home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава шестая

Крепость на холме

С полуобвалившегося борта пылающей квинкеремы до палубы биремы, притертой к ее борту, было на глаз чуть меньше трех метров, но Ларина это не остановило. Не дожидаясь, пока сбросят канаты и спустят лестницы, адмирал первым спрыгнул вниз, увлекая за собой людей. Приземлился удачно, перекатился через плечо и, подняв щит, отбил им пущенную с берега стрелу. Пригнулся, спрятавшись за невысоким бортом, осмотрелся. Греки не стремились атаковать скифских морпехов на палубах многочисленных лодок и бирем, запрудивших гавань, а предпочитали встречать их градом стрел, поджидая на берегу. Там они выстроились в линию и ждали, прикрывшись щитами.

— Быстрее! — подгонял своих солдат Ларин, размахивая мечом, словно жезлом, и уворачиваясь от стрел. — Быстрее на берег, пока нас тут не перестреляли!

Впрочем, была еще перспектива сгореть заживо. Костер за спиной разгорался первостатейный, да и ветер разгулялся. Дул с реки аккурат вдоль протоки, тянувшейся между двумя рукотворными насыпями чуть ли не до горизонта, который был ограничен лишь холмами. Но Ларина это не слишком беспокоило. Он не собирался отсиживаться среди этих обломков кораблекрушения.

Большинство скифских морпехов, хлынувших по сброшенным сходням вниз, ручейками уже перетекали с палубы на палубу связанных вместе кораблей, уворачиваясь от стрел. Правда, удавалось это не всем. То тут, то там слышались стоны раненых и убитых, плеск от падавших в воду тел.

Многие следовали примеру бравого адмирала и сигали вниз на палубы вздыбленных после удара квинкеремы суденышек. Рядом с Лариным уже приземлилось человек семь из таких морпехов. Они остановились в нерешительности, поглядывая на затянутого в панцирь командира, который не спешил к берегу, разглядывая посреди начавшейся драки протоку. Она уходила далеко и терялась меж плоских холмов, по хребтам которых, кажется, шли две дороги.

На том берегу, что они обогнули, стояла крепостица — несколько башенок, соединенных невысокой каменной стеной, с одной большой башней посередине. Из нее то и дело выплевывала ядра баллиста, пытаясь сдержать атаку скифов.

«Ерунда, — подумал Леха, заметив Каранадиса, все еще толкавшегося на палубе объятой пламенем квинкеремы, — пробьемся. Главное, чтобы Аргим вовремя появился со своими ребятами или подошли наши корабли. Остальное дело привычное».

Каранадис никак не мог влиться в поток мор мехов, перемешавшихся по сходням, а прыгать по добно своему хозяину он боялся.

— Ану-ка спустите сюда мне этого умника! — крикнул морпехам Ларин и недвусмысленно указал на Каранадиса. — А то он там и сгорит. Да поживее!

Двое морпехов, пригибаясь, вернулись к борту и прокричали что-то своим сослуживцам, еще остававшимся на палубе. Те, не раздумывая, схватили запаниковавшего оружейника, обвязали его канатом вокруг пояса и мгновенно спустили, а точнее сбросили вниз, придерживая за конец веревки. Оказавшись на палубе рядом с Лариным и не получив стрелу в бок, грек был несказанно рад. Но освободившись от пут, первое, о чем он напомнил Ларину, была погибшая в огне «катюша».

— Эх, жаль сгорела наша установка, — проговорил Каранадис, поглядывая на полуразвалившийся корабль, — зато какой был взрыв.

— Да, залп вышел отличный, хвалю, — не задержался с похвалой Ларин, невольно вспомнив недавние события у моста, — нуда ничего, новую построишь.

— Да где же я?.. — начал было выдвигать требования грек, но адмирал оборвал его, пригнувшись под очередным ядром и заставив пригнуться изобретателя.

— Если выживешь, — закончил мысль Ларин, разгибаясь. — Ладно, после поговорим.

И обернувшись к морпехам, которые все еще ждали его приказа, добавил, указав на тщедушного Каранадиса:

— За мной, воины! Этого стеречь и охранять. Головами отвечаете.

И словно позабыв про оружейника, бросился к берегу, прыгая с лодки на лодку. Когда до земли оставалось метров пять, он услышал звон оружия — это скрестились мечи скифов и греков, сгрудившихся у самой кромки. Берег здесь был высокий и обрывистый, но к счастью не совсем отвесный. Да и заполнявшие канал суда служили естественным мостом, по которому скифы, хоть и не плотными рядами, но добрались до земли. Они спрыгивали на траву и карабкались по ней вверх, нападая на гоплитов. А подразделения лучников, остановленные командирами заблаговременно на палубах нескольких бирем, поддерживали их «огнем». И все равно морпехам приходилось туго. Греки уже изрубили не один десяток солдат, а пробить оборону все не удавалось. Но другого выхода у них не было. Позади бушевало подбиравшееся пламя.

Увидев, как греческий гоплит мощным ударом по шее едва не отделил голову от тела его солдата, Ларин пришел в бешенство и, оказавшись впереди своих людей, сам напал на того грека, рубанув его мечом. Гоплит легко отразил выпад адмирала. Но Ларин в ярости наносил удар за ударом по щиту, ногам и рукам противника до тех пор, пока не достал-таки грека в бок, когда тот раскрылся на секунду. Гоплит согнулся от боли, а Ларин, подскочив, добил его коротким ударом в шею снизу, — почти так же, как минутой раньше тот сам разделался со скифом. Грек выронил щит и рухнул вперед, прямо на Леху. Но адмирал успел отскочить в сторону и вклиниться в образовавшуюся брешь, вонзив меч еще одному гоплиту в бок.

— Вперед! — заорал он, чувствуя, как ему в затылок дышат морпехи. — Не отставать!

Заколов еще нескольких оборонявшихся, скифы расширили проход в первом ряду и вклинились в него, развивая успех. Чуть в стороне, на правом фланге морпехам под командой своего собственного командира удалось также прорвать оборону и потеснить гоплитов с берега, приблизившись к главной башне. Совсем близко бился Токсар, прикрывая спину своего адмирала.

Умело орудуя мечом и отбиваясь от ударов противника щитом, Ларин продвигался вперед по холму сквозь строй греков и не мог не заметить, что серьезные силы против них выставлены только в первых рядах фаланги. Ее задние ряды, те, что примыкали к небольшой крепости, состояли из легковооруженных воинов-копейщиков. Их видели и скифские лучники, продолжавшие посылать стрелы через головы своих соплеменников.

«На первый взгляд их тут человек двести, — размышлял Ларин, скрещивая свой клинок с мечом очередного гоплита, в шлеме с белым плюмажем, — не так уж и много, нас почти столько же. Прорвемся».

Он нанес удар в лицо своему противнику, но промахнулся. Острие звякнуло по нащечнику, а бородатый грек в ответ ткнул своим мечом Ларина в грудь, но угодил в наплечник.

«Квиты, — подумал Леха, продолжая отстра-ненно размышлять, методично работая мечом, — еще удар и мы прорвемся к башне, а захватив высоту, станем здесь хозяевами. Главное, чтобы Аргим пробился сюда, а к ним подмога не подошла».

Все это вполне могло случиться. На переправе и с другой стороны холма греков было еще предостаточно. Кроме того, скифский адмирал, несмотря на все разведданные, не имел понятия, сколько же их здесь в точности находилось. Конных и пеших. Но, не в его характере было отступать, ввязавшись в драку. Эта протока, — а он уже почти не сомневался, что это именно та протока, что была нарисована на карте, — была им нужна. И они не уйдут отсюда, пока не получат то, что хотят.

Гоплит ему попался опытный. Вертелся как юла, несмотря на тяжелый щит и доспехи. Даже срубил, словно насмехаясь, часть перьев с плюмажа Ларина, чем разозлил и без того не расположенного к шуткам скифского адмирала.

— Ну, держись, скотина! — рявкнул он, и навалился на гоплита щитом, стараясь столкнуть с места; Но грек стоял прочно, и немного выше Ларина, полностью используя свое преимущество. Адмирал чуть отступил на шаг и тут же клинок грека вновь просвистел над его головой. Леха присел, расставшись еще с несколькими перьями, но заметил, что противник чуть выставил вперед ногу. И, не мешкая, нанес резкий удар по голени, подрезая сухожилия. Удар был сильным. Грека не спасли даже поножи. Издав вопль, он выронил щит и рухнул на одно колено, а Ларин вонзил ему свой меч в плечо, распоров кожаные лямки панциря.

За это время они смогли подняться по холму метров на десять и полностью оттеснить греков от берега. Оглянувшись на секунду, адмирал успел заметить, что пожар, вызванный квинкеремой-брандером, ширился, охватывая все новые суда в центре канала. Пламя бушевало уже от основного русла реки до свободной воды канала. На мгновение Лехе показалось, что горит сама река.

— Возьми людей и обойди их справа, у башни! — приказал Ларин Токсару, заметив, что на том направлении гоплитов заметно поубавилось и в дело вступила легкая пехота. — Пробейся к башне. А здесь я сам управлюсь.

Баллиста в башне, хоть и была, похоже, всего одна, не умолкала, продолжая крушить скифские порядки. Артиллеристы здесь были умелые. И это сильно раздражало адмирала.

Токсар отразил выпад гоплита, предназначенный Ларину, заколол его точным ударом и, кивнув, стал пробираться назад, по дороге отдавая приказания бойцам. Уже схватившись с очередным греком, Ларин заметил, что его помощник с отрядом пехотинцев и лучников пришел на подмогу командиру морпехов. И тотчас же оттуда послышался дикий рев атакующих скифов, которые свалили последних гоплитов и набросились на копейщиков, защищавших подступы к башне и главным воротам.

— Ну и нам пора, — пробормотал Леха.

— Разделавшись с противником, он вскинул меч. увлекая бойцов в атаку, — скифы, за мной!

Лучники, выстроившиеся у самой воды за спинами атакующих бойцов, окатили последние шеренги греков стрелами, умертвив многих и заставив запаниковать остальных. Бойцы Ларина предприняли новый приступ, и их вопли ярости слились воедино с криками морпехов Токсара, атаковавших башню. Скифы навалились по всему фронту, чуя, что победа близка и греки дрогнули.

Сдерживая натиск, оставшиеся гоплиты стали пятиться в сторону небольшой крепости, освобождая берег и теряя множество людей. Ларин увидел, как позади них открылись ворота и греки, потеряв надежду на победу, стали искать спасения за невысокими стенами. Они хлынули туда потоком, атакуемые со всех сторон. Те, кто отворачивался, чтобы быстрее оказаться в крепости, тут же получали стрелу в спину.

— Не позволяйте им закрыть ворота! — вопил Леха, щедро раздавая удары пятившимся гоплитам. — Ворваться в крепость на плечах неприятеля!

Несколько рослых скифских воинов, опередив своего командира, выполнили приказ буквально. Разделавшись со своими поединщикам, они вбежали в крепость раньше еще остававшихся снаружи греков и набросились на охранников, оттесняя тех от ворот. Греки, видя, что дело плохо, вновь выстроились в линию и перекрыли короткий проход между двумя сараями, что обнаружился сразу за воротами.

Но все было тщетно. Зарубив всех, кто еще сопротивлялся перед воротами, морпехи, поймав кураж, быстро выбили защитников с этого плацдарма, и бой растекся по закоулкам небольшой крепости. Отовсюду слышались звон оружия, стоны и крики. Греки были обречены, хотя последние защитники сопротивлялись яростно. Они дорого продавали свои жизни и, взобравшись по лестнице на невысокую стену, где еще шел бой. адмирал увидел множество трупов своих солдат. Скифы усеяли весь берег вперемешку с греческими гоплитами.

— Да, половины команды как не бывало, — пробормотал Леха, бросив быстрый взгляд в сторону канала, где догорал его корабль.

Но предаваться скорби было еще рано, по стене к нему приближались сразу два копьеносца. Один из них упал, не добежав, — его «снял», выстрелив почти в упор, поднявшийся следом лучник. А вот второй успел нанести удар копьем и, если бы не реакция самого адмирала, лежать бы ему среди своих мертвых солдат. Но Леха успел пригнуться, прикрывшись щитом, пропустить над плечом острие копья и вонзить свой меч в живот греку, распоров легкий кожаный панцирь. Тот охнул и, выронив копье, на мгновение остановился в шаге от Ларина, их взгляды встретились. Ярость в глазах грека быстро сменялась выражением опустошения.

— Передай привет своим богам, — сплюнул Ларин и, выдернув окровавленный меч, ударом ноги отправил мертвого грека в полет со стены.

А когда его тело безвольным мешком приземлилось на груду трупов, вновь осмотрелся и, не увидев больше близкой опасности, перевел взгляд на башню. Там тоже все подходило к развязке. Воины Токсара окружили ее и сбросили вниз всех греческих гоплитов и артиллеристов. Сам Токсар, разглядев Ларина на стене, стал размахивать руками, сообщая о том, что выполнил приказ.

— Вижу, вижу, — пробормотал Леха, устало вытирая пот со лба, — крепость наша. Теперь понять бы, что дальше.

Он вложил меч в ножны и направился к башне, резонно рассудив, что первым делом надо было окинуть взглядом окрестности. Проходя мимо ворот, адмирал заметил Каранадиса, осторожно, вслед за охранниками, которым была поручена его жизнь, входившего в захваченную крепость. Оружейник озирался по сторонам, дергаясь от каждого резкого звука и ожидая, что на него кто-нибудь нападет из уцелевших греков,

— Так ты еще жив? — пошутил адмирал, останавливаясь напротив перепуганного оружейника. — А я-то думал, тебя твои соплеменники давно приговорили…

Но когда и без того бледный Каранадис еще больше потемнел от такой шутки, Ларин поспешил его успокоить. «Еще даст дуба от страха, кто мне тогда новую установку построит», — подумал он. И, похлопав по плечу умельца, добавил:

— Не боись, Каранадис, крепость уже наша. Смотри веселее. Пойдем-ка со мной на башню, глянем, что там творится в округе. Может, пригодишься.

И, сделав жест охранникам, чтобы тащили безвольного грека за ним, зашагал дальше между приземистых построек, то и дело переступая через тела мертвых гоплитов, которыми была усеяна вся крепость. Морпехи сего корабля продолжали осматривать потаенные углы этого сооружения, довершая «зачистку».

— Ну, что тут у нас? — поинтересовался Леха, поднимаясь на башню, откуда открывался вид во все стороны.

— Сюда идет греческая пехота, — вытянул руку в сторону Токсар, уже давно пребывавший на башне, — скоро они будут здесь и тогда нам придется туго.

Леха остановился позади одного из зубцов и под его прикрытием осмотрел местность, окружавшую холм. Начал он, правда, с пожара. Протока позади продолжала пылать. «Жаль корабль, — невольно вздохнул адмирал, разглядывая догоравший остов некогда мощного судна, почти сожранный пламенем, — но зато хорошую службу успел сослужить. Еще немного и проход по воде будет свободен».

Прежде чем повернуться в ту сторону, откуда наступал враг, Леха скользнул взглядом по реке. Там шел бой между его кораблями и единственной греческой триерой, оказавшейся позади моста. Ее капитан был отчаянным смельчаком. Он атаковал скифскую триеру и выиграл это единоборство, протаранив корабль из флота Ларина. Триера скифов завалилась на левый борт, и с холма было отчетливо видно, как безвольно обвисли ее весла, а матросы и солдаты отчаянно цепляются за ограждения, чтобы не упасть в воду. Греки же хладнокровно расстреливали их из луков. Однако, к счастью, избиение длилось не долго. Квин-керема скифов, сделав быстрый разворот у самого берега, настигла греческий корабль и протаранила его в кормовой части. Все это произошло на глазах адмирала.

— Ай да молодцы, — обрадовался Ларин и в сердцах даже погрозил греческой триере кулаком, — вот так вот, знай наших!

За мостом дымили два огромных факела — подожженные метким выстрелом из установки Каранадиса корабли греков. Еще пара триер плавала кверху брюхом с зияющими пробоинами, правда, чьи это корабли, собственные или неприятельские, Леха рассмотреть не смог, далековато было. На мосту тоже все было в порядке, его протаранили уже в двух местах, высадив десант там, где греки сопротивлялись сильнее всего, и разорвав сообщение между двумя берегами. Баллисты на полуразрушенном мосту уже молчали, бой шел на мечах. А его средняя часть, метров двадцать длиной, отделившись после тарана от основной, медленно дрейфовала по течению в сторону крепости. На ней Ларин разглядел даже человек десять гоплитов, но их судьба не сильно волновала адмирала, поскольку в образовавшийся проем вошли оставшиеся триеры скифов.

— Отлично, — пробормотал себе под нос адмирал, прикрыв ладонью глаза от солнца, — скоро они будут здесь, если что — помогут.

И перевел взгляд на сушу, прилегавшую к мосту и крепости. Здесь, однако, все выглядело не так радужно. Сразу за мостом стоял отряд гоплитов, человек триста, державший прилегавшее побережье и перекрывавший путь насушу тем морпехам, что высадились на нем. Командир греческого отряда постоянно отправлял к месту боя подкрепление и скифы никак не могли пробиться на сушу. Мост стал для них западней.

Еще один большой отряд пехотинцев, числом не менее полутора тысяч, вытянувшись вдоль линии холма, охранял подступы со стороны верховий реки. А перед ним, на равнине, что граничила с лесом, Ларин заметил большие массы конницы, передвигавшейся в разных направлениях. Это было примерно там, где он наблюдал атаку всадников Аргима. По всей видимости, там шло конное сражение, но каков результат, было пока не ясно. Отделившись от основного отряда, в сторону захваченной крепости быстро двигался отряд гоплитов. Греки послали на ее освобождение человек триста отборных пехотинцев, с которыми, правда, не было никаких метательных машин.

Расстояние между этим отрядом и стоявшей на холме крепостью было не больше километра. Только теперь Ларин осознал, как ему повезло, — прорваться в тыл неприятельской группировки и быстро захватить опорный пункт. Случись это чуть позже или окажи ему греки более стойкое сопротивление, и доблестный экипаж брандера мог бы сейчас плавать в протоке.

— Ну, шансы пока есть, — смекнул бравый адмирал, оглядывая стены небольшой крепостицы, — надо закрыть ворота и продержаться до подхода наших кораблей или конницы. Сколько у тебя осталось людей?

Токсар наморщил лоб, даже вытер рукой пот и доложил;

— Человек восемьдесят наберется после боя. Вместе с ранеными.

— Хорошо, — кивнул адмирал, — и у меня выжило человек сорок. Отобьемся. Давай лучников на стены. Закрыть все ворота… вы, кстати, свои не повредили?

— Выбили пару балок, когда врывались.

— Укрепи на скорую руку. И проследи, чтобы все было готово к обороне. Лично.

Пока Токсар выполнял приказание, Ларин осмотрел имевшееся на башне хозяйство. Баллисты здесь было целых две. И боеприпасы к ним имелись. Не много, но были. Одна, правда, была выведена из строя при захвате. Кто-то из скифов разрубил топором веревку, скреплявшую раму у основания, и баллиста завалилась на бок Носами торсионы были не повреждены.

— Сумеешь починить? — как бы невзначай спросил Ларин у Каранадиса, но прозвучало это скорее как приказ.

Надо только найти подходящую веревку, — кивнул оружейник, осмотрев повреждения. Занявшись делом, он сразу позабыл про свой страх.

— Бери двоих солдат и переверни мне хоть всю крепость, но чтобы вторая баллиста заработала, когда гоплиты будут под стенами.

Отряд греков добирался до крепости не больше двадцати минут, хотя и двигался по пересеченной оврагами местности. С этой стороны у подножия стен и почти до самой воды был вбит ряд частокола, затруднявший продвижение. Судя по всему, в это укрепление попадали либо с реки, к которой шла дорога из башни, либо со стороны канала, где по береговой насыпи шла еще одна дорога в сторону далеких холмов. Глядя, как приближаются гоплиты, Ларин невольно скользнул взглядом по протоке.

«Не принес бы черт еще кого по воде оттуда, — поймал себя на мысли адмирал, — или посуху. Тогда придется туго. Обороняться со всех сторон мы не сможем. Скорей бы морпехи с кораблей подошли».

Вторая квинкерема, довершив разгром на море, уже направлялась сюда. Вслед за ней приближалась и пара триер. Но когда гоплиты, перебросив через частокол лестницы, что принесли с собой, и, прикрывшись щитами, стали подбираться к стенам, адмирал заметил, что им вслед отправлен еще отряд.

— Человек двести, — на глаз определил Ларин, — смотри, Токсар, как нас уважают.

Токсар, вновь находившийся в башне, молча хмурил брови, посматривая на расставленных вдоль стены людей. Лучники уже начали посылать стрелы в гоплитов, но пока без особого успеха. Стрелы отскакивали от больших круглых щитов, с выемками под копье.

— Давай! — махнул рукой Токсар артиллеристам, давно развернувшим баллисту в направлении холмистой равнины.

Глухо взвизгнули торсионы, заставив раму ходить ходуном, — ядра здесь оставались только тяжелые, но Ларин не жаловался, они великолепно подходили для ближнего боя. Первое же ядро угодило в гущу пехотинцев и пришибло насмерть нескольких гоплитов. Удар был такой силы, что Ларин успел заметить, как послетали шлемы с их голов.

— Прямое попадание, — похвалил адмирал артиллеристов со своего корабля, которые теперь старались в башне, — ну, ты закончил?

Последние слова относились к оружейнику, который возился с веревками у поврежденной баллисты.

— Почти, — пробормотал Каранадис, затягивая узел в самом низу, — еще немного.


Глава пятая Юлия и Бодастарт | Смертельный удар | Глава седьмая Новый тиран