home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 21

Ты никогда не останешься одна

Палата десять-двадцать-семь там, – говорит медсестра и указывает в сторону коридора.

Я срываюсь с места, не дожидаясь, пока она закончит предложение. Удивленный посетитель отскакивает с моего пути, ноги звучно топают по плитке коридора. Я распахиваю дверь палаты и наконец выдыхаю. Лицо папы оплетено трубками, но я к этому привыкла. Отец аккуратно укрыт одеялом. По сравнению с прошлой больницей постельное белье здесь другого оттенка – синего. Я касаюсь его руки, той, к которой не подключен аппарат искусственной вентиляции и кардиомонитор.

Вивиан, цокая каблуками, проходит в палату и закрывает за собой дверь.

– Ты едва не сбила бедного мужчину с ног.

– Ага, – невнятно отзываюсь я.

Я сижу на кровати папы и держу его за руку. Недолго думая, обвожу шрам от ожога на указательном пальце. Он такой же, как прежде. Разглядываю полосы седины на его висках. Может, немного похудел с прошлого раза, но в остальном почти не изменился.

– Мы переехали в Салем, – говорю я. – После всех лет, когда я надоедала тебе, умоляя свозить туда, мы живем в бабушкином доме. Он огромный. Поверить не могу, что ты вырос в подобном месте. Я потерялась, пытаясь отыскать ванную… Я заняла твою детскую комнату. Хотя мебель там теперь другая. Миссис Мэривезер навела там для меня порядок. Она рассказала, что в детстве вы были лучшими друзьями. – Я смеюсь. – Ты мне никогда о ней не рассказывал. Миссис Мэривезер классная. И божечки, ее стряпня – нечто невероятное!

Я рассматриваю его ладонь.

– Когда проснешься, может быть, ты расскажешь мне о бабушке… – Я резко замолкаю.

Раздается писк сигнала тревоги кардиомонитора.

– Почему он сработал? – спрашиваю я Вивиан.

Она подходит ближе, изучает жизненные показатели на экране и качает головой:

– Ты не сбила датчик с его пальца?

– Нет!

Я кидаюсь к выходу, но когда оказываюсь у двери, в палату входит медсестра. Она проверяет у отца пульс и нажимает кнопку интеркома.

– Два человека в десять-двадцать-семь, срочно.

– Что-то не так? Что случилось? – У меня трясутся руки.

Входят два мужчины в медицинской одежде.

– Мне придется попросить вас покинуть палату, – говорит один из них.

– Идем, Сэм. Пусть они выполняют свою работу, – просит Вивиан, направляясь к двери.

– Нет! – кричу я. Сердцебиение на экране тянется прямой линией. – Папочка! Пожалуйста. Ты не можешь. Я не понимаю… Пожалуйста, папа. Ты мне нужен!

Один из медбратьев перехватывает меня у самой кровати. Медсестра достает набор дефибрилляторов, расстегивает рубаху отца.

– Все в порядке, – уверяет меня медбрат. – Пойдемте, я выведу вас отсюда.

Я не могу дышать. Стараюсь, но из горла вырываются только хрипы. Палата кружится перед глазами. Медбрат отводит меня к стулу в коридоре.

– Дыши, Сэм, – говорит Вивиан.

Я едва ее слышу. Этого не может быть на самом деле. Папа не может умереть. Текут минуты. Не знаю, сколько уже прошло. Я закрываю глаза и пытаюсь дышать.

Я подтягиваю колени к груди, прижимаясь спиной к холодным ступенькам крыльца нашей многоэтажки, перед которым тормозит рабочий автомобиль отца.

– Сэм? – Папа даже не благодарит водителя и не прощается с ним, как делает всегда. Он знает, почему я сижу на улице в темноте у перил.

– Мне отрезали косичку. – Поднимаю несколько неровных прядей волос, висящих над плечом.

Папа садится рядом со мной и выдавливает улыбку.

– Просто они знают, как прекрасно ты выглядишь с короткими волосами.

Губы трясутся, когда я вытаскиваю из-за спины вторую, длинную косичку, чтобы показать весь ужас ситуации.

– Они смеялись. – Несколько слезинок стекает по щекам.

Отец берет меня за руку и легко поднимает с насиженного места.

– Идем.

Позволяю отвести себя в освещенный вестибюль с огромной люстрой. Папа сразу же устремляется к столу швейцара и хватает ножницы. Ни секунды не сомневаясь, он отрезает большой клок своих черных волос прямо на самом видном месте.

Я так шокирована, что даже перестаю плакать.

– Вот так. Теперь мы одинаковые. Ты никогда не останешься одна, Саманта. Пока я есть в этом мире, я буду с тобой. Как я всегда тебе говорю?

– Упади семь раз, поднимись в восьмой.

– И что ты сделаешь?

– Поднимусь.

– Моя девочка. А теперь пойдем и покажем Вивиан наши новые стрижки. Может, она тоже такую захочет.

Не могу не рассмеяться. Даже мысль о том, чтобы Вивиан обрезала себе волосы, смехотворна. Я прижимаюсь к боку отца, и он обнимает меня, пока мы ждем лифт.

Из палаты отца выходит медсестра и направляется к Вивиан.

– Его состояние стабилизировалось, – говорит она, и моя грудная клетка расслабляется, переставая сжимать легкие. – Возможно, это был сердечный приступ, но наверняка сказать невозможно, пока его не осмотрит врач.

– С ним все будет в порядке? – спрашивает Вивиан, и я встаю.

– Пока что да, – отвечает медсестра. – На вашем месте я бы подождала несколько дней, прежде чем снова его навещать. Его только что перевезли к нам, и порой у пациентов проявляется отрицательная реакция на транспортировку. Дайте врачам пару дней все проверить. Если будут какие-либо изменения, мы с вами свяжемся.

– Я могу увидеть отца? – спрашиваю ее.

– Пусть он отдыхает, Сэм, – говорит Вивиан. – Мы приедем снова, когда его состояние окончательно стабилизируется.

– Почему нельзя просто подождать здесь?

Медсестра прерывает наш разговор:

– Думаю, сейчас вам действительно лучше поехать домой.

– Спасибо. Так мы и поступим, – соглашается мачеха.

– Пожалуйста, можно хотя бы с ним попрощаться? – прошу я.

Медсестра выглядит неуверенной.

– Только быстро…

Кидаюсь в палату, пока никто не успел меня остановить. Все трубки снова на месте, и если бы не развороченное одеяло, казалось бы, что ничего не случилось. Я целую отца в лоб.

– Обещаю, я все исправлю, – шепчу ему. – Я не позволю, чтобы с тобой что-то произошло. Люблю тебя.

Медсестра открывает дверь, и я отступаю, сохраняя память об этом моменте.


Глава 20 Список смертей | Как повесить ведьму | Глава 22 Способ попрощаться







Loading...