home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава десятая

Почти победа

Пока ворвавшиеся греки переворачивали в сарае все вверх дном, срывая сети и опрокидывая столы в поисках беглеца, Ларин уже прикидывал, как продать жизнь подороже. И вдруг, взглянув на свои пальцы, которые цеплялись за край телеги, до него дошла странная мысль. «А через дверку-то такую дуру не закатить, — пронеслось у него в голове, — тут нужны ворота пошире».

И, затаив дыхание, Леха, глаза которого к тому времени уже привыкли к темноте, стал высматривать ворота. В углу стояло целых две телеги, которые действительно сквозь узкую дверку, в которую он успел проскочить, было никак не протащить. Значит, их просто не могло не быть.

«Смотри, Леха, смотри!» — подбадривал себя адмирал, обшаривая взглядом темные углы длинного сарая, пока греческие гоплиты методично крушили все вокруг. Их было пятеро. Двигались они от двери во все стороны одновременно, но два солдата с копьями были уже всего в пяти метрах.

Ларин понимал, что у него оставалось не больше нескольких секунд.

Сарай стоял на наклонном месте. И, судя по количеству сетей, здесь занимались рыболовными делами. Даже пара лодок имелась в дальнем конце. «Вероятно, должен быть спуск к воде, — прикидывал Леха, все крепче сжимая меч и бросая короткий взгляд на ближнего гоплита, который как раз заглядывал под длинный стол в нескольких шагах, размахивая копьем, — как-то все это сюда затаскивалось. Странно, что я не вижу ничего, похожего на ворота. Их просто не может не быть».

Свой шлем Леха потерял, когда прыгал с крыши, поэтому помпезный плюмаж его не мог выдать. Но и без шлема он не был прозрачным. Гоплит, облаченный в полные доспехи, поднял голову, и взгляды их встретились. По лицу грека начала расплываться плотоядная улыбка охотника, загнавшего дичь в угол. Но за секунду до этого Ларин наконец увидел то, что искал. Дверь была. Вернее широченные ворота. Но ими, наверное, давно не пользовались, так как они были тоже завешены сетью, под которой угадывался здоровенный засов. До них было метров десять. Другой конец сарая. Проход вдоль стены был перегорожен телегой, за которой прятался Ларин, столом и лодкой. Сети, к счастью, висели на столбах параллельно стенам, то есть местами отделяли его от гоплитов. Дальше, у самых ворот было свободно. Сразу за ними несколько бочек.

Решение пришло мгновенно. Идею просто пробиться обратно Леха отбросил сразу, на улице слышался лишь топот пробегавших мимо греческих солдат, а за интересующей его стеной раздавались звуки сражения. Значит, там еще были скифы. И пробиваться нужно было только туда. Сквозь стену, во что бы то ни стало.

Напрягшись, резким движением он опрокинул телегу — и откуда только силы взялись, — в которую тут же вошло острое копье. Пока удивленный такой прытью грек выдергивал его, Ларин легко перемахнул через телегу и рубанул его по лицу мечом. Гоплит упал, не успев поднять щит. Зато другие успели заметить его.

Когда Леха взлетел на стол, чтобы преодолеть по нему пару метров до столба и растянутой за ним сети, ближний гоплит метнул копье. Только мгновенная реакция спасла адмирала от встречи с богами. Сделав шаг по столу, он нырнул вперед и, перекатившись, рухнул на дно лодки, больно ударившись и даже выронив меч. Лодка была не достроена, и скамеек здесь, к счастью, еще не было, поэтому он упал прямо на спину. Копье влетело вслед за ним, вонзившись изнутри в борт всего лишь в нескольких сантиметрах от головы и даже распоров доснех на плече. Ларин, скосив глаза, смог различить тускло блестевший наконечник.

— Ах ты, скотина, — выругался Леха, приходя в ярость и двумя руками хватаясь за копье, поскольку меч не мог отыскать, — на пару сантиметров пониже и пригвоздил бы меня, как кабана.

Качнув лодку, он опрокинул ее на бок и вывалился на грязный пол. Не теряя драгоценных секунд, адмирал резво вскочил на ноги, перехватив покрепче трофейное копье. Ни щита, ни меча принем уже не было. А метнувший в него копье гоплит уже находился на столе. Другой пытался сорвать мешавшую добраться до Ларина сеть. Третий и четвертый бросились в обход сети, стремясь перехватить его на свободном пространстве у стены.

— Забирай свое копье! — крикнул Ларин и метнул его в гоплита, который был отличной мишенью. Издав чавкающий звук, наконечник вошел в плоть. Грек выронил бесполезный щит и обеими руками схватился за древко, словно хотел выдернуть копье из своего тела. Но это ему не удалось. Он покачнулся и рухнул со стола в сеть, сорвав ее с креплений.

Сквозь открывшуюся брешь немедленно прилетело второе копье, но Ларин видел бросавшего и успел уклониться. Копье вонзилось в стену позади. Когда это произошло, Леха уже был у ворот. На полу, среди хлама у лодки, он успел разглядеть свой меч и вновь подхватил его. Не обращая внимания на гоплитов, что огибали дальний край сети и завалов, Леха резким движением сорвал ту сеть, что закрывала ворота, и увидел засов, покоившийся на массивных скобах. Отбросив меч, он схватился за балку и уже хотел рвануть ее, чтобы отбросить в сторону. Однако в этот момент внутренний голос шепнул ему, что лучше пригнуться. Едва Ларин сделал это, как очередное копье вонзилось чуть повыше засова.

— Как же вы меня достали! — взревел Ларин, вновь хватая меч и разворачиваясь к гоплитам. — Я вам что, бегущая мишень, что ли?

Матерился он по-русски и греки его не понимали. Но им это было без надобности. Леха хотел уже броситься на своих обидчиков, к которым вот-вот должен был присоединиться третий, уже огибавший завалы, но быстро прикинул шансы и замер. Он был без щита и шлема, с одним мечом. А к нему приближались два гоплита в полном вооружении, и лишь один из них лишился копья. Резким движением Ларин сорвал со стены остатки сети, перехватив ее в левую руку.

— Ну что, сволочи, — поинтересовался Леха, — поиграем в гладиаторов?

Осторожно приближавшиеся греки — несмотря на отсутствие половины доспехов у Лехи, к этому их вынуждала судьба двух мертвых гоплитов — прикрылись щитами и подбирались с двух сторон. Ларин не стал дожидаться, пока они припрут его к стенке. Он метнул сеть в того, что был с копьем, опутав его сверху донизу, а второму опрокинул под ноги стоявшую рядом бочку ударом стопы. Оба грека отскочили назад. Но если первый вообще рухнул, пытаясь выпутаться, то второй лишь отступи л на несколько шагов. Леха не стал бросаться на них. Вместо этого за отпущенные секунды он, развернувшись, сдернул засов с одного из креплений. Балка с гулким стуком рухнула на камни. Но на второе крепление времени не хватило.

Развернувшись, Ларин принял удар меча и с большим трудом отвел его от головы. Затем нанес свой по шлему. Грек отразил щитом. Его следующий выпад едва не распорол адмиралу бок, скользнув по панцирю. А Лехин удар пришелся на щит, которым грек хотел прижать его к стене. Извернувшись и отпрыгнув обратно к лодке, Леха успел задеть его острием по ноге, пустив кровь из бедра. Грек взвыл от боли и остановился на мгновение.

Ларин, бросив быстрый взгляд по сторонам, увидел, что третий гоплит уже приближается к ним, размахивая мечом. А тот, что был опутан сетью, вот-вот выпутается. Пора было заканчивать со всем этим. Не ровен час, в полумрак сарая могли нагрянуть новые гоплиты. Леха бегло осмотрелся вокруг в поисках нового оружия защиты и обнаружил ее прямо под своими ногами. Это был отличный заостренный кол, который до этого подпирал лодку вместо стапелей.

— Задержался я тут с вами, — пробормотал Леха и перешел в наступление, схватив кол в левую руку.

Им он отбил пару ударов гоплита, который так и не сумел перерубить крепкую древесину. Зато сам адмирал виртуозно провел серию отвлекающих ударов, а последним лишил грека щита.

— Получи! — выдохнул Леха и попытался насадить грека на кол, словно вампира, но не вышло: Удар в живот лишь отбросил его к воротам, заставив те содрогнуться, но не пробил панциря. Тогда адмирал рубанул гоплита по шее уже мечом. Этот удар достиг цели. Боец, обливаясь кровью, сполз на грязный пол и затих.

— А это тебе! — крикнул Леха, выдергивая копье, все еще торчавшее из створки приоткрытых ворот, и метнув его в того грека, который почти выпутался из сети. Гоплит, получив копье в бок, охнул и перестал дергаться.

К тому моменту, когда последний воин оказался в двух шагах, Леха успел сдернуть тяжелый второго крепления и швырнул его в набегавшего грека с воплем «На, подержи!». Гоплит прикрылся щитом, но обтесанное бревно было таким тяжелым, что отбросило его назад. Покачнувшись, гоплит все же устоял. Но Ларину большего было и не надо.

Подхватив меч, ударом ноги он распахнул ворота и выскочил в открывшуюся брешь. Солнечный свет на миг ослепил его, но, прищурившись, Леха увидел, что стоит на небольшой площади, с которой дорожка ведет прямо к обширному навесу без стен. Крыша навеса покоилась на мощных столбах, меж которыми виднелись телеги. К площади примыкало еще несколько сараев, лишь позади них адмирал увидел ворота, которые недавно сам штурмовал. До реки отсюда было еще прилично, метров двести.

Справа адмирал заметил шеренги гоплитов, которые вытесняли с площади остатки скифов. Под навесом, между телегами, засели скифские лучники, стрелявшие в атакующих греков. Один из них, заметив адмирала с мечом в руке, вдруг резко развернулся и пустил в него стрелу. Это было так неожиданно, что Леха даже не успел среагировать. Он уже приготовился расстаться с жизнью, но стрела просвистела мимо плеча и вонзилась в чье-то тело позади него. Обернувшись, Леха заметил грека, который выскочил из ворот и собирался напасть на него сзади. Стрела остановила его на полпути.

— Уходим к башне! — приказал Ларин, мгновенно оценив ситуацию и заметив, что на башне и подступах скифы еще успешно оборонялись.

Повинуясь приказу возникшего словно из ниоткуда адмирала, морпехи стали пятиться и отходить вслед за ним в указанном направлении. По дороге им пришлось пробиться сквозь заслон гоплитов, но, потеряв половину солдат и уничтожив всех, кто стоял у них на пути, скифы все же пробились.

Завидев отступающих, оборонявшиеся открыли им ворота в стене, впуская оставшихся в живых внутрь небольшого возвышения, служившего цитаделью. Центром обороны до сих пор была башня, куда Леха направился первым делом.

— Ну, как у нас дела? — поинтересовался он с невозмутимым видом, возникая рядом с Токсаром, словно вернулся из увеселительной прогулки.

— Мы уж и не думали увидеть вас в живых! — радостно воскликнул бородатый скиф, разглядывая изорванный и окровавленный доспех Ларина. — Греки повсюду!

И он обвел рукой крепость. Леха проследил за указующим Перстом и понял, что Токсар не преувеличивал. После его отступления из центра почти вся крепость, за исключением башни и главных ворот, уже находилась в руках гоплитов. Их круглые щиты и красные плюмажи растеклись по всем закоулкам небольшой крепости. Однако он тут же увидел то, чего Токсар, поглощенный отражением непрерывных атак с горсткой бойцов буквально у себя под ногами, еще не заметил. С далекого холма, блестя на солнце чешуей доспехов, лавиной стекала скифская конница.

— А вот и подмога! — просиял Ларин. — Глянь-ка вон туда!

Но не успел Токсар перевести взгляд, как со стороны берега реки послышался еще один дружный вопль и Леха увидел атаку морпехов, высадившихся с трех кораблей. Этот удар опрокинул стоявшую перед ними фалангу гоплитов, заставив ее отойти под самые стены окруженной и почти захваченной крепости.

Обернувшись на этот вопль, грет, еще находившиеся под стеками, заметали приближавшуюся конницу. Судя по их нервным жестам, он никак не ожидали такого развития событий. Победа уплывала из рук.

— Вот так вот! — сплюнул Леха на камни, уклоняясь от пролетевшего над головой копья. — Сейчас мы покажем вам, где раки зимуют,

Токсар, стоявший рядом, ничего не понял из сказанного адмиралом, поскольку Леха в последнее время завел привычку материться только по-русски. Но мудрый скиф уже давно находился при адмирале и не обращал на эти причуды командования никакого внимания.


Глава девятая Тирренское море | Смертельный удар | Глава одиннадцатая Огонь и вода