home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава восьмая

Ответный ход

Гоплиты на этот раз попались упорные. Они лезли и лезли наверх, не считаясь с потерями. Леха Ларин с настороженностью наблюдал из башни, как все труднее становится его людям сбрасывать атакующих греков со стен.

«Еще немного — и прорвутся, — решил адмирал, глядя, как очередная лестница была отброшена от края стены, и гоплиты, роняя щиты и мечи, посыпались с нее на камни, как спелые бананы с пальмы, — ребята упертые. Скорее бы подкрепление подошло».

Он скользнул взглядом по берегу реки, от которого он был отрезан вот уже почти час, и с удовольствием отметил, что две триеры и квинкерема, разделавшись с греками у моста, направляются на выручку к своему адмиралу. Но, бросив взгляд вперед, поверх шлемов осадивших его греческих гоплитов, тут же погрустнел. Сюда двигался еще один отряд, не меньше, чем двести человек. Объединившись с теми, кто уже находился под стенами греки могли добиться победы.

Адмирал отчетливо помял, что им хватит сил отразить нападение морпехов и взять крепость, если, конечно, боги не захотят еще раз помочь скифам в этом сражении за протоку. Судя по всему, греческий командир, который вел бой с конницей

Аргима за холмом, очень дорожил этой небольшой крепостицсй, что еще раз уверило Ларина в абсолютно верном решении напасть на нее и захватить в первую очередь.

«Удержать бы ее теперь, — подумал адмирал, снова вперив взгляд в гоплита, карабкавшегося по лестнице вверх, — чтобы не зря столько жизней положить. Помоги мне, Тамимасадас!»

Стоявший чуть впереди него лучник выпустил стрелу в этого гоплита, но немного промахнулся. Пущенная стрела отскочила от греческого щита, не поразив хозяина.

— Дай мне! — не выдержал Леха, вырывая лук у бойца.

Он быстрым движением приладил стрелу, натянул тетиву и, вдохнув, отпустил. Стрела ушла в полет с легким шелестом, а через мгновение гоплит, уже заколовший одного из защитников и запрыгнувший на стену, вдруг резко дернулся. Выронив щит и меч, он с криком схватился за шею, из которой торчала скифская стрела. Его крик быстро перешел в предсмертный хрип, с которым греческий воин перевалился через стену и упал на головы своим собратьям.

— Метко, — похвалил Токсар, стоявший в двух шагах.

— Рука пока тверда и глаз острый, — подтвердил адмирал и добавил извиняющимся тоном, словно сам удивился своей меткости. — Давно не упражнялся. Последнее время все большее баллистами да другими приспособлениями дело имею.

Вернув лук своему бойцу, адмирал приблизился к одной из баллист, которая только что выпустила очередное ядро по неприятелю, угодив в саму гущу.

— Следующим выстрелом пусти правее, — приказал Ларин артиллеристам, взмыленным от такой спешной стрельбы, — вон, видишь, там их командир стоит в блестящем шлеме? Вот его нужно взбодрить… напоследок.

— Эх, мне бы сюда хотя бы пару горшков с зажигательной смесью… — размышлял вслух Каранадис, вздрагивавший каждый раз, когда баллиста, взвизгнув торсионами, отправляла в полет очередное ядро, — мало бы им не показалось.

— Это верно, — не стал спорить Леха, пронаблюдав, как артиллеристы в спешном порядке натягивают торсионы и прицеливаются, согласно его указаниям, — жаль, сгорела наша установка.

— Да это что, — отмахнулся Каранадис, — ее можно восстановить быстро. Это не сложно. Вот, где взять столько горючей смеси, чтобы новые заряды приготовить?

— А ты местные подвалы все осмотрел? — ответил Леха вопросом на вопрос.

— Нет, — мотнул головой оружейник, — когда же мне их было осматривать, еле успел кожаные ремни отыскать да баллисту починить до подхода этих…

Он чуть оыло не сказал «греков», и адмирал невольно усмехнулся. Прожив среди скифов уже долгое время, Каранадис и себя стал считать едва ли не скифом. Правда скакать на коне и стрелять из лука он и не думал учиться, но остальных греков ругал исправно. Впрочем, это Леху не удивляла то, что он успел узнать о греках, оказавшись здесь, убеждало его в разобщенности самых цивилизованных обитателей берегов теплого моря. Они никогда не жили одним народом подобно скифам, а всегда стремились отделиться друг от друга. Город от города. И в этой новой войне только нашествие скифов и заставило их действовать сообща. Если бы не это, то представители разных полисов и сейчас с удовольствием резали бы глотки своим соседям, которых и не думали считать собратьями.

— Вот и займись этим сейчас, — кивнул головой Леха, — все равно от тебя тут толку мало. Спустись в подвал башни. Может, отыщешь чего.

Каранадис настороженно посмотрел на атакующих греков, которые то появлялись над стеной, то вновь исчезали с нее, словно сомневаясь — подходящий ли сейчас момент. Но ослушаться приказа не посмел и направился вниз по узкой лестнице. На всякий случай Ларин все же отправил с ним троих бойцов в качестве телохранителей. «Мало ли что тут может произойти, — поразмыслив, решил адмирал, — или там, в подвале, провалится в какую-нибудь яму, где я потом такого оружейника найду?»

И действительно, не успел оружейник скрыться из глаз, как грохот оружия усилился неимоверно, — греки, увидев, что к ним двигается еще один отряд, бросили в бой все силы, которые и так превосходили скифский гарнизон в несколько раз. Стрелы засвистели над головой адмирала и его верного помощника, что не помешало Ларину увидеть, как сразу в трех местах гоплитам удалось пробить оборону и взобраться на стену.

— Ну теперь пойдет забава, — прохрипел адмирал, выхватывая свой меч. — Токсар, продолжай обстреливать их из орудий, а я на стену.

— Осталось всего пять ядер, — уныло проговорил бородатый скиф, указав на опустевшие корзины для боеприпасов.

— Тогда, как отстреляешься, давай за мной! — махнул рукой Леха, уже спускаясь по лестнице в сопровождении четырех бойцов. — На стены. Как можешь, держи эту башню и ворота. Скоро должны подойти наши.

Ответа Токсара он не услышал из-за криков и звона оружия, который уже заглушал все звуки вокруг. Едва оказавшись на стене, адмирал преодолел по ней не более двадцати метров, как вдруг увидел в двух шагах шлем гоплита, показавшийся над ее гребнем и, подскочив к нему, хорошенько приложился мечом по плюмажу. Вскрикнув, грек исчез внизу, но на его месте тут же появился другой. Прикрываясь щитом, он проворно карабкался по лестнице вверх.

— В очередь, сукины дети! — заорал адмирал и нанес два удара, стремясь рубануть и этого по голове. Но не удалось. Грек отбил оба удара и, оттолкнув Ларина, оказался на стене прямо перед ним.

Отступив на несколько шагов вдоль зубцов стены, грек остановился и приготовился отразить новую атаку Ларина, но адмирал немного задержался на месте. Услышав позади себя стоны, Леха резво обернулся и не поверил своим глазам. Трое из четырех его охранников уже корчились в предсмертных судорогах, заколотые греческими бойцами, которых там было уже целых пять. Чуть вдали Леха разглядел сразу две лестницы, по которым в крепость беспрепятственно проникали гоплиты. Лишь один скиф еще прикрывал его спину, но и он был вскоре убит. Адмирала угораздило спуститься с башни в тот самый момент, когда нападавшие пробили самую большую брешь в ее обороне. Оказавшись на стене, греки и не думали тут долго задерживаться. Часть из них бросилась по лестнице, что вела со стены между двумя пристроенными к ней сараями, вниз, на улицу поселения. Еще несколько бойцов устремилось но стене в сторону ворот, где столкнулись с солдатами Токсара.

— Придется повозиться, — сплюнул Ларин, поднимая свой щит, когда последний скифский воин упал рядом с ним, — перехожу в оборону.

Чуть впереди греки, поднявшись по другой лестнице, тоже заполонили уже почти всю стену. И за спиной его поединщика вскоре могло образоваться подкрепление из четырех рослых бородатых гоплитов. Теперь положение адмирала становилось еще хуже. Скифы отступали по всему периметру, скрываясь между строений, но ему отступать уже было некуда. Справа стена, из-за которой непрерывно лезли все новые и новые гоплиты, слева длинная крыша сарая, находившаяся метра на три ниже стены.

Прикинув, что к лестнице назад не пробиться, греки уже на ней, Ларин принял решение атаковать впередистоящего. Лестница, что виднелась между ним и остальными греками, еще была свободна. Хотя было ясно, что это не надолго. Не сходя с места, Леха чуть пригнулся и вдруг совершил неимоверный прыжок вперед. Приземляясь, он прикрыл голову щитом и нанес отвлекающий удар по ноге гоплита, а когда тот переместил вес на другую ногу и чуть отступил, уходя от ударов снизу, ударил и по ней, взмахнув мечом еще раз. Грек саданул клинком в ответ по щиту, но отступил, потом еще и, наконец, оказался на дальнем краю стены, у невысокого ограждения.

Тогда Ларин резко распрямился и, выбросив руку, нанес удар в грудь слегка раскрывшегося бойца. Угодил в плечо, но и этого хватило. Грек взвыл от боли, когда, вспоров кожу наплечника, острие меча вонзилось в его тело. Правая рука бойца обвисла, выронив меч, левой он пытался защититься, удерживая щит. Но Ларин, примерившись, пнул грека ногой прямо в щит, и тот, пробив хлипкое ограждение, рухнул вниз на крышу сарая, сломав себе позвоночник.

— Крыша крепкая, — как ни в чем не бывало пробормотал адмирал, заметив, что упавший на нее грек, не провалился внутрь амбара.

Следующая мысль пришла сама собой, когда он заметил, что единственная ведущая вниз лестница уже занята гоплитами. Более того, эти гоплиты с разъяренным видом приближались с обоих концов стены к адмиралу. Долго не раздумывая, он отбросил щит и прыгнул вниз, сжимая в руке лишь клинок.

«Только бы выдержала, — пронеслось у него в мозгу, пока он, сгруппировавшись, летел к хлипкой на вид крыше, — не хотелось бы сломать себе ноги и так глупо попасть к ним в плен. Вряд ли они меня пощадят».

За эти короткие мгновения Леха успел многое передумать, но, к счастью, крыша выдержала, и он, перекатившись через голову, остановился в двух шагах от мертвого грека, что лежал в пыли, раскинув руки. Вопль разочарования, раздавшийся откуда-то сверху, послужил ему знаком, что он ушел. Во всяком случае, гоплиты не последовали за ним. Не став дожидаться, пока это произойдет или кто-нибудь пустит в него стрелу, Ларин бросился вперед и перевалился на другую сторону двускатной крыши. Там, прикрываясь ее гребнем от возможных стрелков, следивших за ним со стены, он прополз вдоль нее еще метров пять. Затих в метре от края крыши, осмотрелся. Сквозь щели в нос ему все время бил какой-то смоляной запах. «Лодки они свои здесь смолят, что ли, — подумал адмирал, соображая, что же делать дальше, — рыбаки, твою мать».

Судя по всему, греки овладели уже почти всей внешней стеной. Шум драки переместился внутрь крепости и не смолкая грохотал вокруг башни, где, как заметил Ларин, все еще мелькали скифские доспехи. «Токсар держится, молодец, — подумал Леха, услышав, как внизу под ним по узкому проходу простучали тяжелые башмаки. — надо бы к нему обратно пробиться».

За проходом виднелась еще одна крыша похожего сарая. Ларин примерился, не сможет ли перемахнуть туда по воздуху, чтобы не встречаться лишний раз с гоплитами. Но расстояние было слишком велико и даже в минуту опасности его тело было на такое не способно. Это он понял сразу. «Ладно, придется спускаться, — решил Леха, — больше тут нечего вылеживать».

И, выждав небольшое затишье, спрыгнул вниз наудачу. Ему вновь повезло. Он оказался между двумя отрядами греков, которые разделяло метров пятнадцать. Их щиты и копья сверкали уже совсем близко. Но ему даже хватило времени перемахнуть через улочку, нырнув в щель открытой двери сарая. Здесь царил полумрак, стояли какие-то длинные столы, а на вертикальных столбах были развешаны сети. Воняло тут еще хуже, чем в первом сарае. Какой-то гнилой рыбой или дегтем. Бочки имелись. Не успев толком осмотреться, Ларин метнулся в дальний конец сарая н надежде найти потайную дверь, но уткнулся в глухую стену. Пнул ее один раз, потом другой, но стена хоть и задрожала от его мощных ударов, но не рухнула. «Приплыли», — успокоил себя Леха, видя, как метнулись к двери тени с копьями в руках. И отступив дальше в темноту, спрягался за стоявшей там телегой.


Глава седьмая Новый тиран | Смертельный удар | Глава девятая Тирренское море