home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Будущее труда

Некоторые из глубинных основ вполне очевидны — например, труд.

Для многих может показаться странным утверждение о том, что, пока работа на полях не была заменена трудом на заводе, мало кто из наших предков вообще имел рабочее место в современном понимании этого слова, и не потому, конечно, что они были богаты. Большинство были отчаянно бедны.

Они не имели работы, потому что работа — в современном смысле как обязанности, исполняемые за обговоренную плату, — еще не была изобретена. Подобно паровой машине и другим индустриальным инновациям, рабочее место и заработная плата стали широко распространенными лишь в последние три столетия.

Труд был перенесен с полей в закрытое помещение, график работы теперь определялся не восходом и закатом солнца, а рабочими часами. Вознаграждение за работу получило форму зарплаты, основанной на производительности труда. Именно такой порядок и определяет сущность термина «рабочее место».

Но труд — это лишь один из способов оформления работы. В связи с развертыванием новой системы богатства, основанной на знаниях, мы движемся к такому будущему, в котором все больше людей будут работать и все меньше — иметь рабочее место. В будущем произойдет резкое изменение трудовых отношений, управления персоналом, трудового законодательства и в целом рынка труда. Конечно, это плохие новости для профсоюзов в том виде, в каком они сейчас существуют. Такое глубинное основание экономики, как труд, меняется гораздо радикальнее, чем когда-либо прежде со времен индустриальной революции.

Разделение труда, как и сама работа, уходит корнями во времена охоты и собирательства, когда разделение труда осуществлялось в основном по половому признаку, но и в этой сфере мы подошли к крутому повороту.

Вы когда-нибудь слыхали о таких специалистах, как консультант по законодательству в отношении анализа отказов оборудования в металлургии или постурожайный аграрий? Большинство из нас не слыхали. (Последний — это суперспециалист, который определяет, сколько именно микроскопических дырочек необходимо для проникновения кислорода в пластмассовые мешочки, в которых хранятся овощи в супермаркетах.)

Адам Смит в 1776 году называл разделение труда величайшим усовершенствованием производительности труда. До сих пор это соответствовало действительности. Однако чем более сложным и специализированным становится производство, тем труднее и дороже осуществляется интеграция — особенно в инновационно-конкурентной экономике.

Порой стоимость интеграции может превышать ценность такой суперспециализации. Более того, узкие специалисты могут быть очень важны для осуществления мелких новшеств, внедряемых ради роста прибыли. Однако инновации, приводящие к прорыву в отрасли, часто оказываются результатом создания временной группы, в которой объединяются специалисты самых разных специальностей, способные выходить за границы между отдельными дисциплинами. В настоящее время прорывы в каждой области стирают эти самые границы, и это касается не только исследовательских работ.

Новая система богатства требует полного изменения стиля организации творческих коллективов — все более частого создания временных команд для выполнения временных задач во всей экономике. Для роста богатства нет ничего более важного и фундаментального.

Следовательно, меняются не только рабочие места и способ разделения труда, меняется даже вопрос о распределении доходов — иными словами, вопрос о том, «кто сколько получает», через какое-то время может претерпеть истинно революционное изменение.


Устаревшие фундаментальные основы | Революционное богатство | Взаимодействие