home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 16

Салем не такой, как другие города

Я поворачиваю налево, на Блэкберд-Лейн, сама идея вернуться домой меня пугает. На дворе вечер пятницы, дома ждет только призрак, который меня ненавидит. И Джексон… не могу даже думать о нем без смущения. Я должна не отвлекаться и ждать лишь одного: субботней встречи с папой, когда его перевезут в Бостон.

Смотрю на дверь, не решаясь ее открыть.

– Да пошло все!.. – заявляю я дому.

Сбрасываю сумку у боковой двери и поворачиваю в сторону города. Не знаю, куда я иду, просто устала от ощущения, что в любой момент кто-то может напасть. Мне нужно расслабиться. Я шагаю по тротуару, рассматривая красивые дома и затейливые магазинчики. Повсюду уже начали развешивать украшения на Хеллоуин, хоть пока и середина сентября. «Кофе – отличная идея», – думаю я, останавливаясь у маленькой кофейни с забавным названием «Варево».

Когда я открываю дверь, звенит колокольчик. Запах свежемолотого кофе и праздничных специй наполняет зал медового цвета. Очереди нет.

– Тыквенный латте, – говорю я девушке с высоким хвостиком, расположившейся за стойкой.

– Угу, – кивает она, подхватывая стаканчик. – Фамилия? – спрашивает, сжимая в руке маркер.

Шутите? Я случайно заскочила в ту единственную долбаную кофейню, где на стаканчике записывают фамилию, а не имя? Сегодня явно не мой день.

– Мэзер, – тихонько отвечаю я и протягиваю кредитку.

В ее глазах узнавание. Великолепно! Обычно, когда выдаются подобные паршивые дни, я натягиваю пижаму, забираюсь в кровать с ведерком мятного мороженого с шоколадной крошкой и смотрю комедии, пока не полегчает. Но сегодня комната – последнее место, где мне хочется оказаться.

– Тыквенный латте для Мэзер! – объявляет девушка.

Серьезно? Обязательно было кричать? Я хватаю латте и награждаю ее ядовитым взглядом. На подставке для стаканчика красуется пятно кофе, подозрительно напоминающее по форме петлю. Я напряженно оглядываю кофейню. Малочисленные посетители смотрят на меня с плохо завуалированным осуждением. Так будет каждый раз, когда я выйду из дому?

– О да, – восклицаю, обратившись сразу ко всем посетителям. – Я одна из тех Мэзеров. – Несколько человек, которые до этого были заняты своими делами, тоже поворачиваются ко мне. – Да, мы заживо едим младенцев, но только по пятницам. Ах, что же я? Пятница же сегодня.

Одна женщина хватает за руку своего спутника и выходит прочь.

– Страшитесь, что мое проклятие падет и на вас? О-о-о! – Я размахиваю руками с зажатым в одной из них стаканчиком. Потом показываю всем язык и выхожу на улицу. Знаю, совершенно детский поступок, но почему-то от него стало немного легче.

Я брожу по улицам до самого заката, подсчитывая, в названиях скольких домов и магазинов упоминаются ведьмы или колдовство. У одного из старинных кованых фонарных столбов на краю города покоятся букет роз и незажженная черная свеча. Должно быть, здесь кто-то умер. Автомобильная авария? На какое-то мгновение я верю, что розы тоже черные, но потом понимаю, что они всего лишь темно-бордовые.

Мимо проходит группка ребят из школы, направляясь к ярко освещенным витринам магазинов. Они показывают на меня и шепчутся. Натягиваю капюшон пониже, надеясь спрятаться в его тени, и иду дальше. Полный отстой. Я срезаю дорогу через переулок и оказываюсь у входа на Старое кладбище. Окруженное деревьями и стенами деревянных зданий, оно странным образом расположилось в самом центре города.

Теперь, без движения, становится холоднее. И заметно темнее. Куда делись все фонари? Дорога перед кладбищем выложена большими серыми камнями. Я шагаю по ним, вдруг замечаю, что под ногами у меня выгравированы слова. Я наклоняюсь и читаю вслух:

– Я совершенно невиновна в подобной нечестивости.

– Так сказала Мэри Брэдбери во время суда, – раздается девчачий голос.

Я оборачиваюсь и вижу за спиной Сюзанну, облаченную в черное балетное платье. Как она поняла, что под капюшоном прячусь я? Следила?

– Ох, – только и выдавливаю я, чувствуя, что из темноты в любое мгновение могут выскочить другие Наследницы.

– Это Мемориал погибшим ведьмам. – Сюзанна смотрит на меня, ожидая реакции. – Каждый камень назван в честь повешенной ведьмы или колдуна. Камень моего предка, Сюзанны Мартин, находится вон там, – указывает она в темноту.

– Тебя назвали в ее честь?

Чертовски жутко.

– Как и всех нас. Это традиция. Наши семьи придерживаются ее из поколения в поколение.

Эта непринужденная беседа выводит меня из себя. Что ей нужно?

– Я рада, что родители не назвали меня Коттон. Сомневаюсь, что мне подошло бы это имя.

Сюзанна смеется, порыв ветра вырывает из ее прически пару прядок.

– Да, наверное, не подошло бы.

– Почему ты со мной разговариваешь?

Она игнорирует этот вопрос.

– Здесь есть могила Мэзера. Хочешь посмотреть?

Теперь кажется, будто меня пытаются подставить. Я осматриваюсь, но никого не вижу.

– Пожалуй.

– Ты не обязана.

– Я знаю.

Услышав ответ, она направляется к маленькой стальной калитке. Я иду следом, но продолжаю постоянно оглядываться. По пути она указывает на темнеющие каменные плиты Мемориала погибшим ведьмам.

– Элис Паркер и Мэри Паркер. Никакого кровного родства. Просто в старом Салеме было много Паркеров.

Есть что-то мрачное и зловещее в том, как Сюзанна перечисляет повешенных колдуний с фамилиями ее лучших подруг. Я застегиваю последние дюймы толстовки.

– Но с тем же успехом они могли быть родственницами, ведь вы так сплочены, почти как семья.

– У нас всегда так было.

Она имеет в виду себя с друзьями или всех предков за последние три сотни лет? Мы проходим мимо первых могильных камней. Они выцвели, время частично стерло буквы. Интересно, почему она упомянула только Мэри и Элис?

– А что насчет Лиззи и Джона?

Сюзанна открывает было рот, но сразу же его закрывает. Несколько секунд спустя она спрашивает:

– Почему ты врезалась в шкафчики?

– Так получилось.

– Лиззи не виновата, – заявляет она, словно это общеизвестный факт.

– В этом мы единодушны. – Хотя по поводу случившегося в городской библиотеке я еще не уверена.

– Я была там. Ты крикнула кому-то: «Эй, ты!» – но в коридоре никого не было. – Она крутит на запястье черный плетеный браслет – девчонки в начальной школе делают такие в знак вечной дружбы.

Мы направляемся в дальний угол кладбища. Я пытаюсь обходить темнеющие могильные плиты, но даже в этом случае волнуюсь, что стою на лице какого-нибудь мертвеца. Сюзанна, в свою очередь, грациозно плывет рядом.

– Я не знаю, – говорю в ответ.

– Думаю, знаешь.

– Это сложно объяснить. – Да что с этой девчонкой? Мне не стоит ничего ей рассказывать. Ее друзья меня ненавидят, а всего десять минут назад я считала, что и она тоже. Может, так и есть.

– Вот. – Сюзанна указывает на маленький древний могильный камень.

Я свечу на него мобильным. Надпись гласит: М-Р НАТАНИЭЛЬ МЭЗЕР ДЕК-ОКТ 17 Г. 1688. ЧЕЛОВЕК, ВСТРЕТИВШИЙ В ЭТОМ МИРЕ ВСЕГО ДЕВЯТНАДЦАТЬ ЗИМ.

– Ты кого-то увидела в коридоре? – спрашивает она.

Я колеблюсь с ответом.

– Значит, видела, да?

– Да.

Сюзанна хмурит брови.

– Я так и думала, – говорит она чуть погодя. – Мне надо идти.

Получила желаемое и сбегает. Не следовало мне ей это рассказывать. Сюзанна шагает к выходу гораздо быстрее, чем мы шли сюда.

– Подожди, и это все? – Я пытаюсь угнаться за ней.

– Да.

– Почему тебя так волнует, видела ли я кого-нибудь в коридоре? И ты тогда говорила, что у Джона умер прадедушка?

Она резко останавливается, замирая на кирпиче тротуара у самого входа на кладбище. Упс. Только что я честно призналась, что подслушивала. Может, действительно стоит постараться лучше фильтровать слова?

– Будь осторожна, Сэм.

Это предупреждение или угроза?

– Почему мне нужно быть осторожной?

Она оглядывается на меня:

– Салем не такой, как другие города.

– Ну, это я знаю.

И ненавижу. Не могу жить в постоянном страхе, что в любой момент из ниоткуда выскочит странный темноволосый псих, а в школе меня затерроризирует кучка чертовых готов.

– Нет, не знаешь, – отрезает Сюзанна и, не сказав больше ни слова, устремляется в город.


Глава 15 Бешеная колибри | Как повесить ведьму | Глава 17 Заурядная и неотесанная







Loading...