home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Черный дом

Я изучаю карту с местоположением дома, которую сама и составила.

– Говорю тебе, он определенно должен быть в лесу, – уверяет Джексон.

Хмурюсь, устремив взгляд на деревья и не желая признавать такую правду. Я же вам не внедорожник!

– Я не взяла фонарик.

– Сейчас самый разгар дня, – смеется он.

Лес всегда заставляет меня нервничать. Я выросла в каменных джунглях.

– Если эта карта правильная, то я знаю, что дом, о котором ты говоришь… в общем, я его знаю. Это одно из тех мест, которые все пытаются найти на спор в ночь Хеллоуина. Есть о нем пара давних историй.

– О, мне сразу стало спокойней.

– Обычные россказни о призраках. Не о чем волноваться. Ни одна из них не правдива.

Джексон даже не представляет, но это – худшее, что он мог сказать.

– Что, если мы заблудимся?

– Не заблудимся. У меня на телефоне есть компас.

На телефоне. Точно. По крайней мере, у нас есть мобильные.

– Ладно. Но кто станет жить посреди леса? Это как-то неестественно.

Я иду неохотно. И вздрагиваю, когда на нас опускается тень деревьев.

– Кажется, мы у старой тропинки, которая как раз ведет в нужном направлении. Видишь, насколько моложе здесь растения? – Джексон указывает вперед и направо, в сторону какого-то низкого куста. – К тому же, уверен, когда дом был только построен, жить в лесу не было странно. В те времена дороги не асфальтировали.

От мысли об отсутствии асфальтированных дорог становится только хуже. Раздается карканье, и я хватаю Джексона за руку. Наши пальцы переплетаются, но я слишком нервничаю, чтобы осознавать свои чувства по этому поводу. Джексон останавливается, осматривая местность.

– Если карта верна, дом прямо на этом холме.

– Ты же запоминаешь, куда мы идем, правда?

– Знаешь, это так мило. Ты готова накинуться на Джона с кулаками посреди школьного коридора, но пугаешься зарослей деревьев.

– Я не испугалась. – Ни он, ни даже я сама в это не верим.

– Тогда, может, стоит рассказать историю об этом месте?

У меня скручивает желудок.

– Сколько душе угодно.

Он добавляет в голос трагичные нотки, как в тот раз, когда рассказывал о раздавленном Джайлзе Кори.

– По легенде, в этом доме несколько сотен лет жила старуха. Она не была уродлива, как в сказках, но глаза ее были злы. Старуха могла одним взглядом убить человека. Она ела птиц, и дом был полон их останков. Больше всего на свете она ненавидела влюбленных. Иногда юные пары забредали в лес слишком близко к этому дому, и их никогда больше не видели.

Странно, но после этой истории мне действительно стало лучше.

– Какая глупость.

– Угу. Я же говорил.

– И народ реально верит в эту чепуху?

– В Салеме народ верит в кучу странных вещей.

Впереди, в просвете между деревьями виднеется полуразвалившийся черный двухэтажный дом. Окна его сложены из крошечных стекол, часть которых разбита. Почти вплотную к дому прижимаются деревья, а часть стен поросла вьюнком. Все мои инстинкты вопят, требуя развернуться и бежать домой.

– Любите вы здесь черные дома.

– Ага. – Свободной рукой Джексон скребет шею. – Странно. Мы прошли не больше мили.

– Почему же это странно?

– Просто я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь действительно смог увидеть этот дом. В смысле, если он всего в миле от кромки леса, найти его должно быть легче легкого. Когда мы только подошли к лесу, я подумывал рассказать, что дом, скорее всего, выдумка. Но не захотел портить наше маленькое приключение.

Я заставляю себя двигаться вперед.

– Так что ты имеешь в виду?

– Тебе, должно быть, везет, – ухмыляется Джексон.

– Ага, первый раз в жизни.

– Хочешь войти?

– Не особо. Но нужно подняться на второй этаж, чтобы выглянуть в окно спальни и увидеть настоящее место повешения. – У меня потеют ладони.

– Если хочешь, я могу зайти и все посмотреть, а ты подожди здесь, – предлагает Джексон.

– Нет, этот вариант точно отпадает.

Мы подходим к парадной двери, Джексон берется за ручку. К несчастью, замок не заперт. Какого черта эта развалюха не заколочена? Дверь открывается, являя нам большой зал с камином, как у нас в библиотеке. Света почти нет, и я неуверенно ступаю на скрипучие половицы. В доме пахнет прелыми листьями, но что странно – здесь слишком чисто.

– Не понимаю. Это место давно заброшено, ведь так? Разве здесь не должно быть граффити или мусора?

– Может, мы первые смогли его найти?

Я на это не покупаюсь.

– Давай просто поднимемся наверх и покончим с этим.

Слева из зала тянется узкий коридор. Там, в полутьме, смутно вырисовываются лестничные ступени. Джексон направляется к ним, я не отстаю, крепко сжимая его руку и стараясь успокоиться. Лестница стонет у нас под ногами. Джексон замирает.

– Что? – рефлексивно спрашиваю я.

– Нет, ничего… просто сломанная ступенька. Будь осторожней.

У меня за спиной скрипит половица.

– Ты это слышал? – спрашиваю я, следом за Джексоном переступая сломанную ступень. – Что-то скрипело, хотя мы не двигались?

– Сэм, это старый дом. Они всегда полны разных звуков.

Меня его слова не убедили. Теперь я оглядываюсь каждую секунду. Не знаю, чего ожидаю, но что бы это ни было, видеть я его не хочу. Миновав лестницу, мы оказываемся на небольшой площадке. Из нее ведут две двери. Джексон отпускает мою ладонь, идет к той, что слева, и открывает ее.

– Слишком мала для комнаты хозяина, – говорю я с площадки, не желая заходить внутрь без крайней необходимости.

Джексон проходит мимо меня ко второй двери. Дерево стонет, открываясь, и я морщусь от пыльного спертого воздуха, пахнувшего на нас. Эта комната больше первой, в ней стоит сломанная кровать с веревочным каркасом и не много разваливающейся мебели.

Джексон оптимистично улыбается:

– По крайней мере, здесь лишь одно окно. С ним легко выяснить, куда нужно смотреть.

Я подхожу к потрескавшемуся стеклу, сложенному из ромбовидных кусочков.

– А еще с ним очень темно.

– Смотри. – Джексон указывает на стену за кроватью. – Твое имя.

Все мышцы напрягаются. Что он сказал? Я отстраняюсь от окна. Когда подхожу ближе, замечаю, что все стены от пола до потолка покрыты надписями, едва различимыми под вековым слоем пыли. Там, куда показывает палец Джексона, написано Чарльз и Саманта. Кровь отливает от моего лица.

– Это не смешно. Чарльзом зовут моего отца. – Так и знала, что нельзя сюда приходить.

Джексон обводит рукой комнату:

– Сэм, ты видишь стены? Они все исписаны именами и безумными заметками. Уверен, это просто совпадение.

– А как ты объяснишь, что наши имена стоят рядом?

– У вас очень распространенные имена. Я думал, тебе от их вида станет легче. Вот оно, граффити, которого не хватало внизу.

Я внимательней присматриваюсь к надписям.

– Нет, это больше похоже на дело рук сумасшедшего, просидевшего здесь взаперти многие годы. Давай посмотрим на место повешения и сваливаем отсюда.

Возвращаюсь к окну, всю мою кожу покрывают мурашки. Я хочу уйти отсюда. Подоконник украшен резьбой, напоминающей птичьи перья. Я, сама того не желая, вспоминаю нелепую историю, рассказанную Джексоном. Он присоединяется ко мне.

– Да уж, такого я не ожидал, – заявляет он, выглядывая в окно.

Над вершинами деревьев виднеется маленький холм, вдалеке, прямо за Уолгринс. Уолгринс?

– Нет. Быть не может. Это безумие.

Джексон кивает:

– Но это единственный видимый холм. Вся остальная местность плоская. Если письмо, которое ты прочитала, правдиво и из окна дома виднеется холм, где проходили повешения, то это он.

Я наклоняюсь вперед, чтобы лучше рассмотреть лес, и кладу ладонь на рассохшуюся от времени раму. Раздается женский плач, глубокий, раздирающий грудь. Я резко оборачиваюсь. Сердце стучит.

– Что это было? Ты слышал?

– Что слышал?

– Женщина плачет.

Я подскакиваю, когда Джексон кладет руку мне на поясницу. Стены с надписями давят на меня, вызывают приступ клаустрофобии. Не могу больше здесь оставаться. Я устремляюсь к выходу, не дожидаясь Джексона. Когда ноги мои ступают на площадку, дверь в дальнем ее конце захлопывается. Я бросаюсь к лестнице.

– Сэм, это всего лишь ветер, – уверяет Джексон, пытаясь меня догнать. Прямо-таки слышу, как он ухмыляется.

– Так неправильно.

Я перепрыгиваю через сломанную ступеньку, двигаюсь так быстро, что почти уверена – обязательно запнусь. Пролетаю через зал с камином и распахиваю переднюю дверь. Веселящийся Джексон идет следом. Я трясу в воздухе руками, пытаясь избавиться от ощущения давящего дома.

– Скажи честно, – прошу я, быстрым шагом удаляясь от этого ужасного места, – ты правда ничего не слышал?

– Сэм, это была птица.

Я чуть сбавляю скорость и оглядываюсь на него.

– Возможно.

– Точно.

– Давай просто быстрее выберемся из этого леса. Худшее место на земле, – возмущаюсь я.

– Да, теперь ты официально отстраняешься от выбора мест свиданий.


Глава 18 Щекотливый вопрос | Как повесить ведьму | Глава 20 Список смертей







Loading...