home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Судьбы родных и близких

Как сложились судьбы родных и близких Блюхера: жен, детей и брата Павла?

Глафира Лукинична Безверхова-Блюхер отбывала заключение в исправительно-трудовом лагере в Казахстане. По окончании срока ее определили на поселение. Там она встретила Федора Ивановича Кузьмина, который работал заведующим фермой Кара-Тала (Черная могила). У них завязались близкие отношения. По ее словам, она тогда не могла и предположить, что этот человек войдет в ее жизнь надолго.

Что сталось с детьми: пятилетней Ваирой и восьмимесячным Василином после ареста родителей? Об этом Глафира Лукинична узнала из письма Анастасии Черноземцевой, бывшей няни Лина (так в семье Блюхера называли Василина). «Дорогая Рафа, я сдала Линушку в Краснодаре. Меня на вокзале встретили сотрудники, которые вас взяли в Сочи. Виру (Ваиру. — Н.В.) я оставила с лицами, сопровождавшими меня от Сочи до Краснодара. В Сочи у меня взяли подписку не упоминать нигде фамилии Блюхер… Поэтому в НКВД я сдавала Лина под вашей фамилией — Безверхов Василии Васильевич, а также и Виру… Думаю, что Лина кто-то усыновил. Думаю так потому, что он был хороший и спокойный мальчик…»

Ваира нашлась в 1946 году. Восемь лет она прожила в доме для детей репрессированных в «Курсавке» под Новороссийском. А Василии потерялся навсегда.

После реабилитации Глафира Лукинична, Ваира и Федор Иванович Кузьмин приехали в Москву. Ваира закончила институт, вышла замуж. Брак оказался непрочным, и она растила дочь Ирину одна.

Глафира Лукинична умерла в 1999 году.

С Ваирой Васильевной я последний раз встречался в 2006 году в ее загородном доме под Москвой…


О судьбе брата Василия Константиновича — Павла — почти ничего не известно. Есть только данные, что он был также осужден на длительный срок заключения и умер в мае 1943 года в одном из лагерей на Урале.


Следы племянницы Блюхера Нины после 22 октября 1938 года затерялись.


Галина Александровна Кольчугина, как мы уже знаем, была приговорена Военной коллегией к расстрелу. Ее сын Василий попал в спецдетдом под Пензой. Учился в поселковой Беднодемьянской семилетней школе. Потом поступил в техникум цветной металлургии. По окончании техникума его распределили в Ревду на Среднеуральский медеплавильный завод. Работал бригадиром в ремонтной мастерской, мастером, механиком обогатительной фабрики, техническим руководителем ремонтно-механического цеха. Те годы, позже вспоминал Василий, для него, сына «врага народа», были самыми трудными в жизни…

Наступил 1956 год, маршала В.К. Блюхера реабилитировали, и с Василия было снято клеймо сына «врага народа». Теперь он смог поступить на высшие инженерные курсы при Свердловском горном институте, его приняли в КПСС. Перед ним открылись двери Среднеуральского совета народного хозяйства, затем Министерства цветной металлургии СССР. В 1971 году он вернулся в Свердловск уже генеральным директором производственного объединения Урал-электротяжмаш. Затем, спустя некоторое время, возглавил самый молодой вуз Урала — Свердловский инженерно-педагогический институт.

Сегодня Василий Васильевич Блюхер на заслуженном отдыхе.


Галину Павловну Покровскую, как и Кольчугину, расстреляли.

Мать Галины Павловны, Людмилу Петровну — больную старушку, с внучкой Зоей работники НКВД оставили в покое, переселили лишь из хорошей квартиры в «Доме Советов» (теперь это гостиница «Астория») — в маломерку. Жить было трудно, существовали за счет помощи Леонида Васильевича Покровского; благодаря этому Зоя закончила школу. Потом была война, блокадный Ленинград…

Всеволод после ареста отца был распределен в Армавирский сиротский дом. В 1940 году его, уже восемнадцатилетнего парня, отправили из Армавира в Свердловск, в школу киномехаников. Он мечтал поступить в военное училище, пойти путем отца, но этот путь для сына «врага народа» был заказан. В августе 41-го его призвали на фронт, где пробыл он почти четыре года. За проявленные героизм и мужество был представлен к ордену Боевого Красного Знамени, однако получил его только спустя 20 лет.

Вернувшись в Армавир в 45-м, места для нормальной работы сын «врага народа» не нашел. Уехал в Луганскую область, стал шахтером в Коммунарске под Луганском, женился на Марии Дегтяревой.

Умер Всеволод Васильевич в 1977 году после тяжелой болезни в возрасте 55 лет.

А Зоя после войны вышла замуж за Белова Михаила Петровича, у нее родился сын Михаил. Но долго пожить счастливой семьей ей не пришлось. В 1951 году о ней вспомнил НКВД. В то время по городу прокатилась волна преследований по «ленинградскому делу». Питерские чекисты были убеждены, что дочь репрессированного маршала не могла стоять в стороне от якобы готовившегося

контрреволюционного переворота. И Зоя Васильевна, мать грудного ребенка, была арестована. Несколько месяцев следователи силились доказать мнимую вину Зои Васильевны — не доказали. И все равно, решением «Особого совещания» она были объявлена «социально опасным элементом» и выслана на поселение в Кзыл-Орду сроком на пять лет без права возвращения в Ленинград.

В 53-м, после смерти Сталина, ее амнистировали, разрешили вернуться в Ленинград. Она была счастлива. Она плакала от радости и боли. Радости — за восстановленную правду. Боли — за поруганную судьбу родителей, за ее и брата судьбы.

Зоя Васильевна по сей день живет в родном для нее Ленинграде — Санкт-Петербурге. Она заслуженный пенсионер: ветеран труда, блокадница, жертва политических репрессий. Живет одна: все родные и близкие ушли из жизни. Давно умер Михаил Петрович Белов. Покинули этот мир и второй муж, Муравьев Владлен Александрович, и единственный сын — Михаил.


Реабилитация | Измена маршалов | ПИСЬМО ГЕНЕРАЛУ МОЛЧАНОВУ 23 ФЕВРАЛЯ 1922 г.