home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Оружие победы

Свой шатер Леха Ларин поставил на холме, подобно ханам еще не народившейся орды. И все для того, чтобы иметь возможность воочию наблюдать результаты бомбардировки катапультой Архимеда уже полуразрушенных укреплений греческого города. Его недавний маневр в дельте превзошел вес ожидания. Когда корабли и конница скифов появились под стенами Истра, греки пришли в замешательство. Они ждали со дня на день гонцов с известием о разгроме скифов, а не столь огромное воинство, моментально обложившее город с суши и моря.

Не успел Ларин окружить греческую колонию, как получил весть от Арсака, о том, что прибыли подкрепления — мощный флот, который, вмешавшись в события, за несколько дней довершил полный разгром греческих сил в дельте. Оставшиеся корабли антискифского союза позорно бежали. И Ларин со своего холма даже лично мог наблюдать, как однажды вдоль побережья прокрались несколько триер. Это были греки, которые даже не пытались оказать помощь осажденным, поручив их самим себе. То есть оставив на милость адмирала.

— Не надо их атаковать, — остановил порыв Токсара Ларин, которому это зрелище доставило истинное удовольствие, — пусть бегут. Они разнесут нужные нам вести.

Проводив триеры беглецов взглядом, адмирал отдал приказ о штурме Истра. Город был небольшим и сопротивлялся недолго. Особенно после того как часть флота скифов в виде шести новехоньких квинкерем прибыла под стены осажденного города, усилив осадную артиллерию. Теперь Ларин мог бомбардировать его и с моря. Вернее со стороны узкого и длинного залива, служившего городу внутренней гаванью и отделенного от моря полуостровом. Много сил на то, чтобы прорваться в гавань и полностью оккупировать ее, не понадобилось. Греки едва могли сдерживать атаки скифов, обороняясь на стенах, не помышляя об открытом сражении и надеясь на помощь извне. Несколько перебежчиков сообщило, что община Истра выставила для сражений в дельте большой отряд гоплитов, который Ларин уже разбил. И поэтому защищать город было почти что некому.

— Отлично, — веселился адмирал, вспоминая о том, что когда-то, после предательства Иседона, его везли именно в этот город, — значит, скоро двинемся дальше. А ну-ка, Каранадис, пускай в дело катапульту Архимеда. Не зря же мы ее от самой Италии тащим.

Оружейник с радостью и особой тщательностью выполнил это приказание. К тому моменту, как гигантская катапульта Архимеда была готова и установлена на вершине холма в непосредственной близости от стен, город находился на последнем издыхании. Но Ларин, уже давно отправивший конные отряды Аргима в обход с задачей прощупать оборону следующего города на пути, Том, получал только успокаивающие вести и был уверен, что никто не придет на помощь в ближайшие дни. Защитники Том сами готовились к обороне. Союз, созданный для общей войны против скифов, после первого же разгрома разваливался на глазах. Впрочем, Ларин был далек от мысли, что война скоро закончится. Его разведка приносила разрозненные сведения о продвижении корпуса фиванцев, который застрял где-то под Аполлони-ей. Да и афинская эскадра могла-таки появиться в самый неподходящий момент. О ней много говорили, но до сих пор ее никто не видел. Это настораживало адмирала, который предпочитал знать о передвижениях своего противника. А потому Ларин приказал флоту неусыпно следить за морем, а сам торопился быстрее покончить с Истром и двинуться дальше.

— Давай! — махнул рукой адмирал артиллеристам, сгрудившимся вокруг гигантской машины, валуны для которой доставляли сюда подводами.

Катапульта издала протяжный стон, скрипнув своими мощными балками, и разогнулась, забрасывая снаряд в город. Глыба с видимой легкостью оторвалась от земли, просвистела над стеной и упала вниз далеко за ней, угодив в крышу какого-то строения. Страшный грохот, который был слышен даже здесь, означал меткое попадание.

А обрушившийся сразу вслед за этим целый дом окончательно деморализовал защитников, но только раззадорил Леху.

— Нормально для начала, — кивнул адмирал, который наблюдал за обстрелом. — Давай, наводи на ворота.

Но следующий выстрел в ворота не попал, а ушел чуть в перелет, ударившись в башню. От мощного сотрясения несколько солдат вышибло с нее и они рухнули вниз, прямо на головы пехотинцам скифов, которые лезли сейчас на стены, штурмуя город. Часть башни обрушилась вниз, обнажив площадку, на которой оставалось всего два лучника.

— Осторожнее, — предупредил адмирал, — своих не зашиби.

С третьего раза глыба угодила точно в цель. Удар пришелся в окованные металлическими лентами балки ворот, которые брызнули щепками во все стороны. Глыба же, пробив преграду, остановилась с другой стороны, уже на улице.

— Камень в основание города, — пошутил Леха, — ну вот и все. Дело сделано.

Последние слова относились к тому, что третьим выстрелом катапульта Архимеда открыла скифам свободный вход в город, практически уничтожив ворота. В образовавшуюся брешь тотчас устремились пехотинцы, и немногочисленные защитники города даже не успели толком среагировать, спустившись со стен, так быстро все произошло. Когда пехота отогнала горожан подальше от ворот, внутрь ворвалась конница Аргима, и все было кончено буквально за какой-то час.

Оккупировав город, Ларин решил осмотреть свои новые владения, но впечатлен особенно не был — городишко был так себе: базарная площадь, несколько греческих храмов, посвященных богам, которых он презирал, дома купцов, склады. Все как обычно. Его всадники растеклись по улицам, загоняя испуганный народ в дома до особого распоряжения и хватая в плен всех, кто был похож на «отцов города», с тем, чтобы после адмирал мог потолковать с ними подробнее. Уцелевшие еще жители спешили разбежаться по норам, предвидя разграбление города, но Леха запретил крушить и грабить Истр. Как-никак, это теперь была скифская территория. Проезжая мимо одного их храмов, взгляд нового хозяина города задержался на стайке длинноволосых полуголых девиц, облаченных в невесомые туники, которые не особенно стремились убежать от ворвавшихся в город солдат, а скорее наоборот, всячески привлекали к себе внимание, разбрасывая им под ноги какие-то лепестки.

Это кто такие? — уточнил Леха у Каранади-са, которому приказал держаться поближе, как раз на случай переговоров с местным населением. — Что-то они не кажутся испуганными. Не бегут от нас как от завоевателей, а словно приветствуют.

Это храмовые проститутки, — охотно объяснил грек, — им нечего бояться. Их дело ублажать всех желающих.

— Кто? — не поверил своим ушам адмирал, разглядывая стройных гречанок со всевозрастающим интересом.

Эти девушки дарят себя совершенно бесплатно всем посетителям храма своей богини, — пояснил Каранадис, во взгляде которого мгновенно зажглась похоть, едва он узрел полуобнаженных девиц, — у нас такое бывает, не везде, но есть. Этот обычай перешел к нам от восточных народов. Храм содержит проституток, а они бесплатно утешают посетителей. Так у храма больше прихожан.

Интересный вариант, — усмехнулся Ларин, придерживая коня напротив стайки девиц, — можно сказать, рекламная акция.

О чем вы? — на этот раз недопонял грек.

«Давненько я что-то Исилею не видел, — поймал себя на мысли Ларин, вспомнив огненную амазонку, не дававшую ему покоя, — никто меня не преследует с интимными целями, даже скучно как-то стало. Надо бы развлечься немного, а то все война, война».

Не бери в голову, — ответил он Каранадису, который не сводил взгляда с девиц, обступивших коней со всех сторон и улыбавшихся так, словно они были освободителями, — а лучше прикажи привести парочку, нет, давай сразу трех ко мне в шатер. Я хочу немного отдохнуть перед продолжением похода.

А кого из них вы желаете? — услужливо уточнил Каранадис, слегка озадаченный аппетитами хозяина.

Выбери на твой вкус — хотел было отмахнуться Ларин, но потом передумал: — Давай вот эту, длинноногую, вот ту, что с самыми длинными волосами и еще вон ту, с обширной нижней частью. И, пожалуй, на сегодня хватит.

— А не позволите и мне выбрать одну? — жалобно попросил грек. — Я так давно не видел красивых женщин.

Неужели? — усмехнулся Леха. — А как же те, с которыми я постоянно видел тебя в обозе. Ты же вроде семьянин.

Ну, это ведь было давно, — протянул Каранадис, похотливые глазки которого поглядывали на многочисленных прелестниц и едва не разбегались в стороны.

Штурм дельты начался всего несколько дней назад, — напомнил Леха, но махнул рукой, — ладно, выбери себе одну. Остальных отдайте солдатам, пусть позабавятся. Главное, сильно не пей, ты мне завтра понадобишься. А этих троих пусть отвезут ко мне в шатер, пока я заканчиваю осмотр города.

И Ларин отдал в распоряжение Каранадиса пятерых всадников эскорта, а с остальными отправился дальше. Осмотрев порт и склады, Леха остался доволен. В городе было захвачено множество припасов: строевого леса, смолы, оружия, которым можно было вооружить новобранцев, еды и вина. Даже две полностью снаряженные биремы, которым теперь предстояло пополнить флот скифов. А в доме одного из купцов, прилегавших к главной площади, даже обнаружилось несколько бочек с золотыми монетами, не иначе городская казна, которую не успели вывезти. Приказав погрузить золотой запас в телегу и отправить к себе в шатер, Ларин с удовольствием вспомнил, что его там уже должны ждать сразу три прелестницы. Обратный путь он проделал быстро. Правда, спрыгивая с коня, он вдруг ощутил накопившуюся за день усталость, но ее как рукой сняло, когда он шагнул в шатер. Там под охраной одного воина находились все три гречанки.

— Эх, — пробормотал Ларин, жестом выпроводив охранника на воздух, — если 6 я был султан.

Он остановился на пороге, присматриваясь в полумраке горевшей жаровни к трем сидевшим на ковре прелестницам. Пока он размышлял, с кого же начать утоление страсти, медленно расстегивая ремня панциря, неожиданно сразу две красавицы гречанки встали и приблизились походкой пантеры. Они обе стали помогать ему разоблачаться, сняв и отбросив в сторону сначала ножны меча, затем освободив его от панциря и медленно стянув тунику.

— Вот это профессионализм, — пробормотал удивленный Ларин, которого гладили тонкие пальчики по разгоряченной от скачки груди и спине, заставляя содрогаться от блаженства, — похоже, я стал бы частым посетителем этого храма, если бы тут жил. Только бы не подцепить от этих свободных профессионалок что-нибудь ненужное, а то некогда было искать серьезную женщину.

Но эти соображения уже не могли его остановить. Они схлынули под напором вожделения, захлестнувшего мозг адмирала. Он прижал к себе ту гречанку, что имела самый хрупкий стан и самые длинные волосы, но при этом немалых объемов грудь. И, лизнув ее за ухом, толкнул на ковер, прошептав:

— Начнем с тебя, а там поглядим, насколько меня сегодня хватит.

Девушка откинулась на спину в ожидании. А Леха скинул исподнее и бросился на нее, как дикий кабан, боясь лишь раздавить это хрупкое создание своей массой. Но гречанка оказалась не такой уж слабой, она обхватила адмирала своими бедрами, позволяя войти в нее как можно глубже, и так громко стонала, что Леха даже на мгновение представил, как веселится сейчас его охрана. Ко все возраставшему удивлению местными привычками, скоро добавилась новая порция ощущений. Им не дали долго быть в одиночестве. Вторая «отвергнутая» красотка притерлась к нему сзади своими грудями и повисла, обхватив руками и поглаживая его. Ларину такой двойной капкан даже понравился. Закончив с первой, он слез с нее и занялся второй, которая так долго напрашивалась на его внимание.

— Ох, уже мне эти греки, — веселился адмирал, входя в нее, — не дадут помереть от тоски.

А когда он закончил и с этой, то, отдохнув немного и выпив вина, припасенного по такому случаю в шатре, смог наконец уделить время и третьей прелестнице, незаслуженно «забытой» в углу шатра. Это была та самая гречанка, которую Ларин просто не мог не заметить даже на площади. И прежде всего из-за ее задних габаритов. «А что еще русскому человеку надо, кроме габаритов? — философски размышлял разомлевший адмирал, приводя гречанку в позицию „вид сзади“ и сливаясь с ней в экстазе, — тут хоть есть, что пощупать».

Так он развлекался весь вечер и всю ночь, пока окончательно не выбился из сил, провалившись в хмельной сон. В общем, победу над Истром Ларин отпраздновал по полной программе.

Наутро, выгнав служительниц странного культа обратно в город, Ларин с удовольствием умылся, перекусил и вернулся к армейской жизни.

«Надо отправить гонцов к Иллуру с известием о победах, — решил он, выходя из шатра уже в доспехах и осматривая окрестности, — а то он, наверное, забыл про меня, пока за своими гетами по степи гоняется».

Город, захваченный скифами, жил уже почти мирной жизнью. На стенах и у метательных орудий в башнях дремали скифские пехотинцы. У разрушенных ворот возились плотники, ремонтируя то, что вчера так лихо разрушили артиллеристы. Морпехи, не принимавшие участия в сражении, отдыхали на палубах своих кораблей в гавани. Вокруг стен разъезжали отряды всадников, патрулируя окрестности. Один из таких разъездов, показавшийся из-за восточной башни, направился прямиком к шатру главнокомандующего.

Изучив всадников взглядом, Ларин узнал в них разведчиков Аргима.

— Ну, — поприветствовал Леха их командира, не дав вымолвить и слова, — что Аргим хотел сообщить мне?

— Он приказал передать, что мы достигли укреплений и объехали все владения Том, от моря и до самого конца крепостной стены, не ввязываясь в сражение, — сказал всадник не спешиваясь, как было заведено у скифов, — греки готовят город к серьезной обороне. Аргим считает, что взять его будет намного труднее. В городе много солдат и метательных орудий. Говорят, и конницы немало, но мы ее не видели. Она вся находится в городе или за стеной.

— О чем это ты говоришь? — не понял Ларин. — О какой еще стене?

— От города на побережье моря, — пояснил охранник, — до берегов большой реки выстроена стена.

— Ее можно обойти? — озадачился Ларин, не ожидавший такого подвоха.

— Нет, — спокойно ответил скиф, — пешком или на коне обойти нельзя. Только на лодках. Но в стене есть несколько ворот.

— Высокая? — уточнил адмирал, уже предчувствуя затяжной штурм, на который он совершенно не рассчитывал.

— Нет, — также бесстрастно ответил всадник, — где в два, а где в три человеческих роста.

«И когда эти сволочи успели построить свою Великую стену, — мысленно выругался Ларин, — китайцы, хреновы, чтоб вас разорвало».

— Ясно, — кивнул Леха, посмотрев на солнце и уже обдумывая план новой операции, которая начала складываться у него в голове, — свободны. Передайте Аргиму, что я хочу видеть его немедленно.

Всадник хлестнул коня и ускакал вместе со своим отрядом, подняв облачко пыли.

Некоторое время адмирал молча стоял, созерцая море и гавань, в которой находилась его ударная сила, абсолютно бесполезная, если вести войну на суше. Но море было неподалеку, и Леха не терял надежды на лучшее. Еще вчера он был уверен, что, имея массу конницы, просто разобьет армию противника, окружит Томы и принудит город сдаться. А если понадобится, то применит катапульту Архимеда и другие орудия, не прибегая к штурму с моря. Однако теперь все выглядело несколько иначе. Действия его конницы, если враг не покажется из-за своей стены, перегородившей всю сушу, были практически бесполезны. Если только ее не перекинуть морем в тыл противнику.

«Интересно, есть ли вторая стена с другой стороны города?» — размышлял Ларин, наблюдая за чайками. О наличии мощных укреплений вокруг Том разведка ему докладывала, но, до того как он разделался с силами врагов в дельте, его это не особенно волновало. Тогда это была далекая перспектива. Но теперь эта перспектива ломала все его планы налететь лихим кавалерийским наскоком, выжечь всю землю вокруг города-жертвы, лишить его возможности снабжения с моря и суши, а затем принудить сдаться. На пути кавалерии просто оказалась стена. А это означало пехотные операции на довольно протяженном участке. С другой стороны, можно было бросить все силы на приступ самой цитадели, но Томы, как сообщали разведчики, с моря выглядят практически неприступными. А кроме того, даже в случае осады с моря, стена даст им возможность получать подкрепления и припасы посуше. Так что, можно было здесь увязнуть надолго. Но не ждать же у моря погоды. Положение от этого могло стать только хуже. Надо было атаковать в любом случае.

«Ладно, дельту-то я взял, — подбодрил себя Леха, — и с этой обороной как-нибудь справлюсь».

Вдруг ему в голову пришла такая дерзкая мысль, что отогнать ее он так и не смог. Слишком уж она ему понравилась, несмотря на все видимые недочеты.

— А где мои сотники? — подумал вслух Леха, оборачиваясь к солдатам, охранявшим его шатер. — Что-то давненько я не водил их в атаку. И где, кстати, Каранадис. Тут для него работенка имеется.


Глава первая Похитители | Смертельный удар | Глава третья Новое задание