперед аккуратным полукольцом, выпуская сотни пуль в секунду. А за ними двигались пешие стрелки с винтовками в руках и с одинаково пустыми, безжизненными лицами. На этот раз стрелков одели по-простому – так, как одевался рабочий люд, но меня им было не обмануть.

Вот она – обещанная Серафимовым революция, и я оказался ее непосредственным, ключевым участником, запустившим механизм переворота.

На крыше показался Семенов с группой. Мои дубликаты тут же поспешили занять удобные для стрельбы позиции, а я быстро перезарядил винтовку и выстрелил дубликатам в затылки. Давать им шанс прикончить Семенова или кого-то из его людей я не собирался. Мне понадобилось ровно два патрона, после чего я отбросил винтовку и припустил по крыше по направлению к пожарной лестнице. Желания объясняться с риттером я не имел. Более того, подозревал, что он просто застрелит меня, а этого я тоже не хотел.

– Стой, мерзавец! Стой или стреляю!

Мерзавцем я себя не считал, поэтому не остановился. Наоборот, побежал еще быстрее, насколько это было возможно. Нас разделяло двадцать или тридцать шагов, но Семенов должен был остановиться у тел дубликатов, чтобы проверить, не живы ли те. А это давало мне еще несколько дополнительных секунд форы. Я надеялся успеть.

Я успел.

Лестница находилась именно там, где значилась на плане крыши. Я скатился по ней вниз, едва не сорвавшись, до уровня второго этажа. Там лестница кончалась, но я повис на последней ступени, пробормотал дежурные проклятия и разжал пальцы.

Приземлился я удачно, только слегка отбил ступни, но умудрился ничего себе не сломать. И на том спасибо!

Сверху загрохотали выстрелы, но Семенов не мог толком прицелиться – лестница мешала. Кто-то из его людей уже лез вниз, но было поздно. Я быстро смешался с толпой, стараясь находиться с краю, чтобы не раздавили ненароком. Отыскать меня в этом людском водовороте вряд ли у кого-то бы получилось.

Несмотря на все усилия, от края меня все же оттеснили – сопротивляться толпе невозможно, нужно поддаться ей, слиться в единое целое, тогда даже при панике, когда все бегут, не разбирая направления, есть шанс уцелеть.

Сверху, там, откуда я только что спустился, перестрелка не прекращалась. Кажется, на помощь убитым мной стрелкам пришла подмога. Или так и было задумано? Увести Семенова на крышу, а там задержать. Но чем он так мог помешать нападавшим, я не понимал…

Зато пулеметы на «страусах» замолкли. Что происходило в той стороне, я не видел, но толпа всегда вела себя адекватно окружающей обстановке. И тот факт, что никто больше не вопил от страха и общее течение несло меня в нужном направлении, позволял сделать вывод, что ситуация стабилизировалась. Только вот в чью пользу?

И тут по толпе понеслось:

–..Убили!.. Да вы что?.. Всех?.. Одним залпом!.. Механизмы, а в них люди!.. А император что?.. Не видно!.. Лучше убраться от греха, затопчут…

Последний оказался прав. Внезапная очередь вновь подхлестнула многотысячную толпу, а я как раз оказался в самой ее гуще. Меня сжали так, что захрустели ребра. Но я устоял на ногах. Толпа понесла меня вперед и в сторону от выстрелов, туда, где спокойнее.

Я наступил на чье-то тело, едва не упав и лишь чудом сохранив равновесие. Где-то совсем рядом тонко закричал ребенок. Я дернулся в ту сторону, сумев продраться между людьми, и в последний миг подхватил на руки девочку лет шести, которую чуть не затоптали насмерть. Как я сам при этом удержался на ногах – не понимаю.

Девочка даже не плакала – она лишь широко распахнула голубые глаза, в которых не было ничего, кроме страха. Рукав ее платья был оторван, но девочка цепко держала в левой руке тряпичную куклу.

– Ничего не болит? – На одной руке я нес девочку, а второй отпихивал толстого мужика, навалившегося на нас слева.

Мужик хрипел, но все давил и давил. Деваться ему было некуда, но и я не хотел, чтобы эта туша сбила меня с ног, поэтому резко ударил его в лицо. Мужчина пошатнулся, его уронили, он все не мог подняться, но нас уже унесло дальше, и что с ним сталось, я так и не узнал.

Девочка молчала, пребывая в шоковом состоянии.

– Смотри только на меня, – велел я. – Ничего не бойся! Все будет хорошо! Тебя как зовут?

– Анни. – Девочка наконец слегка пришла в себя. По крайней мере, начала отвечать на вопросы.

– Какое красивое имя! – восхитился я. – Где твои родители, Анни? Ты отстала от них?

– Мы были с мамой. Но Пегги упала. – Она показала мне свою куклу. – Я хотела ее поднять, а мама пропала.

– Ничего, найдем мы твою маму! – пообещал я, сомневаясь в душе, что это будет легко. – Главное, выбраться отсюда.

– Мама заругается, – нахмурилась Анни, – она не любит, когда я теряюсь…

– Ничего, думаю, в этот раз твоя мама будет только счастлива, когда ты найдешься.

Балансировать в перепуганной толпе с ребенком на руках – тот еще способ времяпрепровождения. Все норовят толкнуть, пихнуть, уронить, а ты даже отбиться толком не можешь, боясь, что ребенка кто-то ненароком ударит, вырвет из рук и задавит. Одной в толпе Анни не выжить. В толпе, которая прет всей массой, не разбирая дороги, словно взбесившееся стадо.

Но вместе мы справлялись. Анни смирно сидела у меня на руках, и наконец я сумел вновь выбраться из центра толпы к западному краю площади. Император и его кортеж теперь оказались ближе ко мне, чем в начале пути, но добраться до них я все так же не мог. Впрочем, я и не стремился.

Мне даже не было интересно, что случилось с императором. Все, что я хотел сейчас, – это выбраться с площади целым и невредимым.

– Граждане! Сохраняйте спокойствие! Не создавайте панику! – Голос в репродукторе звенел металлом, только еще больше пугая людей.

Для большего эффекта вновь заработали пулеметы. Я не понимал, почему император бездействует. Или же он оказался полностью не подготовленным к подобному развитию ситуации и сейчас, деморализованный, не знает, что предпринять? Но великий князь должен был помочь ему, почему он не предусмотрел повышенные меры безопасности? Как он мог ограничиться сотней-другой солдат и парой десятков гусар?

«Страусы» возвышались над толпой, грозно поводя пулеметами из стороны в сторону. Механические существа, управляемые изнутри дубликатами, внушали уважение и страх.

Я выбрался за периметр площади и, не отпуская Анни, заскочил в ближайшую лавку. Хозяин – пожилой мужчина – стоял в дверях, не до конца понимая, что происходит вокруг.

– Быстро закрывайте двери и ставни. Сейчас тут будет горячо! – предупредил я.

Он послушался без возражений, сообразив, что так будет лучше.

В лавке торговали сладостями. Я, не раздумывая особо, посадил Анни на высокий стул и вручил ей коробку с конфетами.

– Угощайся, только не переедай! А то мама будет ругаться!

– Она и так будет ругаться, – разумно предположила девочка. – Пегги тоже любит конфеты!

– Тогда угости и Пегги, – разрешил я.

Хозяин лавки тем временем запер двери и задвинул изнутри тяжелый засов. Решетки на окнах защищали от проникновения извне, но против «страусов» они не выдержат, это я прекрасно понимал. По поводу нашего с Анни пребывания в лавке вопросов у хозяина не возникало. Казалось, он даже рад, что не остался в столь сложной ситуации в одиночестве.

– Вам лучше укрыться в дальней комнате, – посоветовал я. – Там безопаснее. И возьмите девочку с собой. Где ход на второй этаж?

– Вон та дверь, – указал хозяин. – Можно выбраться на чердак, оттуда на крышу.

– Присмотрите за девочкой, она потерялась и чуть не погибла. А мне нужно решить кое-какие дела.

– Не волнуйтесь. С девочкой все будет в порядке.

– Я заберу ее позже… если же не вернусь, отыщите ее мать.

На крышу я легко выбрался, как и сказал хозяин лавки, через чердак. Крыша оказалась покатой, но не скользкой, и удержаться на ней я мог без особых сложностей. Главное, она примыкала к крышам соседних домов, и я беспрепятственно перебрался туда, откуда лучше просматривалась площадь.

Ситуация там складывалась не в пользу императора. «Страусы» окружили кортеж, готовые в любую минуту изрешетить всех и каждого, но пока ожидали, ничего не предпринимая. Все выходы с площади также оказались заблокированы людьми Серафимова. Каждую улочку, каждый проулок охраняли по несколько «страусов» и дубликатов с оружием.

Теоретически у толпы был шанс на прорыв. Если бы все разом двинулись в одном направлении, то даже «страусы» не сумели бы остановить людей. Но никто не хотел рисковать и идти первым на верную смерть. Толпа замерла, боясь лишний раз шевельнуться. Все ждали, как будут разворачиваться события.

Со стороны императора и князя тоже не наблюдалось движения. Тент скрывал от моего взора происходящее внутри.

Я понимал, что долго такая ситуация сохраняться не может и с минуты на минуту начнется изрядная заварушка. Император – не тот человек, который способен сдаться без боя. А Серафимов сжег все мосты за спиной и тоже не отступит, пока не победит или не погибнет. Люди же на площади – заложники ситуации. В любом случае жертвы неизбежны.

– Ваше императорское величество! – Голос Ульбрехта Серафимова в репродукторе зазвучал ехидно. – Покиньте ваш мехваген, не задерживайте граждан! У вас нет выбора. Или через минуту я отдам приказ, и вас вытащат насильно! Решайте же, как вам больше по душе?

Позор, какой позор для императора, и я стал невольным участником этого. Единственный адекватный ответ для Карла Александровича – уничтожить всех заговорщиков до последнего.

– Отсчет идет, – напомнил Серафимов. – Осталось полторы минуты…

На крыше отеля что-то гулко взорвалось, и тут же все вновь затихло. Ни выстрела, ни крика. Интересно, что там с Семеновым?..

– Минута, время на исходе!

Шторки на мехвагене не шевелились. Казалось, пассажиры уснули на своих сиденьях. Император и великий князь, что же вы предпримете?

– Тридцать секунд. Ваше решение?

Дверца мехвагена распахнулась, и из машины, тяжело ступая, выбрался великий князь. Я видел его лишь вчера, но подумал, что за эти несколько часов он постарел минимум вдвое.

Подслеповато щурясь, князь оглядел площадь, с любопытством рассматривая боевых «страусов», а потом резко махнул рукой и крикнул, неожиданно громко в наступившей тишине:

– Сын, действуй!

В ту же секунду рядом с ним появилась, словно из ниоткуда, знакомая фигура. Я даже не понял, из какого мехвагена он вылез. Слияние полностью завершилось, и Костас внешне вновь стал самим собой, но я был уверен, что внутренне Костас изменился основательно. Кто сейчас руководит его телом: чужак или человек?

– Зови их, зови их всех! Договор вступает в силу. Выбора нет… – Голос великого князя наполняла скорбь.

Костас кивнул и достал из кармана пиджака некий предмет. Оттуда, где я находился, я не мог видеть, что именно он держат в руках.

Серафимов заволновался:

– Ваше время вышло! Без фокусов!

Костас подбросил предмет в воздух. Куб, такой же, как у Зоммера, только меньше размером.

И тут же откуда-то раздался выстрел, а следом еще и еще. Второй стрелок! Значит, я лишь отвлекал внимание, а настоящий убийца выжидал нужный момент. Князь пошатнулся и тяжело упал на брусчатку площади. Но не он был основной целью. Неизвестный размеренно и методично обстреливал мехваген, в котором укрылся император. Каждое попадание оставляло изрядную дыру в корпусе.

Проверить, жив ли император, никто уже не успел.

Куб, подброшенный Костасом, вопреки всяческим законам физики, завис над землей и внезапно словно бы взорвался изнутри, расширяясь во все стороны, как чернильное пятно.

Воздух вокруг него дрожал, но пятно все увеличивалось в размерах, пока не сравнялось габаритами с небольшим домом.

И тут же из пятна на площадь полезли жуткого вида существа.

– Огонь! – закричал Серафимов. Даже непробиваемый революционер пребывал сейчас в панике.

Пулеметы «страусов» заработали, но видимого вреда существам не причиняли, и пятно прохода никуда не делось, из него все лезли и лезли новые твари.

Вдруг, словно по команде, они подняли вперед короткие палки, напоминавшие мой «дырокол», и слаженно выстрелили. Залп был ужасен. Энергоразряды валили без разбора всех вокруг, даже железные «страусы» остановили свой ход, будто споткнувшись, и замерли на месте.

Через минуту, когда удалось оценить ущерб, произведенный этим залпом, многие завыли от дикого, всепоглощающего страха. Площадь выглядела как поле боя. Оторванные конечности валялись повсюду, тела погибших еще слегка дымились. Словно гигантская коса прошлась по площади, унеся жизни сотен людей.

Уцелевшие горожане бросились врассыпную, и никто их не преследовал.

Костас поднял князя на ноги. Тот еще был жив, но стоял с трудом, опираясь на руку сына.

Великий князь оглядел мутнеющим взглядом побоище и негромко заговорил, но я прочел по его губам и понял каждое слово:

– Что же мы наделали… Бог мой, святой и единый, если ты существуешь, помоги!..


XXXVIII. Покушение | Сыщик Бреннер | XL. Чужаки







Loading...