home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 35

Я видела его смерть

– Очнулась, – говорит миссис Мэривезер, кладя мне полотенце на лоб.

Я щурюсь. Судя по сине-белому полосатому дивану и кораблям на стенах, мы у них в гостиной. Рядом с миссис Мэривезер топчется Джексон.

– Что случилось? – спрашиваю я, но вместе с вопросом память мгновенно наводняют события этого утра.

Резко сажусь, влажное полотенце плюхается на колени. Я помню, как приехала сюда после школы, но не помню, как заснула. Сколько времени прошло?

– Мне нужно идти.

– Успокойся. – Миссис Мэривезер забирает полотенце. – Вивиан знает, что ты здесь. Ты какое-то время пробыла без сознания и, должно быть, умираешь от голода. Я приготовила суп.

Хочется возразить, но я так плохо себя чувствую. Весь день ничего не ела. Миссис Мэривезер уходит на кухню, а рядом со мной садится Джексон. Щупает лоб.

– Как себя чувствуешь?

– Вроде бы нормально. Прости, я грохнулась в обморок. Это так глупо.

Он нежно смотрит на меня:

– Ни капли. Все было как в кино. Ты упала в мои объятия, и я отнес тебя в кабинет медсестры.

– Ага, именно так заканчиваются все романтические фильмы. Парень тащит девчонку в школьный медпункт.

Джексон смеется, в зал входит миссис Мэривезер с подносом великолепно пахнущей еды. Она опускает его мне на колени. Кукурузный суп, теплые кукурузные лепешки с маслом, свежевыжатый апельсиновый сок и эклер.

– Вивиан некоторое время не будет дома. – В ее словах читается неодобрение. – Поэтому прошу, оставайся у нас сколько захочешь.

Я улыбаюсь, когда миссис Мэривезер уходит.

– Есть новости о сегодняшнем? – спрашиваю между ложками кукурузного супа.

– Не так чтобы… – Джексону неловко, и я даже могу сказать почему.

– Все обвиняют меня, да?

Он не отвечает.

– Как же я от всего этого устала! Такое ощущение, что я должна была предотвратить его смерть.

Джексон качает головой:

– Ты никак не могла ее предотвратить. Он напал на тебя.

– Ты не знаешь всей истории.

– Что ты имеешь в виду? – Его глаза сужаются.

Я делаю паузу, размышляя, как вообще можно все это объяснить.

– Ты решишь, что я сошла с ума.

– Сэм, попробуй мне довериться. Хоть немножко. Я тебе не враг. – Джексону совершенно невозможно противостоять, когда он не ведет себя как напыщенный красавчик.

Я вздыхаю.

– Ну… – Как бы начать? – Я видела его смерть несколько дней назад. Просто не смогла увидеть лица.

– В каком смысле видела?

Я рассматриваю кукурузную лепешку, словно ищу в ней подсказку.

– Как в видении.

– Как во сне? – скептически интересуется он.

Не стоило мне открывать рот.

– В видении. Все почернело, и я увидела парня, раздавленного большим куском металла. Стоп. Какое сегодня число?

Джексон задумывается на секунду:

– Девятнадцатое сентября.

– Сегодня Джайлз Кори был раздавлен насмерть. – Ложка выпадает из пальцев.

Я читала о нем сразу после того, как Джексон показал ту тюрьму. Мысли мои скачут галопом. Нужно найти Элайджу.

– Сэм, может, тебе стоит прилечь?

– Я в порядке. – Убираю с колен поднос. – Просто пыталась сказать, что у меня было видение насчет смерти Джона. Можешь не верить. Но сейчас мне надо идти.

– Твои слова звучат, эм… очень нервно. Думаю, ты еще не отошла от шока. – Под «нервно» Джексон явно подразумевает «безумно».

Я поднимаю сумку и прохожу мимо. Он хватает меня за руку.

– Джексон, я не могу допустить еще одной смерти. – Я зла на себя за то, что осмелилась ослабить защиту. Он считает, что я свихнулась.

– Ты не допускала никакой смерти. Это был несчастный случай. Ты ни за что не смогла бы свалить полку.

– Я не это имею в виду. Не могу объяснить. Ты все равно не поверишь. – Я скидываю руку Джексона со своего плеча, пытаясь избежать вопросительного взгляда.

– То, что я не верю в видения, не означает, что я не верю тебе. – Джексон идет за мной к двери.

Солнце уже почти садится, когда я выхожу за порог. Слово «раздавленный» щекочет нервы. Джайлза Кори раздавили. Кто следующий?

– Передай маме мою благодарность.

Джексон по-прежнему идет следом за мной.

– Могу я помочь?

Я мечтаю о помощи. Но если Джексона смущает мысль о видении, как можно рассказать ему все остальное? Какая-то частичка меня все же надеялась, что он поверит.

– Почему бы тебе не вернуться и не прилечь, а все случившееся можно будет обсудить, когда ты окончательно отдохнешь.

– Нет! – отрезаю я. – Не нужно меня опекать. Люди умирают.

Кажется, Джексона задели мои слова.

– Сэм, ты несправедлива.

– Сейчас нет ничего справедливого. Все в полном хаосе.

Захожу в дом и закрываю дверь за спиной.

– Элайджа! – кричу я.

– Саманта, – раздается в передней его взволнованный голос. Должно быть, на вид я такая же потрепанная, как и в душе.

– Как папа?

– Хорошо.

Я киваю.

– Ты видел, что произошло? Утром, с Джоном?

– Нет, я в это время занимался исследованиями. Но слышал кое-какие рассказы, пока ты отдыхала.

Я мерю шагами переднюю.

– Джон – тот самый парень, который был в видении. А сегодня, когда его раздавило прямо у меня на глазах, пришло другое видение. Я схожу с ума?

– У тебя было видение не во время ритуала?

– Да, это… – Я вспоминаю сон. – Я вырубилась на классном часе и увидела во сне мужчину, который читал проповедь о колдовстве. Он проводил аналогию, говорил, что люди не признают существование ведьм, так как никогда ни одной не видели. Но разве можно считать, что на дорогах нет разбойников, просто потому, что у вас еще ничего не украли? Или что-то…

Элайджа прерывает меня:

– Где твоя копия «Удивительных знамений колдовства и одержимости» Коттона Мэзера?

– Здесь. – Я роюсь в сумке. – А что?

Элайджа листает страницы и указывает на один из абзацев. Я читаю строчки, и по спине пробегает холодок.

– Это слова из моего сна. Но я еще не читала эту часть текста. Никогда даже не видела этот абзац. – Во сне был молодой Коттон. Я просто его не узнала. – Получается, это был не совсем сон?

– Полагаю, что нет. Расскажи, что в нем случилось.

– Мы были в церкви, в простом зале с деревянными скамьями. Я испугалась и попыталась уйти. Плеча коснулась веревка. Я посмотрела наверх и увидела над головой петлю, а потом проснулась. – Понимание, что это не просто плод моего воображения, делает пересказ особо ужасным.

– И как это связано со смертью Джона?

– Джон схватил меня, мы были за сценой, и я упала на веревки. – Выражение лица Элайджи ожесточается. Очевидно, этой части истории он не знал. – В глазах потемнело, я не видела ничего, кроме веревки, за которую держалась. А потом я заметила над головой петлю, прямо как во сне, только теперь в ней висела девушка. Не знаю, кто именно, волосы закрывали ее лицо.

– Нужно выяснить это. – Тон Элайджи подтверждает мои страхи.

– Если нам удастся предотвратить новую смерть, возможно, это станет первым шагом, чтобы разрушить проклятие.

Элайджа кивает.

– Коттон пытался меня предупредить или запугать? – Мысль о том, чтобы поспать, становится совершенно ужасающей. – Если б только я могла поговорить с ним, как с тобой, без всяких ужасных кошмаров.

– Уверен, его дух присутствует в этом мире не так, как мой. Ни при каких обстоятельствах мое лицо не смогло бы слиться с вашими, как это было во время ритуала. Он – часть тебя или связан с тобой.

Меня мутит.

– И что теперь? Попытаться заснуть и надеяться, что он… Черт, я должна сама его позвать, да? – Это не вопрос. Как я до такого докатилась? Бодрствуя, вижу то, чего не существует в реальном мире, во сне вижу события, которые могут произойти.

– Не думаю, что на этот раз Наследницы тебе помогут. Весь город гудит из-за смерти Джона. Произошло слишком много фатальных несчастных случаев с тех пор, как ты приехала, люди ищут объяснений. Повсюду звучит слово «убийство», семьи Наследниц подозревают тебя. Они не выпустят детей из виду.

Понимание проникает в душу. Я бы тоже не спускала глаз со своих детей. Я необъяснимо и явно связана с появлением сыпи, со смертью Джона и, теперь я понимаю, с петлями на столах в кофейне.

– Ладно. Видимо, придется попытаться без них. Как считаешь, можно ли попробовать провести ритуал где-нибудь не в лесу?

Элайджа задумывается.

– Прав ли я, что каждый раз, когда он являлся, ты была напугана?

Меня не радует направление его мыслей.

– Да.

– Также ты была в лесу, в месте, где вешали ведьм, в месте, которое напрямую относится к нему, – продолжает Элайджа.

– То есть мне нужно отправиться в какое-то жуткое место, которое связано с Коттоном?

– Иногда экстремальные условия или эмоции могут разрушить барьер между живыми и мертвыми.

Я вспоминаю рассказ Джексона о том, как его мать разговаривала с мертвым отцом. В этом есть смысл. Все время, проведенное в Салеме, я так или иначе ощущала давление.

– На Старом кладбище есть могила его брата Натаниэля. – Стоит словам сорваться с губ, и я уже о них сожалею.

– Интересно. Натаниэль был его младшим братом. А ты знаешь, как для Коттона был важен авторитет. Натаниэль был лучше Коттона в учебе и в более раннем возрасте поступил в Гарвард. Осмелюсь предположить, что у Коттона к брату были смешанные чувства. Через год после его смерти Коттон написал «Удивительные знамения».

– И что? Я должна его разозлить, чтобы заставить появиться? – Идея нравится мне все меньше и меньше.

– Со мной это сработало, когда ты села читать письма Эбигейл.

– Чудненько. Нужно взять фонарик. – И вот снова я совершаю ту же ошибку.


Глава 34 Уже слишком поздно | Как повесить ведьму | Глава 36 Сарказм по умолчанию







Loading...