home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Василий Владимирович Бартольд (1869—1930)

Интересно также, что в источнике нет самостоятельного параграфа о мадьярах (предках венгров) в данном разделе. Они упоминаются в главе о зауральских кочевниках с подробным описанием территории и обычаев. Весь раздел о Восточной Европе, впрочем, как и другие, проникнут внутренней логикой, локализации в большинстве случаев четко и однозначно обозначены в системе геофизических ориентиров – горных цепей и рек.

Насколько хорошо знали арабские путешественники и географы периода до 930-х гг. племена Восточной Европы и пролегавшие через нее другие торговые пути, можно судить по имевшимся у них сведениям о реках (помимо Атиля), а также другом важном для купцов ориентире – горных хребтах. Однако определить положение этих ориентиров на современной карте, а также локализовать упоминающиеся у восточных географов племена и государства можно лишь при использовании материалов смежных дисциплин – археологии, нумизматики, лингвистики. Наиболее полные описания геофизических особенностей дают два источника – «Худуд аль-алам» и аль-Идриси.

Аноним является уникальным источником не только потому, что сохранился в единственной рукописи. В нем имеются географические описания, отсутствующие в других памятниках либо упоминающиеся там неясно. Прежде всего это река Рус – одна из трех (кроме Атиля и Руты) рек, помещаемая автором «Пределов мира» в Восточной Европе. В главе, посвященной природным ориентирам, даются следующие сведения:

«Другая река (перед этим шел рассказ об Атиле. – Е.Г.) – Рус, которая вытекает из глубины страны славян и течет на восток, пока недостигнет границ русов. Далее она проходит границы Urtab, Slab и Kuyafa, которые являются городами русов, и пределы Khifjakh. Там она меняет направление и течет на юг к пределам печенегов и в падает в Атиль»[85].

Следом идет описание другой загадочной реки – Руты (Ruta): «Другая река – Рута, которая течет с горы, находящейся на границе между печенегами, мадьярами и русами. Потом она достигает пределов русов и течет к славянам. Там она достигает города Khurdab, принадлежащего славянам, и используется на их поля и луга»[86].

Вокруг реки Рус сломано немало копий из-за этнической окраски ее названия. Давно доказано, что происходили такие гидронимы от названий племен, проживавших около данных водных артерий. Кроме этого, река Рус служила в «Худуд аль-алам» ориентиром для локализации славян, русов, печенегов и кипчаков.

В. Ф. Минорский, создавший единственный до сей поры перевод всего источника (на английский), осторожно отождествил реку Рус по неведомым, точнее норманистским, соображениям с Верхней Волгой[87], хотя никаких следов печенегов на севере Восточной Европы никогда не было. В. В. Бартольд полагает, что Рус это Дон[88]. А. П. Новосельцев в работе 1965 г. связывал Рус с искаженным «Ра»/ «Рас» – Волгой, возводя ее название к птолемеевской традиции. Присутствие в источнике Атиля как знакомого арабам русла Волги он относил на счет «ошибки» гузганского автора, «не разобравшегося» в источниках[89]. В 1986 г. в ответе на разработки Б. А. Рыбакова (хотя он ни разу не упоминает в статье даже о существовании исследования академика) Новосельцев уже признает, что «если у Истахри Русская река – Волга, то у ХАА – Ока и Дон»[90]. Неонорманисты-востоковеды нового поколения придерживаются старой точки зрения А. П. Новосельцева. Они даже объединяют информацию о реке Рус классической школы и традиции Джайхани: нахрар-Рус в Х в. обозначает либо приток Атиля («Худуд аль-алам». – Е.Г.), либо весь Атиль (Ибн Хаукаль. – Е.Г.)[91]. Таким образом непозволительно смешивается информация двух направлений, черпавших сведения из разновременных источников: Волга стала называться Русской рекой после путешествия Ибн Фадлана и его встречи с какими-то русами. Школа Джайхани обладала более ранними сведениями.

Б. А. Рыбаков же в своем великолепном разыскании об ориентирах «Худуд» отождествляет реку Рус с Днепром и Доном (конъектура Рыбакова – Дуна[92]), считая, что в отрывке соединены сведения о двух разных реках с похожими названиями.

В отношении реки Руты мнения расходятся еще больше. Река Рута – последняя из водных артерий, которые локализует в Восточной Европе гузганский географ (далее идет описание реки Тигр). С ней связаны взаимные координаты русов, тюркских печенегов, мадьяр, славян. Традиционно Руту через конъектуру отождествляли с Дунаем[93], город Khurdab – с искаженным названием южнославянского племени хорватов. Связано такое отождествление не только с «очевидностью» конъектур, но и кажущейся легкостью объяснения взаимных ориентиров. Так, славяне этого отрывка ХАА объявлялись западными и южными, а русами – соответственно, все восточнославянские племена. Однако славяне Центральной Европы фигурируют в ХАА под названием «славяне-христиане»[94], а допущение конъектуры «хорват» дает воз – можность и локализации его между Днепром и Днестром (Белые Хорваты ПВЛ).

А. П. Новосельцев в 1960-е гг. также возводил данные о Руте к Птолемею (птолемеевский Рудон)[95]; позже он уже утверждал, что Руту «Пределов мира» невозможно нанести на современную карту, так как автор источника пользовался «не – совпадающими данными» (IX в. и современными ему)[96]. Причем скепсис данного заявления не оправдан: сам Новосельцев не может привести конкретных доказательств «разновременности» материала о Восточной Европе. Единственный его аргумент – то, что рассказ «Пределов мира» о городе Итиль «похож» на данные «арабского Геродота» Х в. – аль-Масуди[97]. Однако Масуди предоставляет новые, современные ему сведения о Северном Причерноморье, а не о Волго-Балтийском пути. Эту торговую магистраль автор «Промыва-лен золота» представляет настолько плохо, что смешивает волжских булгар с известными ему дунайскими[98]. Информация о столице хазар была заимствована Масуди из более ранних источников, знакомых и ХАА и связанных со школой Джайхани[99].

Б. А. Рыбаков предложил свою интерпретацию: Ruta ХАА – Ока, вытекающая со Среднерусской возвышенности, а Khurdab – вятический город Корьдно. При этом Рыбаков делает весьма спорный перевод английского текста В. Ф. Минорского: «Потом она (Рута. – Е.Г.) входит в пределы Руси и течет к Славянам»[100], как бы объединяя славян и русов. Между тем в тексте идет речь о том, что Рута лишь достигает границ русов, не входя на их территорию, и, очевидно, поворачивая, течет к славянам.

Для локализации этих важных водных ориентиров целесообразно привлечь данные археологии и нумизматики, поскольку реки арабо-персидской географической литературы – это водные торговые магистрали. Их расположение определяется археологами по скоплению монетных кладов и предметов импорта. Для реки Рус у нас имеется и важный письменный ориентир: ее «нижнее течение» на юге впадает в Атиль (то есть в данном случае Волгу). Таких больших правых притоков Волга, конечно, не имеет, однако расстояние между Нижним Доном и Волгой в районе нынешнего Цимлянского водохранилища действительно очень невелико, и река, как и описывает источник, резко меняет направление в южную сторону. Поэтому можно согласиться с В. В. Бартольдом и Б. А. Рыбаковым в достаточно точном отождествлении нижнего течения реки Рус со средним и нижним течением Дона.

Карты находок кладов арабских дирхемов и восточного импорта показывают начало и среднее течение этой «реки», а реально – торгового пути по верховьям Дона, Северского Донца и правым притокам Днепра (Псел, Ворскла, Сула). Временные рамки этих кладов и импорта – VIII – первая половина IX в. Далее этот торговый путь теряет свое значение[101]. Представления восточных ученых о реке Рус становятся более смутными, а упоминания – редкими.

Русская река (нахрар-Русийа) подробно описана у дотошного географа XII в. аль-Идриси, собиравшего сообщения о ней из разных источников. В описании самой реки есть как отголоски книжной птолемеевской традиции, так «следы знакомства» с Доном и Северским Донцом:

«От Бутара (Феодосия. – Е.Г.) до устья Русской реки 20 миль. От устья Русской реки до Матрахи (Тмуторокань. – Е.Г.) 20 миль» (5-я секция VI климата)[102] …«В упомянутую Русскую реку впадают шесть больших рек, берущих начало в горе Кукайа[103], а это большая гора, протянувшаяся от моря Мрака[104] до края обитаемой земли. Эта гора простирается от страны Йаджуджа и Маджуджа на крайнем востоке и пересекает ее, проходя в южном направлени и до темного, черного моря, называемого Смолистым. Это очень высокая гора; никто не может подняться на нее из-за сильного холода и глубокого вечного снега на ее вершине. В долинах этих рек живет народ, известный под именем ан-нибарийа…»[105].

Очевидно, что устье Русской реки у Идриси точно соответствует Керченскому проливу, а сама река – Дону и притокам в его верховьях (реки Воронеж, Медведица, Иловля, Битюг, Хопер). Народ ан-нибарийа – это угорские племена, обитавшие в верховьях левых притоков Дона.

Реку Руту, ориентируясь на монетные клады того же времени, реально отождествить в верхнем течении с Окой (действительно выходящей с гор – со Среднерусской возвышенности), но согласиться с трактовкой Б. А. Рыбакова славян в «Худуд аль-алам» как вятичей нельзя. Поселения предков вятичей IX в. обнаружены на Верхней Оке в очень небольшом количестве, причем ареал ранних вятичей соответствует территории финно-угорской мощинской культуры. В рассматриваемое время количество финно-угорского населения значительно превосходило пришлых славян, и для путешественников жители Верхней Оки скорее должны были быть финноуграми. Но автор «Пределов мира» как раз не знает жителей Среднерусской возвышенности. Монетные же клады ведут вниз по Оке до других правых притоков Днепра – Десны и Сейма[106].

Таким образом, главные речные ориентиры гузганского анонима для локализации племен Восточной Европы таковы: река Рус – торговый путь VIII – первой трети IX в. от устья Волги по Нижнему и Среднему Дону, верховьям Северской Донца и правым притокам Днепра; река Рута – менее важная (судя по количеству находок) торговая артерия, соединявшая Среднее Поднепровье со Среднерусской возвышенностью через Сейм, Десну и Верхнюю Оку.

Кроме рек, в «Худуд аль-алам» дается такой важный геофизический ориентир, как «горы». Конечно, это не горные хребты в современном понимании. Вполне можно согласиться с Б. А. Рыбаковым, что для торговых экспедиций были хорошо ощутимы возвышенности как водораздельные линии[107], тем более что «горы» ХАА никак не были заимствованы из античной географии, на что так любят ссылаться современные востоковеды[108], если сведения источника идут вразрез с их априорным норманизмом.

В начале описания «пределов мира» аноним рассказывает о горной системе от Сирии до страны славян (приводится отрывок о Восточной Европе):

«…Горы тянутся строго на север между Арменией и Румом к началу территории Сарира… Тогда они поворачивают на восток, пересекая Сарир, Армению, Арран[109] и Кабк по соседству с Хазарским морем. Далее они меняют свое направление и поворачивают обратно, на запад, проходя между Сариром и Хазарией, и достигают начала земли алан. Потом они идут строго на север дальше, до конца страных азар. Потом они пересекают страну хазарских печенегов и отделяют внутренних булгар от русов, следуя к пределам славян. Тогда они избирают северное направление, пересекают славян, называемых Khurdab, после чего они достигают конца страны славян и там заканчиваются»[110].

Б. А. Рыбаков сопоставил «горы» «Пределов мира» с крупными водоразделами Восточной Европы на основе собственного перевода текста Минорского и своей локализации упоминающихся при описании гор племен: упомянутая цепь включает у него Кавказ (соответствует фрагменту до территории алан включительно), Ставропольскую возвышенность (горы, идущие «строго на север» до конца страны хазар), Донецкий кряж и Днепровско-Волынский водораздел (от хазарских печенегов до славян), Среднерусскую возвышенность (до конца страны славян). Горы, включенные в описание народов Восточной Европы, академик локализует независимо от этой цепи[111].

Действительно, перенести «горы» анонима на современную карту нельзя, не локализовав основные этносы, – это слишком взаимосвязанные ориентиры. Но принципиально принимая метод исследования, нельзя согласиться с частными выводами Б. А. Рыбакова. Прежде всего потому что составитель свода о Восточной Европе и Заволжье в «Пределах мира» – не компилятор, а очень грамотный и дотошный ученый, как правило, не допускавший ни повторений, ни пропусков информации (к примеру, все реки, упомянутые в разделе о реках, совпадают с водными ориентирами при локализации народов и государств). Поэтому искать горные системы параграфов, посвященных этногеографии, нужно в параграфе 5 «О горах и рудниках, в них существующих», часть которого толь – ко что была приведена.

Сообщение «Пределов мира» о народах Восточной Европы мы процитируем полностью, исключая лишь моменты, упомянутые раньше или явно легендарные и несущественные, тем более что ранее этот свод на русском языке не публиковался.


«Остров русов» по Б. А. Рыбакову | Тайны Русского каганата | «§43. Описание страны славян .